Добавлено: 11.07.2017

Вокруг «Матильды» и не только...

Царь Николай II Страстотерпец – светлая личность


Митрополит Владивостокский и Приморский Вениамин о кощунственном фильме «Матильда»


Сам образ Царя, его любовь к своему народу, любовь к своей семье – это пример, который очень нужен сегодняшним людям. Личность Царя Николая Александровича Романова – это истинное благородство и аристократизм. Не так много сегодня правдивой литературы о Государе, хотя она очень нужна для воспитания общества. Даже сам портрет Царя Николая Александровича, его святой семьи, вызывает у любого православного человека радость и трепет. Трепет перед святостью. Трепет перед величием самодержавной власти. Мы часто с легкостью рассуждаем о том, какой был Царь Николай II. Даем оценку его личности. И при этом мы забываем, что Царь – это Помазанник Божий. Он несет ответ за свои деяния только перед Богом. А сейчас появляются какие-то люди, которые не просто судят о Государе, но клевещут на него. Недавно стало известно, что снят лживый фильм о Государе. Авторы этого фильма, который называется «Матильда», выносят на широкий экран грязные домысли и сплетни о нашем Царе. Святой Царь-страстотерпец принял мученическую кончину. Однако находятся те, кто продолжают совершать убийство нашего Царя. Это невероятное кощунство должно быть остановлено. Для этого у России есть правоохранительные органы. Ведь такие провокации, связанные с личностью Государя, вызывают гнев и возмущение всего православного народа.

Конечно, большая часть людей почитает Николая II. Даже неправославные люди, представители иных религий, часто с большим уважением отзываются о Царе. Ведь Государя называли Белый Царь. Он был Царем для представителей всех конфессий в Российской империи.

Православный царь, Помазанник Божий является удерживателем мира от зла. Он ведь покровитель и защитник всех христиан и всех добрых людей на Земле.

В 2000-х году Русская Православная Церковь канонизировала святого Царя Страстотерпца и его святую семью. Любая канонизация святого – это радость, это еще один молитвенник на Небе. Тем более канонизация Царя Николая II Страстотерпца. Святые в земле российской просиявшие молятся о нас, а святой Царь Николай II во главе этого сонма.

(Из интервью митрополита Владивостокского и Приморского Вениамина
газете «Русь Державная»)

Мы не должны людей такого уровня и такого масштаба подвергать публичному унижению


Приближается 100-летие со дня трагической гибели последнего русского Императора и всей Царской семьи, ужасающего расстрела, который был совершён, по сути дела, без суда и следствия, причём расстреляна была его жена, его несовершеннолетние дети. И с чем страна встречает эту дату? Она встречает её, по сути дела, кощунственным фильмом, который якобы основан на исторических фактах. Но на самом деле все эти исторические факторы в нём передёргиваются. Фильм этот представляет собой, на мой взгляд, апофеоз пошлости.

Я видел эту картину. Меня пригласил сам режиссёр. Причём я должен сказать, что он ещё года два или три назад ко мне приходил, показывал проект этого фильма. Он даже хотел, чтобы я принимал в нём какое-то участие. Ну, например, чтобы там моя музыка использовалась. Я сразу сказал, что сюжет этот весьма сомнительный, что встречено это всё будет неоднозначно. Тем не менее, после того, как фильм уже был, по сути, готов, Алексей Ефимович мне предложил его посмотреть. Я, после некоторых колебаний, решил его посмотреть. По крайней мере, для того, чтобы не быть одним из тех, кого обвиняют в том, что вы не видели, а вы критикуете. Вот я его видел. Я сказал Алексею Ефимовичу после просмотра: «Ничего хорошего о вашем фильме я сказать не могу». Он расстроился, может быть, даже обиделся. Но, к сожалению, это фильм, в котором, во-первых, исторические факты, как я сказал, передергиваются. Всё это представлено почти в карикатурном свете. Ну, вот просто расскажу вам, с чего начинается фильм: бегает по сцене Мариинского театра эта балерина. У неё срывается лифчик и появляется обнаженная грудь. И вот она с этой грудью бегает. Наследник сидит в царской ложе и сразу возбуждённо привстает с кресла. И вот с этой пошлости начинается фильм, и вот так весь этот фильм продолжается.

