Добавлено: 20.09.2016

Мы во всем видим проявление Творца

– Меня интересует такой вопрос: сейчас открыты храмы, много литературы, фильмов, два православных телеканала, но почему при этом очень много людей – наших соотечественников – остаются как бы за бортом духовной жизни. Они не хотят этого видеть и не хотят это принимать. В чем, как вы считаете, причина такого явления?

– Может быть, причина в том, что теоретически мы как бы в Бога веруем, даже в храмы ходим, но рассеянность, воздействие на психику человека всей суеты мира сего – телевидения, прессы, радио, супермаркетов – делают свое дело. «Живи сейчас, для сегодняшнего момента, пока ты живешь в теле. Бери от жизни все, что можешь, ты этого достоин», – такое нам часто твердят, вдалбливают в голову. Плотская, телесная жизнь – это все и всегда. Человек находится под воздействием такого негативного духа – духа антихристова, духа безбожия, неверия в небесную, вечную жизнь. И небесное лишь на подкорке сознания остается, а весь этот ужас содома и гоморры, все эти ночные клубы – все это привлекает человека, потому что «живи сейчас, получай удовольствие». А тут и вино, и наркотики, женщины, распутство и все прочее.

Все это называется грехом, а грех – это как медная стена закрывает душу. Как от радиации свинцом закрываются, так и душу нашу, сердце медной стеной от воздействия Духа Божия закрывают. Поэтому, даже если мы прибежали в церковь, вроде бы вспомнили о Боге, помолились, перекрестились, а глубоко осознать все это не успеваем, потому что именно «прибежали», а потом вновь поспешили на тризну жизни. Только когда Господь касается, бывает, через скорбь, люди говорят: «Почему так случилось? Мой близкий умер, родственник». Потому что Господь любит человека, и чтобы человек не погиб для вечности, Он его хочет встряхнуть: случаются или аварии какие-то, или другие несчастные случаи, или смерти близких, болезни. Тогда человек как-то встрепенется, очнется от зомбированного состояния: «Как же, есть Господь». Тогда человек в храм идет, на исповедь, по-другому воспринимает то, что, может быть, когда-то слышал, что, может быть, ежедневно шло мимо его сознания. Этот призыв Божий если человек воспринимает, то тогда уже идет путем Божиим. Ведь Господь всех призывает и Он дал человеку свободу выбора. Мы не роботы. Как во всех современных фильмах, например, в «Звездных войнах», робот, супермен освобождает людей, спасает, такой мнимый «спаситель». А Господь дал нам свободу выбора. Он сказал: «Если хочешь спастись, иди за Мной, соблюдай заповеди». Господь дает человеку право выбора: есть путь добра – и есть путь зла. Путь к ангелам, путь святых или путь, ведущий в геенну огненную. Этот выбор есть всегда. На протяжении всей жизни человек может делать этот выбор: или делать добро, или противоположное. Господь призывает, дает ему Евангелие или проповеди. Господь не насилует душу человека – Он призывает. Призывает помолиться, может посетить иногда скорбями или другими случаями, но Он оставляет возможность человеку самому определиться: с добром, с Богом ты хочешь быть или хочешь остаться в этом греховном состоянии.

– Я уже в шестой раз приезжаю на Святую Гору. Дважды я был здесь с сыном. Ему сейчас 25 лет. Поскольку он вырос среди верующих людей, посещающих храм, он тоже ходит на службы, причащается, окончил православную гимназию. Но я вижу, что, хотя такая молодежь есть, ее все-таки мало. Когда я сюда плыл, встретился с молодыми людьми, лет по 16-ти, они в восторге от того, что попали на Афон. Они поднялись вдвоем на гору. Знаете, наблюдая такие примеры, я все-таки думаю, что Россия не погибнет, потому что есть такие люди, до которых Бог может достучаться. Я начинаю понимать, почему такая жажда у верующего человека попасть на Святую Гору. Здесь, наверное, все по-другому воспринимается.

