Добавлено:

Россия возвращается к себе

26 сентября 2013 года в редакции газеты «Русь Державная» состоялся круглый стол, посвященный важнейшим церковным и государственным событиям.

В круглом столе приняли участие: священник Александр Шумский, клирик храма святителя Николая Чудотворца в Хамовниках, г. Москва, публицист, кандидат педагогических наук; Печерский Андрей Николаевич, главный редактор газеты «Русь Державная», секретарь Союза писателей России; Саулкин Виктор Александрович, обозреватель радио «Радонеж»; Танаков Владимир Васильевич, заместитель главного редактора газеты «Русь Державная».

Андрей Печерский:
– Дорогие друзья, я рад приветствовать вас в редакции «Руси Державной». Тема нашего сегодняшнего разговора, конечно, всем близка и понятна. Это взаимоотношения Церкви и общества – основная тема нашей газеты, и, как мне кажется, в последнее время эта тема все больше и больше выходит на передний план. Мне хотелось бы начать со слов, которые произнес Святейший Патриарх 22 сентября после Божественной литургии в г. Томске. Мне кажется, эту речь всем нужно очень подробно изучать. Он говорит о том, как отличать ложь от правды. Это, конечно, очень непростое дело, а мы живем во времена, когда часто правда подменяется ложью, и очень трудно нам порой понять, искренен человек, который говорит о Православии и вечных ценностях или он это говорит для красного словца. Об этом как раз и рассуждает Патриарх в своей речи. Недавно прошел форум на Валдае, и заметным явлением стала речь нашего Президента – она пристально изучается как друзьями, так и врагами, и нам, православным людям, конечно, нужно тоже очень внимательно подойти к некоторым ее положениям. Хотелось с этого и начать наш разговор.

Священник Александр Шумский:
– Наш Святейший Патриарх дает нам духовно-нравственные ориентиры. Очень четкие и ясные. И действительно, в период, когда кругом сеется смута в головах людей, в душах, в сердцах, важно, чтобы звучал голос человека, который бы эти четкие ориентиры давал людям. Отрадно, что у нас есть такой Патриарх, который глубоко мыслит, знает, куда вести наш духовный корабль, который хорошо владеет русской мыслью, русским словом. Трудно переоценить его вклад в борьбу со злом, которую мы все ведем. В его лице Церковь преподает нам и очень правильное отношение к государству. Иногда Церковь нашу диссиденты, либералы критикуют за то, что она якобы сливается с государством. Но Святейший неоднократно подчеркивал, что никакого слияния с государством нет и не было, а есть соработничество, сотрудничество. Естественно, что Церковь должна оказывать помощь государству в добрых делах, а как же иначе? Некоторые враги Церкви хотят, чтобы она была в оппозиции государству, но вся церковная история нам показывает: Церковь всегда искала общее с государством, даже в самые тяжелые времена для нее. Это единственный путь, чтобы действительно нести слово Божие людям.

Что касается речи нашего Президента на Валдае, то, конечно, это вообще поворотный момент в нашей истории за последние 20 и более лет. Прежде всего, нужно подчеркнуть, что Владимир Путин выступил здесь как человек верующий. Он говорил о Боге. У нас, наверное, последний раз о Боге вспоминал Царь-мученик Николай II. С тех пор о Боге наши лидеры официально не вспоминали. Это очень знаменательно, очень важно во всех отношениях. Президент России в своей речи дал анализ тем переменам в мире, которые произошли в последние время, и особенно в последний год. Мир вошел в качественно новое состояние. Действительно, зло так откровенно, нагло себя не позиционировало, как в лице США в отношении Сирии. И Путин действительно долго копил в себе запас этот нравственный, обдумывал происходящее. Эта речь – поворотная. Действительно, все буквально открыты – и враги Путина, и его сторонники. Я не ожидал, что он так скажет. Под каждым словом можно подписаться. Удивительно, тем более что это был в каком-то смысле вызов этому сатанинскому злу, которое сейчас распространяется. Недаром Святейший Патриарх в одной из своих последних проповедей сказал, что современная цивилизация проповедует сатанизм. Не просто грех, а сатанизм. То есть греховность перешла в стадию открытого сатанизма. И Путин это тоже почувствовал, поэтому, по сути, говорит в унисон со Святейшим Патриархом. И, конечно, важно это утверждение традиционных ценностей в его речи, подчеркивание необходимости сохранения своей идентичности, своих начал.

