Добавлено: 14.03.2021

Федор Михайлович Достоевский и тайны мировой истории

Мировые силы зла и помогающие им предатели в лукавых масках политиков, депутатов, министров, канцлеров, бизнесменов в спешке строят царство сатаны на земле. Под прикрытием красивых слов об «инклюзивном капитализме» — капитализме с человеческим лицом — мировая элита планирует провести демонтаж национальных государств, заменить их гигантскими корпорациями и, в конечном счете, установить свою диктатуру на планете.
В конце 2020 года мировые СМИ сообщили, что папа Римский Франциск возглавил «Совет по инклюзивному капитализму». Многие средства массовой информации перевели это в шутку. Но в свете всего происходящего ныне не до шуток. Западный мир зримо гибнет. И пытается увлечь в свою погибель Россию.
Достоевский в «Дневниках писателя» предрекал страшную катастрофу Европе, ее крах. Это почти осуществилось в двух мировых войнах, которые развязала Европа. Но духовный крах Европы наступил еще ранее, в тот момент, когда папы Римские соблазнились на земное владычество, отвергнув, по сути, Богочеловека Иисуса Христа.


В конце 2020 года мировые СМИ сообщили, что папа Римский Франциск возглавил «Совет по инклюзивному капитализму» — сообщество представителей того самого одного процента жителей Земли, которые обладают главной частью земных богатств и благ. Многие СМИ перевели это в шутку. Но в свете всего происходящего ныне не до шуток. Западный мир зримо гибнет. И увлекает в свою погибель Россию.

Еще 150 лет назад Федор Михайлович Достоевский ощущал погибельность всего пути Европы. В романе «Бесы» устами своего героя он изрек: «Возвестив всему свету, что Христос без царства земного на земле устоять не может, католичество тем самым провозгласило антихриста и тем погубило весь западный мир».

Эта цитата вспомнилась, когда мы возвращались домой ярким солнечным днем с воскресной Божественной литургии из Владивостокского Свято-Никольского собора. Дорога расположена на вершине сопки над бухтой Золотой рог и старыми городскими строениями. Одно из них, мимо которого мы регулярно проезжаем, — большой католический костел с грозящими небу двумя готическими шпилями. Хотя этот костел строился еще при Государе Николае Александровиче, вызывающие шпили, как выражение скрытых намерений, дерзнули соорудить только в 1990-х годах. Вот он, символ «тайны Европы» на берегу Тихого океана.

Хотя сколь грозный костел внешне, столь же застывше музейный внутри. Но олицетворяет собой тайну земного владения папства. Впрочем, при учете того, что в нескольких метрах от него американское генконсульство, можно сказать, что костел с горсткой прихожан, вероятно, скрывает и много других тайн не только России, Европы, Америки, но и Азии.

Вернувшись домой, достали с книжной полки томик преподобного Иустина (Поповича) «Достоевский о Европе и славянстве». Желтые страницы объемной красной книги в мягкой обложке, изданной еще в начале 1990-х годов и подаренной нам как благословение владыкой Вениамином (Пушкарем), содержат его пометки на полях. На обложке фото памятника Достоевскому у Мариинской больницы в Москве, где служил доктором отец писателя и где родился Федор Михайлович в 1821 году. Ребенком он ходил в домовый больничный храм апостолов Петра и Павла.

Автор книги преподобный Иустин, воспитатель сербского монашества, многих архиереев и всего сербского народа, высоко ценил творчество Федора Михайловича. По его мнению, Достоевский «...как никто другой, сумел прочесть самые загадочные иероглифы людской истории».

Во всемирно известных романах и «Дневнике писателя» есть глубокие и гениальные историософские рассуждения и наблюдения. Иустин (Попович) — серб-славянин и православный монах сосредотачивается именно на них. Он извлекает жемчужины мыслей русского писателя и, достойным образом представив их, дает нам свой глубокий и высокий духовный труд о Достоевском, Европе и славянстве.

Стержневая идея, взятая аввой Иустином, приоткрывающая завесу над «тайной Европы и славянства» — увиденное Достоевским мировое событие, произошедшее в первом веке нашей эры. Это встреча человекобога Римской империи с Богочеловеком Иисусом Христом. О ней пишет Достоевский в «Дневниках писателя». Римская империя как символ земного владычества, материалистического мира и насилия в образе антропоморфного бога встретилась с Иисусом Христом и Его Церковью, силою неземной и духовною, сокрушающей материализм. «Произошло столкновение двух самых противоположных идей, которые только могли существовать на земле: человекобог встретил Богочеловека, Аполлон Бельведерский Христа», — пишет Достоевский.

