Добавлено:

ВСЕ решает пречистая

Великое чудо русской истории совершилось 2/15 марта 1917 года.
 Когда во Пскове генералы предавали Царя, вынуждая его подписать письмо об отречении от престола, попирали присягу, данную ему перед Крестом и Евангелием, Царь поступил в точности согласно Кресту и Евангелию: смиренно покорился воле Божией, принося себя в жертву, горячо молясь Богу, Царице Небесной.
 В этот же самый день под Москвой, в царской вотчине Коломенском, чудесным образом явилась икона Пресвятой Богородицы, на ней Сама Пречистая Дева возседала на царском троне с Богомладенцем, держа знаки царской власти, которые беззаконно вырвали из рук Царя – скипетр и державу.
 Икона была названа Державной.
 Царский русский трон не остался пуст ни на один день.
 Люди беззаконные думали, что они победили царскую власть. Но в духовном плане оказалось наоборот.
 Так уже было в истории человечества. Люди думали, что они убили Иисуса из Назарета, но оказалось, что Спаситель воскрес из мертвых и победил смерть, грех и дьявола.
 Матерь Божия открыла явлением Своей Державной иконы, что Она не оставила Россию в самый черный день ее истории, но вновь явила ей Свой Покров. Что Она Сама стала тем «Удерживающим» мiровое зло, препятствующим приходу беззаконника – Антихриста, о котором говорил святой апостол Павел: Тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь (2 Фес. II, 7).
 «Удерживающим здесь называется глава величайшего государства, каковым была в то время Римская империя, – писал Е.Е.Алферьев. – Русская Православная Церковь с полным правом и основанием относит эти слова св. апостола к русскому царю, наследнику православных христианских императоров Рима и Византии, возглавителю Третьего Рима – Православного Самодержавного Царства. Он был священным лицом, преемственным носителем особой силы благодати Святого Духа, которая действовала через него и удерживала распространение зла. Император Николай II был глубоко проникнут сознанием этой лежащей на нем религиозно-мистической миссии. После отречения Николая II роль Удерживающего перешла к Царице Небесной, о чем русскому народу было объявлено через явление иконы Божией Матери, названной «Державной».
 Миссия Удерживающего не была отъята от России, она продолжается до сего дня, несмотря на то, что земные власти после этого ставили себе цели, даже противоположные задачам Третьего Рима. Но не они определяют роль России в мiре, в истории, а Державная Владычица.
 – Всё решает Пречистая! – говорил 20 августа 1991 года, в те смутные дни, великий почитатель Державной иконы, насельник Троице-Сергиевой Лавры иеросхимонах Моисей (Боголюбов; 1915–1992).
 Мы уже говорили о том, как важна нам сегодня благодарность Царице Небесной за спасение России в минувшем столетии, когда изнемогала надежда, когда даже верующим людям казалось, что наступил уже полный конец, как важно обращение к Ней за помощью, когда вновь кажется: теперь уж, видно, конец России близок, народ наш действительно может сойти с исторической арены – по-человечески сил для возрождения страны нет…
 Почитание Царицы Небесной – важнейшая черта русской святости.
 Старец Николай Гурьянов особенно почитал Царицу Небесную. Часто он пел – словами преподобного Амвросия: Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою! Подаждь и нам, недостойным, руку благодати Твоея и яви нам милосердие Твое.
 
