Добавлено: 16.10.2017

Державное строительство

9 октября 2017 года приснопоминаемому Санкт-Петербургскому Архипастырю Иоанну (Снычеву) исполнилось бы 90 лет. Вспоминая выдающегося архипастыря нашей Церкви, мы публикуем имеющую непреходящее значение его статью «Державное строительство» и воспоминания о нем митрополита Владивостокского и Приморского Вениамина (Пушкаря).

ДЕРЖАВНОЕ строительство есть подвиг. В первоначальном, духовном смысле этого слова – «подвиг» – оно означает движение по пути нравственного самосовершенствования, неутолимое стремление к святости. Народ, идущий таким путем, воплощает в государственной и общественной жизни свои нравственные идеалы. Поэтому державное строительство невозможно без опоры на его религиозные святыни.

В последнее время стало модным представлять христианство в виде этакого расплывчатого и бесформенного мировоззрения, безвольно смиряющегося со всем происходящим вокруг. Сказано-де: «Любите врагов своих», «не противьтесь злому», – а посему христианин должен вроде бы безмолвно мириться с любым беззаконием и святотатством.

Подобные утверждения есть сознательная и злонамеренная ложь, распространяемая врагами Христа, Православной Церкви и нашего Отечества. Клеветой на христианство, искажениями церковного вероучения пытаются задержать процесс русского духовного возрождения, обретения народом своих исконных святынь, беззаветное служение которым на протяжении многих веков составляло цель и смысл бытия Руси. В этом (первостепенной важности!) вопросе духовной жизни народа совершен подлог, дьявольски хитрая подтасовка понятий, губительное извращение евангельского учения.

Да, христианство есть несомненно религия мира и любви, а не вражды и ненависти. Да, главнейшая заповедь христианства – это заповедь о любви, любви к Богу как к средоточию всяческого добра и блага: милосердия и долготерпения, красоты, гармонии, справедливости. Но именно потому совершенно естественно, что все, идущее вразрез с этой заповедью, все, мешающее христианину исполнять ее, должно быть ему ненавистно. И это – единственно святая ненависть: ко злу, ко греху, к страстям человеческим, к сатанинскому беззаконию. Со всем этим христианин должен быть абсолютно непримирим.

«Живи в мире с врагами, но со своими врагами, а не с врагами Божиими», – поучает нас великий столп Православия святой Иоанн Златоуст. «Не противься злому», – говорит Слово Божие, то есть: не ропщи, благодарно принимай все те личные скорби, болезни и искушения, которые будет угодно Господу послать тебе. Но такой призыв вовсе не означает потакания преступному равнодушию – равнодушию к судьбе Отчизны, терзаемой в тяжкий час злодеями и святотатцами. Мир со злом недопустим, и именно это имел в виду Спаситель, говоря: «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч...» (Мф. 10: 34).

Этот духовный меч, который крепко держала в руках Церковь Русская в течение тысячи лет, и ныне безмерно страшен ее врагам – предтечам и слугам грядущего антихриста. Церковь земная, по определению святых отцов, есть Церковь воинствующая, а поприще нашей земной жизни – место брани и подвига. Любовь не должна быть безрассудна. Она – любя – не растворяется с теми, кого покрывает. Не может любовь принудить человека объединиться с погибельным заблуждением. Истинная любовь беспрестанно сражается, защищая тех, кто доверился ей, от зла, часто скрывающего свое истинное обличие под маской ложного благообразия. Мнимо-христианская «любовь» и ложно понимаемое «всепрощение» – мир со всеми подряд, без разбора – нужны только тем, кто сегодня с бешеной энергией и напористостью готовит всемирное «объединение» и «примирение» под сенью «нового мирового порядка» – политической ширмы, за которой скрывается дьявольский оскал жесточайшей антихристианской диктатуры.

Долгие столетия Русская Державность была той силой, которая препятствовала осуществлению дьявольских замыслов. Ныне – при нашем попустительстве – она почти разрушена. Восстановление ее есть для России вопрос жизни или смерти. Судьба России может определить и судьбу мира, а потому вопрос державного строительства на Руси приобретает вселенское звучание. Готовы ли мы к его разрешению?