Виктор Саулкин:
– Я присоединяюсь к словам отца Александра. Мы с вами услышали важнейшие слова на Валдае от Президента России Владимира Владимировича Путина: Россия возвращается к себе. Россия возвращается в свою же историю. Вот эти слова, которые мы уже более 20 лет хотели услышать, а может быть, даже и еще более длительное время ожидали, когда глава государства скажет, что России необходимо вернуться к себе самой, в свою историю. А Святейший Патриарх Кирилл постоянно говорит о том, что наша история неразрывна, он говорит о единстве русской истории. Мы с вами все помним, как в прошлом году прошел замечательный юбилей – 400-летие одоления смуты. Удивительно, что книга, которую мы все любим, – книга митрополита Иоанна, так и называется: «Одоление смуты».

И вот замечательные юбилеи: 400-летие одоления смуты, 200-летие победы над наполеоновским нашествием и 70 лет Сталинградской битвы.

Святейший Патриарх в прошлом году постоянно эти даты связывал, то есть он показывал единство истории, и в словах Президента действительно тоже прозвучали очень интересные размышления на эту тему. Путин сказал, что вопросы оценки тех или иных исторических событий до сих пор раскалывают страну и общество. Мы должны залечить эти раны, установить целостность исторической ткани.

Еще одна фраза из выступления Президента Путина на Валдае мне кажется очень важной. Путин сказал о том, почему Россия сегодня стоит на страже международного права не только в Сирии, но и вообще в мировом сообществе пытается утвердить нравственные принципы. Он говорит: таков наш концептуальный взгляд, он вытекает из нашей собственной исторической судьбы, из роли России в мировой политике. А дальше Владимир Владимирович Путин говорит о том, что наша сегодняшняя позиция имеет глубокие исторические корни. Россия сама развивалась на основе разнообразия, гармонии и баланса и привносила такой баланс в окружающий мир. Венский конгресс 1815 года и Ялтинские соглашения 1945 года приняты при очень активной роли России, и они обеспечили долгий мир. Сила России, сила победителя в эти поворотные моменты проявлялась в благородстве и справедливости. За последние 20 лет нам пытаются навязать негативный взгляд на нашу историю. А Путин говорит, что сила России, победительницы в 1812 году, освободившей Европу в 1945 году, проявлялась в ее удивительном благородстве и справедливости. И эти соглашения обеспечили долгий мир Европе. «И давайте вспомним, – говорит Путин, – Версаль, заключенный без участия России. Многие специалисты, я с ними согласен, считают, что в Версале были заложены корни будущей Второй мировой войны. Мы об этом не раз говорили – это была единая война, и целью этой войны было уничтожение, мы понимаем, России». Рухнуло русское царство, Российская империя в 1917 году, ну а то, что сейчас происходит в Сирии, прежде всего, тоже нацелено на Россию. Не зря на домах в Дамаске писали: следующая цель – Москва. Мы видим, что мировые закулисы, как их называл Иван Александрович Ильин, к своей цели идут планомерно и методично. Ну и, конечно, нам совершенно ясно, об этом сказал Виталий Третьяков, бывший главный редактор «Независимой газеты», его нельзя заподозрить в каких-то слишком больших симпатиях к Церкви Православной, Президенту Путину, он довольно независимый человек, но он выразил мнение всех здравомыслящих людей: сегодня есть два человека, сказал он, на которых может положиться Россия, это Святейший Патриарх Кирилл и Владимир Путин. Мы понимаем, что Патриарх Кирилл всегда говорит о русском мире, и сегодня Президент Путин сказал очень важные слова о единстве русского мира. Конечно, напрашивается сама по себе мысль, что нужна народу, и всегда была нужна опора и сейчас как бы кристаллизуется это отношение вокруг как раз Церкви, ведь не случайно привезли в Россию Пояс Пресвятой Богородицы, крест апостола Андрея Первозванного. Таких событий в нашей истории не так уж и много.

