Добавлено: 18.01.2023

Как это начиналось…

Больше тридцати лет назад мне, журналисту совсем еще недавно «главной газеты страны», газеты «Правда», довелось познакомиться с людьми, которые называли себя общиной Храма Христа Спасителя.

Тогда я делал еще только первые шаги в Православии и хорошо помню, как меня изумило то горячее желание людей совершенно разных профессий и возрастов возродить порушенный храм. Побывал на молебне у действовавшего бассейна «Москва». На свои скудные средства русский скульптор Владимир Мокроусов отлил распятие и установил его с единомышленниками на серой гранитной глыбе. Вскоре место это обросло любовно выстроенной деревянной сенью.

Сюда на акафист Державной Божией Матери собирался православный люд со всего города, да и, наверное, не только москвичи приезжали. Сейчас уже не вспомнить, когда и как пришла мысль сделать номер газеты, посвященный Храму Христа Спасителя. Собирать материал активно помогал протоиерей Георгий Докукин, возглавлявший в то время братство Храма Христа Спасителя. А познакомился я с ним на спектакле русского духовного театра «Глас», который он духовно окормлял.

Вот только краткая фраза из устава братства: «Для нас своевременно звучат слова Манифеста Императора Александра I на поставление Храма Христа Спасителя: „В ознаменование благодарности нашей промыслу Божию, спасшему Россию от грозившей гибели, и в сохранение вечной памяти того безпримерного усердия, верности и любви к вере, к Отечеству, каким в трудные времена превознес себя народ российский“». Слова эти актуальны до сегодняшнего дня.

Материал для номера собирался на удивление быстро. Запомнились встречи и беседы с людьми, для которых восстановление храма стало поистине делом жизни. Автор неопубликованного еще в то время романа «Тайны Храма Христа» Аполлос Иванов, который был свидетелем уничтожения храма в 1931 году, предложил нам перепечатать главу из романа, повествующую о самом драматическом моменте — взрыве храма. Насколько должно было потрясти это событие, чтобы более чем через пятьдесят лет написать об этом роман.

Запомнилась беседа с протоиереем Аркадием Станько, которая вылилась затем в многозначительную статью «Слово о правде», рассказ скульптора Мокроусова, беседы с руководителями русского духовного театра «Глас» Никитой Астаховым и Татьяной Белевич.

Мы особенно признательны были Святейшему Патриарху Алексию, который специально для спецвыпуска написал статью «Дом молитвенной памяти» и тем самым благословил выпуск этого номера.

Выпустить газету «Храм Христа Спасителя» помог президент международного Банка Храма Христа Спасителя Валерий Сергеевич Балакирев, который полностью взял на себя финансирование номера. С выходом спецвыпуска связаны также некоторые совпадения и даже препятствия. Старый москвич Николай Ротов любезно предоставил нам для этого выпуска ряд фотографий, в том числе пожелавшего запечатлеть себя в храме перед самым взрывом Л. М. Кагановича, кстати, одного из инициаторов уничтожения храма. Так вот, во время верстки клише с этим фото трижды непонятным образом исчезало. Из-за этого выпуск номера задерживался. Можно было, конечно, поставить какую-нибудь другую фотографию, благо резерв был. Но я упрямо настаивал изготовить новое клише (с Кагановичем), который, видимо, никак не хотел попадать на газетную полосу.

Интересное происшествие было и с фотоиллюстрацией на 1-й странице.

Художника у нас не было, а хотелось изобразить Храм Христа Спасителя как-то символически. Времени же на раздумья тоже не было, и решили просто поставить на 1-ю полосу большое фото храма.

Посмотрели — не очень хорошо смотрится. И тогда наш фотоиллюстратор выстроил из трех храмов разного размера необычную, на первый взгляд, композицию. Все присутствующие были просто потрясены: в центре на 1-й странице, над краткой, но глубокой силы заметкой писателя Владимира Крупина «Загорится свеча» пламенем в трех лицах возвышался Храм Христа Спасителя. Так решено было и оставить. Правда, потом никто не верил, что это случайно получилось.

Когда отпечатали стотысячный тираж, в редакцию приехал отец Георгий Докукин. Порадовавшись вместе со мной и Владимиром Потаповым выходу газеты, он как бы невзначай заметил: «А вы знаете, какое сегодня число?» «22 апреля», — не задумываясь, ответил я. И только через некоторое время до меня дошло, что «Храм Христа Спасителя» появился на свет в день рождения вождя мирового пролетариата. Чудны дела Твои, Господи!