МНЕ УЖЕ ПРИХОДИЛОСЬ писать, что державность – это государственное самосознание народа, добровольно принявшего на себя церковное послушание «удерживающего», то есть готового стоять насмерть на пути рвущегося в мир сатанинского зла. Само понятие о таком служении – удерживать мир от смуты и хаоса, вводя в его жизнь высший нравственный элемент, одухотворяя и просветляя землю любовью и праведностью, – имеет церковное происхождение. Его ввел в обиход первоверховный апостол Павел во втором своем послании к христианской общине Фессалоник (города на побережье Эгейского моря) в 52 году по Рождестве Христовом.
Державность предполагает государственное воплощение этого религиозно-нравственного идеала, построение общества, признающего своей целью не только земное, плотское преуспеяние граждан, но создание наилучших условий для спасения души, для творения добра и пресечения зла.

Любое общество, желающее избегнуть кровавой смуты, должно опираться на закон. Человеческая совесть требует от закона справедливости: наказывать зло и утверждать добро. Но насколько несовершенны люди, подверженные греховности, нравственному растлению, страстности, настолько несовершенны и законы, которые они пытаются утверждать. Единственно праведный, спасительный для всякой души закон был дан человеку Самим Богом, и закон этот – Закон Божий, закон совершенной праведности и абсолютной нравственности. В максимально возможной полноте и определенности он содержится в церковном вероучении. Именно Закон Божий должен быть положен в основу человеческого общежития с тем, чтобы оно приобрело державные черты.

Церковь всегда была источником державного духа. Лишь церковное вероучение, содержащее многотысячелетний опыт борьбы со злом (как в душе отдельного человека, так и в области общественной, государственной), обладает необходимой духовной энергией для правильной и успешной организации этой борьбы. Сей драгоценный опыт добыт сотнями поколений святых подвижников, обильно орошен потом их благочестивых трудов, молитвенными слезами бесчисленных искателей правды Царствия Небесного, кровью христолюбивых воинов, положивших души свои, по заповеди Божией, «за други своя». Не пользоваться этим опытом теперь, когда его забвение привело Державу на край гибели, – безнравственно и преступно.

К СОЖАЛЕНИЮ, современные понятия о путях возрождения России отличаются крайней запутанностью и противоречивостью. Похоже, мы никак не можем решить, чего же хотим достичь? Что будем возрождать? Какими средствами будем пользоваться?

Россия... Святая Русь... Дом Пресвятой Богородицы... Что стоит за этими именами? Не разобравшись в том, каково действительное, непридуманное содержание тысячелетней русской истории, в том, чем была Русь в собственных глазах и пред лицем Божиим, – не устраним и нынешний пагубный разброд в среде русских патриотов.

Россия есть государство народа русского, которому Господь вверил жертвенное, исповедническое служение народа-богоносца, народа – хранителя и защитника святынь веры. Эти святыни есть религиозно-нравственные начала, позволяющие строить жизнь личную, семейную, общественную и государственную так, чтобы воспрепятствовать действию зла и дать наибольший простор силам добра. Именно таким было исторически сложившееся самовоззрение россиян. Это – основа основ русского самосознания в том виде, в котором сформировали его десять веков отечественной истории. Оно столетиями лежало в основании государственной политики Русской державы. «Русская история поражает необыкновенной сознательностью и логическим ходом явлений», – писал К. С. Аксаков более 130 лет назад. В угоду сегодняшним идеологическим штампам мы часто забываем об этой осознанности, невольно возводя хулу на своих предков, подверстывая их высокую духовность под наше нынешнее убожество.

Кто на протяжении тысячи лет ковал и пестовал несгибаемый державный дух русского патриотизма? – Церковь Православная! Кто вдохновлял отважных и укреплял малодушных, освящая дело защиты Отечества как личный религиозный долг каждого, способного носить оружие? Кто научил русского человека быть верным – без лести, мужественным – без жестокости, щедрым – без расточительства, стойким – без фанатизма, сильным – без гордости, милосердным – без тщеславия, ревностным – без гнева и злобы? – Церковь Православная!

