Добавлено: 13.12.2017

Елка на корабле

Приближается Рождество…

У каждого из нас канун этого праздника связан с воспоминанием о рождественской елке. Приятное потрескивание разноцветных горящих свечек, смолистый запах, струящиеся ниточки золотого и серебряного дождя на украшенном дереве, серебристая вата, изображающая снег, и игрушки, масса игрушек… Таковы воспоминания счастливого детства.

В былое время на наших судах праздновались рождественские праздники и для команды устраивалась елка.
Линейные корабли «Цесаревич», «Слава» и крейсер «Богатырь» пришли из Мармариса (Малая Азия) – в Пирей (Греция). Корабли втянулись в гавань и ошвартовались у стоянки. Хотя по календарю середина зимы, но погода такая теплая, что можно ходить без пальто. В расстоянии менее часа езды от Пирея – Афины, столица Греции с ее древним Акрополем, храмом Тезея и другими воспоминаниями об античной Греции. Совсем близко от гавани знаменитый Саламинский рейд, славный в истории по бывшему на нем сражению греческого флота Фемистокла с персидским флотом. А над всем этим нежно-лазоревое небо. Красивые берега ярко вырисовываются на фоне ласкающего их синего спокойного южного моря.

Но ревизорам, баталерам, артельщикам и буфетчикам не до красот природы и не до исторических воспоминаний об античных героях.

Прежде всего им нужно достать елки, а где их достанешь?.. Оливка не годится, кипарисы напоминают кладбище…

Затем «улучшенный стол» для команды. Ведь это не празднование тринадцатой годовщины октябрьской революции, когда выдача одной селедки на человека в нынешней Москве вызвала искренний восторг «трудящихся», а телеграфные агентства всего мира разнесли повсюду вести о «достижениях» социалистического строительства. Нет, в то доброе старое время на одной селедке отыграться было нельзя. И тогдашнее начальство смотрело на подчиненных не как на рабочую скотину, а как на братьев во Христе, считая себя ответственными за них.

Поэтому ревизоры, баталеры, артельщики и буфетчики сбились с ног, чтобы достать все, что нужно для этого «улучшенного» стола. На всю команду отряда (свыше 2-х тысяч человек) были доставлены из России копченые тамбовские окорока, достаточное количество копченой рыбы, хорошие русские папиросы. Здесь в Пире докупили индеек, апельсинов, мандаринов и сладости. По части еды все было блестяще… Но где достать елки?..

Рано утром 24-го декабря на «Цесаревиче» появился некий греческий человек, который ломаным французским языком что-то пытался объяснить ревизору. Среди каскада слов у него прорывалось «базилесса Ольга». Наконец удалось понять, что наша «Королевушка», как называли русские моряки Е. К. В. Королеву Эллинов Ольгу Константиновну, прислала из своего имения «Татой» по чудной пушистой елке на каждый корабль отряда.

Началось спешное украшение этих драгоценных подарков, доставленных на корабли общими усилиями возчиков-греков и команд кораблей.

Елки поставлены на ютах кораблей под тентами. Поручни на юте забраны сигнальными флагами. Минеры-электрики разносят по всему борту, по мачтам, по трубам провода иллюминации, украшают елки маленькими электрическими свечечками. В жилых палубах спущены столы с приборами. На каждом столе полагается старшина стола и человек 6-8 подчиненных ему матросов. «Коки» в камбузе заготовляют все необходимые яства. Ведь надо, чтобы каждый из этих сотен людей получил то же самое, что и все и в одинаковом количестве. На ютах приготовлены большие столы с рождественскими подарками для команды. Каждый матрос в эту святую ночь получит с елки или смену нового белья, или полдюжины носовых платков, или форменку, или тельняшку, или хороший матросский нож.

На кораблях было все готово, когда из Афин сообщили по телефону, что Ее Величество Королева Эллинов Ольга Константиновна в сопровождении Е.И.В. Великой Княгини Елены Владимировны прибудет на елку на отряд.
Спустилась ночь. Темное южное небо усеяно блестящими звездами. В эту ночь XIX веков тому назад в убогих яслях, на постоялом дворе в Вифлееме родился Спаситель мира и Ангелы ликующими небесными голосами сообщили бедным пастухам радостную весть: «Слава в вышних Богу и на земле мир, в человеках благоволение».

На всех судах отряда началось богослужение.

Королева с Великой Княгиней, обе радостные, сверкающие красотой и изя-ществом нарядов, прибыли на вокзал в Пирей, где были встречены адмиралом, флаг-капитаном и командирами судов. Они приехали на «Богатырь», где горячо молились вместе с офицерами, гардемаринами и командой.

