Добавлено: 18.02.2021

Флагман Черноморского флота

30 января 2021 г. в Севастополе на гвардейском ракетном крейсере «Москва» торжественно отметили 38-ю годовщину поднятия флага. Об истории родного корабля рассказали офицеры крейсера гвардии лейтенант Владимир Барашкин и гвардии капитан-лейтенант Николай Кошкалда.

ГВРКР «Москва» — флагман Черноморского флота, несущий Андреевский флаг на все просторы мирового океана. Каждый матрос, каждый офицер всегда осознает свой долг перед Родиной, но 30 января особый день для корабля — в 1983 году в этот день на гвардейском ракетном крейсере был впервые поднят флаг.

38 лет назад было положено начало большой и красивой истории. Корабль назвали «Слава», и он по сей день прославляет нашу Родину и город-герой Севастополь. Этот крейсер — лицо Севастополя, его символ. И по сей день вся команда гордится службой на нём. Многие важные события в мире проходили с участием этого корабля, являющегося гордостью нашего государства, и ГВРКР «Москва» «продолжает прославлять его на рубежах и за пределами границ нашей Родины. Крейсер был заложен в 1976 году, спущен на воду в 1979 году, и после череды испытаний принят в 1983 году в состав ВМФ нашей страны. Впоследствии судьба у корабля была непростая. Он неоднократно признавался лучшим по различным видам подготовки. Но далее корабль ждали тяжёлые 90-е годы — он находился в глубоком ремонте, никто не знал, что с ним нужно делать, и, благодаря Правительству Москвы, было принято решение и оказано содействие для починки крейсера. Затем корабль переименовали из «Славы» в «Москву», и у него началась новая жизнь. Крейсер был гвардейской воинской частью — это то звание, которое он унаследовал от корабля «Красный Кавказ». За достигнутые успехи уже в современной истории корабль наградили в 2016 г. Орденом Нахимова. По сей день, когда крейсер находится у причала, его посещает огромное количество людей, должностных лиц, представителей правительства. Он всегда был и остаётся символом города и страны, и особенно — когда ГВРКР «Москва» находится на боевом дежурстве в море.

Праздничному событию 30 января предшествовали несколько дней усиленной подготовки, но экипаж достойно справился со всеми поставленными задачами. В праздничный день подъём флага корабля был перенесён на час позже. Огромное количество гостей и участников торжества поздравили командование и экипаж крейсера. По традиции с других кораблей в подарок морякам были переданы праздничные торты. На корабль пришли командиры других кораблей и служившие здесь ветераны, а также неоднократно принимавший участие в боевых походах ГВРКР «Москва» настоятель Свято-Никольского храма-памятника митрофорный протоиерей Георгий Поляков, в завершение поздравительной речи вручивший морякам памятные подарки. После поднятия флага офицеры и матросы крейсера отправились в главный храм Черноморского флота, чтобы вместе с отцом Георгием принять участие в праздничном молебне. Затем моряки были приглашены настоятелем в трапезную храма на торжественный обед, после которого посетили с экскурсией Братское кладбище, почтив память погибших моряков.

Анастасия Кузнецова.
Фото Марины Гордеевой



Крейсер «Кутузов»: курс на Севастополь

Легендарному кораблю пора вернуться в родную гавань


Их было четырнадцать красавцев-крейсеров, составлявших многие годы главный костяк нашего надводного флота. Четырнадцать морских витязей с прекрасными именами: «Суворов», «Кутузов», «Пожарский», «Ушаков», «Нахимов», «Александр Невский», «Лазарев», «Сенявин», «Мурманск»… Построенные в середине ХХ века, вобравшие в себя все передовые достижения своего времени и опыт минувшей войны, эти крейсера восхищали моряков всего мира горделивой красотой силуэта, быстроходностью, огневой мощью…

«Ах, крейсера, крейсера! И кто вас выдумал? — восклицал герой одноименного романа Валентина Пикуля. — Посмотришь на них снаружи — все строгое, неприступное, холодное, что-то даже зловещее. И кажется, что люди там всегда в синяках от постоянных ударов локтями и коленками о железные углы и выступы брони — острые, как лезвия топоров. Но спустись вниз, и тебя ласково охватит уютное тепло человеческого жилья, удивит обилие света, убаюкает почти музыкальное пение моторов и элеваторов, ты научишься засыпать под бойкую стукотню люков и трапов и в тревоге проснешься от внезапной тишины, ибо тишина кораблям несвойственна…».

