Добавлено: 20.11.2016

За Родину!

Запретить аборты, конечно, нужно – как было в нашей стране при царе и при Сталине. Но этого мало для того, чтобы переломить демографическую катастрофу, чтобы начался заметный прирост русского народа – как было тогда. Нужно бороться не только со следствием – с абортами, но прежде всего – с их причиной. Если вводить наказание за аборты, а при этом продолжать развращать людей в средствах массовой информации, то это будет издевательством над народом: одной рукой развращать его, да ещё бороться с Церковью, говорящей правду о том, что означает на самом деле иностранное слово «аборт» (убийство полноценного человека), – а другой наказывать за последствия этой самой обработки.

Запрещая аборты, необходимо ввести нравственную цензуру в средствах массовой информации.
В советское время аборты были запрещены с 1936 по 1955 годы. В это же время была и полная цензура на разврат. Возьмите любой кинофильм тех лет, даже для взрослых – его можно спокойно показывать детям. И эти фильмы мы смотрим до сих пор.

В Российской Империи и в сталинском СССР было совершенно другое положение в обществе, был и другой уровень нравственности. И наш народ не вымирал, а умножался.

«Ты ставишь свои личные интересы выше общественных!» Это обвинение в сталинское время было абсолютным, оно не терпело оправданий – этим всё было сказано. Потом всё стало меняться… В годы кампании против «культа личности Сталина» стал набирать силу культ личности отдельного человека – краеугольный камень идеологии «шестидесятничества», всего либерализма. С каким пафосом тогда обличалось понятие «простой советский человек»! И что же? И личность, с ее интересами, запросами, которая вроде бы стала возвышаться над обществом, над страной, стала мельчать! И всё вообще в нашей жизни стало мельчать, размываться, разваливаться… И прежде всего – нравственные устои. И, наконец, развалилась великая страна, хотя никому из простых людей, её населявших, это не было нужно и ничего хорошего не принесло.

Это вроде бы странное явление на самом деле понятно и объяснимо. Личность отдельного человека, с его интересами и переживаниями, какими бы важными, глубокими, сильными они ни были, не может быть больше всего общества, всего народа, всей страны, совокупности всех людей, ее составляющих. Масштаб другой! И когда на пьедестал возносятся желания, потребности, прихоти одного человека, его пресловутые «права», ничем не ограниченные, и забываются его обязанности, его долг перед страной, обществом, семьёй, предками, историей, перед Создателем, перед самим собой, жизнь начинает идти по принципу «я так хочу», «всё позволено», – и нравственность этой самой личности начинает стремиться к нулю. И разваливается не только страна – с нею (или прежде всего) разваливается человек.

Вершиной сталинского времени была, несомненно, Великая Победа. Она, как видим, остаётся нашей вершиной и до сего дня. Победа всей страны, всего народа, во главе с его вождём. Но при этом это была вершина тех личностей, которые проявили в этом испытании свои высшие человеческие качества. Недаром для наших ветеранов те огненные испытания, при которых им пришлось полностью забыть о себе (даже если у них не было свободы выбора – идти или не идти на войну), стали самым дорогим событием всей их личной судьбы.

Это социально-психологический «парадокс», которого так боятся либералы. Им кажется, что человек свободнее всего, когда думает, что над ним никого нет, что он – превыше всего, и может делать то, что пожелает. На самом деле личность деградирует, когда ей «всё позволено». И личность обретает подлинную силу, идёт вперед, когда забывает о своих интересах ради большего, ради великого.

Этот «парадокс» полностью проясняется при свете Евангелия.

Иже аще хощет душу свою спасти, погубит ю; и иже аще погубит душу свою Мене ради, обрящет ю (Мф. 16, 25). Так сказал Господь.

Эгоист вроде бы делает всё для своей пользы, – а на самом деле всё теряет, теряет себя. Жизнь не имеет смысла без отдачи себя, без любви.

Чем руководствуются защитники абортов? Интересами женщин, принципом свободы? Нет. Правом на грех. Причем, так, чтобы никто не называл это грехом. А грех – он против и свободы, и всех женщин, всех людей.
Об этом тоже сказал Господь: Всяк творяй грех, раб есть греха (Ин. 8,34).

То есть, понятие свободы неотделимо от понятия греха.

Там, где есть грех, не может быть свободы.

И от либеральной цензуры на правду, на истину ничего по сути не меняется – грех остается грехом, а правда – правдой.

Грех – это всё, что против любви. Против жизни.