Андрей Печерский:
– Господь своей благодатью Божией – это я как мирянин рассуждаю, потому что мне большего не дано – открывает многим людям действительно наши реальные духовные ценности. И даже этот мерзкий случай с плясками в Храме Христа Спасителя как бы очертил ту грань, за которую нельзя переходить. И, несмотря на все потуги либералов, что, мол, зря посадили девочек, и не надо было это делать, Господь всем управляет, и мы видим, что очерчивается линия: это добро, а это зло. Я не могу взять на себя функцию человека, который будет что-то предсказывать, но во время моих трех посещений Афона те иеромонахи, те старцы, с которым я беседовал, – все говорили об одном, что надежда только на нас, на Россию, потому что мировое зло сгущается… В общем, события трагические еще предстоят, и от этого мы никуда не денемся. Но что поразительно, я вижу, как на глазах меняется отношение людей, которые находятся у власти, к вере православной.

Я сейчас вспоминаю один эпизод, когда в Успенском соборе служил Патриарх Алексий, и я недалеко стоял от алтаря и наблюдал за Борисом Ельциным, который стоял и держал дрожащей рукой свечку – то ли он был болен, то ли еще что-то. После этого у меня была беседа с митрополитом Кириллом, нынешним нашим Патриархом, и я сказал: вот люди неверующие, а стоят в храме, народ их даже подсвечниками называет. И очень мудро мне тогда ответил митрополит Кирилл, он сказал: «Андрей Николаевич, не нужно осуждать этих людей, ты же не знаешь, какую мысль в любой миг может послать Господь тому или иному человеку, даже если он неверующий, даже если он пришел, что называется по протоколу».

И мы видим сегодня, как Господь все больше и больше посылает таких здравых мыслей, меняется отношение государства к нашим православным ценностям. Последний пример – это, конечно, крестный ход в Санкт-Петербурге, когда весь Невский проспект был заполнен людьми, и некоторые СМИ даже говорили: ну как же, была заявка на определенное количество людей, наверное, Церкви штраф придется платить…
Что такое крестный ход? Да, мы же знаем, что любой человек может взять, примкнуть, пойти со всеми и молиться, вот это явление – крестные ходы, это, конечно, знамение нашего времени. Вот Владимир Васильевич Танаков – он часто участвует в Великорецком крестном ходе, который идет из Кирова на реку Великую, он знает это не понаслышке.

Владимир Танаков:
– Действительно, мы сейчас вспомнили крестный ход, который прошел в Санкт-Петербурге. Это событие, которое вписывается в череду особо важных событий сегодняшнего дня, которые позволяют говорить о том, что мы сейчас переживаем уникальный исторический момент. Мы действительно ждали его несколько десятилетий. В самом деле, Россия заявила о себе на международной арене как сильное государство, способное отстоять независимость и свободу наших союзников, имеется в виду сирийский вопрос. Радостно осознавать, что наша страна способна совершать сильные поступки. Во-вторых, мы только что говорили о валдайской речи В.В. Путина, и в самом деле радостно читать такую речь главы государства, потому что душа твоя и ум твой на это откликаются. И вот еще радостное событие – этот стотысячный крестный ход в Санкт-Петербурге. Мы только что получили по электронной почте от отца Геннадия Беловолова статью на эту тему. Он пишет о том, что четыре поколения русских людей ждали того, чтобы этот крестный ход состоялся в Санкт-Петербурге.
И еще о выступлении В.В.Путина. Широко известная мюнхенская речь нашего Президента была посвящена международным делам. Предвыборные его статьи были посвящены делам внутренним. И сейчас перед нами валдайская речь Путина. Мы видели, что в зале находились представители многих и многих стран, политики, и Владимир Владимирович в их присутствии рассуждал о России, о наших корнях, о нашей идентичности, о том , как нам выйти на дальнейший путь развития, сохраняя традиции. И это воспринимается как «открытый урок» для политиков всего мира: смотрите, как мы предлагаем решать важнейшие проблемы нашего времени. Предлагаем и вам этот путь.

А вспомним недавнее празднование 1025-летия крещения Руси. Присутствовали главы и официальные представители православных церквей всего мира. Они были на приеме и у нашего Президента. И на нас, на Россию, смотрели, как на защитницу всего православного мира, то есть, по сути, как на центр мира.

