Добавлено: 21.04.2022

Пасха Христова на Святой горе Афон

Из путевых заметок

Греческий городок Уранополис встретил нас закрытыми дверями и окнами, пустующими и тоже закрытыми кафе и ресторанами. Помню, как в былые годы здесь бурлила жизнь, звучала многоязычная речь паломников из разных стран мира.

Сейчас новые реалии. Не только на Афоне, но и во всем мире. А Святая Гора продолжает жить своей жизнью, во главе которой молитва! Это было здесь всегда. И будет до скончания века.

И все также призывно звучат колокола нашей русской обители, пробуждая весь мир к молитвенному подвигу и покаянию. Каждая минута на Святой Горе — это драгоценный дар Господа и Матери Божией всем нам, больным и здоровым, счастливым и обиженным, молодым и уже собирающимся в последний путь людям, всем, кому посчастливилось попасть в этот земной рай.

Вот и я в очередной раз благодарю Господа за Его милость вновь побывать в этих святых стенах, припасть к святым иконам и целебным мощам и радостно встретить Светлое Воскресение Христово!


Эта поездка на Святую Гору Афон — уже не первая в моей жизни, но, пожалуй, самая важная и памятная. Конечно же, первое соприкосновение с этой великой святыней навсегда останется в сердце. Оно изумляло и преображало сознание, и жить вдали от этих райских обителей становилось очень грустно. Но всегда в глубине души я надеялся хотя бы на краткое время вновь прикоснуться к этому загадочному миру постоянной молитвы.

Страстной четверг в монастыре. Чтение страстных евангелий. Притом, в отличие от наших приходских храмов, это действительно великий труд и великое таинство, которое продолжается практически всю ночь, до раннего утра.

Время на Афоне пролетает незаметно. Одна служба сменяется другой, краткий отдых, и вновь колокольчик в архондарике (гостинице для паломников) призывает в храм на молитву.

И вот она, Великая суббота — вершина великопостных богослужений. Вся атмосфера в храме уже как бы пропитана ожиданием Пасхального торжества.

По окончании полунощницы, незадолго до полуночи, монахи раздают всем присутствующим свечи. Идет приготовление к Крестному ходу вокруг храма с пением стихиры «Воскресение Твое Христе Спасе...» Я очень люблю пасхальный крестный ход. Уже многие годы я участвую в нем в нашем сельском Троицком храме. Мне доверяется нести запрестольный крест. И волнующие слова «Воскресение Твое Христе Спасе» всегда невольно прошибают слезой.

А на Афоне Крестный ход сопровождается особым погребальным звоном. Мы идем вокруг храма, небо усыпано звездами, ни малейшего дуновения ветра, и свечи безпрепятственно горят у монахов и паломников. В какой-то момент ко мне внезапно приходит ощущение, что мы действительно хороним Самого Господа Иисуса Христа. Не объяснить этого состояния словами...

И вот уже побежала радостная Пасхальная литургия. В какой-то момент я увидел, что монахи выстраиваются в длинную шеренгу по всей длине храма. Другие, проходя к алтарю и поравнявшись с теми, кто стоит в линии, лобызают их со словами «Христос Воскресе!» Не сразу, сознаюсь, я понял, что этот путь надо пройти и мне самому. И, встав в поток паломников, я изумленно увидел в правом приделе храма батюшек со святыми реликвиями монастыря. Многократное «Христос Воскресе» и радостное «Воистину Воскресе», улыбки и добрые пожелания знакомых и незнакомых монахов буквально переполняют душу каким-то особым пронзительным торжеством. В этот момент хочется обнять всех присутствующих и еще, и еще раз с братской любовью произнести: «Христос Воскресе!» Да, именно так встречают Воскресшего Христа на Святой Горе Афон.

От усталости многочасовых бдений и безсонных ночей не остается и следа. За окном храма светлеет. Скоро взойдет солнце. Усталые, но счастливые, идем в трапезную на разговение. Оно относительно скромное: красное пасхальное яичко, кусочек кулича, пасха и кофе с молоком. Все очень мудро предусмотрено. Никаких излишеств. А в миру как часто наш брат, истосковавшись после поста по разным вкусностям, набрасывается на всякую снедь. Да так, что иные в больницы попадают. Должен признаться, и я тоже не исключение. После Рождественского поста таким образом отличился.