Этот образ — встреча человекобога и Богочеловека — стал стержневым для преподобного Иустина в его книге о Достоевском: «Все человеческие мысли, все ощущения, все человеческие дела в своем конечном выражении заканчиваются только двумя путями: или в человекобоге, или в Богочеловеке. Между этими полюсами протекает вся творческая жизнь рода людского как в духовном, так и в материальных планах».

Славянство пошло по историческому пути Богочеловека, а запад — по пути человекобога, куда его увело к погибели католичество, оболгав Христа и представив Его человекобогом.

В итоге мировой истории, как пишет преподобный Иустин, брат — земной человек запада, не встретит своего бессмертного брата, жившего духом и силою, именем и верою в Богочеловека Иисуса Христа.

Листаем страницы этого прекрасного труда архимандрита Иустина (Поповича). В главе «Тайна Европы» есть ответ на вопрос о том, почему папа возглавил современный «Совет по инклюзивному капитализму».

Иероглифы мировой истории были прочитаны Достоевским и представлены нам.

Известна шутка Сталина, спросившего как-то у Черчилля: «Сколько дивизий у папы Римского?» Дивизий у него тогда не было, но всегда — и до, и после — была и есть «страшная черная армия». «У этой страшной армии, — цитирует Достоевского преподобный Иустин, — слишком вострые глаза, чтобы не разглядеть наконец, где теперь настоящая сила, на которую бы ей опереться».

Эта сила — группа богатейших людей мира, которая планирует «перезагрузку», всецелую трансформацию жизни человечества. И эта группа с уважением приглашает к себе в качестве первого лица папу Франциска. Она заявляет нам о некоем новом «общественном договоре», но подразумевает насилие в случае нежелания общества принимать условия этого «договора». В ее планах устранение национальных государств, а, следовательно, и суверенитета народов.

Закономерен вопрос: а причем здесь папа? Ответим устами князя Мышкина, героя романа «Идиот»: «Римский католицизм верует, что без всемирной государственной власти Церковь не устоит на земле и кричит: Non possumus!»

Ни медийный любимец католиков Иоанн-Павел II; ни мрачный папа XI века Григорий VII (Гильдебранд), боровшийся с императором за власть, виновник знаменитого «Каносского стояния» и унижения германского императора; ни Иннокентий III на вершине мрачного средневекового папского могущества, заявлявший: «Я сам император!»; ни Пий XII, сделавший ставку на Гитлера не были так близки к этой вековечной цели Рима — к земному воплощению их веры о невозможности существования христианства на земле без материального царства церкви. Лишь Франциск так зримо приблизился к тому, чего чаяли и искали папы предыдущих веков. Он возглавил совет людей, знающих как взять в свои руки власть над всем миром. Но не знающих и не желающих знать Бога.

Приведем слова Достоевского, сказанные о папе XIX века Пие IX. В сложнейшей для папства обстановке 1870-го года, когда войска объединенной Италии лишали его последнего клочка Папской области, он дерзнул провозгласить новый католический догмат о «непогрешимости Римского папы». В этом догмате русский мыслитель увидел «момент истины» папства, в минуту смертельной опасности как бы разоблачившего свою давнюю тайну: «Это вы думали, что я только титулом государя Папской области удовольствуюсь? Знайте же, что я всегда считал себя владыкой мира и всех царей земных, и не духовным только, а земным, настоящим их господином, властителем и императором. Это я — царь над царями и господин над господствующими, и мне одному принадлежат на земле судьбы, времена и сроки; и вот я всемирно объявляю это теперь в догмате о моей непогрешимости».

Вот и ныне папа Франциск вновь всемирно объявляет: «Это вы думали, что я только титулом государя Папской области удовольствуюсь?»

Если ныне Римский папа согласен с упразднением национальных государств, то возникает вопрос: как же католические страны? Понятно, что крохотное государство Ватикан — всего лишь аллегория. Но как католическая Франция — традиционная покровительница и опора католицизма в средневековье и особенно в XIX веке? Как же Австрия — остаточный осколок «Священной Римской империи германской нации»?

Совсем недавно еще Иоанн-Павел II был политическим и духовным вдохновителем процесса создания Евросоюза. Он мечтал о единой католической Европе и направлял политиков на создание Европейского союза. Но прошло несколько лет, и уже его преемник Бенедикт XVI в своих посланиях стал оплакивать никуда не годный материалистический и безбожный Европейский союз, объединившийся, как оказалось, только для экономических выгод. Хотя оба они еще были «атлантическими папами» — делали ставку на США и Европу, чего не скажешь об их преемнике.