– Этих людей можно понять. Когда люди чистые, когда им 15-16 лет, они еще не испорчены грехом разврата, блуда, наркотиков, которые, к сожалению, часто сейчас опутывают молодежь уже в юном возрасте. Если они этого еще не познали, не вкусили, то тогда они более чисто, более объективно с духовной точки зрения воспринимают этот мир, и им проще идти к Господу. Они пришли, поднялись на гору, увидели эту красоту – и земную красоту, и красоту небесную. Это все коснулось их души, они испытали восторг. Может быть, он у них пройдет через день-два, но потом, скажем, через месяц, этот отблеск, может, опять всколыхнет их сердца и подвинет что-то сделать, приехать сюда вновь.

Да, такие людей есть, Слава Богу. Если бы не было таких людей, Господь сжег бы это мир за все то страшное, что делается, когда человек превращается в животное. К сожалению, человек творит столько беззакония и греха, что если бы не было этих праведников, если бы не было таких людей, о которых в Священном Писании говорится, что «остаток Израиля спасется», то уже сейчас погиб бы весь мир.

Духовный Израиль – это Святая Православная Церковь, потому что благодать Божия, которая была в Ветхом Завете на богоизбранном народе, на народе израильском, после того, как они предали Христа, распяли его, отошла от них и перешла на новый богоизбранный народ – это Церковь Божия Христова, в которой, как говорит апостол, нет ни эллина, ни иудея, ни раба, ни свободного, ни варвара, ни скифа, во всех Христос.

Вот, сегодня память преподобного Афанасия Афонского. Он сам происходил из Трапезунда – это, можно сказать, подбрюшие Грузии. Трапезунд сегодня – современный турецкий город. Мама у него была грузинка, отец – грек из благородной семьи. Он жил при царском дворе в Константинополе, а затем, когда он на Афоне уже подвизался, он основал монастырь и дал ему устав «Трагус». Почему Трагус? Потому что был написан на коже козла. Трагус – козел по-гречески. Трагус говорит о том, что не должно быть разделения на национальности. Все должны чувствовать себя, прежде всего, православными христианами и монахами: и греки, и русские, и румыны, и сербы, и болгары, и люди других национальностей. Действительно, на Святой Горе, кроме греков, которые, конечно, являются наиболее многочисленным составом монашествующих, есть русские, сербы, болгары, по одному-два человека из разных национальностей: англичане, американцы, немцы, китайцы, японцы. Господь всех призывает, действительно, каждого человека – к святому православию.

Есть интересные истории, например, о Давиде Бальфуре. Он из английских лордов, вырос в католичестве, а потом, став взрослым, приехал изучать рукописи на Афон. Будучи католиком, он увидев красоту и глубину православия через общение со старцем Силуаном Афонским и Софронием Сахаровым. Он принял святое православие, крестился и потом даже стал православным иеромонахом. Кончина его была не очень — его постигли большие искушения. Он не послушался старца: ему рекомендовали идти в Англию и там проповедовать святое православие. А он остался в Афинах, стал духовником греческой королевской семьи. Потом немцы в 40-м году оккупировали Грецию, ему пришлось срочно бежать. Он бежал в Египет, там брат его занимал высокий пост в Военно-морском флоте Англии, и он устроил его на работу переводчиком в военное ведомство. Но с ним случилась беда: по каким-то причинам он потерял веру, снял рясу, женился. Детей у него не было и он жил в таком состоянии, хотя вел переписку с монастырем, с отцом Софронием. И так жил долгое время. Однажды ночью он проснулся и почувствовал, что так больше жить не может. Он разбудил всю свою семью, сказал: «Простите меня, я так больше не могу. Я возвращаюсь в святое православие». Он всех оставил и вернулся, но уже был простым мирянином, преподавал в Оксфорде, читал лекции по православию. Отошел, примирившись со святой Православной Церковью.