Разве это католические прелаты набатом поднимали новгородское ополчение на брань с псами-рыцарями и подавали последнее духовное напутствие дружинникам святого благоверного князя Александра Невского на залитом кровью льду Чудского озера? Разве это протестантские пасторы вдохновляли святую ревность донского героя, великого князя Димитрия на поле Куликовом, где страшная сеча с татарами решала: быть или не быть Святой Руси?

Разве это мусульманские муллы удержали нашу Отчизну от распада в лютую годину Смуты, подвигнув Козьму Минина и Димитрия Пожарского на их жертвенный подвиг, а ратников русского ополчения на борьбу до победы? Разве это иудейские pаввины с кpестом в pуках, под свист японской «шимозы» поднимали в атаку преданные, смертельно уставшие роты под Мукденом и Порт-Артуром, спасая русскую честь от позора?

Разве это кришнаиты и буддисты на протяжении тысячи лет ежедневно, сосредоточенно, неспешно и благоговейно возносили ко Господу молитвы о «богохранимой» земле Русской, «властех и воинстве ея», отдельным молитвенным чинопоследованием поминая «вождей и воинов, за Веру и Отечество живот свой на поле брани положивших»? Многие ли из вас смогут вспомнить сегодня хоть один случай, когда иноверцы и инославные – будь то католики или иудеи – в трудный для России час делом доказали ей свою верность, до конца разделив ее неласковую судьбу? Зато противоположных примеров в русской истории – сколько угодно!
Горько, ох как горько писать эти слова: славная история Отечества нашего искажена и забыта, ее духовный смысл извращен и оболган! Очнитесь, русские люди! Неужели вы не чувствуете, как подло, цинично и жестоко обманывают вас, лишая Родины и Веры – державной опоры в борьбе с внешним злом и небесной врачевательницы внутренних недугов душевных?

Братия и сестры, вспомните – ведь это блаженный митрополит Кирилл, духовный наставник и сотрудник Александра Невского, рука об руку с князем отстаивал родную землю одновременно от Востока и Запада, от татарских орд и орд крестоносцев.

Это святой преподобный Сергий, игумен Радонежский, благословил Димитрия Донского на Куликовскую битву, предрек князю победу и – в нарушение всех обычаев и правил, как зримый образ участия Церкви Русской в борьбе за свободу Родины – дал ему двух иноков-воителей, Пересвета и Ослябю, павших в сече на донских полях рядом с бесчисленными безымянными русскими ратниками, шедшими на смерть за Веру и Отечество, защищая Святую Русь от господства «поганых».

Это священномученик патриарх Гермоген – седой, немощный, умирающий от голода в польском застенке старик – своим властным архипастырским призывом поднял с колен погибающую от склок и междоусобиц страну, устыдил малодушных, ободрил растерянных, совокупил воедино всех, жаждущих вызволить Русскую землю из иноземного, иноверческого плена.

Это святой праведный отец Иоанн Кронштадтский, всероссийский молитвенник и чудотворец, грозный обличитель «либералов» и «демократов», до последнего своего вздоха не умолкал, предупреждая народ русский о губительности равнодушия к вере, о пагубных последствиях этой духовной заразы равно для жизни церковной и государственной.

Церковная основа русского бытия сокрыта в самом сердце России, в самых глубоких корнях народного мироощущения. Говорю об этом столь подробно, дабы стало ясно: то, что хотят «возродить» люди, отвергающие православную духовность и Церковь, не есть Россия. Вполне допуская их личную благонамеренность и честность, надо все же ясно понимать – такой путь ведет в тупик. Лишенное религиозно-нравственных опор, национальное самосознание либо рухнет под напором космополитической нечисти, либо выродится в неоправданную национальную спесь. И то и другое для России – гибель. Не видеть этой опасности может лишь слепой.

«Патриоты», клянущиеся в любви к России-матушке и одновременно отвергающие Православие, – любят какую-то другую страну, которую они сами себе выдумали. «Патриотическая» печать, призывающая к русскому возрождению и одновременно рекламирующая на своих страницах «целителей» и экстрасенсов, астрологов и колдунов, оставляет впечатление отсутствия простейшего национального чутья.

В этой ситуации все мы похожи на человека, который разрушает левой рукой то, что с великим трудом созидает правой. Лишь признание той очевидной истины, что вопросы русского возрождения – это вопросы религиозные, позволит нам вернуться на столбовую дорогу державной российской государственности. Здесь – ключ к решению всех наших проблем.