И эта совокупность событий последнего времени позволяет говорить о том, что мы вошли в какую-то уникальную точку нашей истории, даже, может, громко скажем, истории мира. Поэтому сейчас такое ощущение: интересно жить. Конечно, возможно, проблемы встанут очень серьезные перед нами и во всем мире. Дай Бог, чтобы мы все это пережили. Но жизнь сегодняшняя действительно интересна и радостна. Слава тебе Господи, что дожили до начинающегося возрождения России!

Виктор Саулкин:
– К словам Владимира я хотел бы добавить, что это не громкие слова. Дело в том, что судьбы мира связаны с судьбой Церкви Христовой, а мы сегодня видим, что судьбы Церкви Христовой решаются в России. Потому что больше никто не может защитить христиан на Ближнем Востоке. Когда сейчас изгоняют и убивают христиан в тех странах, где они жили с рождества Христова, вернее, с основания Церкви нашей. В Ираке христиан не осталось, в Ливане убивают, в Сирии убивают. Весь мир не просто смотрит на это с равнодушием, весь постхристианский мир, как он себя называет, бывшие христианские страны, но они смотрят с каким-то злорадством, как мне кажется сейчас. И единственная страна, которая становится на защиту христиан, – это Россия. Мы с вами понимаем, что сейчас много болезней в нашей стране, в нашей жизни, но промысел Божий в том, что даже такая Россия, которая сегодня только начинает подниматься с колен, вновь берет на себя подвиг защиты христиан всего мира. Их не защищают ни миллиардные Китай, Индия, ни Бразилия, то есть мощные страны, которые тоже пытаются противостоять монополярному миру, Соединенным штатам Америки, а Россия вновь становится на свой исторический путь – защищает христиан. И поэтому это высказывание президента Путина, мне кажется, очень важное, оно ведь как гром прогремело, видно было по лицам некоторых людей, видно было, как у некоторых политиков иностранных вытянулись лица от неполиткорректных, на их взгляд, слишком смелых высказываний.
Путин говорит о том, что мы видим, как многие евроатлантические страны фактически пошли по пути отказа от своих корней, в том числе и от христианских ценностей, составляющих основу западной цивилизации, а дальше им Путин напоминает, что отрицаются нравственные начала, любая традиционная идентичность, национальная, культурная, религиозная и даже половая. Путин сказал: как можно ставить на один уровень многодетную семью и однополые партнерства, веру в Бога или веру в сатану. Эти слова на весь мир прозвучали: что вы делаете?

А дальше Президент России говорил о том, что люди во многих европейских странах стыдятся и боятся говорить о своей религиозной принадлежности, праздники отменяют или даже называют их как-то по-другому, стыдливо пряча саму суть этих праздников, их нравственную основу. Сидят французы, сидят итальянцы, представители двух католических стран – Италия вообще считается одной из самых религиозных наряду с Испанией и Францией, – сидят и прячут глаза. Потому что Рождество уже праздновать боятся. Называют его непонятно как. И модель эту, Путин сказал, агрессивно навязывают всему миру. И подчеркивает Путин дальше, что без ценностей, заложенных в христианстве и других мировых религиях, без формировавшихся тысячелетиями норм морали люди неизбежно утратят человеческое достоинство. А дальше слова Президента, которые тоже, мне кажется, программа России: эти ценности отстаивать всегда и всюду.

Андрей Печерский:
– Я хотел бы продолжить эту мысль и оттолкнуться от высказывания первого заместителя Председателя Совета Федерации Александра Торшина, которое прозвучало на наших страницах. Первая фраза, которая меня потрясла еще, когда было стояние на Пасху, по поводу кощунства в Храме Христа Спасителя. Он сказал: «Хватит благодушествовать!» Потому что есть такая опасность, мы, православные люди, собираемся, обсуждаем, все очень хорошо, а зло, оно как было, так и остается злом. И вторая фраза, которая прозвучала из уст Александра Порфирьевича, это о том, что: «Вот мы с вами и есть Церковь, и нас от государства никто не отлучал!» И действительно, говорить, что Церковь отделена от государства – это неверный посыл.