Русские святые словно заповедали нам особенно почитать Заступницу нашу Усердную…
 А кто еще поможет нам, как не Матерь Божия, когда по-человечески помощи ждать неоткуда?
 Но ведь и мы совсем недавно, когда наш Державный храм еще не был построен, думали точно так же: «По-человечески построить в наше время такой храм невозможно. Но если Господь благословит, Матерь Божия поможет – будет здесь храм».
 И вот он уже стоит, и четвертый год в нем идет служба.
 В летний день Казанской иконы 1998 года Господь сподобил поехать на остров к Батюшке Николаю Гурьянову, попросить его благословения на строительство Державного храма. Он обрадовался, благословил.
 – Батюшка, а где ж деньги-то взять?
 – Деньги? – говорит он. – Да вот тебе деньги.
 Достал из подрясника – и дал. Сто тридцать пять рублей.
 И вот они всё не кончаются.
 Только что была поляна, трава росла, только что, в день Рождества Пресвятой Богородицы – последний день Ея Рождества в XX-м веке! – здесь, по благословению Митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, протоиерей Валериан Кречетов освятил закладной крест и камень, – а больше-то на поляне ничего и не было – и вот уже закончен пятиярусный иконостас трехпрестольного верхнего храма с приделами св. царя-мученика Николая и Всех русских святых («Это – по вразумлению свыше», – сказал Батюшка Николай), – а в нижнем храме, Рождества Пресвятой Богородицы, совершается крещение детей и взрослых.
 Значит, Господь благословил? Значит, Матерь Божия помогла?
 Это ли не знамение милости Царицы Небесной к Державе Российской?
 Архитектура храма – старая псковско-новгородская – была для нас самих неожиданной. Так получилось: почему-то отказались от этого проекта в другом районе Подмосковья, а когда мы решили строить на пустом месте, нам любой проект можно было брать. И только потом, когда стали ездить к Батюшке Николаю в Псков, осенило: ведь Царя-то-мученика заставили отречься от престола в день Державной иконы Божией Матери – в Пскове!..
 Мы надеемся, что в скором времени состоится великое освящение нашего Державного храма, что будет еще одним делом общецерковной, общенародной благодарности Царице Неба и земли за чудо русской истории. За то, что в тяжелейших испытаниях наш народ не погиб прежде всего духовно, но стал народом-исповедником в духовной брани, народом-победителем в самой лютой войне человеческой истории, что всем ходом истории XX века он сказал-таки то самое особое слово всему мiру, которое предсказал Ф.М. Достоевский. Своими ранами, морем своей крови, своими страданиями наш народ доказал безсилие насилия, безсилие богоборчества, силу веры Христовой, силу правды Христовой, которая прошла все испытания и возсияла в год рубежа тысячелетий, в год завершения ХХ века, на Преображение Господне, прославлением страстотерпца и мученика Царя Николая и Его семьи во главе сонма новомучеников и исповедников Российских в возрожденном Храме Христа Спасителя России. Это ли не знамение?!
 – Батюшка, – спросил однажды у отца Николая, – в Коломенском сейчас – та самая Державная икона?
 – Да, та самая, – подтвердил старец.
 В 2001 году мы привезли Батюшке Николаю в подарок только что вышедшую книгу «Сим победиши! Православие, армия, держава» – о соединении Церкви и армии. На обложке – крест и боец в БТРе, который держит в руках икону Божией Матери. Батюшка заулыбался и стал вдруг нас ею благословлять, давал приложиться по многу раз к обложке.
 За эти годы не раз приезжали с приходом в Коломенское, служили молебны перед «Державной». 9 мая 2002 года в ясный, поистине Светлый четверг, в День Победы, на автобусах, автомашинах приехали сюда со списком с Державного образа, написанным для нашего храма, и здесь, в Казанском храме, у явленной иконы, освятили его. Прошли по Коломенскому с крестным ходом, объехали с молитвой Москву по МКАДу, приехали в наш Жуковский, проехали всю, почти шестикилометровую, самую длинную в Европе, взлетно-посадочную полосу испытательного аэродрома, в конце ее отслужили молебен – и водрузили икону в храме.
 Мы приехали вскоре к отцу Николаю Гурьянову на остров, в последний день его рождения на нашей грешной Земле, он был такой веселый. Я не успел попросить у него благословения на этот крестный ход – хотя думаю, что по его молитвам и самая мысль эта пришла в голову, – а он, даже не давши договорить, словно только того и ждал, сразу:
 – Благословляю! В следующий раз пойдете – меня с собой возьмите.
 – Батюшка, да вы мысленно всегда с нами.
 – Нет, вы не мысленно, вы так меня возьмите…
 В следующий раз поехали на молебен в Коломенское – и Батюшка, уже молящийся за нас в вечности, был с нами своей фотографией на лобовом стекле автобуса…
 В прошлом году, накануне летнего дня Державной иконы Божией Матери – дня второго обретения иконы в 1990 году – одна наша молодая прихожанка рассказала, что во сне ей явился Батюшка Николай Гурьянов – после того, как она долго молила святых угодников о своей маленькой дочери. И он, глядя ей прямо в лицо, сказал: «Что не сделала мать, должна сделать ты. Купи четыре лампады, и буду молиться за твою дочь».
 – До сих пор, – рассказывала она, – вспоминаю его пристальный, но в то же время добрый взгляд. То, что я тогда услышала от Батюшки, меня поразило, потому как задолго до этого моя мама собиралась купить в Державный храм паникадило. Все собиралась этим заняться, но не успела. Как-то, придя в храм, я увидела, как укрепляют новые паникадила…