Солнышко вышло из-за горы, осветило купола храмов, золоченые кресты, заискрило на изумрудной глади моря. Благодарим Господа и отправляемся по кельям отдыхать.

Разбудил меня колокольный перезвон. Радостный пасхальный благовест заполнил, казалось, все пространство вокруг монастыря. Я поспешил в храм, думая, что начинается служба. Но храм святого Пантелеимона был непривычно пуст. И мне захотелось побыть какое-то время наедине со святыми иконами...

Но благовест все призывал и призывал куда-то, и я начал обходить другие храмы обители в надежде обнаружить, где же все-таки происходит служба. Нигде никого не было. Казалось, монастырь вымер. А секрет оказался совсем простым — к стыду своему, праздничный пасхальный благовест я принял за призыв на службу. Колокольный перезвон раздавался до самого вечернего богослужения.

После праздничной трапезы все подходят к игумену. На столике рядом с ним — большая корзина с пасхальными яйцами. Он заботливо одаривает всех нас со словами: «Христос Воскресе!» «Воистину Воскресе!» — слышится многократный ответ.

Сколько раз мне приходилось с огорчением отмечать, что пасхальная радость после Светлого Воскресения заметно утихает, а то и совсем улетучивается от будничного настроя в метро и на улицах больших городов. К счастью, нет такого на Святой Горе Афон! Мне посчастливилось на этот раз провести там почти всю Светлую седмицу. И радость о Воскресшем Христе только усиливалась изо дня в день.

В Светлый понедельник совершается традиционный крестный ход в столице Афона — Карее. С великой святыней Православия, чудотворной иконой «Достойно есть» идут священники и архиереи, простые монахи и паломники. Почетным эскортом идут невозмутимые и полные достоинства вооруженные полицейские.

Крестный ход останавливается у многочисленных храмов, келий и часовен. Дорогу крестного хода любовно устилают веточками лавра и вишни. Всех проходящих обильно кропят святой водой и благовониями. На каждой остановке — молебен, обязательные пасхальные угощения (пасха, куличи, яйца, сыр, вино, вода).

Крестный ход продолжает свой пасхальный путь, постепенно приближаясь к начальной точке отправления, где икона «Достойно есть» торжественно возвращается в свой храм, чтобы на будущий год вновь порадовать православный мир.

В Иверском монастыре совершается крестный ход с великой святыней Православия — иконой Иверской Божией Матери, написанной еще в IX веке.

К нашему приезду икону уже вынесли из монастыря и после краткого молебна несколько сотен священников и паломников отправляются вслед за Иверской иконой по окрестностям с остановками у часовен и келий для молитв и благодарений. Среди паломников много грузин. И это не удивительно. Иверский монастырь до XII века принадлежал Грузинской Православной Церкви. А Иверская икона Божией Матери сугубо почитается в Грузии. И вновь идет соревнование за право нести святыню. И это право предоставляется монахом, отвечающим за порядок несения иконы, представителям грузинского народа. Как малые дети, радуются они предоставленной возможности. В какой-то момент я оказываюсь рядом с иконой и вспоминаю греческое слово «евлогите» (благословите!) И греческий монах милостиво разрешает мне взять с правой стороны чудотворную икону Божией Матери. Прикладываюсь губами к краю иконы. Полный восторг! Невольно накатываются слезы. Да и разве много нужно православному человеку для счастья?

Праздничная процессия приближается к морю. По преданию, именно здесь в давние времена впервые высадилась на афонский берег Богородица. В нескольких метрах от моря — родник со святой целебной водой. Совсем рядом, в храме Иверской Божией Матери, проходит Божественная литургия. А затем икону торжественно переносят на берег. Все участники торжества благоговейно прикладываются к Иверской, получают из рук архиерея освященный хлеб, целуют крест.

А рядом на столах уже разложены пасхальные дары (куличи, сладости, ярко-красные яйца в белой сеточке с красной ленточкой...) Иверская святыня вновь возвращается в свои пределы — в монастырский храм.