Реакция на выход газеты была неоднозначной. Были возмущенные письма и авторитетные звонки руководству редакции. Основным лейтмотивом этих обращений была такая примерно мысль: не посходили вы там с ума в «Правде»? Главным редактором был в это время Геннадий Николаевич Селезнев.

Но было много благодарных и теплых писем и звонков с просьбой продолжить публикации.

Акафист Державной Божией Матери у стен бассейна «Москва» собирал сотни православных людей. Помню морозное воскресное утро, молящихся людей и раскрасневшиеся, пышущие здоровьем лица купальщиков, выходящих из бассейна, их любопытствующие взгляды.

В один из пасхальных дней 1994 года решено было провести Крестный ход вокруг опустевшего, но не сдававшегося бассейна. Городские власти, разрешив Крестный ход, одновременно разрешили каким-то странным людям собраться внутри бассейна.

Охарактеризовать эту публику было довольно трудно: не то хиппи, не то какие-то заблудившиеся в глубинах своих экспериментов художники, а может быть, и половые извращенцы. Помню, как они по одному прошмыгивали мимо нас за ограду бассейна, вход в который бдительно охраняла милиция. Невдалеке можно было заметить автобус, заполненный людьми в милицейской форме.

Перед Крестным ходом начался молебен. И в это время со дна бассейна, усиленные мощными динамиками, раздались ужасающие низкие звуки. У многих было впечатление, что это звучала преисподняя. Пошел Крестный ход. С хоругвями, иконами, с пасхальным пением шли православные люди вокруг облупившихся стен бассейна.

Был момент, когда противостояние людей внутри бассейна и верующих могло выплеснуться наружу. Помог отец Владимир Ригин. Пасхальная молитва сохранила мир.

Празднование Рождества Христова 1995 года совпало с радостным и долгожданным для всех православных событием. После торжественного богослужения в Успенском соборе Московского Кремля к закладному камню возрождаемого Храма Христа Спасителя направился многотысячный Крестный ход. В одной из колонн шел и я с дочерью. Уже при подходе к храму по рядам начали проверять наличие каких-то особых пропусков. Оказалось, что у нас с дочерью такого не было, и строгий молодой человек попросил нас выйти из Крестного хода и перейти в другие ряды. Я решительно отказался это сделать. Но никакие аргументы на служителя охраны не действовали. Только после моих слов: «Как я объясню это своей дочери», — он отстал от нас, проронив: «Вас все равно дальше не пропустят!» И действительно, при входе на стройплощадку плотным строем стояли охранники и, насколько это было возможно, прочесывали массу идущих людей.

И здесь, мне кажется, произошло чудо: читая про себя «Богородице Дево, радуйся», мы безпрепятственно прошли за ограждение и оказались на помосте, где был водружен большой деревянный крест, совсем рядом со Святейшим Патриархом.

После водосвятного молебна Его Святейшество прочел грамоту, которая была положена в основание храма. В ней говорилось: «Не нам, не нам, но имени Твоему... Спаситель наш, призри с высоты Святыя Твоея на место сие и избери его в жилище Себе, и благослови дело рук наших...» Запечатанная в капсулу, грамота эта под пение молитвы о спасении Отечества была замурована в бетонный блок фундамента храма. А на нее поставили камень, привезенный из Святого Вифлеема, где родился Христос.

И в это время свинцовое январское небо внезапно очистилось над деревянным крестом. Ясный и однозначный ответ посылал Господь всем нам — верящим, колеблющимся и заблудшим: Храму Христа быть!

Пять лет пролетели, как один день... Строился храм. Строилась и крепла православная народная газета «Русь Державная», которая родилась во время акафистов Державной Божией Матери рядом с ним. Храм Христа Спасителя стал самой важной нашей темой, надеюсь, и всегда будет.

Андрей ПЕЧЕРСКИЙ


Дом молитвенной памяти

Многое судил Господь пережить за последний неполный век Русской Православной Церкви. Гонимая, попираемая, притесняемая, израненная и унижаемая Церковь, по слову Спасителя, была и остается непобедимой. Как и чем исчислить Ее страдания!

Оглядываясь на еще совсем недалекое прошлое, можно лишь удивляться Ее чудесной — вопреки всем террорам и богоборчеству — жизнеспособности. Сила Церкви в Ее Богочеловеческой природе. Это Ее онтологическое свойство. И хотя порой казалось, что дни Русской Православной Церкви сочтены, Глава Церкви Христос давал ей новые силы и мужество выстоять и победить.