Я, конечно, видел картину в состоянии полуфабриката, ещё что-то там было не доделано. Но я не думаю, что там что-то изменилось по существу, и не думаю, что там можно изменить что-то по существу, потому что сам подход к исторической личности такого масштаба, который применён в этом фильме, на мой взгляд, он не допустим. Я даже не хочу говорить о художественных достоинствах или недостатках этого фильма. Это человек, который Церковью канонизирован, у Церкви особое отношение к этому человеку. В день его кончины, в день убийства Царской семьи, в Екатеринбург съезжаются десятки тысяч людей. И проходят Крестным ходом – они идут от места расстрела до места его предполагаемого захоронения. Пять часов идёт этот Крестный ход из 60−80 тысяч человек. Вы представляете, какова будет реакция православных верующих, когда выйдет этот фильм? Конечно, можно сказать: „ну, не нравится – не смотрите“. Но речь идёт, как мне кажется, о нашем национальном достоянии, речь идёт о нашей истории. Мы не должны плевать в свою историю. Мы не должны людей такого уровня и такого масштаба, как последний русский Император, подвергать вот такому публичному унижению, показывая его так, как он показан в этом фильме. Не говорю уже о том, что совершенно карикатурно там представлена последняя Императрица. Она просто как ведьма там показана, а ведь она тоже канонизирована Церковью.

У Николая II была реальная история любви. Это история его любви к той женщине, которая стала Императрицей. Он ее полюбил еще в юности, даже в детстве, можно сказать, когда они впервые встретились. Эту любовь он пронес через всю жизнь. Вот этот роман с Матильдой Ксешинской. Да, это было такое юношеское увлечение. Не очень длинное. Оно закончилось после того, как он был обручен своей жене. Своей жене он никогда не изменял. То есть, действительно, какая-то там любовная история была, но поднимать это сейчас на щит, делать из этого якобы художественное произведение, делать из этого кассовый фильм и этим фильмом встречать 100-летие убиения Царской семьи, я думаю, что в этом всем есть что-то глубоко неправильное и очень глубоко неверное.
Председатель Отдела внешних
церковных связей Московского
Патриархата митрополит
Волоколамский Иларион


Пример хамского, непочтительного отношения к своей истории и предкам


«Я не смотрел даже трейлер к этому фильму. Но уверен, что появление такого произведения, где очерняется жизнь святого (император Николай II причислен к лику святых) является примером хамского, непочтительного отношения к своей истории и предкам. Разве такой фильм может послужить воспитанию будущих поколений и осознанию себя великой нацией?»

Правящий архиерей призвал к грамотному прочтению истории и предложил сотрудникам средств массовой информации прививать своим читателям, зрителям и слушателям любовь к Родине, избегать провокационных тем, приводящих к расколу и разделениям, и приводить больше позитивных примеров жизни нашего общества.