ИТАК, КАКОВ ЖЕ ХРИСТИАНСКИЙ путь державного строительства? В суете и смуте современного общественно-политического хаоса он уже едва различим. Бесценным подспорьем в его обретении может стать история Отечества, дающая благонамеренному, внимательному и непредвзятому наблюдателю богатейший материал для ответа на поставленный перед нами самой жизнью вопрос.

Русский быт на протяжении многих столетий характеризуется сильнейшей тягой к воплощению во всем своем реальном многообразии религиозно-нравственного идеала. Здесь – корни русской державности, понимающей государственную мощь и общественную гармонию не как самоцель, но как дарованное Богом средство к удержанию народного бытия в состоянии евангельской непорочности. Цель этого всенародного единения в духе церковного миропонимания – сохранить чистоту веры, удержать ее спасительную истину. Жизнь, конечно, вносила свои поправки, идеал (как и положено идеалу) оставался недостижимым, но тысячелетний опыт наших державных предков, открывающий путь приближения к нему, сегодня актуален и злободневен как никогда. Вот лишь некоторые крупицы этого ценнейшего опыта.

1. Единство политики и нравственности
ВЛАСТЬ НА РУСИ всегда осознавалась не как предмет тщеславных вожделений, награда самым наглым, хитрым и беспринципным бойцам политического ринга, не как бездонная кормушка для чиновников и бюрократов, но как религиозное служение заповедям справедливости и добра, как «Божие тягло». «Гордости не имейте в сердце своем и в уме, – писал в 1117 году великий князь Владимир Мономах, поучая княжичей, как надо относиться к власти, – смертные все, сегодня живы, а завтра в гробу, все, что имеем, Ты, Господи, дал. Не наше, но Твое поручил нам еси на мало дней». Эта мысль, что князь (царь, любой «власть имеющий») лишь распорядитель власти, данной Богом, и ответчик перед Ним за врученную его попечению страну и людей – лежала в основе самовоззрения всякой законной власти на Руси.

Такое ее осмысление невозможно в рамках атеистического, рационального, материалистического мировоззрения. К нему не способны люди, ставящие во главу угла вещественные, материальные интересы быта и низшие потребности человеческого естества, отвергая христианскую духовность.

2. Единство народа и власти
РУССКАЯ ИСТОРИЯ учит, что общество, желающее сохранить в себе державные черты, должно признавать – верховная власть в стране принадлежит не партии какой-нибудь, не организации или сословию и даже не народу в целом: она принадлежит основополагающим принципам нравственности. «Не лги!», «Не воруй!», «Не блуди!», «Не скупись!», «Не завидуй!», «Не злобься!», «Не гордись!» – вот что должно определять нашу жизнь. Это хорошо понимали русские люди уже много веков назад. «Кому уподоблю великого сего князя Димитрия Ивановича, – вопрошает автор жития св. Димитрия Донского, современник князя. – Ты чистоту соблюл, и будучи рабом Божиим, Божий (врученный Господом – прим. авт.) престол соблюл, явившись державным господином земли Русьской». Эта нравственная чистота, это обоюдное – со стороны народа и власти – признание над собой верховенства Закона Божия есть основа их единения не за страх, а за совесть: в горе и в радости, в блеске величия и пред лицом исторических испытаний и потрясений.

Конституцией Православной России всегда были Заповеди Божии. В евангельских заповедях Сам Господь Бог явил людям Свою святую волю, и потому-то иного источника власти христианство не признает впредь. Именно эту власть воплощал в своем лице Помазанник Божий – Русский Царь. Вот отчего тяготела всегда российская государственность к Самодержавной форме устроения. Русское Самодержавие – система не столько политическая, сколько религиозная, свидетельствующая о высоте нравственных воззрений народа на природу и цель власти.

При таком воззрении место самого народа в государственном и общественном организме Русской державы было всегда гораздо более ответственным и почетным, нежели то, которое предлагают ему иные льстивые радетели «народовластия». В своей собоpной полноте он являлся живым хранителем святынь религиозной нравственности в их жизненно-практической, бытовой, повседневной определенности. И такое служение народ не прекращал никогда. Потому-то и сегодня, несмотря на дьявольские усилия по растлению России, жива еще русская душа и есть прочная основа для возрождения страны.