Болью отозвалось в сердцах православных людей печальное известие о варварском разрушении главного храма Российской Церкви — Храма Христа Спасителя. Построенный по повелению императора Александра I в память о русских воинах, жизнь свою отдавших в Отечественной войне 1812 года, храм был не только местом молитвы, но и местом всенародной памяти о своих отцах и дедах.

Средства на его строительство собирались по всей России. Специальный манифест Александра I, призывающий каждого россиянина принять посильное участие в созидании храма-памятника, заканчивался словами «Да свершится оно!» (это богоугодное дело), и свершилось. Храм был воздвигнут. Но, увы. Построенный на века, он был разрушен в течение нескольких дней. Тщательно подготовленная и продуманная властями публичная казнь храма была осуществлена.

Кадры кинохроники неумолимо свидетельствуют об этом злодеянии.

Сохранившиеся в Донском монастыре остатки горельефов со стен Храма Христа Спасителя немым укором обращены и к нам: будет ли заново возведен храм?

Очень бы хотелось утвердительно ответить на этот вопрос. Однако, учитывая реалии наших дней, вряд ли дерзнет кто сказать, когда и как это произойдет. Еще несколько лет тому назад, когда организовалась община Храма Христа Спасителя и стали поступать пожертвования на восстановление разрушенного Дома молитвы, перспектива строительства казалась не столь отдаленной, как теперь.

Инфляция значительно обесценила те средства, которые были собраны.

Нет единого мнения и по поводу формы восстановленного храма. Будет ли это копия прежнего храма, или же это будет другой храм — памятник о былом величественном соборе! Есть предложение воздвигнуть на прежнем месте только каркас — символ того храма.

Нерешенных проблем достаточно. Но остается неизменным желание сохранить память, восстановить утраченные связи между прошлым и настоящим, искупить вину отцов и сотворить плоды, достойные покаяния.

Будем молиться Господу с надеждой на Его милосердие и помощь. Он — Сердцеведец. Ему ведомы наши воздыхания, намерения и желания.

Думая о воссоздании Храма Христа Спасителя, будем со смирением надеяться на помощь Божию, помня слова Священного Писания: «Если Господь не созиждет дома, напрасно трудятся строящие его» (Пс. 126, 1].

АЛЕКСИЙ II,
Патриарх Московский и всея Руси


С чистым сердцем

Когда мы говорим о Храме Христа Спасителя, то часто используем множество сильных эпитетов, определяющих наше отношение к нему. Мы говорим, что он является сердцем русского народа, болью и скорбью России, храмом-мучеником, жертвой революционного террора и т. д. Все это так, и сквозь ряд многочисленных определений встает конкретный образ — образ русского человека, душу которого постоянно изучают и пытаются понять армии ученых.

А понять русского человека можно лишь окунувшись в историю, и историю не просто России, а нечто большего, чем Россия, — историю Святой Руси. Эта история, как и история каждой нации во Вселенной, начинается с сотворения Богом человека, с Адама и Евы, с образа и подобия Божия.

Человек, как и Бог, троичен. Его душа (личность) состоит из трех частей — ума, чувства и воли. В результате грехопадения ум человека помутился, воля ослабла, а чувство (сердце) стало рождать не только добрые (благие), но и злые (греховные) желания.

В замутненном грехом состоянии человек, а вместе с ним и все человечество стало путать многие понятия. Самой страшной ошибкой стало то, что он правдой стал называть ложь, ложь — правдой. Истина для него вообще перестала существовать. Он от Нее отказался. Когда же Истина в конкретном Лице пришла в мир, он ее распял.

Человек распял Истину и распял Ее тогда, когда народились партии и группировки, борющиеся за власть. Все они искали путь к улучшению благосостояния своего лично, лично своего народа, всего человечества, но только сами, без Бога. Когда Истина пришла в мир, а только Христос есть и путь, и истина, и жизнь, Она оказалась ненужной партиям.

Партии в то время были те же самые, что и сейчас. Были фарисеи, лжепатриоты, знающие Священное Писание, говорящие о Боге и мечтающие о своем сильном государстве, о завоевании мира. Они исполняли букву, а не дух закона. Были и саддукеи, лжедемократы, ищущие спасения на Западе, готовые отказаться от государственности и веры предков. Все остальные жители — народ, делящийся на две части: толпу, послушную той или иной партии, и немногих избранных, чье сердце открыто для вмещения Истины. Толпа, наученная фарисеями и саддукеями, кричала: «Распни, распни Его! Нет у нас царя, кроме Кесаря!» И Истину распяли.