Если это говорится на таком высоком государственном уровне, наверное, нам тоже следует задуматься. Обращаю внимание на наши православные приходы, может быть, и я чаще вижу негативные стороны, но то, о чем говорит наш Святейший Патриарх, это очень важно. Но, как мне кажется, далеко не до всех доходит, если вообще доходит до большинства людей. Они просто об этом не знают. Это вина всех нас, что вокруг нас мало что меняется…

Священник Александр Шумский:
– На самом деле меняется очень многое. Я вообще оптимист неисправимый, как и все мы здесь присутствующие. Как священник могу свидетельствовать, что количество верующих в храмах безусловно увеличивается, и не случайна «Программа 200», которая осуществляется сейчас в Москве, не просто так она возникла. Есть огромная потребность в храмах, люди хотят этого. На западе храмы закрывают, да, мы знаем. В несчастной Франции или Германии там христианские храмы закрываются и разбираются под мечети. Там уменьшение количества верующих, особенно, мы знаем, в Германии, во Франции, да и в Италии, там сейчас кризис, безусловно, а в России наоборот. Просто может это не так заметно при первом взгляде, но из глубин церковной жизни это видно.

У нас в храме святителя Николая в Хамовниках появилось много молодежи, причем активной молодежи, которая все понимает и читает, такая молодежь, которую мы ждали. Появилось новое поколение православных христиан, и им сейчас за 20 и более лет. Вот моя семья, если взять, даже моих собственных детей, все – церковные люди. Молодежь церковная уже составляет свою среду. Вот этого не было раньше.

Был разрыв поколений 20 лет назад, когда мы, взрослые люди воцерковившиеся, пытались оказать влияние на молодых людей, но проблема отцов и детей была. А сегодня уже церковная молодежь воцерковляет собственную среду, вот это новое явление в нашей жизни, причем недостаточно отмеченное, а мы знаем, что малой закваской квасят все тесто, поэтому, может быть, их много-то и не должно быть, но они есть, и уже есть молодежное ядро православное, вот это и будет закваска, которая и будет квасить все тесто, поэтому поскольку наш церковный корабль набирает ход, наш рулевой Патриарх Кирилл показывает правильное направление, у этого корабля все больше и больше молодых и здоровых сил.

Теперь я хотел сказать о последних мировых событиях и о выступлениях Владимира Путина. Все-таки как важно, что в политике нашего Президента, вообще в нашей внешней политике появился нравственный элемент. Ведь ни в одной стране мира этого нет. Везде во главу угла ставится интерес. У Америки свой интерес, они считают себя исключительными. Обама говорит, что они исключительные. Франция – свой интерес, Европа – свой интерес, то есть они политику сводят к тезису Макиавелли, что нет никаких нравственных императивов, нет никаких нравственных целей, есть только интересы. И действительно вся политика до последнего времени строилась по принципу Макиавелли, в ней нравственность вообще отсутствует. Путин под воздействием, я убежден, под влиянием Русской Православной Церкви, этот нравственный элемент вводит в политику России, его не было. Они почему удивились-то все? Они ждали увидеть человека, который отстаивает какие-то свои политические интересы, больше ничего. Это привычное для них состояние, привычная ситуация. А здесь человек говорит языком христианским, причем очень убедительно говорит. Говорит вдохновенно. Явно, что Господь посетил нашего лидера. И этот нравственный элемент, появившийся под воздействием Русской Православной Церкви, очень заметен, и поэтому американцы от Сирии-то отошли.

Опять мы вспоминали Александра Невского, который говорил: «Не в силе Бог, а в правде». И стоило слово «правда» произнести, и вся эта чудовищная армада попятилась назад, вот что удивительно. У нас же нет такой силы, как у них сейчас, наш флот уступает им в десятки раз, у нас нет такого вооружения, как у американцев, но стоило сказать слово правды, помолиться, вот Святейший молился, Церковь вся молилась, Антиохийская церковь молилась, которая находится в Сирии, и вот Патриарх сказал слова, исполненные силой нравственной, и все, и эта бесовская армада попятилась. Удивительно, но тем не менее, Господь нам показал: если будете действовать с позиции правды, веры в Бога, то вы победите. Вот что Бог нам показал: если вы с Ним, то и Он с нами. Как в писании сказано: «Если вы с Богом, то и Бог с вами». И вот что мы увидели: вот эта сила Божия она в немощи нашей и проявилась, вот что удивительно.
Очень характерно, что Путин в своей речи вспомнил Константина Леонтьева. Впервые он процитировал этого великого философа и имперца. Философа, который утверждал «цветущую сложность», и он был самым большим борцом с либеральным уравнительством, с либеральной серостью. И Путин утверждал: мы сейчас живем по закону цветущей сложности в России, – это прямой ответ либералам на их стремление все нивелировать, все уничтожить, цветущую сложность превратить в серую массу, вот что им важно. Мы знаем, что Леонтьев был человеком глубоко верующим, он был не просто имперцем, он был христианином, который умер, будучи иноком, то есть обращение к Леонтьеву – это опять-таки обращение к христианской вере. Это очень важный момент. Вот это в совокупности показывает нам, что, когда мы с Богом, мы непобедимы. И мы снова стали «удерживающим» от мирового зла.