Давид Бальфур очень близко общался с владыкой Василием Кривошеиным, архиепископом Брюссельским и Бельгийским. Владыка скончался в 1985 году, будучи в паломничестве в России, в Санкт-Петербурге. Несколько раз он бывал в России. Отец его был российским государственным деятелем, членом правительства. Затем он юношей пришел на Афон, в 26 лет принял постриг, был монахом, знал шесть языков, одно время в Карее был антипросопом русского монастыря. Очень интересно, что он является автором меморандума афонских старцев Гитлеру, потому что тогда болгары должны были по распоряжению, как союзники немцев, оккупировать Афон. Греков это привело в ужас, потому что болгары с греками всегда находились в очень непростых отношениях. Еще после того, как царь Василий Болгаробойца ослепил пятнадцатитысячное войско болгар, оставив на каждую сотню по одному зрячему поводырю с одним глазом. И болгары все эти века помнили такую страшную жестокость. Отношения у них, наверное, и сейчас непростые, но тогда были очень сложные. Они и боялись, что территорию оккупируют болгары и будут всячески притеснять греков. Это ходатайство было сочинено отцом Василием Кривошеиным, он прекрасно знал немецкий язык. И когда потом Грецию оккупировали немцы, они не стали заходить в монастыри, а возле них выставляли посты и не препятствовали жизни монахов, очень толерантно относились. Даже часовые, стоящие у ворот монастыря, перед тем, как зайти в монастырь, снимали оружие и уже безоружными заходили в него. Особенно в Пантелеимоновом монастыре были знатоки немецкого языка: и отец Софроний Сахаров, и отец Василий. Они беседовали с ними на богословско-философские темы, показывали достопримечательности монастыря и таким образом сыграли очень большую положительную роль в сохранении Святой Горы. Потом, когда пришла победа русского оружия, отец Василий вывесил на горе советский флаг. Но его в 46 или в 47 году депортировали с Афона и засудили, обвинив в сотрудничестве с немцами. Года два он был в лагерях. Такие перипетии были у русских святогорцев в то время. Потом его долго не пускали на Афон, только лет через двадцать в составе какой-то делегации, будучи уже владыкой, он смог поехать на Святую Гору. Он был большим богословом, любил Святую Гору и у него есть книга о святом Симеоне Новом Богослове и он много статей писал в журнал, который выходил во Франции, был в приходах Московской Патриархии такой бюллетень.

Это небольшое отвлечение о духовной жизни, о том, как Господь призывает. Как приходит человек и становится православным. Еще один православный англичанин, по-моему, архимандрит Николай, который был чуть ли камердинером Царской семьи, тоже стал православным. Скончался, служа в Англии. Господь призывает людей разными путями.

Но вернемся к России. Сейчас в храмах много молодежи, особенно в московских. Возьмем, к примеру, Сретенский монастырь. На всенощной, на литургии очень много молодых людей. И это осознанно верующие люди, которые и сами идут в храм, и детишек своих ведут. Это отрадное явление, но к сожалению, не успевает, может быть, все свое население Церковь охватить. Это зависит еще и от нас, священнослужителей, потому что, может быть, не все на приходах ведут такую активную пастырскую деятельность. Это зависит еще от того, живет ли сам человек искренне с Богом. Не просто как священнослужитель, который стал священником в силу обстоятельств или в силу того, что он закончил семинарию и пришлось выбирать эту профессию, а когда он сам горит верой в Бога, верой в то, что он служит эти Таинства святые, искренне верит в то, что на каждой Божественной литургии совершается великая тайна: хлеб и вино становятся истинным Телом и Кровью Господа. Совершается великое чудо! На каждой Божественной литургии люди просто присутствуя и молясь, получают эту великую благодать, озарение от этой нетварной благодати Божией через Святые Таинства. Через покаяние, исповедь, причащение получают великую милость и прощение грехов. И как пламя свечи сжигает воск, так пламя благодати Божией и святых таинств сжигает грех и всякое греховное помышление и всякую греховную накипь в человеке.

– Вы совершенно правы. Я вспомнил прошлогоднюю беседу с отцом Гавриилом Карейским. Я спросил его: «Батюшка, как можно помочь неверующему человеку? Как достучаться до его каменного сердца?» Он сказал: «Ни ты, ни я помочь не сможем. Только своим примером: хождением в храм, служением мы сможем других людей убедить».
– Божественная благодать действует через слово священника. Вот, например, хорошая книга, в советские времена она продавалась и сейчас во многих храмах, приходах, магазинах продается – небольшая брошюрочка. Мы ее звали «Пчелка». Это «Яко с нами Бог» отца Амвросия Юрасова. Это диспут простого Демьяна Лукича из села Покровки с лектором общества «Знание» неким Матюшиным:

– Сейчас корабли бороздят космическое пространство, самолёты летают, а вы тут в Покровке в какого-то еще Бога веруете, в храм ходите. Как так можно?