Препятствием на таком пути (как бы это ни казалось странным нынешнему общественному мнению) является прежде всего миф о «народовластии». Этот принцип на деле неосуществим. Ответьте мне, русские люди, положа руку на сердце: кто из вас чувствует себя сегодня «власть имеющим»? Лозунг народовластия – всего лишь лукавая приманка для доверчивых, ширма, за которой обделывают свои мрачные делишки политиканы, без чести и совести грабящие народ «от имени народа». Так что давайте скажем честно – никому народ своей власти не препоручал по той простой причине, что власти этой у него никогда не было.

В России во все века Церковь была заинтересована в сильной, здоровой и ответственной власти. Не из подобострастия, конечно, а потому, что такая власть – это мир вместо гражданских конфликтов и войн, это возможность воспитать из русских детей достойных граждан, а не безродных рвачей и беспамятных себялюбцев, это возможность научить русских девушек быть верными женами и любящими матерями, а не размалеванными блудницами, это возможность спокойно и внятно объяснить людям, что смысл жизни – в спасении души, то есть в творении добра и правды, а вовсе не в бешеной гонке за деньгами и славой.
Такая власть всегда укрепляла на Руси свое единство с народом бережным отношением к его святыням. Потому-то их взаимоотношения даже в худшие времена быстро теряли характер конфликта, недоверия и отчуждения, без лишнего труда становясь отношениями сослужения, соработничества на ниве Божией, угождения Господу в делах правды и благочестия.

При этом – не верьте антицерковным истерикам «плюралистов от нравственности» – никаких претензий на роль самостоятельного политического лидера у Церкви не было и нет. Привидеться такое может лишь в горячечном бреду патологической русофобии – этой врожденной болезни нынешних «хозяев жизни». Не может быть и речи ни о какой принудительной «христианизации» – Господь ждет от каждого человека свободного и осознанного выбора.

Мы прекрасно понимаем, что та духовная отрава, которой долгие годы потчуют народ, не могла не повлиять на духовную атмосферу в обществе. Будем смотреть правде в глаза: оно деморализовано и растеряно, значительная часть людей потеряла всякое представление о здоровом религиозном опыте, лежащем в основе искреннего благочестия. Атеизм, религиозный индифферентизм, увлечение ложной духовностью оккультизма, ереси и секты пустили в нашем сознании свои ядовитые корни.

Но для Русской Церкви в этой ситуации нет ничего неожиданного и непоправимого. Она для того и оставлена Спасителем на земле, чтобы врачевать духовные недуги и язвы своего народа. Как и сто, и тысячу лет назад, Церковь продолжает свое высокое служение: спасает человеческие души, свидетельствуя миру о Божественной Истине.

«Душа каждого человека – от рождения христианка», – говорили Святые Отцы. Здоровые нравственные понятия любого из нас неизбежно тяготеют к евангельскому идеалу. Воцерковление же дает точку опоры этому природному тяготению, сообщает нравственным понятиям стройность, полноту и определенность.
На попечительном, отеческом отношении Церкви и духовно-нравственной стороне государственной и общественной жизни веками основывалась «симфония властей» – светской и духовной. Эта симфония есть такое их взаимное отношение, когда каждая несет полноту ответственности в своей области, в то же время взаимно поддерживая, дополняя и обогащая друг друга. К этому идеалу не может не стремиться Церковь, ибо в нем воплощен многотысячелетний опыт христианской национальной государственности – человеколюбивой и сострадательной, в отличие от той беспощадной системы, которую в России ныне пытаются прикрыть фиговым листком «демократии».

3. Межнациональное единство
НЫНЕШНЕЕ плачевное состояние межнациональных отношений неестественно. Оно – плод бессовестной политической игры, где насущные нужды народов – лишь повод для разжигания ненависти, а крики «радетелей о национальных интересах» скрывают непомерное властолюбие и ничтожность продажной души.
Православная Церковь всегда учила безоговорочному и всеобщему приоритету нравственных критериев оценки над любыми иными, в том числе и национальными. Россия имеет громадный опыт мирного сосуществования многих народов. В основе этого опыта – уникальное качество русской души, ее «всечеловечность», о которой хорошо сказал еще Достоевский. Любая национально мыслящая русская власть, раскрепостив народную стихию от бесчисленных пут «реформаторов» и «перестройщиков», сможет, опираясь на это врожденное уважение русских людей к чужой самобытности, подобрать взаимоприемлемые формы сожительства разных народов в рамках единой и неделимой России.

