Добавлено: 06.01.2015

Беседа с митрополитом Орловским и Болховским Антонием


По приглашению митрополита Орловского и Болховского Антония мне посчастливилось побывать в Орле на торжествах, посвященных его 75-летию.
 
16 ноября Высокопреосвященнейший Антоний, митрополит Орловский и Болховский, возглавил Божественную литургию в Ахтырском кафедральном соборе в сослужении Преосвященнейшего епископа Норильского и Туруханского Агафангела и Преосвященнейшего епископа Ливенского и Малоархангельского Нектария, а также секретаря Орловско-Болховской епархии протоиерея Владимира Сергеева, благочинного Орловского округа протоиерея Александра Прищепы и священнослужителей митрополии.
 
Не только клирики, но и немало мирян приняли участие в торжествах по случаю 75-летия со дня рождения главы Орловской митрополии. На богослужении присутствовали заместитель губернатора и председателя Правительства области Вадим Соколов и представители общественности.
 
По завершении литургии духовенством соборно был совершен благодарственный молебен о здравии Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.
 
Мы познакомились с владыкой Антонием почти двадцать лет тому назад при следующих обстоятельствах. В те первые годы издания «Руси Державной» наша редакция находилась при московском храме Тихвинской иконы Божией Матери. И вот однажды настоятель храма протоиерей Владимир Еремин вошел к нам, как мне показалось, с растерянным видом. «В храме стоит какой-то владыка и вас спрашивает», – сказал он. Так мы и познакомились с архиепископом Красноярским и Енисейским Антонием…
 
Впоследствии мне удалось дважды побывать в Красноярске – на десятилетнем юбилее епархии и в паломнической поездке в 2000 году по Енисею. Это путешествие навсегда останется в моей памяти. Владыка Антоний собрал тогда на теплоходе интересных людей со всей страны и даже из дальнего зарубежья. С некоторыми я до сих пор поддерживаю дружеские отношения.
 
Это была необычная поездка, прежде всего, потому, что на каждой остановке владыка Антоний вместе с местными священниками служил литургии, молебны, освящал колокола и вновь построенные храмы. Величавый, полноводный Енисей своим постоянным присутствием как бы подтверждал сугубую важность происходящих событий. А во время движения теплохода было много встреч, бесед, концертов. И говорили, прежде всего, о пробуждении православной веры в нашей стране. В «Руси Державной» остались мои заметки и фоторепортажи. Воспоминания о поездке сохранились навсегда в моем сердце…
Это была первая паломническая поездка по Енисею. Через пять лет за ней последовала вторая, а затем и третья.
 
Вот уже три года несет свое архипастырское послушание владыка Антоний на Орловской земле. И продолжает строить и освящать новые храмы, монашеские обители, православные гимназии.
 
На этом трудном пути к евангельской истине владыка Антоний являет свою несокрушимую веру в торжество православия на Руси. В сентябре 2012 года, освящая крест в пос.
Гать Орловского района, оскверненный врагами нашей веры, владыка произнес памятные слова: «Верю, придет вразумление, и Россия вернется к основе основ своего государства – Православию и процветет своей непреодолимой силой Духа, который всегда сокрушал всех врагов, потому что девиз ее на века – один: «Русь Святая, храни веру Православную, в ней же тебе утверждение!»

 

+ + +

После юбилейных торжеств, несмотря на занятость владыки Антония, мне удалось побеседовать с ним.

– 75 лет – это большой жизненный путь, когда человек действительно осмысливает прожитое. Когда я читал Вашу биографию, перед моими глазами прошло множество событий, вехи Вашего служения. Познакомились мы с Вами около 20 лет назад, и я прошу Вас хотя бы кратко вспомнить, какие были наиболее запоминающиеся события в Вашей жизни, которые подвигли Вас на священнический, архиерейский путь?
 
– Моя мама воспитывала меня в церковном, правильном отношении и понятии о смысле жизни. Я хорошо усвоил это еще с детства, потому что ходил с ней в храм. Это самое главное в моем дальнейшем понимании значения Церкви и для нашей семьи, и шире. Когда в школе меня в пионеры вовлекали, мудрая моя мама посоветовала: «Скажи им, что я согласен быть пионером, но ходить в храм я буду». И в пионеры меня не приняли. С комсомолом потом уже легче было, потому что я пел в архиерейском хоре. Я полюбил этот коллектив, полюбил церковное пение.
 