– Милый человек, а как же пчелка? Как она живет, как собирает мед? Кто ее сотворил?..

На таком простом примере он убедил слушателей, что Бог есть. И даже лектор сам в конце диспута признал, что есть Бог. Очень красиво, просто, убедительно в этой книге все рассказывается.

Вот еще случай. Много лет назад я ехал в поезде из Москвы в Салоники. Это были 90-е годы, на поездах тогда никто не ездил, вагон пустой. Проводник, и больше никого. У меня было несколько этих брошюр, я дал почитать проводнику – ему тоже скучно было в пустом вагоне. Он взял книжку и несколько часов просто не выходил из своего купе. Потом выскочил восторженный! Божья благодать коснулась его через эту книжку, он стал расспрашивать о Боге, о вере. Так вот Господь призывает людей: «Не вы Меня избрали, а Я вас избрал». Через разные случаи, разные явления Господь призывает людей.

Был такой митрополит Нестор Анисимов, его называют миссионером Камчатки. Он погребен в Переделкино возле храма Патриаршего подворья. Он после революции попал в Китай, в Маньчжурию, служил там. В какой-то момент, видимо, с эмигрантами оказался на Шри-Ланке (Цейлон). Эти воспоминания написал схиархимандрит Андроник. Они там с общиной верующих, может быть, несколько сотен человек, молились, жили какое-то время. Тут к ним приходит португалец и говорит: «Я вижу, что вы люди верующие. Может быть, заберете себе мой храм?» Они говорят: «Почему вы хотите отдать свой храм?» Он говорит: «Вы знаете, нас тут несколько священников на острове из Португалии, служим, и вот уже одного моего друга священника отравили. Пришли иезуиты безбожники, и они хотят забрать мой храм и меня убить. Я не хочу отдать безбожникам храм. Лучше я вам отдам, верующим». Юридически оформили передачу храма, стали служить там православные службы. Потом спохватились иезуиты, стали судиться, но суды проиграли и храм остался православным. А владыка Нестор опять уехал в Маньчжурию и туда уже не возвращался. Потом пришло время, и примерно в 1945 году открылась граница, и он из Китая с рядом верующих, священников и епископов вернулся в Советский Союз, тут же получил лагерь, отсидел какой-то срок, потом его выпустили, дали ему епархию. Одно время он был Кировоградским. Вел такую жизнь. Господь давал людям благую часть даже там, на чужбине. Господь посетил людей и дал им место для молитвы, видя их веру, видя их уверенность в помощи Божией.

Еще пример. Вот святитель Иоанн Максимович, известный подвижник, посещал в Китае больницы. Перед тем, как прийти к больным, он служил литургию, нес Святые Дары, молился возле них. Бывали случаи, что люди исцелялись после его молитвы, выходили из больницы. Когда пришло коммунистическое правительство, он с несколькими тысячами верующих перебрался на Филиппинские острова. А, там были сильные ветра, которые просто заливали остров водой. Он молился. Местные жители потом говорили, что это удивительно: не стало ветров таких сильных, тайфунов. Далее, он вывез этих людей в Америку, но их не принимали. Он сидел на ступеньках Белого дома, молился до тех пор, пока его не приняли. Добился даже того, что изменили закон об эмигрантах и приняли несколько тысяч русских человек на проживание. Он потом служил в Сан-Франциско, там же и погребен, там находятся его святые мощи. Вот сила веры и сила духа! Хорошо, когда есть такие же праведники как преподобный Серафим Саровский, который сказал: «Спасись сам – и вокруг тебя спасутся тысячи». Это действительно так! И мы видим такие же примеры на Афоне: старцы Гавриил Карейский, Иоанн Папаяннис или другие такие же праведники и подвижники.

