Добавлено:

"РУССКАЯ НАША ДУША..."

Бог так благословил, что моя Поэзия действительно Судьба, а не профессия. Я родилась на Северном Урале, куда были высланы обе мои бабушки, в г. Верхотурье, и во времена безбожия сохранившем святость, даже и в мерзости запустения. В монастыре была тюрьма, в Троицком соборе - банк, но на окраине, при кладбище дышала подвижнической жизнью Успенская церковь, где меня крестили. Родилась я 31 декабря в день Симеона Верхотурского, в воскресенье, днем и, как рассказывала бабушка, было яркое ослепительное солнце, мороз и снег, она пришла из церкви, принесла маме вынутую просфорочку и увидела меня: 50 см, 4 кг, очень здоровенькую и толстенькую. 19 января в Крещенье меня дома трижды в купель погружали священник о. Иоанн Кевролетин и монахиня Александра Толстоухова, в церковь нести побоялись, был очень сильный мороз! Первый раз меня принесли в церковь на миропомазание и Причастие в Троицу уже почти полугодовалую, и бабушка рассказывала, что я лежала у нее на руках в цветах и березовых ветках. Потом, подрастая, я очень любила церковь, до школы особенно, и хорошо помню о. Иоанна Кевролетина. Он всегда говорил, что я стрекоза и шалунья, и если не буду слушаться, то он ругать меня не будет, и Боженька меня не будет ругать, потому что и батюшка и Боженька меня любят, а вот кое-кто меня побьет и очень больно, и показывал мне суковатую гладкую палку, посожок или, по-уральски, батожок. И вот, прошли десятилетия, после долгой разлуки я приехала на Урал в Верхотурье, в монастыре уже мощи св. праведного Симеона Верхотурского и мощи батюшки, который меня крестил, о. Иоанна Кевролетина! А в музее монастыря я увидела и узнала знаменитый батожок, вещи о. Иоанна, его молитвенник. Он в 2000 году причислен к лику святых Русской Православной Церковью!
 Я, конечно, плохо его помню как пастыря, но детский ум запомнил как родного и дорогого человека. Я еще была очень мала, дошкольница еще, когда он умер, но помню, как все бабушки и прихожанки сокрушались. Его считали за подвижника, он сидел за веру в лагерях, к нему приезжали со всех концов угнетенной советской России, он всем помогал, отмаливал грехи. Старушки плакали, что теперь новый священник о. Николай «партейный», что такого молитвенника, как о. Иоанн, теперь не будет. Но о. Иоанн стал небесным молитвенником за нас. На могилку к нему ходили все его чада, и новые люди стали его почитать. А когда подняли мощи – тело оказалось нетленным. А мне, грешной и недостойной, в назидание, чтобы я никогда не забыла – день памяти о. Иоанна в день моего Ангела святой Нины, 27 января! Разве это не чудо для меня? – Конечно, чудо! Родиться в Верхотурье в день святого Симеона Верхотурского и день Ангела праздновать вместе со святой Равноапостольной Ниной и праведным Иоанном-исповедником, который крестил меня младенцем! Слава Богу за все!
 На Урале у меня никого не осталось, только мощи батюшки Иоанна да бабушкины и папина могилки. Сосланные мои бабушки нашли благодать в холодном, суровом краю, поэтому для меня это не ссылка, а малая моя родина, прекрасная и святая. Помощь и покровительство святого Симеона Верхотурского я чувствую всегда, он был портной, шил по домам шубы, он также явился из Великой Руси в Сибирь и, будучи знатного происхождения, стал нищим ради Христа. Его особенно почитают портные. И, удивительно, никогда я не училась специально рукоделию, но всю жизнь сама шью, вяжу, вышиваю, наверное, святой Симеон не оставляет меня, грешную, святым покровом. А когда я по небрежению, по лености, по безтолковости и суетности совершаю плохие поступки, я слышу как бы в памяти духовной из беззаботного детства назидание о. Иоанна и вспоминаю его батожок. И еще! У меня самые любимые праздники в году Рождество, Святки и Троица, Духов День. Свой день именин я отношу к святкам, 27 января - это как раз отдание Крещения Господня. С детства всегда в эти дни со мной происходит что-нибудь необыкновенное. Да ведь и сама жизнь наша – чудо Божие, подарок, которому надо радоваться и беречь. Слава в Вышних Богу!