Сайт Нижегородской митрополии


Не требования запретов, а предупреждение о правде и неправде


– Фильм Алексея Учителя претендует на историчность, а трейлер озаглавлен ни больше ни меньше как “Главный исторический блокбастер года”. Но после его просмотра я, честно признаюсь, не могу понять: зачем авторы сделали это именно так? Зачем дотрагиваться до этой темы вот таким образом? Зачем они заставляют зрителя поверить в историчность напридуманных ими душераздирающих сцен “любовного треугольника”, в которых Николай и до, и после женитьбы мелодраматически мечется между Матильдой и Александрой. Зачем императрица Александра Федоровна изображена демонической фурией, идущей с ножом (я не шучу!) на свою соперницу? Мстительная, завистливая Александра Федоровна, несчастная, чудная, великолепная Матильда, слабовольный Николай, бросающийся то к той, то к другой. Объятия с Матильдой, объятия с Александрой… Что это – авторское видение? Нет – клевета на реальных людей. Но и это еще не все. Зачем выдумывать обморок Николая во время коронации с картинно слетевшей с венценосной головы короной? Такой вот “тонкий” намек на будущие потрясения? Зачем заставлять Александра III произносить совершенно бредовую, особенно в его устах, сентенцию о том, что он единственный из Романовых, который не жил с балеринами? На кого рассчитан выплывающий на экран слоган трейлера: “Любовь, изменившая Россию”? На полных идиотов? Зачем, кому они хотят заморочить голову еще одним шедевральным слоганом: “Тайна дома Романовых”? Какая еще тайна? Об отношениях наследника и Кшесинской знал весь светский Петербург. Столетие крушения династии надо непременно встречать душераздирающей голливудской мелодрамой? И тут кстати любовный треугольник с откровенными сценами? При том, что немалая часть наших зрителей будет воспринимать фильм, выпущенный в год столетия революционных потрясений, как реальную историю России. А главное, чего невозможно уразуметь: неужели авторы не понимают, что все эти пошлые фальсификации неизбежно будут изобличены, фильму не помогут ни мастерски снятые зрелищные сцены, ни дорогие декорации и костюмы, ни зарубежные актеры. Или все же правы те, кто говорит: ничего личного, просто бизнес. Не хочется так думать.

– Но фильма все-таки пока нет…

– Фильм не вышел, и любые возражения против него легко сдержать напоминанием устыжающей фразы: “Я Пастернака не читал, но осуждаю”. Но разве трейлер как авторская аннотация фильма не может насторожить любого человека, знакомого с русской историей? Я уж не говорю о том, насколько это настораживает православных людей, для которых Николай II и его семья – святые мученики.

– Но государь прославлен не за каждую сцену своей жизни – за мученическую кончину.

– Да, он прославлен за тот путь, который прошел, начиная с 1917 года. А это был крестный путь – с пятью детьми, женой и с несколькими близкими. Именно за его мужественное исповедничество, за то, каким христианином он оставался в последние полтора года жизни, его прославили в Церкви.

– И что же, Церковь будет требовать запрета фильма?

– Уверен, что это абсолютно тупиковый и неверный путь. Не требования запретов, а предупреждение о правде и неправде – вот цель, которую можно и должно ставить в связи с предстоящим широким показом фильма. Если фильм будет соответствовать трейлеру, достаточно будет того, чтобы просто широко рассказать о реально бывшей истории. Собственно, что мы сейчас и делаем. А дальше зритель будет решать сам.
Из беседы с епископом
Тихоном (Шевкуновым)


Убийство царя продолжается сегодня


Для русского православного человека 1917 год – это великая русская трагедия, духовный смысл которой наиболее глубоко может быть выражен словами – Русская Голгофа. И вершиной этой Голгофы стал мученический подвиг Царской Семьи. Беззаконный расстрел, кровь, пролитая в Екатеринбурге, стала незаживающей раной русского сердца, легла страшным укором совести на нашу историческую память. Расстрел Царской Семьи – наш исторический грех, требовавший покаяния. И оно было выражено Церковью как в словах ее предстоятеля Патриарха Алексия, так и актом канонизации Царской Семьи, которое стало деятельным покаянием перед памятью Царственных Мучеников. Этим прославлением Церковь сказала, что наш Царь – свят и увенчан венцом славы в Царствии Небесном.

На этом фоне выглядит откровенной провокацией подготовка фильма «Матильда» режиссера А. Учителя о русском Царе. В широко распространенном рекламном трейлере можно увидеть основные сюжетные линии и идеологическую направленность фильма. Очевидно, что этот фильм был заблаговременно задуман к 100-летию Русской Голгофы с целью осквернения священной памяти Царской Семьи. В фильме история жизни и царствования Императора сводится к интрижке с балериной Матильдой. Эта история, как известно, является великосветской сплетней и исторически не доказана.

