Добавлено: 08.11.2015

Мой первый крестник

Короткий декабрьский день заканчивал свой путь, отдавая себя наступающим сумеркам. В окно было видно, как небольшая стайка синиц опустилась на дерево. Они последовательно и дотошно обследовали ствол и ветки, искали в коре личинок. Одна из синиц подлетела к окну, опустившись, постучала клювом в стекло и замерла в ожидании.
Через стекло она смотрела на меня. Глаза ее, словно маленькие бусинки, излучали тепло и спокойствие, напоминали, что пора выложить обещанные припасы.

Взяв горсть пшена, я осторожно, через форточку, высыпал его на специально прикрепленную доску. Синичка моментально подлетела к корму, позвала своих подруг.

Глядя на синиц, занятых своим делом, я анализировал, что сделано за день, что необходимо еще решить в ближайшие часы. Ничто не нарушало предвечерней тишины. Военный городок, с чисто выметенными от снега улицами, готовился к встрече Нового года. Большая часть офицеров и прапорщиков закончили работу и уже, наверное, помогали женам в подготовке к празднику. Оживленно было только у магазина: делались последние покупки, обсуждались новости, раздавался дружеский смех. Сюда же подходили и военные пенсионеры с женами. Их живо интересовало состояние дел в воинской части, жизнь военного городка, события в стране и мире. В отличие от других дней, не было слышно споров о трудностях сегодняшнего дня, пенсиях и т.д.

Глядя в окно на все происходящее, я вдруг вспомнил, что несколько дней назад на гауптвахту привезли рядового Токарева И.В., уже осужденного к двум годам дисциплинарного батальона за неуставные взаимоотношения. Через несколько дней ему должны объявить, где и в каком дисциплинарном батальоне он будет отбывать наказание.
За несколько месяцев службы в части я успел познакомиться со всем личным составом. Лично знал многих солдат и сержантов, знал подробно и о факте неуставных взаимоотношений, его причинах и последствиях. А вот рядового Токарева И.В. не видел ни разу.

Взяв несколько апельсинов и мандаринов, направился на гауптвахту, не замечая ни скрипа снега, ни вспорхнувшей с кормушки стайки синиц. Все мысли были направлены в сторону предстоящей встречи.

Быстро открыв замок, часовой таким же быстрым движением открыл и дверь в камеру. Мне навстречу шагнул солдат, четко по уставу доложил номер статьи и срок, на который осужден. В момент доклада я увидел при ровном свете кровать, тумбочку и табуретку. Все это положено на гауптвахте осужденному. Передо мной стоял человек среднего возраста, хорошо, по-спортивному, сложенный. Военная форма сидела на нем красиво и аккуратно.

Вот только взгляд рядового Токарева И., устремленный на меня, говорил о многом. Это был взгляд взрослого мужчины, взгляд человека, много пережившего и понявшего за недели следствия, во время суда. Глаза его как бы говорили:

– Товарищ подполковник. Я виноват, осужден, понесу наказание. Не хочу больше ни с кем разговаривать и общаться. Оставьте меня одного.

И только внимательно вглядываясь в лицо рядового Токарева И., я увидел в его глазах и совсем другое.

– Товарищ подполковник. Мне стыдно за мой поступок. Еще больше стыдно, что обо всем этом знают родители. А сейчас мне страшно, просто очень страшно. Боюсь неизвестности, правил в дисциплинарном батальоне…

Спокойно здороваюсь с ним за руку, глядя в глаза, поздравляю его с наступающим Новым годом и протягиваю небольшой пакет с фруктами.

– Это от меня лично. Знаю, что не положено, но Новый год – праздник для всех, для тебя, Иван, тоже.

Медленно и неуверенно он берет пакет и, как в детстве, прижимает его к груди. Глаза его наполняются слезами, готовыми упасть на лицо. Усилием воли Иван сдерживает себя. А у меня в этот миг в голове роятся десятки мыслей одновременно, набегают одна на другую, мешают сосредоточиться и принять одно, правильное решение. Мысленно прошу Бога помочь мне. И решение как-то сразу выкристаллизовывается, обретает реальные формы.

– Иван, конечно, впереди определенные испытания, трудности. Но их надо встретить, перенести, выдержать. Ты все это сможешь. А поможет тебе в этом твой Ангел-хранитель. Для этого надо принять крещение. Как ты смотришь на это?

И в этот момент я замечаю маленькую иконку Божьей Матери, стоящую в дальнем углу стола.

Иван поднял голову, посмотрел на меня, затем направил свой взгляд на иконку.

– Я думал об этом много дней и ночей. Я согласен креститься. Но через несколько дней меня уже отправят в дисциплинарный батальон.

Наступило молчание.