* * *

Изящный ангел на иконке –
Невоплощенный идеал,
Твой образ безтелесно тонкий
Всегда меня оберегал.

Живущее со мною где-то,
Ты существо иных миров.
Невидимо, но есть примета
Твоих летающих шагов.

* * *

Ты любишь музыку, природу,
Ты любишь чистые стихи,
И если мне твой отзвук подан,
Твои слова во мне легки.

Я знаю, любишь ты моленья
И дни Великого поста.
Стоишь со мною светлой тенью
В крылатом символе Креста.

Но от чего ты отступаешь,
И чем я, грешная, живу,
Прости! Все после сосчитаешь,
Сорвешь цветы, сожжешь траву.

* * *

В снах я своих подсмотрела:
В сад мой скатилась звезда,
Лебедем утро взлетело
С теплого ложа-гнезда.

И по воде, как по суше,
Тихая девочка шла –
Это я видела душу
В ясном венце вкруг чела.

Девочка против теченья
Так по воде и ушла,
Легкая, легче свеченья
Русская наша душа.

* * *

Безродная, я словно не в России,
А где-нибудь в языческой стране.
Я отдавала хлеб, когда просили,
Но подадут ли эти люди мне?

Я во Христе сестра, я не чужая.
Христос воскрес! – в ответ они молчат.
Я бедная, я только им мешаю
Примерить, как наряд, святой обряд.

Я не прошу, я отхожу в сторонку,
Чтобы мои не видели глаза
Меняющих прабабкину иконку
На новые, в окладах, образа.

Крестники

Наш князь и вождь в плену позорном,
Мой плач и стон в стрельбе заглох.
Но снова словом животворным
Моей души коснулся Бог.

Как слезы солнечной капели,
В которых радость, а не грусть,
Я принимаю от купели
Твоих детей последних, Русь!

Вот старший крестник, отрок тихий,
На страх врагам Руси растет.
Иноплеменных, полудиких
Хозяев новых он сметет.

Сметет, как ветер прах сметает.
В нем сильный дух, разумный свет.
С ним Бог и ты, страна Святая.
Но… отроку лишь десять лет.

Вот младший, ангелу подобный,
Он от воров очистит дом
И от вражды междоусобной.
Он мал пока… Но доживем!

Исполнив долг и Божью волю,
Честь Родины спасут сыны.
А крестнице прошу на долю
Рожать героев для страны.

Сербия

На черной парче крест серебряный,
А очи – тоска погребальная.
Стоит православная Сербия
Гордая, хоть и печальная.

Орда потешается дикая,
Как ей от хозяев приказано.
Россия родная, великая
Сама по рукам крепко связана.

Снег падает с неба белесого
На православное Косово.
Молюсь преподобному Сергию:
«Пошли своих иноков в Сербию!»

* * *

Соборный колокол последний бой пробил.
Разоблачен народам мерзкий идол.
Святую Русь Господь так возлюбил,
И так же сатана возненавидел.

Тысячелетний стяг святых побед –
Родное небо с вещим Божьим взглядом,
Над полем Куликовым нынче свет,
Над полем Бородинским, Сталинградом.

Каких еще нам надобно чудес?
Каких великих мук не испытали?
Из пепла святорусскими восстали:
Христос воскрес! – Воистину воскрес!

Моя могила – Родина моя,
Меня здесь с колыбели погребали
От века прирожденные печали,
Замученные русские края.

Октябрь семнадцатого – плаха и позор.
Октябрь недавний – по народу танки.
И как укор – под золотом собор,
И ритуал – лжецарские останки.

Но Родина! Перед Тобою я,
Из недобитых, хоть и добивали,
Мы после смерти стали крепче стали.
Моя победа – Родина моя!

Нина Карташева

от 20.09.2020 Раздел: Апрель 2004 Просмотров: 366
Всего комментариев: 0
avatar