Владимир Танаков:
– Владимир Владимирович Путин в своей валдайской речи говорит: «Без ценностей, заложенных в христианстве и других мировых религиях, без ценностей, существовавших тысячелетия, без норм морали и нравственности люди неизбежно утратят человеческое достоинство». Тем самым Президент вводит в политических оборот масштаб тысячелетия, то есть мы существуем не с 1917 года, не с 1991 года, а мы – тысячелетняя страна. И олицетворением этого тысячелетия, о котором говорит Владимир Владимирович, можно считать предстоящее в 2015 году празднование – тысячелетие памяти Крестителя Руси святого князя Владимира.

В связи с этим величайшим юбилеем 31 июля этого года Президент России создал рабочую группу по подготовке соответствующих мероприятий. Ее возглавил полномочный представитель Президента в Центральном федеральном округе А.Д. Беглов. Вообще время, которое мы переживаем, связано с тремя крупнейшими юбилеями масштаба тысячелетия. Вспомним: 1988 год – тысячелетие Крещения Руси, с этого все началось! Вспомним и 2000-летие христианства, это прославление наших новомучеников, прославление Царской семьи, какой мощнейший толчок нашему движению был. И вот впереди в 2015 году празднование тысячелетия памяти князя Владимира – крестителя Руси. Будем надеяться, что подготовка и празднование этого события послужат пробуждению многовековой генетической памяти нашего народа.

И еще несколько слов о крестных ходах, о чем говорил сегодня Андрей Николаевич Печерский. Отец Геннадий в своей статье, присланной в нашу редакцию, вспоминает слова старца Николая Гурьянова о том, что Россия спасется крестными ходами. И думается, для того, чтобы воплотить положения, которые высказал Владимир Владимирович в своей речи, воплотить то, к чему нас призывает наш Святейший Патриарх, нужно это мощнейшее оружие, которым владеет наша Церковь, владеет Россия, использовать на полную мощность. И поэтому-то нужно всячески поддерживать традиционные крестные ходы и проводить новые: и общероссийские, и на уровне епархии, благочиния, храма. Нужно об этом говорить и воплощать в жизнь..

Вот тогда и исполнятся слова нашего великого старца Николая Гурьянова – Россия спасется крестными ходами!

Андрей Печерский:
– У меня есть конкретное предложение. Дело в том, что родина князя Владимира – это псковская земля, а на 90-летие иконы Державной Божией Матери мы проводили крестный ход, который связал чудотворную икону Державной Божией Матери в селе Коломенском и место вынужденного отречения от власти нашего императора Николая II на станции Дно. Такой крестный ход можно было бы проводить регулярно. Потому что здесь объединяются символы государственные и символы духовные. Это может служить для многих реальной возможностью ярко расставить акценты, помочь людям определиться в своем выборе.

Священник Александр Шумский:
– Ну и потом здесь можно добавить, что наши оппоненты всякого рода – это и религиозные оппоненты, и политические, и другие должны видеть, что мы существуем на белом свете и что организованы, и что можем дать отпор. Что крестный ход – когда идут сотни тысяч людей – это сила. Сила настоящая, Божья сила, и правда одновременно в этой силе. Поэтому пусть они это видят, чем чаще, тем это будет лучше, потому что когда мы собирались возле храма Христа Спасителя, когда люди шли к Поясу Пресвятой Богородицы, все, кто сомневался, что нас мало, видели, что нас не так мало. И потом крестный ход – это организация сакрального пространства. Сейчас сатанинские силы делают все, чтобы навести смуту, чтобы были беспорядки – в хаосе, в мыслях – во всем, и тьма и хаос начинают захватывать этот мир. Крестный ход – это организованное шествие, правильная организация сакрального пространства, это невидимая брань, имеющая видимую тоже часть. Поэтому необходимо это делать, и поэтому только сейчас до конца понял глубину и смысл слов старца Николая Гурьянова.