– Подожди, Иван. Постараюсь уточнить ряд вопросов и приду к тебе еще раз. Выход всегда есть, его только надо найти.

По дороге к штабу продумываю план дальнейших действий. Зайдя в кабинет, набираю номер телефона. Раздаются длинные гудки. Мысленно прошу, чтобы на другом конце провода ответили.

– Да, слушаю.

– Отец Константин, добрый вечер.

Подробно объясняю ему суть дела, извиняюсь за позднее время. Прошу его оказать помощь, если это возможно, сегодня.

– Меркурий Федорович, я жду тебя вместе с Иваном в храме.

Минут через 15 возле здания клуба уже стоят часовой с осужденным Токаревым И.В. Подходит машина и через несколько минут мы уже едем в Дарну. Расстояние в 12 километров преодолевается незаметно. Вот и Крестовоздвиженский храм. Четко видны пустоты в куполе храма, полуразрушенная колокольня, небольшие березки на крыше.

Все вместе заходим в небольшую сторожку. Навстречу нам поднимается отец Константин. Поздоровавшись с нами, он предлагает ребятам сесть за стол и покушать. А мы отходим в сторону от обеденного стола.

– Хорошо сделал, Меркурий Федорович, приняв такое решение вместе с Иваном. В мире и так много зла. В настоящее время каждой человеческой душе нужна твердая опора. Я пойду готовиться к обряду крещения. Вы минут через 30 заходите в храм.

Плотно перекусив, ребята встают из-за стола. Иван направляется ко мне. Взгляд его сосредоточен в ожидании таинства крещения. К нам подходит прихожанка храма Татьяна Георгиевна и просит следовать за ней. Выходим из сторожки. Уже стемнело. Только в притворе храма теплятся, горят свечи, создавая своеобразную, немного таинственную атмосферу. Уже в облачении ожидает настоятель храма.

По ступенькам начинаем подниматься в храм. Я осторожно дотронулся до спины рядового Токарева И. Не знаю почему, но чувствую, что должен сделать это. Иван поворачивается ко мне.

– Иван. Ты взрослый человек. Сейчас начнется обряд крещения. Если захочешь, буду тебе крестным. Я верю в тебя и мое желание искренне.

– Товарищ подполковник… Я только в мечте допускал эту мысль. Конечно, согласен. Спас…

Голос его прервался. Не желая, чтобы были видны его слезы, Иван быстро развернулся и зашел в храм.

Отец Константин начал службу. Текли минута за минутой. Было такое ощущение, что мы в находимся в теплом помещении, а не в полуразрушенном храме. Не чувствовалось холода, время остановилось для всех присутствующих. Рядом с нами оказались и водитель с часовым.

Обряд закончился. Настоятель храма тепло поздравил новокрещенного. Подхожу, обнимаю крестника. Потушены свечи, но темней на крыльце не стало. Только что крещенного Ивана приветствует месяц, приветствуют тысячи звезд. Вместе с ним они радуются еще одной православной душе. Радуется вместе с нами и Ангел-хранитель Ивана.
Дорога в часть оказалась значительно короче. По поведению, выражению лица, разговору, вижу, как меняется мой крестник. Наступает уверенность, что он выдержит испытание, выйдет из него духовно окрепшим и готовым к жизни. На душе у меня и спокойно и радостно. Почти бегу к себе домой, где меня ждут жена и дети, где через несколько часов мы вместе встретим Новый год.

+ + +

Утром иду поздравлять с наступившим Новым годом личный состав срочной службы. Захожу в роту охраны. Дежурный по роте четко докладывает о состоянии дел. По его голосу, лицу, глазам понимаю, что о вчерашнем событии знают все солдаты. Вместе заходим в бытовую комнату. И вдруг сержант Полтавцев С. быстро поворачивается ко мне лицом.

– Товарищ подполковник. Спасибо Вам. О Вашем решении стало известно после того, как Вы вышли из гауптвахты. Мы следили за всем происходящим. Спасибо от имени всех сержантов и солдат.

Сергей вдруг весело рассмеялся.

– И не удивляйтесь, товарищ подполковник, если в ближайшее время к Вам обратятся с просьбой стать крестным другие солдаты и сержанты. А мне хотелось бы стать вторым крестником у Вас.

Он замолк и в мгновение стал серьезным. Было видно, что в прошедшую Новогоднюю ночь он много думал об этом.
Я посмотрел на сержанта Сергея Полтавцева, улыбнулся.

Конечно, Сергей, я согласен. Готовься.

Как обычно, на ветках деревьев сидели синицы и ждали очередной порции корма. И они ее получили в этот праздничный день.

Меркурий КУЗНЕЦОВ
от 19.01.2018 Раздел: Ноябрь 2015 Просмотров: 453
Всего комментариев: 0
avatar