Было это в Вильнюсе. Мы с родителями туда переехали из Воронежской области, после того как папа вернулся с войны. Он перевез туда всю семью. Советская власть, настроенная категорически против религии, нас тоже не забывала. Были неприятности, вплоть до того, что родителей хотели освободить от меня, потому что, мол, они неправильно меня воспитывают. Но поскольку у меня была в школе хорошая успеваемость, то так и не нашли ничего такого, что могло бы сказаться на этом полном разлучении меня с семьей.
 
Я маму очень любил, и папу тоже – они были верующие, и, в общем-то, мы нормальной жизнью жили. Я рос совершенно нормальным человеком, советским гражданином того времени, и поэтому никаких проблем, кроме того, что в комсомол я не вступал, не было. Потом я поступил в музыкальное училище, а по вечерам учился в школе рабочей молодежи. Всё это сочеталось – недалеко от дома находился Свято-Духов монастырь, куда я ходил и где пел в хоре. В музыкальном училище были великолепные, прекрасные хоры.
 
Один бывший священник, который 10 лет отсидел за свои убеждения, в свое время пел в нашем хоре. После возвращения из мест заключения он уже после священником не стал. Однажды он мне говорит: «Знаешь, Ваня, ты уж брось это – это всё умирает». Вы знаете, я в ужас пришел от того, что он сказал: «Это всё умирает религиозное, ты себе другой какой-то путь ищи». Видимо, в то время даже подсознательно я понимал, что у меня стремление какое-то другое есть. И вот наступило время, когда я решал этот вопрос, и, наверное, недели две я не ходил на богослужения. И понял, что я очень много потерял, в том числе и людей прекрасных, замечательных – это были певцы из филармонии, были даже из оперного театра. Я понял, что становлюсь непонятно кем.
Знаете, ведь я благодаря именно маме стал епископом, и теперь митрополитом. Всё это для меня очень памятно. Это то, что осталось от моего детства, от прошлого, которым я просто восхищаюсь. И радуюсь тому, что мама заложила корни духовно-нравственного, правильного воспитания, каковы мне давала Церковь. При этом я с Церковью уже не мог расстаться, даже когда был в армии.
 
Я служил три года, и тут берлинскую стену определили соорудить, и нас задержали еще на полгода в армии. Тогда тоже были неприятности, потому что я не комсомолец. После демобилизации я долго раздумывал, поступать в музыкальное училище или не поступать, потому что я считал, что Церковь играет фундаментальную роль в моей жизни.
 
Мама вложила в меня всё это, и поэтому я очень благодарен маме за ее воспитание. Когда я ложился спать, она мне читала Иоанна Златоуста. Вы себе представляете, что это такое? Иоанн Златоуст – это орешек такой, не простой. И вот где-то в 9, 10, 11 лет я при засыпании слушал Иоанна Златоуста. Само повествование привлекало меня, мне нравилось это, и я с удовольствием засыпал – так хорошо под Иоанна Златоуста. Вот это я очень хорошо помню. И, между прочим, я и сейчас тоже читаю Иоанна Златоуста, считаю, что очень глубокие мысли там. А мама сама очень увлекалась им, поэтому, наверное, вместо обычных детских сказок мне читала его. Действительно, она была истинно христианской, настоящей нашей русской женщиной, которая понимала главное, что надо не просто ходить в храм – и достаточно. Нет, этого недостаточно. Надо понимать суть того, что происходит в храме. Это мама мне объясняла и дополняла Иоанном Златоустом. Таким величайшим мыслителем. Прекрасно! Мне он до сих пор нравится.
 
Как-то один молодой священник спросил меня, что я читаю. Я говорю: «Иоанна Златоуста». А он мне говорит: «Ну, не знаю, это сейчас как-то не котируется». Я его не понял. Я абсолютно этого не понял. Как это не котируется, да вы что?! Да, это древние времена, но там такая глубина! И надо читать, и вникать в то, что там написано, в те прекрасные выдержки из Священного Писания, из Пророков. Это убедительнейше! Когда я читал, я был в восторге. Преклоняюсь перед Иоанном Златоустом. Это великолепный, великий, замечательный оратор и мыслитель. Очень глубокий. Это сильнее любого философа. И он не только толкователь Священного Писания. Он раскрывал и ту эпоху, в которой жил.
 
Сегодня эпоха, конечно, совершенно новая. Но делаешь определенный вывод: эпохи-то новые – они меняются, а вот то, что Иоанн Златоуст дал в своих творениях, – оно не меняется никогда. И продолжение этого мы видим сегодня, через 70–80 лет атеизма и прочего, что нам насаждали. Мы это видим – какая же это красота, какое обилие жизненного процесса сегодня, совершенно улучшается жизнь человека-личности и жизнь общества в целом.
 