Каждый вечер мы ходили на пристань провожать заходящее солнце. Иногда золотой круг прятался в низко сидящее облако, окрашивая его в пурпурный пасхальный цвет, но чаще солнышко незаметно таяло на горизонте, освещая морскую гладь своим прощальным золотистым лучом. От этой завораживающей картины природы уходить не хотелось, и пока не начинало темнеть, мы молча сидели на причале...

Паром решительно двинул свой стальной язык на пристань, и люди с обеих сторон — одни, только приплывшие из Уранополиса в монастырь, и другие, уезжавшие со Святой Горы в мир, — пошли навстречу друг другу. Мое путешествие тоже подходило к концу. Было грустно расставаться с полюбившимися сердечными и мудрыми людьми, которых послал на моем пути Всемилостивый Господь. Это была моя первая Пасха на Афоне. И, Бог даст, не последняя.

Христос Воскресе! Воистину Воскресе!

Светлое Воскресение

Эта поездка на Святую Гору Афон в наш Свято-Пантелеимонов монастырь останется навсегда в моей памяти. Прежде всего потому, что, несмотря на известные трудности, по милости Божией я две недели вновь находился среди навсегда полюбившихся мне людей: игумена нашего монастыря священноархимандрита Евлогия, уже знакомых и если незнакомых, то уже узнаваемых по предыдущим поездкам монахов...

Последние дни Великого Поста и Страстная Седмица в монастыре были наполнены молитвой. Это, разумеется, относится ко мне многогрешному. У монаха этим заполнена вся жизнь без остатка. Это глубокая и всепоглощающая основа нашего бытия, которая выбрасывала из сердца любые посторонние мысли и переживания, оставляла в душе только слова молитв и обращений к Господу Богу и Матери Божией.

Из моего окна была хорошо видна колокольня монастыря и часы на ней, которые по древней традиции показывали византийское время. Оно уходило вперед на четыре часа и как бы подталкивало, пробуждало от краткого сна к самому важному делу — молитвенному деланию...

И монастырский колокол постоянно напоминал о том, что пора вставать, бодрствовать и молиться.

Наверное, это было самое счастливое время. Тем более, что первую неделю со мной рядом был мой сын Николай, с которым мы когда-то совершили две самые первые поездки на Святую Гору.

Тогда мы много ходили с ним пешком от одного монастыря к другому, пытаясь увидеть и поклониться тем многочисленным святыням, которые находятся в них. В этот раз передвижение по Святой Горе было строго ограничено. Нам только однажды удалось дойти пешком до греческого монастыря Дохиар, где находится великая святыня — икона Божией Матери «Скоропослушница».

Войти в монастырь нам, к сожалению, не удалось. Строгий монах у входа развел руками, и мы поняли, что войти не удастся никак. Матерь Божия была совсем рядом, буквально в пятидесяти метрах. И мы, помолившись у входа, отправились в обратный путь. Вовсю буйствовала, торжествовала афонская весна. Кусты, густо усыпанные изумрудными цветами, яркими пятнами радостно украшали зеленые склоны.

Эта живописная дорога вдоль пронзительно голубого моря не оставляла ни малейшей возможности для усталости и уныния. А пение афонских соловьев, которые в отличие от наших российских поют не только на рассвете, но и весь день, слагало в наших душах какую-то торжественную песнь...

Келью святого Модеста мы посетили перед самым отъездом Николая в Москву. Это удивительное место, созданное, как впрочем и все монастыри, и скиты, и кельи на Святой Горе, для глубокой молитвы, давно уже полюбилась мне своей простой и сердечной гостеприимностью ее хозяина иеромонаха Авраамия, беседы с которым наш читатель уже встречал на страницах «Руси Державной».

Вечером в Великий Четверг совершается Утреня Великой Пятницы, или служба 12-ти Евангелий. Правда, на Афоне это богослужение происходит ночью. Вся служба посвящена благоговейному воспоминанию спасительных страданий и крестной смерти Богочеловека. Каждый час этого дня — есть новый подвиг Спасителя. В этом богослужении раскрывается полная картина страданий Господних, начиная от кровавого пота в Гефсиманском саду и до Голгофского распятия. Весь храм, монашествующие и паломники, стояли с зажженными свечами в руках и после каждого чтения устами певчих благодарили Господа словами: «Слава долготерпению Твоему, Господи!» И как бы вторя этим словам раздавался удар колокола.