Официально они назывались легкие артиллерийские крейсера проекта 68-бис, последняя серия советских, чисто артиллерийских кораблей. Могли нести дежурство и вести боевые действия как вблизи своих берегов, так и в открытом море, в океанической зоне.

«Крейсера переняли свое название от немецкого слова «кройц» (крест), — пояснял герой пикулевского романа, — их задача — перекрещивать курсами обширные водные пространства, выслеживая добычу. По сути дела, это — лихие партизаны морской войны, созданные для того, чтобы вносить панику и смятение в глубоких тылах противника. За счет ослабления бортовой брони крейсера России обладали неповторимой для других флотов мира способностью надолго отрываться от своих берегов, не зная усталости, не ведая трагического истощения бункеров, погребов и провизионок…».

Эти две «великолепные семерки» советских крейсеров не участвовали в войнах, но на их долю выпало немало испытаний и славных дел.

Крейсера этой замечательной когорты с честью демонстрировали свой флаг во многих портах мира и на всех морях мирового океана. Они испытывали новые виды оружия и морской техники. Они проявили себя столь похвально, что было решено построить 25 таких крейсеров. Но… не случилось. Да и судьба тех, что успешно ходили по морям и океанам, оказалась весьма незавидной…

Корреспондент «Известий» Игорь Воеводин замечает: «Помимо чести корабля, есть и еще одно понятие, которое настоящие моряки свято чтут — это душа корабля. Корабль — не просто железо, приспособленное к перемещению по морю. Корабль существо живое и душу его составляют экипаж, традиции, предания, слава, добытая предшественниками».

Из всех четырнадцати крейсеров повезло только одному — «Кутузову». Он один остался на плаву и обрел достойную старость в статусе корабля-музея. Но есть одна печаль. Этот корабль вынужден был покинуть родную базу, родной порт, родной Севастополь.

В лихолетье раздела Черноморского флота, чтобы спасти «Кутузов» от резки на иголки, буксир увел крейсер в ближайший российский порт Новороссийск, где — спасибо горожанам и портовым властям — кораблю нашлось место у одного из причалов. И вот уже Севастополь вернулся в Россию, а его крейсер все еще стоит на мертвых якорях в неродном порту. Пора бы и ему вернуться.

Но «прирос» «Кутузов» к причальной стенке. Однако все эти годы он не просто проторчал у причала, а нес свою историческую службу, принимал многочисленных туристов, экскурсантов… И Новороссийск не хочет расставаться с полюбившимся кораблем. Горожан можно понять.

Но есть такое понятие — честь оружия. Оружие нельзя отдать соседу на время. Оружием нельзя добивать поверженного врага, оружие полагалось освящать, оружие, даже устаревшее, не бросалось в груду металлолома, и, уж тем более, оно не должно было служить противнику. В 1916 году царское правительство выкупило у Японии крейсер «Варяг», поднятый японцами со дна моря и превращенный в учебный корабль. И хотя крейсер к началу Первой мировой изрядно устарел, его все же вернули на родину, поставили в боевой строй. Спасли честь корабля. Чести «Кутузова» в Новороссийске ничего не угрожает, разве что падает на него тень недоброй славы города как «могилы Черноморского флота». Именно так прозвали Новороссийск после того, как в 1918 году в Цемесской бухте были затоплены по приказу Ленина линкор, эскадренные миноносцы, и другие суда, пришедшие из Севастополя.

Существуют, по меньшей мере, семь причин, по которым крейсер «Кутузов» необходимо вернуть в Севастополь.

1. Севастополь — город морской славы России. И у него должен быть свой мемориальный корабль. И не какой-нибудь тральщик или эсминец, а, согласно статусу Главной базы флота, корабль 1 ранга, крейсер. Тот самый крейсер «Кутузов», который когда-то стоял на его главном рейде.

У таких «сухопутных» городов, как Краснодар, Тольятти или вологодская Вытегра — свои мемориальные корабли есть (океанские подводные лодки), а у Севастополя — нет. Была одна мемориальная рубка, да и ту убрали с глаз подальше.

В Петербурге на вечной стоянке стоит крейсер «Аврора» — и это по чину морской столице России. В Лондоне на Темзе тоже стоит старый заслуженный крейсер-музей «Белфаст», в греческом Пирее красуется крейсер «Авероф». Немало других морских городов, где на вечных стоянках утвердились боевые корабли. А Севастополь почему-то не в их числе.

2. С первых же лет своей службы крейсер «Кутузов» был приписан к Севастополю, и только к Севастополю. У него была своя якорная бочка.