Если бы люди следовали Божиим заповедям, тогда бы совершенно изменился мир. Не в смысле, что мы возвратились бы к дедовским эпохам, к жизни дедов–прадедов, но в том смысле, что культурно-интеллектуальный уровень общества превосходил бы намного тот, который сегодня мы видим. Если бы люди прислушивались к этому, то, конечно, они получили бы великое удовлетворение. А то, что предлагают американские силовики и их подпевалы, – по существу, гибель мира. По событиям на Украине всё совершенно ясно для меня.
 
– Сегодня в проповеди после литургии Вы вспомнили замечательную речь Святейшего Патриарха на Всемирном Русском Народном Соборе. Когда он говорил о том, что нам нужен великий синтез высоких духовных идеалов разных эпох нашей истории. И мне кажется, что-то сдвинулось в нашей жизни, что очень многие люди задумались об этом, и, наверное, не случайно на Соборе выступали самые разные люди, с разными политическими платформами, но все были за единение. Единение – это, конечно, то, чего нам всем не хватает.
 
– Необходимо единение в духовно-нравственном процессе всемирного масштаба, в котором сегодня первенствующее положение остается за Россией. Она лидирует в этом. И в этом наша надежда на умиротворение тех критических моментов в жизни, которые имеют место сейчас. Благодаря России, можно обрести тот здравый порядок вещей, о котором думает все человечество, все цивилизованные народы. Должен же наступить какой-то определенный хороший этап в нашей жизни, чтобы прекратилась братоубийственная война, чтобы не было таких конфликтов и не было террористических угроз.
 
– Святейший Патриарх вывел своеобразную идеальную модель, в которую вошли такие понятия: вера, справедливость, достоинство, солидарность и державность. У нас в редакции почитается икона Божией Матери «Державная», несколько раз она мироточила. И сейчас на ней мироточит держава. Я думаю, что это тоже не случайно. Какие-то судьбоносные наступают времена, как Вы считаете?
 
– Безусловно, это имеет большое значение – как благословение нам. Взять правильно курс, в том числе и Церкви, на то, чтобы возвращать духовно-нравственные основы нашего православия в нашу жизнь.
 
Церковь, если она святая, требует самоотдачи от человека, в том смысле, что ты смотри на заповеди и исполняй их. А если мы обходим эти заповеди, то можно и до абсурда дойти.
 
Вот браки однополые – это вообще страшные, ужасные вещи. Это неприемлемо совершенно для русского человека, и поэтому с этим мы не должны никогда соглашаться. Я сожалею, когда политические деятели говорят: ну, пусть каждый человек выбирает то, что хочет. Это абсолютно несуразная вещь. Так может говорить только атеист, который не понимает, что, помимо того, что установлено политическими деятелями здесь, есть еще высший закон.
 
И высший закон – это Божественный Закон. Поэтому все те заветы, которые даны нам изначально для соблюдения, – они для того, чтобы был мир, для того чтобы была любовь, для того чтобы царствовало то, что, закономерно определено Богом для жизни человека. Отрицание же всего этого и порождает те уродливые вещи, о которых мы сегодня слышим. Это просто не вмещается в нормальное сознание человека. Это неприемлемые вещи.
 

 

 

+ + +

К юбилею владыки Антония в Орле выпустили документальный фильм о нем. И мне бы хотелось в заключение процитировать некоторые высказывания этого скромного, но очень искреннего, убежденного человека, для которого вера православная – это смысл жизни.
«Душа русского человека больше раскрыта, он в большей степени понимает жизненные перипетии, которые ему встречаются, и он, конечно, ближе к Богу, и он понимает, что есть истинная вера».
 
«Сердца многих людей повернулись к Богу, повернулись к вере, повернулись к культуре нашей. Я этими людьми восхищаюсь!»
 
«Больше всего я ценю в людях присутствие веры. Это очень важное качество, очень нужное».
 
«Россия удивительно проникновенно чувствует жизнь, и раскрывается она лучше в произведениях нашей классической литературы. Это нужно всем знать, помнить и дорожить русской литературой. Дорожить памятью наших предков, которые всегда были православными, и не просто поверхностно, а жили православием. Это прекрасно. Мы должны вернуть это в нашу жизнь».


Андрей ПЕЧЕРСКИЙ
 
Фото Орловской митрополии

 

Андрей Печерский от 28.05.2017 Раздел: Интервью Просмотров: 1646
Всего комментариев: 0
avatar