И еще одна поистине трогательная деталь: по окончании службы все стараются унести зажженную свечу к себе в келью. Это сделал и я, многогрешный. И мне повезло. Пока я шел, не было ни малейшего дуновения ветерка. Как будто весь мир замер в этот момент... Эта свеча еще долго горела у меня перед иконами...

В Великую Пятницу в монастыре не прикасаются к еде и даже не пьют воду. Первый глоток — уже после причастия святых Христовых Таин в Великую Субботу.

Исповедь перед причастием в этом святом месте — это удивительное и ни с чем не сравнимое таинство. Пока стоишь в храме перед алтарем, хочется вспомнить все свои прегрешения, чтобы встав на колени у ног духовника монастыря иеромонаха Макария, откровенно поведать ему о них.

Помню, как в келье святого Модеста мне попалась книжечка, в которой перечислялись грехи, и когда я стал читать ее, то вдруг неожиданно вспомнил, что когда-то, в те счастливые годы, когда я приезжал к своему духовному отцу архимандриту Кириллу в Переделкино, он, собрав всех, кто в этот день приезжал к нему на исповедь, говорил мне: «Андрей, читай вслух». И удивительное дело, когда я перечислял содеянные грехи, я вдруг сейчас явственно услышал его незабываемый мягкий и ласковый голос: «Бог простит тебя!»

Пасхальные богослужения везде особенно торжественны и красивы. И в этом ничего удивительного нет. Потому что «Воскресение Господа нашего Иисуса Христа положило основание нашей веры. В кратком исповедании — Христос Воскресе! — выражается вера наша, надежда и радость, потому что Господь победил смерть и даровал нам воскресение». Так говорил святитель Лука (Войно-Ясенецкий), архиепископ Симферопольский.

Слова «Христос Воскресе!», которые утверждают жизнь на всей нашей Земле, никуда не уходят из сердца. И когда эти великие и безсмертные слова летят в ночной звездной тишине перед храмом великомученика Пантелеимона, когда горящими свечами озаряется вся площадь и, наверное, весь мир, начинаешь отчетливо понимать, какое это великое счастье встречать Воскресшего Спасителя на Святой Горе Афон. Только ради этой драгоценной минуты стоит жить на Земле!..

В храме, где нет ни одной электрической лампочки, все озарено ослепительным Благодатным Огнем, который неведомыми путями привезли из Иерусалима от Гроба Господня. «Христос Воскресе!» Первым произносит эти слова игумен монастыря священноархимандрит Евлогий. Его счастливая улыбка мгновенно передается всем. И происходит то, чего, наверное, больше всего боится дьявол: единение в любви к Воскресшему Христу и друг к другу! Знакомые и незнакомые лица — все радостные и счастливые. Торжественно проходят по кругу и монахи, и паломники перед алтарем, прикладываются к святым мощам, братски целуют друг друга. Христос Воскресе! Торжественный звон колоколов не умолкает.

И подумалось, наверное, какие мы все-таки счастливые люди! Так близко приблизиться ко Христу можно только здесь, на Святой Горе Афон!

А в конце нашего небольшого путешествия мы приехали в Иверский монастырь, где находится великая афонская святыня — икона Иверской Божией Матери.

Мы приехали днем, и двор монастыря был пуст. Торжества закончились. Мы сели на скамейку у входа в храм и стали ждать. Через несколько минут пришел монах и открыл дверь. Иверская святыня стояла в центре храма. Мы подошли и долго, сколько можно было, стали молиться. Обычно Иверская икона находится в специальной часовне, и помолиться около нее удается считанные минуты. А сегодня нам несказанно повезло.

Андрей ПЕЧЕРСКИЙ

от 25.05.2022 Раздел: Апрель 2022 Просмотров: 1053
Всего комментариев: 0
avatar