Все это миновало, ушло. По словам Достоевского, папе, как он считает, «принадлежат судьбы, времена и сроки». Он и его черная армия хорошо знают, где нынче «реальная сила». Вероятно, судьбы, времена и сроки Европы и Северной Америки прошли. Римские епископы не нуждаются более в императорах, королях, князьях, когда-то получавших на коленях от них корону, но отвернувшихся от Рима и решивших обходиться в своем суверенитете без этой обременительной ноши на голове. Тем более, папы не нуждаются в «царях на час» — гордых президентах, премьер-министрах современных государств, которые знать его не хотели и 90 с лишним лет наивно считали, что клочок земли на Ватиканском холме, официально доставшийся папам по воле Муссолини — достойный их, пап, удел.

Сколько раз за последние столетия все политические силы Европы отворачивались от Рима и Римского папы. А теперь… а теперь папа отвернулся от них, от европ и америк. Прошли их судьбы, времена, и сроки. Есть лишь мировое государство с корпорациями, банками и сверхбогатыми миллиардерами — восстановленная всемирная Римская империя с кесарем-папой.

Достоевский в 1876 году пишет в «Дневнике писателя»: «Римское католичество давно уже считает себя выше всего человечества. До сих пор оно блудодействовало лишь с сильными земли и надеялось на них до последнего срока. Но срок этот пришел теперь, кажется, окончательно, и римское католичество, несомненно, бросит властителей земных, которые, впрочем, сами ему изменили и давно уже в Европе затеяли на него всеобщую травлю, а теперь, в наши дни, уже окончательно организовавшуюся…»

Сбылось то, что предсказывал Достоевский. Папа пересмотрел свои отношения с некогда католическими и христианскими государствами. Он отвернулся, отрекся от них. Поскольку ныне у него есть новая сила, с которой папство как Вавилонская блудница на семиглавом багряном звере Апокалипсиса может не тужить до поры до времени. Достоевский предрекал, что папа, оставленный политиками, обратится к простому народу, демосу и, как всегда, обманет, сказав, что пришло время раскрыть правду: в христианстве, оказывается, сокрыто социалистическое и революционное учение, и бедным грабить богатых дозволено и благословлено... Все это мы увидели летом 2020 года, когда внезапно и как будто по команде, «полевел» не только папа, но, практически, весь мир (и бедных, и сверхбогатых).

«Полевев», папа отрекся не только от европейских политиков, но и от потребительских народов Европы и США. Судьба французов, поляков, немцев ему давно уже не интересна. Из года в год он призывает их: велит им впустить иностранцев — революционный, «нео-социалистический» демос Третьего мира в свой европейский, постхристианский дом.

Можем только повторить слова Федора Михайловича, которые он адресовал первому «непогрешимому» папе Пию IX, но которые вполне подходят и для многих его последователей, включая нынешнего папу Франциска Бергольо: «Нет … это величаво, а не смешно; это — воскрешение древней римской идеи всемирного владычества и единения, которая никогда и не умирала в римском католичестве; это Рим Юлиана Отступника, но не побежденного, а как бы победившего Христа в новой и последней битве. Таким образом, продажа истинного Христа за царства земные совершилась».

Вглядываясь в это событие, можно сказать, что Федор Михайлович прав: папа в очередной раз вступил в сделку по продаже самого дорогого, что есть на Земле — Богочеловека Иисуса Христа. В 2019 году он поклонился языческой богине, неоднократно выступал как противник традиционных семейных ценностей и в конце 2020 года вступил в открытый союз с масонством.

Достоевский в «Дневниках писателя» предрекал страшную катастрофу Европе, ее крах. Это почти осуществилось в двух мировых войнах, которые развязала Европа. Но духовный крах Европы наступил еще ранее, в тот момент, когда папы Римские соблазнились на земное владычество и стали светскими правителями, представив Христа человекобогом, благословляющим своих служителей на земное владение как основной вид церковной деятельности.

Преподобный Иустин пишет: «Пророчество Достоевского о Европе постепенно исполняется на наших глазах. Европейское человечество, ведомое духом гуманистической, тщеславной «непогрешимости», катится стремглав из тьмы во тьму, из ночи в ночь, пока не ввергнется в мрачную, вечную ночь, после которой не наступит заря. И в этой ночи человек не увидит своего бессмертного брата, ибо это возможно только в свете печального и чудесного Богочеловека Христа...»

Романова Владислава Николаевна,
Центр церковно-государственных отношений «Берег Рус»
от 22.04.2021 Раздел: Март 2021 Просмотров: 387
Всего комментариев: 0
avatar