Вот, тоже Америка. Америка, где ужас, сатанизм и все прочее. И вдруг в Аризоне – монастырь, и там отец Ефрем Аризонский, а он был игуменом афонского монастыря Филофей. Приехал туда и основал около 20 монастырей. В наше время, сейчас, он еще живой. Такой духовный расцвет. Это не один монастырь, а двадцать монастырей, которые живут своей духовной жизнью, куда приходят верующие, которые исповедуются, причащаются и становятся православными! К отцу Ефрему много и русских приезжает людей. Есть и такие, которые уехали в Америку неверующими, равнодушными, а потом через знакомство с ним стали православными, искренними, настоящими верующими. Это феномен такой, это настоящее миссионерство. Не формальное, а миссионерство духа, миссионерство благодати Божией. Подвиг старцев – он особым образом незримо несет благодать Божию в сердца людские, и люди приходят к Господу, приходят к Церкви, кардинально меняют свою жизнь, мировоззрение.

– В этом году Россия и весь православный мир отмечают тысячелетие присутствия русских на Афоне. Получается, что Афон дал очень много святых молитвенников и на нашей земле. Вы очень много лет на Святой Горе.

– Я здесь с 1987 года. Мы вместе с отцом Макарием, отцом Кирионом, отцом Корнилием приехали, и так Господь устроил, что пришлось открывать и Афонское подворье в Москве, которое сейчас на Таганке, выбирать это место и по благословению покойного Святейшего Патриарха Алексия заниматься возрождением подворья. Потом Господь сподобил приехать сюда, и уже с 1998 года на этом месте мы стали возрождать келью святого Модеста, которая была полностью разрушена, ничего не оставалось. Была только небольшая часть храма: сантиметров 30-40 одной стены. Все это расчистили, по милости Божией стали восстанавливать.

– Очень интересны ваши воспоминания, как вы попали на Афон?

– Как попал? Был такой случай. Я был насельником Троице-Сергиевой Лавры. В 1980-м я поступил в Московскую духовную семинарию, а в 1983-м перешел послушником в Лавру. В 1984 принял постриг и был посвящен в иеродиаконы. Наш тогдашний наместник отец Алексей, сейчас он митрополит Тульский, съездил в паломничество на Афон и познакомился с настоятелем Ксиропотамского монастыря. Они очень подружились, и этот настоятель говорит: «Давай я тебе помогу русский монастырь немного восстановить». А в нем было очень мало насельников.
Проходит какое-то время, тот звонит и говорит: «Я договорился, двадцать человек можешь посылать». Отец наместник объявляет во время трапезы: «Кто желает, может поехать на Святую Гору подвизаться». Я пошел к духовнику спрашивать. Он сказал: «Ну, дело хорошее». Я родом из Чебоксар, и у нас на Афоне жило уже несколько человек из Чувашии, которые уехали раньше: отец Виталий, отец Паисий, иеродиакон, он и ныне в Свято-Пантелеимоновом монастыре, и еще несколько человек. Мы начали готовиться, нам даже греческий язык преподавали. Тогда преподавал, еще до рукоположения, отец Максим Козлов, ходил в пиджачке. Мы пошили себе рясы. Архимандрит Сергий был ризничим, Царство ему Небесное, хорошо к нам отнесся. Он сам когда-то хотел поехать на Афон, так же как митрополит Онуфрий, ныне глава Украинской Православной Церкви. Отец Алексий, сейчас настоятель Данилова монастыря, отец Косьма – это было то среднее звено духовников в Троице-Сергиевой лавре, которые благосклонно относились к нашему желанию. Греки из 14 человек, которые были представлены в списке, первых семь вычеркнули, а нам, последним семи, дали визу. Нас оформили и повезли. Сопровождал нас тогда владыка Варнава Чебоксарский и Чувашский, по благословению Святейшего Патриарха Пимена. Мы прилетели в Софию, где нас «красные береты» обыскали с ног до головы. У нас еще была советская власть и там еще была советская власть. Оттуда – перелет в Афины. Там в монастыре Пендели нас встречал митрополит Хризостом, он очень часто ездил в Россию, общался со многими, хорошо известен в русских церковных кругах. Нас гостеприимно встретили, несколько дней мы там пожили, пока улаживались какие-то формальности. Оттуда перелетели в Салоники и поехали на Святую Гору Афон. Это было в июне на праздник Божией Матери «Достойно есть».