Его офицеры и мичманы, их семьи жили и все еще живут в Севастополе. Часть экипажа — 27 человек — навсегда остались в севастопольской земле, они погибли, помогая морякам «Новороссийска» спасать гибнущий линкор. Крейсер «Кутузов» привязан к Севастополю их жизнями, их кровью. Он — лучший им памятник.

3. В Севастополе два высших военно-морских училища. Лучшего места для приема присяги и для вручения офицерских погон с кортиками, чем палуба боевого корабля, крейсера, не найти.

Помимо всего прочего, курсанты могли бы отрабатывать на крейсере реальное несение дежурно-вахтенной службы, изучение корабельного распорядка, отрабатывать построения по большому сбору, церемонии подъема и спуска флага, совершенствоваться во флажной сигнализации, постигать азы морской практики. Подобный опыт уже есть: в Калининграде курсанты-моряки несут якорные вахты на музеефицированной подводной лодке Б-413.

4. Обширные палубы крейсера «Кутузов» могли бы стать весьма действенной площадкой для проведения всевозможных молодежно-патриотических мероприятий. По старой доброй памяти здесь могли бы выступать для ветеранов, да и для всех жителей города флотские ансамбли песни и пляски, как это бывало в 50-х–60-х–70-х годах минувшего столетия. Кают-компания крейсера, салон, клуб — прекрасные места для праздничных торжеств, докладов, тематических кинофестивалей. На крейсере найдутся места для размещения салютных орудий, и праздничные фейерверки стали бы еще краше и зрелищнее.

К тому же крейсер мог бы стать и киносъемочной базой для съемки военно-исторических фильмов. Это приносило бы дополнительный доход. Его кормовая палуба могла бы быть запасной вертолетной площадкой.

К подветренному борту крейсера могли бы швартоваться яхты и прочие маломерные суда яхт-клуба ЧФ. В любом случае восстановление «Кутузова» в качестве военно-патриотического и культурно-просветительского центра создало бы немало новых рабочих мест, повысило бы туристическую привлекательность города.

5. Крейсер «Кутузов» — уникальный памятник отечественного кораблестроения. Он последний из уцелевших от утилизации замечательной плеяды крейсеров проекта 68-бис, которые прикрывали родные берега на Балтике и Севере, на Тихом океане и Черном море.

Очертания, обводы, вся корабельная архитектура, силуэт крейсера полны благородной воинской красоты.

Легкие артиллерийские крейсера этого проекта оказались связующим звеном кораблей разных эпох — довоенной и послевоенной, на них легли отблески славы крейсеров Великой Отечественной войны — «Красного Крыма», «Червоной Украины», «Красного Кавказа», а также времен холодной войны (крейсер «Жданов», «Александр Невский» и др.) Крейсера защищали Севастополь… Все они могли бы быть представлены в музейной экспозиции «Кутузова».

Место «Кутузова» в Новороссийске мог бы занять предназначенный для музеефикации эсминец «Сметливый». Как раз по рангу этого города.

6. Оптимальное место вечной стоянки «Кутузова» помогли определить специалисты «Гидроморпроекта» — с внутренней стороны дамбы, прикрывающей Главную бухту от штормового воздействия. Именно здесь силуэт крейсера читался бы как морской герб Севастополя, причем и со стороны моря, входящих кораблей, и со стороны города. Здесь же высокие мачты крейсера могли бы дублировать сигналы рейдовой службы Главной базы. Более того, сохранившиеся антенное оборудование корабля, кабельные трассы, приведенные в должный порядок, могли бы действовать по прямому назначению, принимая радио и телевизионные программы, обеспечивая покрытие сотовой связи близлежащие районы города.

На борту крейсера сохранились и боевые посты радиотехнической службы. В них могли бы разместиться приборы технического наблюдения за внешним рейдом, ближней зоны ПВО, а также посты ПДСС — противодиверсионной службы. Таким образом, старый корабль мог бы еще послужить делу обороны главной базы флота.

7. Надлежащее содержание крейсера «Кутузов» и поддерживающий ремонт в Севастополе могут в большей степени, чем в Новороссийске, обеспечить Севморзавод, а также специалисты с больших кораблей типа ракетного крейсера «Москва».


Будем надеяться, что крейсер «Кутузов» найдет свой путь в Севастополь!
Николай Черкашин, капитан
1 ранга запаса, писатель-маринист.
Впервые опубликовано — «Столетие»
от 25.02.2021 Раздел: Февраль 2021 Просмотров: 57
Всего комментариев: 0
avatar