Серьезный художник никогда с подобными сплетнями не будет иметь дело. Последствием подобных художественных экспериментов может быть только клевета и зло. В русской культуре никогда ничего подобного не было. Классик учил, что «гений и злодейство – две вещи несовместные». Тот же Пушкин, воплотивший историю Моцарта и Сальери, использовал все-таки общепринятую в то время версию смерти композитора. Но даже этот пример русского классика показывает, какой серьезный вред может принести художественное произведение, исказив образ Сальери. Так что спустя 200 лет в Италии пришлось проводить в 1997 году суд, который официально признал невиновность композитора в смерти коллеги.

В нашем случае за основу исторического фильма авторы изначально взяли откровенную фальшивку. Представляют ли они, какие могут быть последствия их художественного искажения исторической реальности? Вся беда в том, что судя по всему, как раз прекрасно представляют и эти последствия и являются их целью.

Становится очевидным факт, что к юбилею Русской Трагедии 1917 года готовится сознательная провокация с целью искажения Русской Истории и осквернения образа Русского Царя. Великое царствование последнего Русского Государя, его победы и поражения, высокие достижения культуры и научные, технические открытия, личная жизнь Царской семьи с ее радостями и болью,– все это в фильме будет сведено к одной пошлой истории и будуарным сценам...

В попытке дискредитации образа русского царя авторы фильма предприняли тот же клеветнический ход, который был применен уже в известном провокационном фильме о Христе «Код Да Винчи», когда Евангелие сводится к отношениям Христа с Марией Магдалиной. Очевиден тот же почерк. Возникает ощущение, что оба фильма происходят из одного «творческого центра». Главное навести тень на плетень. Простой расчет делается на то, что народ «схавает» жареные факты, никто историческими разысканиями заниматься не будет. А индульгенцией для подобной клеветы является пресловутая свобода творчества, дескать автор так видит.

Казалось бы, великая человеческая трагедия: беззаконное убийство царской семьи, четырех дочерей, отрока наследника, – все это не может оставить равнодушным нормального человека, должно родить в сердце естественное сострадание и скорбь независимо ни от каких убеждений. И вдруг вместо этого мы видим, что на жертв трагедии возводится гнусная клевета, их образ подвергается глумлению. Что это, как не отсутствие совести и кощунство?!

Нужно отметить еще одну важную религиозную составляющую в связи с этим фильмом. Для Русской Православной Церкви Царь Николай является прославленным святым: его иконы представлены в храмах, в честь него построены храмы и монастыри. Мы молимся ему, празднуем день его памяти, совершаем крестные ходы. Очевидно, что это требует особого отношения к памяти Царя. Умышленное публичное действие (каковым является фильм), оскорбляющее память убиенного государя, является оскорблением религиозных чувств верующих. Или авторы фильма не знают о факте прославления Царя Николая?

Этот фильм я воспринимаю однозначно: расстрел в подвале Ипатьевского дома в 1918 году не закончен. Кому-то не нравится, что Царь Николай спустя 100-лет после беззаконного убийства возвращается к нам как живой светлый и святой образ, пленяющий своей нравственной красотой и достоинством, влюбляющий в себя и в Россию, которую он любил больше жизни. Убийство царя продолжается сегодня на уровне художественных образов и смыслов. Но даже этот фильм парадоксальным образом свидетельствует о силе русского царя. Если в царя до сих пор стреляют, значит он до сих пор жив в наших сердцах.

По сути фильм «Матильда» постфактум, спустя сто лет обосновывает и морально оправдывает убийство царской семьи. Подобные картины являются ни чем иным как адвокатской услугой убийцам. Фильм дает моральное право убить Царя, который, дескать, не представлял собой ничего значительного. Зритель после такого фильма не почувствует боли и угрызения совести за то, что был убит наш последний русский Царь.
Я воспринимаю фильм «Матильда» как попытку деканонизации святого Царя в общественном сознании, искажения и ревизии русской истории, дискредитации самой царской идеи.
Протоиерей Геннадий Беловолов


По материалам
православных сайтов
от 27.07.2017 Раздел: Июль 2017 Просмотров: 619
Всего комментариев: 0
avatar