Так началась наша жизнь на Святой Горе. Было непривычно. Очень жарко, эту жару трудно было переносить: напьешься воды из-под крана, живот полный, ноги раздуются. Все непривычно. Потом отец игумен для молодой братии благословил комнатку, поставил туда газовую плитку. Мы обзавелись пачкой чая, стали воду кипятить, чай пить. Я до сих пор вспоминаю, что самый лучший чай, самый лучший вкус был там, в первые месяцы жизни в Свято-Пантелеимоном монастыре. А потом уже послушания разные пошли, постепенно привыкли. Первые три года было очень тяжело, потому что тоска по Родине, по России, по всем обычаям… трудно сразу перестроиться. А так, Господь своей благодатью, своей милостью все это компенсировал. Там были примеры подвижничества – это и сам игумен Иеремия, и отец Арсений, он до сих пор еще жив, но сейчас уже, наверное, так не поет. А он был регентом на клиросе, управлял, пел, вытягивал все службы. И был в то время еще и огородником. Натрудится на огороде, на жаре, не отдохнет, придет в келью, полчасика посидит перед службой, четку потянет (он плел очень красивые четки, дарил братии, особенно вновь прибывшим) и потом на службу. И так проходили наши дни. Иногда, раз в год, приезжали делегации из России. Все ждали эти делегации, встречали их: что там на родине происходит? Тогда не было мобильных телефонов, письма шли долго. Была поэтому особая атмосфера.

– Монастырь был разрушен?

–Да, монастырь был сильно разрушен, по сравнению с тем, что сейчас сделано, восстановлено. На берегу все корпуса были разрушены, и в самом монастыре тоже все разрушено, и царский архондарик и корпус у центральных входных врат – все было разрушено. И некому было строить, и некогда, и не могли, потому что были препятствия со стороны светских властей и Святой Горы, потому что была политика противостояния. Советский Союз – это система социальная, а капиталистический мир, в который входила Греция – это другая система взаимоотношений. Поэтому все это сказалось и на монастыре тоже.

– Интересно, когда говоришь, что собираешься на Святую Гору, люди, даже совсем не церковные, меняются в лице, улыбаются. Откуда такое чувство у нашего человека? Он, может быть, и не знает ничего о Святой Горе, а отношение именно восхищенное.

– Наверное, все-таки где-то видели, слышали, подсознательно уже воспринимают, потому что уже сколько лет много паломников ездило и ездит на Святую Гору, с тех пор как открылся железный занавес. Много фильмов выходит о Святой Горе. Много книг. Многие долго ассоциировали Афон с Новым Афоном в Абхазии, поскольку он тоже относился к Афону старому, потому что там насельники Свято-Пантелеимонова монастыря построили большой и красивый монастырь. Он был как филиал, поскольку были напряженные русско-турецкие отношения, и насельники Свято-Пантелеимонова монастыря в случае обострения думали эвакуироваться на Новый Афон, поэтому готовили себе запасное место. Там архимандрит Иерон и близкие духовника схиархимандрита Иеронима и наместника отца архимандрита Макария подвизались, и построили этот монастырь во всей его красе.

Там было до 800 человек братии, в этом прекрасном монастыре. Потом они обучали абхазских детей. Была школа для абхазских мальчиков, которых они обучали грамоте, церковному языку. После революции многие годы монастырь не трогали, потому что пришли к власти люди, которые получали образование в этой школе для мальчиков. Они с благодарностью вспоминали то, что они получили от этих монахов и проявляли лояльность в общении. Но потом, конечно, монастырь постигли, как и везде, закрытие и разруха.

– Я беседовал в монастыре Святого Павла с архимандритом Парфением, общался дважды с архимандритом Ефремом Ватопедским, затем со старцем Гавриилом Карейским, спрашивал их о последних временах, о том, что мир катится в пропасть. И они всегда приводили в пример Россию, говорили, что у них надежда только на Россию, на русский народ и на его молитву. Как вы считаете, почему они дают такие ответы?