4. Средства державного строительства
ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ, столь богатая общественными катаклизмами, выработала наилучшее, опытом проверенное оружие борьбы со Смутой. Это – Соборы, церковные и земские, не раз становившиеся отправной точкой восстановления порядка на русской земле. Нужно лишь помнить, что Собор – не конгресс и не съезд, где сошедшиеся «народные избранники», преисполненные сознанием собственной значимости, принимают очередные «исторические решения».

Собор есть прежде всего религиозный, символический, духовный акт, возвращающий народу, власти и Церкви утраченное в смуте единство, примиряющий их между собой и с Богом, подтверждающий восстановление Закона Божиего как державной основы русской государственности. На эту основу опираются все практические деяния Собора. «Вниде страх в душу мою, – писал Иоанн Грозный, свидетельствуя о своих религиозных переживаниях, подсказавших ему идею первого Земского Собора, – и трепет в кости моя, и смирися дух мой, и умилихся и познах своя согрешения». Осознанное покаяние в грехах забвения заповедей Божиих – вот духовный фундамент, позволяющий соделать Собор дееспособным орудием державного строительства.

Не будет покаяния – не будет и Собора. Сколько ни произноси слово «мед» – во рту сладко не станет. Сколько ни называй именем Собора безблагодатные политизированные собрания – ничего не выйдет. Слова мои – не упрек тем, кто, по мере сил и понимания, стремится к созыву Собора, но отеческое, благожелательное предупреждение: не обманывайтесь! История знает даже Вселенский Собор, объявленный впоследствии «разбойничьим». Бог поругаем не бывает – лишь в Духе Святом возможно действительно соборное объединение!...

ПОДВЕДЕМ ИТОГИ. Всем, кто любит Россию, а не плод собственной фантазии, пора прекратить поиск «современной русской идеологии», искусственное конструирование идеологических и мировоззренческих систем «для русского народа». Русская идея существует в неизменной своей нравственной высоте и притягательности уже многие столетия. Она, по милости Божией, пережила века, смуты и войны, революции и «перестройки» и не нуждается ни в замене, ни в поправках, ибо имеет в своем основании абсолютную праведность Закона Божиего и Его святых заповедей.

Эта благодатная опора русской жизни: личной и общественной, семейной и государственной – сегодня ничуть не менее прочна, чем во времена св. Димитрия Донского или патриарха Гермогена. Нужно лишь духовно «вернуться» в настоящую, непридуманную, историческую Россию, опереться на незыблемое основание православного мировоззрения – и будет найдена точка опоры, позволяющая очистить нашу сегодняшнюю жизнь от бесовщины и нечисти богоборчества и русоненавистничества.

Громогласные стоны: «Россия гибнет!», «Пропала Святая Русь!» и им подобные есть свидетельство или духовной слепоты, слабости, неверия и уныния, или злонамеренного желания посеять в среде русских людей панику. Знайте все: Русь идет своим исповедническим, мученическим, жертвенным путем, предначертанным ей всемогущим Промыслом Божиим. От нашего произволения зависит, станет ли сегодня этот путь дорогой к преображению России и русскому Воскресению или приведет к мрачной пропасти духовной и физической погибели.

То, что Русь до сей поры не взорвалась грандиозным кровавым бунтом в ответ на все оскорбления и издевательства, свидетельствует о великой, нетронутой силе ее народа и дает твердую надежду на возрождение. Вспомним Пушкина: «Народ безмолвствует». Почему? Он – может, и неосознанно пока – безмолвствует, ожидая: да свершится на нем воля Божия, всеблагая и всесовершенная.