Андрей Печерский:
– Хотелось бы вспомнить также события пятилетней давности – это действительно была потрясающая программа «Под звездой Богородицы», незаслуженно ныне забытая, которую благословили покойный Патриарх Алексий и светская власть. Люди прошли от Владивостока до Москвы, с дальнего севера, с юга, и 8 крестных ходов – они пересеклись в центре Москвы, опять же в Коломенском. И мы все вместе шли к Храму Христа Спасителя, это действительно незабываемо и непередаваемо. Это было торжество православия, хотя и проходило в июне месяце.

Виктор Саулкин:
– Вспоминаю крестный ход «Под звездой Богородицы», когда с Державной иконой мы шли к храму Христа Спасителя и когда нас встречал у храма совершенно счастливый Патриарх Алексий. Радость была на его лице, когда восемь икон Матери Божией Державной мироточили. Иконы, которые пришли с Камчатки, с Украины, из Петербурга – мироточили. Это было событие, которое до сих пор не оценили… Мы его с радостью вспоминаем с Владимиром, с тобой, Андрей, и надеемся, что спустя какое-то время оно будет оценено.

Мы говорим сейчас о том, что отступила сейчас, эта армада отступила от Сирии, но, мне кажется, она отступила, если так образно сказать – обожженная правдой, испугавшись этой правды, о которой отец Александр сказал. Но она еще больше озлобилась. И, конечно, эти силы зла не уймутся, потому что Сирию им надо уничтожить, а вслед за Сирией удар будет направлен на Россию – это мы понимаем. И поэтому, когда Путин говорил на Валдае о том, что сегодня Россия испытывает не только объективное давление глобализации на свою национальную идентичность, но и последствия национальных катастроф XX века, когда мы дважды пережили распад нашей государственности. Эти слова звучат очень тревожно. Враги нашей государственности, пятая колонна, она желает третьего нашего распада, третьей революции…

Путин говорил, что после 1991 года была иллюзия, что новая национальная идеология развития родится сама по себе. Государство, власть интеллектуальный и политический класс практически самоустранились от этой работы. Я здесь не согласен с Президентом. Мне кажется, что то государство, которое образовалось в 1991 году, и тот правящий класс – они не только не самоустранились, они старательно и методично навязывали идеалогию, только она была противоположна историческому пути России и народной душе. Это был культ золотого тельца. Путин сказал: «Нельзя даже не перекидывать, а пинать будущее страны, как футбольный мяч, окунувшись в оголтелый нигилизм, потребительство, критику всего и вся, или беспросветный пессимизм». Так вот мы видим сегодня, что у многих патриотов, которые не переступили порог храма, даже в самых патриотических речах и желаниях мы видим беспросветный пессимизм, и только в церкви сегодня те, кто приходит в храм Божий, под действием благодати Божьей, они получают не только радость духовную, они укрепляются в вере, надежде и любви, возрождении, что Россия непременно возродится и вернется к самой себе, вернувшись на свой исторический путь.

Андрей Печерский:
– Я как раз хотел вспомнить слова старца архимандрита Кирилла Павлова, моего духовного учителя, который сказал в беседе со мной: «Ничто не отлучит нас от любви Божьей». Она была опубликована неоднократно в газетах. Поначалу батюшка сомневался, нужно ли вообще говорить на такую острую тему, но потом, сам с собой поразмыслив, сказал, что говорить об этом надо: «Сейчас надо, чтобы верующие настраивали и готовили себя к всевозможным испытаниям и скорбям. К этому идет. Но надо, чтобы не паниковали, не унывали и не отчаивались. Если Господь попросит какие-то испытания, нужно безропотно с радостью и надеждой, спокойствием в душе сподобиться Царствия Небесного. Надо ли говорить сегодня об этом? Как воспримут это люди? Я считаю, говорить об этом надо». Поэтому, конечно, наши святые всегда нас призывали к оптимизму, поэтому что нам бояться? Я думаю, все у нас впереди.