– Видите, по милости Божией Россия до сих пор является сдерживающим фактором, тем самым «удерживающим», о котором говорится во многих духовных писаниях. Что значит удерживающим? Это значит, что весь мир лежит во зле и это зло, особенно через глобализацию, через стирание границ усиливается. Вся Европа находится сейчас под воздействием одной силы, уже наднациональной, которая воздействует на устои и нравственные, и государственные, и на души людей. Размывается вера в Бога, устраняется христианство. В Европе почти уже не встретишь ревностных христиан. Церкви продаются под кафе, рестораны, сдаются в аренду под футбольные или хоккейные площадки территории храмов. Святые мощи распродаются. Навязывается толерантная культура, псевдокультура, чтобы трансгендеры и сексуальные меньшинства могли не только заявлять о себе, но и в некоторой степени давить на общество и продвигать свои псевдоценности, которые являются грехом. И эти псевдоценности уже навязали во многих местах: однополые браки и все прочее, усыновление содомитами детей – это все навязывается и гнев Божий вызывает. Вспомните, лет десять назад на Пхукете было страшное цунами, которое унесло сотни тысяч людей, по некоторым неофициальным подсчетам даже около миллиона людей погибло. Это был самый центр разврата и беззакония.

В России по милости Божией, несмотря на некоторый экономический спад, Церковь последнее двадцатилетие благодаря стабильной государственной власти получает поддержку государства, хотя Церковь и отделена от него. Но мудрые руководители государства, из которых многие, может быть, даже большинство являются православными христианами, понимают силу нравственности, силу Церкви Божией, поскольку святая Православная Церковь воздействует на людей, возрождает культуру и самосознание человека. Мы знаем, какими были святой Александр Невский, святой Димитрий Донской, примеры этих святых князей воздействуют на души русских людей, как и слова, с которыми во время Второй мировой войны Иосиф Виссарионович Сталин обратился к народу: «Братья и сестры». Были открыты храмы, шли богослужения и народ воодушевился. Есть интересный случай, когда будущий Патриарх Пимен, призванный на военную службу, вывел полк из окружения. Много священников нравственный и духовный пример показывали своей пастве.

Почему греческие старцы смотрят с надеждой на Россию? Наш игумен отец Елисей сказал в нашем недавнем разговоре: «Этот барьер, железный занавес, сохранил в России святое православие». И до сих пор нет сильного воздействия западной псевдокультуры, западного постхристианского, можно сказать, античеловеческого воздействия на все духовные ценности. Это удерживает и сохраняет русских людей. И даже эти санкции нам помогают. Они думали, что введут их и придавят, унизят, разрушат экономику и психику людей. Сейчас даже пытаются от Олимпийских игр отлучить русское спортивное общество. А получается наоборот, люди начинают прозревать: почему, за что на нас такие гонения? «Потому что вы другие, вы не такие, как мы. Вы не такие, вы не воспринимаете наши «ценности», вы не воспринимает то, что мы диктуем всему Западу, мы хотим, чтобы вы стали такими». Можно даже в интернете найти сайт содомян-мужеложников. Они говорят: «Мы войдем в ваши дома, мы войдем в ваше правительство, мы всех сделаем такими, мы ваших мужей сделаем такими, как мы. Бойтесь нас, мы придем». Это диктатура. Содомизм – диктатура антикультуры. Она сломала западную культуру. Вся современная цивилизация подвержена этому разврату и жизни ради чрева, ради удовольствия, ради страстей. Они хотят сделать всех такими. Почему? Потому что антихрист должен прийти тогда, когда упразднится все святое и праведное на земле, и поэтому они хотят подготовить почву. Содомский грех, развратные грехи – они подготавливают почву для пришествия антихриста, чтобы прекратились богослужения в храмах, чтобы православные храмы были уничтожены, чтобы религия сатанизма, псевдорелигия, которая готовит приход антихриста, восторжествовала.
Слава Богу, на Руси есть еще много православных людей, много просто мыслящих почвенно людей, много патриотически настроенных, которые понимают всю вредность, всю опасность этого влияния. И, слава Богу, все-таки есть какое-то сопротивление. Сопротивление этому нашествию, этому безумию, когда человека превращают в животное, в скотину.

– В конце мая, занимаясь освещением визита на Афон Президента России и Святейшего Патриарха, я столкнулся с небывалым шквалом ненависти, подлости западных средств массовой информации в том, как они прореагировали на визит нашего Президента на Святую Гору. Мне кажется, это яркий пример того, о чем вы сейчас говорили.