С пением Рождественского тропаря: «Рождество Твое, Христе Боже наш, возсия мирови Свет разума…» на «Цесаревиче» зажглась роскошная иллюминация, и немедленно столь же красиво осветились «Слава » и «Богатырь».

Сотни ярких электрических лампочек прямыми, точно по линейке выведенными линиями, опоясывали мачты, реи, пушки, трубы, борта. Между мачтами, будто плавающий на черном фоне, виднелся ярко горящий крест – символ страдания и воскресения людей. Лампочки иллюминации дрожащими полосками отражались в зеркальной поверхности воды.

«Наша Королевушка», отстояв всю всенощную на «Богатыре», переехала на «Славу», где присутствовала при трапезе команды, затем она прибыла на «Цесаревич», как раз к моменту, когда зажглась елка.

«Когда будешь подходить получать подарок», – давали последние наставления офицеры команды, – «вежливенько, как следует, поклонись, правой рукой и губами коснись правой ручки Ее Величества или Ее Императорского Высочества, смотря, кто из них будет раздавать подарки, левой рукой возьми подарок, а затем, подняв голову, прямо смотря в глаза, назови свое имя».

Елка горит сверкающими огнями, отсвечивающими в блестках украшений. Королева, с доброй улыбкой на устах, с глазами, в которых отражается вся ее бесконечная доброта и ласка, стоит на юте рядом с адмиралом, на плечах которого красуются густые золотые эполеты с вышитыми на них черными двуглавыми орлами. Офицеры блестящей толпой группируются за ней и за Великой Княгиней, стоящей у противоположного борта. Великая Княгиня сияет своей красотой; она точно живое воплощение России.

«Ну, что же, адмирал», – говорит Королева, – «мои милые матросики, наверное, уже жаждут не дождутся получить подарки». Молодые мичманы и гардемарины изящной цепью вытянулись вдоль столов с подарками, чтобы непрерывно передавать их Королеве и Великой Княгине.

«Команда, по-вахтенно на юте, в затылок, подарки получать», - раздалась команда вахтенного начальника. Балалаечники у кормовой 12’ башни заиграли нежный вальс.

«Сигнальный боцман Иван Костюков. Покорно благодарю, Ваше Королевское Величество!», – слышно из «головы колонны», двигающийся по направлению к Королеве.

«Матрос первой статьи Петр Архипов. Покорно благодарю, Ваше Императорское Высочество!» – доносится со стороны вереницы людей, направляющихся к Великой Княгине. И так один за одним, двумя потоками, с правого и левого борта, текут эти русские крестьяне в матросских куртках, к этим русским Царственным женщинам, получая из их рук подарки на елку.

Если теперь, много лет спустя, восстановить перед умственным взором лица этих людей – без ложного пафоса с одной стороны и без такого же скептицизма с другой – не преувеличивая, можно сказать, что эти лица горели детской радостью, любовью и оживлением. Их глаза встречали те же чувства в глазах Королевы и Великой Княгини. Здесь, на палубе «Цесаревича», в эту минуту была большая любящая друг друга русская семья, объединенная в эту Святую ночь Великого Христианского праздника.

Не было диссонансом и то, что некоторые матросы, вместо того, чтобы поцеловать, как их учили, ручку, осенив себя крестным знаменьем, «прикладывались» к ней.

После раздачи подарков начались песни песенников, была сыграна матросами маленькая пьеска. Уже поздно ночью гавань огласилась могучим «ура»…

Русские моряки провожали «свою Королевушку». Она и Великая Княгиня уехали в Афины. Елки и иллюминация потушены, корабли заснули мирным сном.

Прошло много лет. Над миром слышны стоны и проклятья. Голод и нищета, ненависть и злоба плетутся за современным человеком, желающим без Бога устроить свое счастье на земле.

Господь был милостив к «нашей Королевушке» – она скончалась.

Мой рассказ-быль закончен. В воображении потухает счастливая елка на «Цесаревиче».

В моих руках последнее воспоминание о «нашей Королевушке» – связанная ее руками маленькая теплая шапочка, присланная мне во время войны в Белое море, «чтобы носить под фуражкой» во время полярных холодов. Она меня знала не больше, чем любого из тех матросов, о которых я пишу выше. Но скольким и скольким людям в своей земной жизни она помогла, о скольких подумала! Казалось – ее сердце хотело обнять, любить и утешить всех людей…

Молитвенно вспоминая о ней, мне верится, что в эту ночь, когда родился Спаситель мира, ее чистая душа слышит ту песню Ангелов, которая ныне не доходит до нашей грешной земли: «Слава в вышних Богу и на земле мир, в человеках благоволение».

Из книги Б.П. Апрелева
«Нашей смене»
от 18.01.2018 Раздел: Декабрь 2017 Просмотров: 76
Всего комментариев: 0
avatar