Непрестанно свидетельствует об этом произволении Божием Святая Церковь Православная, взывая в слух народа русского словами Священного Писания: «Итак, люби Господа, Бога твоего, и соблюдай, что повелено Им соблюдать, и постановления Его и законы Его и заповеди Его во все дни... Берегитесь, чтобы не обольстилось сердце ваше, и вы не уклонились и не стали служить иным богам и не поклонились им; и тогда воспламенится гнев Господа на вас... Положите сии слова Мои в сердце ваше и в душу вашу... и учите им сыновей своих, говоря о них... Вот, я предлагаю вам сегодня благословение и проклятие: благословение, если послушаете заповедей Господа, Бога вашего... а проклятие, если не послушаете заповедей Господа, Бога вашего, и уклонитесь от пути... и пойдете вслед богов иных...» (Втор. 11: 1, 16-19, 26-28).

Изберем же благословение, люди русские, – да будет и впредь Святая Русь неодолимым препятствием на пути темных сил, Домом Пресвятой Богородицы, на страх врагам Христовым, слугам антихристовым! Аминь.

Митрополит Иоанн


Стояние за Истину


В те времена, когда многие молчали, Владыка Иоанн не молчал. Он был на свечнице церковной и горел как свеча. Можно говорить о подвиге и исповедничестве. Смелый был человек, святой жизни. Характер настойчивый, и это было полезно в стоянии за истину.

Тогда было непростое время, когда он выступил с громкой проповедью, обращенной ко всему нашему народу. Развал СССР, трудные 1990-е годы. Тогда был прилив церковной жизни и дали свободу говорить. Но духовенство не успело использовать этот момент во всей полноте, можно сказать, что упустили время в развороте России ко Христу. А Владыка Иоанн прекрасно себя повел тогда, воспользовался наступившей на некоторое время свободой, чтобы обличить грех, чтобы призвать наш народ и даже интеллигенцию ко Христу, обратить многих через покаяние к христианской жизни. Он выступал смело, правдиво, говорил о значении Церкви в истории Руси, о необходимости ее возрождения, мощным пастырским словом призывал к покаянию наш народ.

Глубоко и убедительно он обличал экуменизм. Он писал в одной из своих работ: «Как и всякая ересь, экуменизм лжет, предлагая «братски соединить» Истину с ложью, лукаво делая вид, что не понимает противоестественность такого соединения, надеясь, что люди, завороженные благородством лозунгов, не заметят страшной подмены».

Владыка Иоанн предупреждал нас об опасности экуменизма: «Если это пагубное ослепление возобладает в России, то будет не только безнадежно повреждена чистота православной веры. Под вопросом окажется сама возможность возрождения русской государственности, ибо державное строительство немыслимо без ясно осознанного нравственно-религиозного идеала, без четкого разделения добра и зла, без всенародного соборного единения вокруг святынь живой веры».

Вспоминаю Владыку сейчас с глубокой симпатией. Крепкой воли человек. И вокруг него собрались тогда люди-единомышленники. Он сказал свое слово о России, о том, что есть Россия перед Богом, и в чем ее истинное призвание. Конечно, та правда, которую говорил он, многим не давала покоя, многое, что было тайным, становилось явным. Много людей прозрело и продолжают прозревать духовно, благодаря Владыке Иоанну.

С высоты петербургской кафедры после долгих лет молчания он раскрывал суть нашей духовной жизни, раскрывал прекрасный и мужественный образ нашего православного народа. Многим он открыл духовный взгляд на историю России, на самодержавие, на необходимую нам симфонию Церкви и государственной власти.

Основа и суть всей его жизни, всех великих дел, его проповедей, прекрасных статей и книг – любовь ко Христу и к Матушке-России.

Митрополит Владивостокский
и Приморский Вениамин (Пушкарь)


Преодолеть беса разъединения


9 октября 2017 года приснопоминаемому Санкт-Петербургскому Архипастырю Иоанну (Снычеву) исполнилось бы 90 лет.
Своими воспоминаниями о Владыке делится создатель и главный редактор православной газеты «Русь Державная» Андрей Печерский


Как ни удивительно, но впервые я познакомился с владыкой Иоанном заочно, прочитав его статью «Державное строительство» в «Советской России». Статья меня потрясла своей глубиной – по своей сути, это была программа для православного патриота. Двух мнений быть не может. В самом начале статьи владыка Иоанн говорит, что державное строительство есть подвиг. И народ, идущий державным путем, воплощает в государственной и общественной жизни нравственные идеалы. Глубокие размышления владыки подвигли меня к дальнейшему созданию газеты «Русь Державная».

