Добавлено: 01.09.2020

Успенский пост в Приморье и старая печь

Август. Утро в солнце золотом. Теплое наше Приморье — край, где август слаще, ярче и гуще, чем, пожалуй, во всей России. Конечно, в Крыму почти такой же, как у нас, август мягкий и глубокий, бархатный. До самого октября у нас — август. После Преображения в утренние часы августа прохладней. Паутина в свежих росах и мокрая уже темно-зеленая трава. Шагнуть с деревянного крыльца в холодную росу августовских трав, увидеть синее небо в утренней дымке и розовый горизонт… Спелые красные яблоки с приморских яблонь окроплены святой водой в радостный день Преображения Господня. Освященные яблоки на подоконнике старенького дома. Дом среди молодых елок и можжевельников с небольшим деревянным крыльцом у полувековой пихты. Домику примерно столько же лет, что и высокой пихте, и он уже обветшал так, что в июне пришлось обшивать досками прохудившуюся стену с обсыпавшейся штукатуркой.

В доме есть печь, точнее кирпичный дымоход, в который вставлена жестяная труба, выходящая из простой поржавевшей «буржуйки». Еще лет семь назад здесь была кирпичная печь, которая рассыпалась от времени. Остался дымоход. Буржуйку протапливали, когда оставались ночевать в домике. Затапливали весной и летом, и в ранние зимние вечера, чтобы погреться, вскипятить чай, посидеть в домике-зимовье. Зимой здесь ночевать — холодно. А летом, с июля до сентября — тепло и уютно. Сухие дрова из спиленной где-то в уссурийской тайге елки. Вечером в темноте, когда дрова догорают, в красно-пепельных углях печется молодая картошка с огорода. Постная пища в постные дни.

Уже близится Успение. И словно вся наша приморская природа желает успеть встретить этот чудесный день. Спеют плоды в уссурийской тайге, в нашем саду и огороде. Цветут крупные георгины и строгие стрелки гладиолусов. Над гладиолусами большие бабочки-махаоны. Они издали кажутся темными птицами, плавно летящими среди елочных верхушек к красивым цветам. Мы живем здесь сейчас в этом невыдуманном приморском августе, где большие махаоны, спелые травы, молодые ели, кедры, можжевельники и высокая пихта. Дикий амурский виноград оплетает еловые ветви, на вершинах кедров дозревают крупные кедровые шишки в белой смоле. В полночь в окно домика светит полная луна.

Сейчас дни Успенского поста. Особые дни покаяния. Но уж как мы молимся, как постимся — Бог знает. Матерь Божия Заступница наша Усердная готовилась к Своему Успению и постилась. И мы должны особо поститься в эти дни. Поститься, чтобы ослабели страсти, чтобы отошли, удалились от нас земные желания и стремления. Чтобы душа устремилась в высь духовную небесную, воспарила, покаявшись, над земным бытием. Да как же воспарить ей, душе моей, как покаяться? Как увидеть всю грязь, весь мусор и хлам духовный, накопленный в душе с самых младых лет? Надо вглядеться в душу хорошо, надо молиться и поститься…

…Кончается август, кончается Успенский пост. В эти дни покаяния произошла у нас небольшая история, в которой можно увидеть духовный смысл.

Приморские ночи позднего августа стали прохладней. Подул северный ветер. Наша печка-буржуйка, которая всегда исправно топилась и согревала в эти предсентябрьские ночные часы, вдруг стала сильно дымить. Настрогал я сухих лучин и стружек, положил в топку полешек легких. С одной спички пламя охватывает растопку. А тяги нет. Перестало вдруг дым в трубу тянуть. Дверку печи прикрываешь — пламя угасает, дым едкий идет из тонких, открывшихся в дымоходе трещинок. Днем приставил к белесой шиферной крыше домика деревянную лестницу, чтобы осмотреть трубу. Пару лет назад, когда мы несколько месяцев не протапливали печь, в трубе появились какие-то сухие палки и ветки. Вороны натаскали, чтобы сделать гнездо. Тогда ветки были удалены из трубы, и печь топилась вполне исправно.

Сейчас, когда обнаружилось, что труба ничем не забита, мы решили, что вся проблема в низком давлении и начавшейся мороси. Однако на следующий вечер затопленная печь опять сильно задымила, так, что в домик невозможно было зайти даже при открытых окнах и дверях.

Пожилой сосед сказал, что когда-то он тоже со своей печкой намучился. «Даже лом в трубу кидал, чтобы пробить затор. Потом стал дымоход разбирать, почти целое колено разобрал. И когда туда залез, нашел кирпич, который упал и так лежал, перекрывая дымоход» — рассказывал с возмущением сосед. Его почему-то возмущал этот выпавший кирпич, из-за которого пришлось разбирать печь.

Конечно, опыт соседа я учел. Достал из гаража крепкую веревку для навесной переправы. Там же в гараже обнаружились мои старые пятикилограммовые гантели, которые отец подарил мне еще в детстве. Привязав гантель к веревке, я влез на крышу нашего домика и принялся опускать груз в трубу. Надо было проверить, нет ли там какого-то хлама, который не пускает дым.

Труба оказалась чистой, но гантель назад не пошла, застряла в дымоходе. И чтобы достать гантель, пришлось, как и моему соседу, разбирать кладку. Однако стоило мне лишь вынуть с помощью топора один нижний кирпич в основном колене дымохода, как оттуда стали вываливаться какие-то мелкие ветки, перья и большая куча золы. Короткие обломки веток были даже обуглены. Золы и всякого мелкого хлама набралось несколько полных ведер. Вся эта куча мусора просто плотно забила дымоход, который никто не чистил, наверное, полвека, с того момента, как построили этот маленький домишко. Вороны успевали вить свои гнезда в трубе и потом остатки этих гнезд просыпались вниз. Нагорала зола, скапливалась сажа…

Я чистил дымоход, освобождал его от полувекового мусора. А на душе становилось легче и радостней. Как будто я из души хлам выбрасывал. Полувековой хлам, который набрался почти за полвека моей грешной жизни…

А после, через несколько дней довелось поделиться этой историей про печь с нашим Владыкой Высокопреосвященнейшим митрополитом Вениамином (Пушкарем). Владыка выслушал с улыбкой рассказ и сказал: «Вот так бы нам очистить наши души, выбросить из них весь хлам и мусор. А этот мусор — наши страсти. Надо через покаяние очистить души, чтобы в них запылал огонь божественной любви…».

А я подумал, сколько мусора в душе, сколько ворон вили там свои гнезда! Весь этот хлам может вымести Господь, если покаяться. Важно обнаружить, увидеть свои грехи… И сделать шаг к исправлению своей жизни. Сделать шаг ко Христу. Чтобы воспламенились наши души любовью к Богу, чтобы запылал очищающий и согревающий огонь божественной любви в наших сердцах.

…В домике под пихтой топится печь. Дым высоко столбом устремляется в августовское звездное небо. Высокое темное небо нашего православного Приморья, бархатного края у синего океана среди можжевеловых ветвей и гроздей терпкого амурского винограда.

Всего два дня и две темные ночи до Успения. И надо успеть. Успеть принести плоды покаяния. Спелые плоды тихого августа. Матерь Божия, помоги!

Романов Игорь Анатольевич,
Центр церковно-государственных отношений «Берег Рус»
от 20.09.2020 Раздел: Август 2020 Просмотров: 113
Всего комментариев: 0
avatar