Добавлено:

Пастырь-богатырь с чудесным голосом

21 апреля 2020 года, в Светлый вторник, на 49-м году земной жизни отошёл ко Господу настоятель московского Богоявленского кафедрального собора в Елохове протоиерей Александр Агейкин.

Прошу у всех прощения и молитв! Покидаю просторы фейсбука на семь недель! Надеюсь, что вернусь. Всем мира и любви!

Эта запись стала последней в электронном дневнике отца Александра Агейкина. Можно ли было тогда, 1 марта, предположить, что этот, относительно молодой, богатырского сложения пастырь сгорит буквально за считаные дни? От коронавируса, болезни, поразившей его на самой страшной и скорбной для всех христиан Страстной седмице. Страстную батюшка пережил и отошёл ко Господу на Светлой. В дни, когда даже заупокойные богослужения полны Пасхальной радости, когда на отпевании поют «Христос Воскресе!»

Все, кто знал отца Александра лично, отмечают, насколько светлым был этот человек. Светлым и тихим, несмотря на прекрасный голос, которым его одарил Бог. Наверное, именно поэтому батюшка так долго «засиделся в диаконах», а в итоге – в «протодиаконах», в сане, столь важном для Патриарших богослужений. И те, кто в 2000-2013 годах хотя бы раз бывал на службе в Храме Христа Спасителя, не могли не заметить среди Патриарших протодиаконов подлинного русского богатыря со светло-русой бородой и очень добрым и мудрым взглядом.

Автор этих строк неоднократно общался с отцом Александром лично и в годы его служения в Храме Христа Спасителя, и тогда, когда он, неожиданно для всех, да и для себя лично, из Патриаршего протодиакона стал протоиереем и настоятелем Патриаршего Елоховского собора. В последний раз мы разговаривали ровно два года назад, весной 2018-го. И повод был также скорбный. Уход из жизни знаменитого Патриаршего архидиакона Андрея Мазура. Подлинного человека-легенды, о котором отец Александр Агейкин, обычно не очень любящий публичные интервью, рассказал с воодушевлением и светлой грустью:

«Удивительно чуткий человек, очень тонкий, очень смиренный. Такие люди редко встречаются. И когда вчера вечером мы получили известие о кончине отца Андрея, оно было радостно-скорбным, и потому что сейчас продолжаются Пасхальные дни, и, конечно, вспомнилось само общение с отцом Андреем, очень переживавшим в последнее время, что уже не может совершать богослужения. Сразу сложилось впечатление, что умер святой человек, потому что по своей преданности, по своей верности и глубокой вере он был самым настоящим Авраамом, Патриархом диаконского служения. И эта его верность Церкви может вмениться ему в праведность.

Всей своей душой он был неразрывной частью Церкви, ничего своего в нём не было. И это – удивительный дар человека, который через глубочайшее смирение воспринимал своё служение, которое было воплощением его мечты служить диаконом... Он был настоящим диаконом во всём своём служении и во всей своей жизни, потому что другого для себя не видел. И нам, молодым диаконам, которые столь же искренне хотели служить, он отдавал всего себя без остатка. При этом был настолько смиренным, простым и доступным, никогда никто от него не слышал ни единого грубого слова, и я уверен, что никто не сможет вспомнить о нём ничего негативного».

Читаешь эти слова, и слёзы наворачиваются. Казалось бы, столь разные были эти люди: отец Андрей и отец Александр, а сегодня видно, что словно отец и сын. И оба отошли ко Господу в светлые Пасхальные дни. И скорее всего, встретятся там, где нет ни болезни, ни печали, но только бесконечная, вечная жизнь. Жизнь, победившая смерть.

Уверен, отец Александр встретится и со своим предшественником по настоятельству в московском Елоховском соборе – протопресвитером Матфеем Стаднюком, скончавшимся совсем недавно, в январе 2020-го. Вот только отец Андрей Мазур ушёл в мир иной на 92-м году земной жизни, отец Матфей – на 95-м, а отец Александр всего лишь на 49-м. Видимо, оказался нужнее Господу не здесь, а там.

Одним из первых, с кем мы обсудили уход отца Александра, стал протоиерей Владимир Вигилянский, прекрасно знавший новопреставленного батюшку много лет:

«Наши дружеские отношения с протоиереем Александром Агейкиным начались тогда, когда ни он, ни я не были священнослужителями. Он был алтарником в переделкинском храме Преображения Господня, а я был прихожанином. С тех пор и повелось – в силу разницы в возрасте я к нему на «ты», а он ко мне на «вы». За эти годы он возрастал от силы в силу (Пс. 83, 8), от веры в веру (Рим. 7, 17), от славы в славу (2 Кор. 3, 18).

Удивительно в нем сочетались личная мягкость и доброжелательство с твердостью и принципиальностью в делах веры и Церкви. Очень его будет не хватать! Яркий человек и уникальный пастырь!»

А наш общий с отцом Александром друг, ответственный редактор «Журнала Московской Патриархии» Евгений Стрельчик сказал совсем коротко, но так, что эти слова запомнятся на всю жизнь: «Сейчас вдруг стало мало воздуха, пустота... Сердечная пустота, подтверждающая глубину утраты».

Мало воздуха. Страшно. И радостно. Ведь, по словам Святителя Иоанна Златоуста, которые неоднократно произносил отец Александр:

Воскрес Христос, и пали демоны! Воскрес Христос, и радуются ангелы! Воскрес Христос, и торжествует жизнь! Воскрес Христос, и никто не мертв во гробе!

Во блаженном успении вечный покой подаждь, Господи, усопшему рабу Твоему, новопреставленному протоиерею Александру, и сотвори ему вечную память!

Христос Воскресе!

Михаил Тюренков
Источник: Царьград
от 25.05.2020 Раздел: Май 2020 Просмотров: 62
Всего комментариев: 0
avatar