 И прихожанка протянула мне тогда пачку денег, перевязанную бумажными ленточками Сбербанка (что было нам очень кстати).
 Перед этим я подумал: «Надоело деньги просить на храм, буду молиться: надо – Господь пошлет». И молился, в том числе и отцу Николаю.
 Вскоре подошел летний день Державной иконы. Стою с кадилом перед нашим Державным образом – тем самым, освященным три года назад – и вдруг меня осеняет: у нас же здесь только одна лампада! А ведь мы же хотели-то пять! Всё собирались и не собрались!..
 Поехали в Троице-Сергиеву Лавру, купили четыре лампады, повесили полукругом – красиво стало, торжественно!
 Так отец Николай с небес заботится об украшении, о почитании Державной иконы Царицы Небесной, именно ее летнего дня.
 Когда наступили для Отечества нашего времена самые тесные, когда стало ясно, что на Земле не хватает сил, чтобы пересилить надвинувшееся зло, наши благочестивые предки обратились за помощью ко святым сродникам нашим на Небесах.
 В первую годовщину явления Державной иконы Божией Матери - 15 марта 1918 года на Поместном Соборе Русской Православной Церкви профессор Борис Александрович Тураев представил доклад, в котором, предлагая возобновить празднование Всех русских святых, бывшее в нашей Церкви в XVI веке, сказал:
 «В наше скорбное время, когда единая Русь стала разорванной, когда нашим грешным поколением попраны плоды подвигов святых, трудившихся и в пещерах Киева, и в Москве, и в Фиваиде Севера, и в Западной России над созданием единой Православной Русской Церкви, представлялось бы благовременным восстановить этот забытый праздник, да напоминает он нам и нашим отторженным братьям из рода в род о Единой Православной Русской Церкви и да будет он малой данью нашего грешного поколения и малым искуплением нашего греха».
 Вскоре праздник был восстановлен.
 Знаменательно, что, по замыслу святителя Афанасия (Сахарова), главного творца службы Всем святым, в земле Русской просиявшим, этот праздник должен был совершаться не только во второе воскресенье по Пятидесятнице, когда он сочетается с воскресной службой и потому ограничен, но и 29 июля, после памяти святого равноапостольного князя Владимира, Крестителя Руси. В таком случае, считал он, «праздник нашего равноапостола будет как бы предпразднеством к празднику Всех святых, процветших в той земле, в которую он всеял спасительные семена веры Православной».
 Святитель Афанасий предложил также на следующий день после праздника вспоминать «многочисленный сонм хотя и не прославленных еще к церковному чествованию, но великих и дивных подвижников благочестия и праведников, а также строителей Святой Руси и разнообразных деятелей церковных и государственных».
 Составленные в те же времена две службы Державной иконе Божией Матери (одна из них – с участием святителя Тихона), несмотря на почитание этой иконы Богоматери православным народом, ныне почти не правятся, поскольку первый день обретения иконы, 2/15 марта 1917 года, почти всегда приходится на Великий пост и, по церковному Уставу, чаще всего отменяется.
 День Державной Божией Матери 27 июля – день второго обретения иконы в 1990 году – словно бы предвидел, вычислил святитель Афанасий, как не открытую еще, но уже существующую на небе звезду. Если этот день также включить в наш общецерковный календарь, то праздник Державной иконе мог бы служиться широко, без сокращений и стать важнейшим началом всего обозначенного выше четырехдневного празднования – самой иконе, Крестителю Руси, всем русским святым, и в завершение непрославленным подвижникам и строителям Святой Руси.
 Явление Державной иконы Божией Матери – это великая духовная тайна. «Что Бог творит, никому не говорит».
 А может быть, и так. Может быть, последние времена человеческой истории, в которые мы вступили в день явления этой святыни, будут симметричны первым ее дням. Как говорит Священная история, сначала людьми управлял Бог напрямую, была теократия. А потом управлять стали цари. Так, может быть, и окончание человеческой истории - время перед Вторым пришествием Спасителя началось с того, что последний Помазанник Божий, святой Царь-мученик Николай, взошел с Наследником, царевичем-мучеником, со всей святой Царской Семьей на Небо, и началась вновь теократия – новозаветная – Россией стала управлять Матерь Божия. И это – навсегда здесь, на Земле. А дальше – вечное Царство Небесное, с Небесным Царем, с Небесной Царицей.
 Однажды я спросил у отца Николая Гурьянова:
 – Батюшка, можно молиться о даровании нам Царя?
 Он как-то грустно на меня посмотрел, едва ли не безучастно ответил:
 – Можно…
 Я понял так, что молиться-то можно, только Царя, может, уже не будет.
 Царя, может, не будет здесь, на Земле. Но на Небе, среди русских святых, он есть.
 И это уже вымолено, даровано нам Богом, предстательством Царицы Небесной навсегда.
 Русская история веками, тысячу лет готовила эту духовную вершину (недаром прославление Царской Семьи и всех новомучеников и исповедников Российских совершилось в 2000 году от Рождества Христова!), как веками, тысячелетиями ветхий Израиль готовил Пречистую Деву, достойную принять Бога. Новый Израиль, православный мiр достиг своей высоты – святого Царя и святого Наследника, взошедших на Небо, и тогда на русском престоле явилась Сама Царица Небесная…
 Отец Николай Гурьянов однажды сказал:
 – Россия – на Голгофе. А Америки уже нет.
 И у этого креста опять – Матерь Божия.
 А за Голгофой – только Небеса. Воскресение.

Священник НИКОЛАЙ Булгаков

от 24.09.2020 Раздел: Август 2005 Просмотров: 341
Всего комментариев: 0
avatar