Во время моей встречи со Святейшим Патриархом Алексием он меня спросил: «Почему вы хотите назвать газету «Русь Державная»?» Я наивно ответил: «Я могу выразить свое мнение, но, как мне кажется, всё об этом сказал митрополит Иоанн (Снычев)». Святейший Патриарх улыбнулся мне в ответ и благословил создание газеты «Русь Державная».

Впервые мы встретились с митрополитом Иоанном на конференции православной патриотической общественности в Духовной академии Санкт-Петербурга. Владыка возглавлял президиум. Во время встречи с участниками конференции он говорил слова, которые всех нас завораживали. До сих пор в нашей редакции висит фотография, на которой владыка Иоанн окружен людьми, а вдали виднеется моя фигура.
Затем мы встречались с владыкой в Москве. Меня удивила атмосфера встречи, которая проходила в скромной квартире его друга на Новокузнецкой улице. В спокойной обстановке мне удалось задать владыке безпокоившие меня вопросы и получить исчерпывающие ответы.

Еще одна встреча с митрополитом отложила в моей душе глубокий отпечаток. Однажды мы приехали в Санкт-Петербург с одним из создателей нашей газеты – художником Борисом Журавским. Мы долго беседовали с владыкой в его резиденции, показали ему его статью, опубликованную в нашей газете. И в размышлениях о судьбах Отечества наша беседа продолжалась в течение двух часов. Тогда меня поразила скромная обстановка в его келии и резиденции.

Последний разговор с владыкой происходил по телефону. Я получил от владыки сердитое письмо, в котором он огорченно пишет, что его нет на фотографии вместе с другими митрополитами на Архиерейском соборе. Что я мог сказать? Вспомнил, что на Архиерейский собор не пускают посторонних людей, на несколько минут запустили только фотожурналистов, которые производили фотосъемку. И я уже собирался звонить своему другу фоторепортеру Владиславу Парадне, который многое сделал в деле становления «Руси Державной», чтобы он приготовил негативы для показа владыке.

И вдруг мне пришла мысль напрямую позвонить владыке. Он снял телефонную трубку, и в разговоре с ним я всё ему рассказал как на духу. В конце разговора он сказал: «Теперь мне все ясно. К тебе, Андрей, никаких претензий у меня нет. Я собираюсь в начале ноября приехать в Москву на Архиерейский собор. Я тебе подготовлю новую статью».

Прощаясь, он сказал мне слова, которые я воспринимаю как его завещание: «Пока русский народ не преодолеет в себе беса разъединения – ничего мы не сможем хорошего создать в нашей России». На этом наш разговор закончился.

Спустя два дня после телефонного разговора я был в кабинете у помощника Патриарха Николая Державина. Вдруг зазвонил телефон. Он снял трубку и, резко изменившись в лице, произнес: «Умер владыка Иоанн».
На следующий день вместе с Леонидом Болотиным мы отправились в Санкт-Петербург на прощание с владыкой. Когда мы приехали в Александро-Невскую лавру, я был поражен: к храму было невозможно подойти. Слава Богу, была договоренность с Патриархией, и нас провели в алтарную часть, где мы смогли проститься с владыкой.

Я с собой привез икону Божией Матери «Державная», изображенную на металле. И после погребения я водрузил этот образ у подножия креста на могиле владыки.

Влияние владыки Иоанна на наше православное самосознание огромно. Огорчает одно: его труды и статьи не достаточно востребованы и не используются в нашей патриотической деятельности. А надо к ним постоянно возвращаться – не просто изучать, а применять в жизни. Удивительные мысли владыки, изложенные в этих трудах, не теряют своей актуальности, несмотря на изменения в политической и культурной жизни.

Святейший Патриарх Кирилл наградил нашего Президента Владимира Владимировича Путина наградой Всемирного русского народного собора за сохранение державной России. Предстоятель Русской Церкви прекрасно понимает важность и значение державного строительства для нашей любимой России.
Андрей ПЕЧЕРСКИЙ
от 24.11.2017 Раздел: Октябрь 2017 Просмотров: 1056
Всего комментариев: 0
avatar