– Да, они боятся всего святого, всего возрождающегося, даже появились какие-то фантасмагории: Путин решил использовать Афон как плацдарм для возрождения Византии. Да, Владимира Владимировича приняли с почетом старцы Афона, афонские игумены, представитель Кинота, поставили его на почетное место, на котором принимали византийских императоров и патриархов. Он стоял на этом почетном месте и это, действительно, вызвало шквал саркастических вопросов либеральной прессы: что? как так? Путин возведен в Цари? Конечно, был оказан очень хороший прием и Кинотом. И Владимир Владимирович подарил братству очень хорошую рукопись для Кинота, Протата. Были сказаны очень хорошие слова о близости наших культур, о греческой православной культуре, греческом православном духовном сознании, которым уже два тысячелетия, и на Афоне они тысячу лет незримо передаются нам и воспринимаются русскими монахами, начиная от преподобного Антония и Феодосия Киево-Печерских. Преподобный Антоний жил здесь. На Святой Горе перед тем, как стать основателем Киево-Печерской лавры, принял постриг на Святой Горе и считается даже, что, возможно, он был одним из первых основателей и Русской обители Ксилургу на Афоне. Это преемство продолжалось: и Сергий Нуромский, и Нил Сорский, и другие святые, которые были на Святой Горе, потом шли в российские монастыри и продолжали эту духовную традицию, традицию исихазма. Исихия – это безмолвие, это традиция, которая несет опыт Иисусовой молитвы, опыт паламизма, опыт о нетварных Божественных энергиях. Святитель Григорий Палама, уже будучи после Афона архиепископом Солунским, обличал еретиков Варлаама и Акиндина, которые были католическим духом пронизаны и противостояли этому умному духовному деланию, молитве Иисусовой. Патриарх Филофей Коккин его поддержал и поддержали его на соборах того времени святые отцы. Ересь варламизма и акандинизма была осуждена, а учение о благодатных нетварных энергиях, незримо исходящих от Пресвятой Троицы и пронизающих человеческое сердце и душу во время искренней молитвы, было принято.

– В заключение хотелось бы услышать ваши пожелания тем людям, которые еще не переступили порог храма, но они уже на пути к нему. Может быть, скажете им какие-то слова для укрепления, людям, которые только собираются стать верующими.

– Некоторые советуют просто посмотреть на небо, на землю: светит солнце, оно ритмично восходит, заходит. Есть дома, где мы живем, их строят люди – мастера, архитекторы, строители. Автомобили проектируют, создают автомобильные мастера. Мы носим часы, их тоже мастера делают, картины пишет художник. А эту прекрасную картину Вселенной, этот прекрасный механизм ее кто создал? Неужели он сам создался каким-то спонтанным образом? Есть великий Творец и Создатель этого мира, видимого и невидимого, имя которому – Господь Бог. Мы во всем видим проявления Творца, Его благословенного бытия: светит солнце, лучи солнца озаряют землю, которая дает плоды. Лучи солнца светят на море, которое дает рыбу и всякие морские продукты. Небо, земля – все создано Творцом. И если человеку подумать об этом и если просто своими словами обратиться ко Господу, сказать: «Господи, если Ты есть, откройся мне, покажи мне, дай мне познать Тебя», – вот такой простой молитвой, то Господь откроется человеку.

Русский народ – всегда искатель правды, богоискатель. Он искатель этой правды без лукавства, потому что современный мир настолько пронизан лицемерием, обманом, лукавством, ложью. Это все – от лукавого, от демона, все безбожно. Если человек постарается с правдой взглянуть на самого себя, на свое сердце, на внутренний мир: как я живу, для чего я живу, зачем я пришел в этот мир и что будет дальше; и если человек искренен и если в нем есть это чувство обратиться к Создателю: «Боже, откройся мне, дай мне познать Тебя», – то Господь отзовется на этот простой, искренний зов.

Беседовал Андрей ПЕЧЕРСКИЙ
от 25.09.2017 Раздел: Сентябрь 2016 Просмотров: 584
Всего комментариев: 0
avatar