Священник Александр Шумский:
– Дело в том, что это двадцатилетие свободы Церкви, когда нас не преследуют, это же не просто так Господь нам дал, а чтобы мы подготовились к испытаниям. Господь сказал – не бойтесь, я победил мир. В этом суть нашей жизни, поэтому сейчас у нас есть и книги, входишь в магазин, любые книги, любых разновидностей, всех запахов, всех оттенков. У нас любые есть облачения, любые, пожалуйста. Глядя радуешься, но такое чувство – и радость и тревога, не так просто Господь нам дает такое изобилие, а чтобы мы это все правильно оценили, воспользовались и подготовили себя к тяжелым испытаниям. Оптимизм наш в этом и заключается, чтобы бесстрашно идти навстречу испытаниям вооруженными Христом.

Андрей Печерский:
– Я помню, у меня была беседа еще в 1993 году, то есть 20 лет назад, в Черниговском святу, в Троице-Сергиевой Лавре с архимандритом Феофилактом. Сейчас епископ Феофилакт возглавляет Андреевский монастырь в Москве. Он мне тогда задал вопрос: «А вот как считаете, Андрей Николаевич, кому на страшном суде будет труднее, атеисту прошлых лет или сегодняшнему?» Я не смог на этот вопрос сразу ответить. Он сказал: «Ну как же: старому большевику или пожилому человеку, в прошлом атеисту легче будет, он скажет: религия преследовалась, Библии не было, храмы разрушены. А что сказать нынешнему атеисту? Ему просто нечего сказать!»

Виктор Саулкин:
– Действительно, крестные ходы – это такая сила, которая освещает все русское пространство, освещает души людей, которые не только идут с крестным ходом, но которые даже выходят навстречу крестному ходу, и, может быть, мы это видели не раз, некоторые первый раз осеняют себя крестным знамением. Батюшка вспоминал: три миллиона людей поклонились Поясу Пресвятой Богородицы, а сколько воздохнули от всей души! Мы понимаем, что должна вся Россия влиться в этот крестный ход, под Омофор Царицы Небесной встать,. И тогда не только армады США, их авианосцы и космическое оружие, вся злоба этого мира, ненавидящая Христа и Церковь Православную, она, конечно, будет бессильна перед нашей верой, перед нашим единством с русскими святыми, с той небесной Русью, о которой говорят и отец Кирилл Павлов, и ушедший от нас отец Николай Гурьянов. Когда мы идем крестным ходом, мы с этой небесной Русью соединяемся.

Священник Александр Шумский:
– Еще я хотел добавить, что Святейший Патриарх сказал, что не будет никакой церковной реформы. Он и раньше не собирался проводить, мы знаем, что он всегда был традиционалистом. Творческим традиционалистом, так бы я его назвал. И всегда был против церковных реформ. Сейчас он заявил об этом открыто, очень важно для нас, православных традиционалистов, это было услышать. И еще очень важные слова он сказал на панихиде по Патриарху Сергию. Потому что Святейший Патриарх никогда не сомневался в высочайших достоинствах Святейшего Патриарха Сергия, это мы знаем. Просто дело в том, что поскольку довольно много людей, причем как церковных патриотов, так и либералов церковных, неправильно понимают фигуру Патриарха Сергия. Неправильно оценивают. И вот чтобы все точки над «i» поставить, Святейший дал очень точную оценку Патриарху Сергию, показав преемственность и неразрывность русской церковной истории.

Андрей Печерский:
– Я хотел поблагодарить всех вас за такой серьезный разговор. Все мы, конечно, должны не просто задумываться над словами, которые произносит наш Патриарх, а распространять их как можно шире, чтобы люди, пусть даже не церковные, но пусть они даже в нашем комментарии, в нашем изложении понимали суть происходящего и суть того, о чем с болью говорят наш Патриарх и наш Президент. Вот, мне кажется, это самая главная задача, которую все мы должны выполнять.

Фото Ларисы Беляевой

от 16.01.2018 Раздел: Октябрь 2013 Просмотров: 289
Всего комментариев: 0
avatar