Было ли то, что произошло, волей народа? Конечно, нет. Это было обычным преступлением — покушением на Бога. Обычным, так как борьба с Богом в последующие времена стала делом обычным. Человек переродился в богоборца. Богоборец — это тот, кто не умеет любить, кто готов ненавидеть за все: что ты не следуешь указанному партией пути, за твою личную греховность, за принадлежность к определенной нации, за твои достоинства и твои ошибки; богоборец — ненавистник и завистник, полная противоположность боголюбцу. Богоборец — сатанист.

Бог же есть всеобъемлющая Любовь. Христос, явившись в мир, всех любил и прощал. Он пришел в мир не ради «праведников», а ради грешников на покаяние, не ради тех, кто ненавидит тебя, что ты такой, а ради тех, кто любит, прощает и милует. «Кто из вас без греха, первый брось в нее камень», — сказал Он «праведникам», и все они оказались грешниками, как и та женщина, что взята в прелюбодеянии.

Для «праведников» нет такого понятия, как ближний. Для них существуют только они сами, мнимые праведники. Когда Господь спросил их о том, кто был ближним иудею, которого подобрал милосердный самарянин, «праведникам» ничего не оставалось делать, как ответить: «Оказавший милость ему». «Идите и вы делайте так же», — повелел Христос. Но милость творить фарисеи и саддукеи не умели — они распяли Христа.

Почему я об этом так много говорю? Только потому, что можно быть русским по крови, но не по духу. У русского по духу человека чувство милосердия и любви всегда на первом плане. Он последователь Христа, ему не свойственна ненависть. Для русского нет благородной ярости — это несовместимое с христианством понятие. Из русских по духу людей состояла Святая Русь, пока фарисеи и саддукеи не увлекли ее на стезю богоборчества.

Русь Святая созидала Храмы Божии, в центре столицы поставила Храм Христу Спасителю нашему. Святая Русь думала о каждом ростке жизни на земле, она благодарила Бога за все, что Он дал ей: за воду и воздух, землю и небо, дождь и снег, любовь и страдания. Страданиями Русь искупала грехи своего народа. Страданиями она искупает и разрушенный Храм Христа.

Храм — создание чистого сердца русского человека, он ему очень дорог. Когда что-то дорого сердцу, то никогда не спрашивают о цене. Есть в Евангелии притча о человеке, который продал все, что имел, лишь бы приобрести жемчужину. Так и русский человек всегда живет принципами, данными ему Спасителем, и потому на вопрос: «Стоит ли его строить, ведь очень дорого?» — он ответит: «Если дорого, но для Господа — значит, стоит».

Храм Христа Спасителя нам необходим как воздух. Если мы думаем о России, если любим ее и хотим возродить в России Божественный порядок жизни, думаем о победе над злом и разрухой, то возрождение Храма Христа станет нашей установкой на победу. Установки же на поражение у нас не должно быть.

Протоиерей
ГЕОРГИЙ Докукин


Загорится свеча

Bce, что происходит с нами, происходит по нашей вине. Когда мы стоим около источающего смрадные испарения бассейна «Москва», разве мы не заслужили того, чтобы дышать ими? Заслужили. Камень храмов твердеет от молитв. Видимо, слабы были наши молитвы, если камень поддался дьявольской силе взрывного устройства. Все так.

Но вот что надо сказать: для православных людей, да и просто для всех тех, кому дороги история Отечества и облик Москвы первопрестольной, для них Храм Христа Спасителя не исчез, не растворился пылью в небесах в тогдашний страшный декабрьский день, храм жив! Он жив в памяти, его изображение настолько ясно и отчетливо рисуется в нашей памяти, что мы легко представляем его образ, его красоту, его единственность и неповторимость.

Построенный на народные копеечки, на так называемый «кружечный» сбор, храм начинает воссоздаваться. Дело движется медленно, но неостановимо. Теперь уже все понимают, что Храм Христа Спасителя — это не только культовое здание, не только памятник архитектуры, это символ Возрождения Отечества. Что-то хрустнуло, что-то надломилось в становом хребте России вместе с уничтожением храма. И не распрямиться нам до конца, не облегчить души, не перевести дыхания, пока не воссоздадим наш главный Храм. Но именно мы, а никакие не иностранцы, и именно на российские рубли.

И пусть не мы, но дети, но внуки доживут до тех светлых дней, когда придут в воскресший Храм Христа Спасителя и поставят свечечку. И нас воспомянут.

Владимир КРУПИН
от 08.02.2023 Раздел: Январь 2023 Просмотров: 678
Всего комментариев: 0
avatar