Святитель Феофан Затворник писал: «Любовь уничтожается беззакониями; чем больше грехов, тем меньше любви. Где всё грехи, там не ищи любви. Стало быть, кто взыщет распространения любви и сокращения не-любви, тот должен позаботиться об умалении грехов и сокращении области грехолюбия. Вот настоящее начало гуманности!»

Все разговоры о «правах человека», о «праве женщины самой решать, рожать или не рожать», лицемерны, если миллионы живых людей, ни в чем не повинных, не имеют права родиться и жить.

Аборты построены на лжи. На лукавых формулировках. На том, что якобы с момента зачатия в утробе матери живёт ещё не человек (а кто же?) Что он становится человеком постепенно, на каком-то сроке. Или что якобы человек — это только его тело, что душа — не главная часть человека, в том числе и растущего в утробе матери. И потому человека можно убить, «прервать беременность» – и человека не будет. Как и не было до зачатия.

Неправда. Душу не убьешь. И что с ней будет? А душа, по Евангелию, ценнее всех богатств мiра.
Недаром в Церкви празднуется Благовещение Пресвятой Богородицы – за девять месяцев до Рождества Христова. Празднуется зачатие святой праведной Анной Пречистой Девы, зачатие святой праведной Елисаветой Иоанна Предтечи.

Так же и самоубийство построено на той же лжи: якобы души нет, убил себя – и всё кончилось. Нет, не кончается. Начинаются самые страшные муки, какие только бывают – муки души самоубийцы. Избави Бог!
Вот какую важнейшую правду о жизни открывает нам Церковь. Её-то и должны сообщать наши СМИ, если хотят приносить пользу людям. И если знать правду о том, что на самом деле стоит за этими словами: «аборт», «прерывание беременности», – стоит убийство родного ребёнка, – то тогда это преступление станет совершенно невозможным.

Это всё выдумки «клерикалов», «средневековье», «мракобесие» – то, что аборт – убийство человека?
Нет. Священники хорошо знают, с чего начинают исповедь женщины. Какой грех они считают главным. Что мучает их больше всего. Всю жизнь!

Почему они его совершили? Их обманули. Они не знали, что такое аборт. Что за этот страшный грех приходится расплачиваться уже здесь муками совести, не говоря уже о жизни будущей. И никогда бы не сделали этого, если бы знали правду.

Душа человека чувствует правду. Она болит от греха. Человека мучает совесть. Она опровергает хитрые построения идеологий, даже если они выглядят простыми и привлекательными, вроде того, что свобода – это возможность делать всё, что захочешь. Но нет ничего несвободнее, чем муки совести.
Нужно снять цензуру на правду об абортах. Дать слово врачам, которые скажут людям, прежде всего молодёжи, что это такое. Дать слово женщинам, которые расскажут о последствиях этого страшного непоправимого шага.

Мне говорила наша прихожанка, опытный врач, что по историям болезней молодых женщин, по ухудшению состояния их здоровья можно было заметить, что сделан аборт. И, когда она спрашивала об этом, они подтверждали её предположение.

Церковь, каждый человек, старающийся вести духовную жизнь, хорошо знает, какая лютая духовная брань ведется диаволом и его слугами – бесами – против целомудрия, против семьи. Сегодня каждый священник постоянно сталкивается с тем, что диавол бьёт по семье уже прямой наводкой. Не зная этого, невозможно здраво рассуждать о том, что такое аборт и как к нему относиться нашему обществу.

Нигде так не видна лживость и пагубность для народа греха либерализма, как в вопросе об абортах.
Аборт – это преступление, которому не должно быть места в нашей жизни, ни при каких обстоятельствах. А поскольку у каждого ребенка должны быть папа и мама, то супружеские отношения, в результате которых всегда может появиться на свет новый человек, должны быть только в законном браке. А чтобы это было так, в обществе должен быть противоположный либеральному дух целомудрия, высокий авторитет девства, семьи, жертвенности – и, соответственно, запрет на всё, что развращает людей любого возраста.

Нужно помогать семье! Помогать супругам хранить верность друг другу, хранить чистоту мыслей и чувств, чистоту отношений. Это – важнейшая государственная задача, вопрос жизни и смерти для нашего народа.
Кумир либералов – запад. Но западные ценности несовместимы с коренными интересами нашего народа.
Святитель Феофан предупреждал ещё в XIX-м веке:

«Как развратился запад? Сам себя развратил: стали, вместо Евангелия, учиться у язычников и перенимать у них обычаи, – и развратились. То же будет и у нас: начали мы учиться у отпадшего от Христа Господа запада и перенесли в себя дух его, – кончится тем, что, подобно ему, отшатнёмся от истинного христианства. Но во всём этом ничего нет необходимо определяющего на дело свободы: захотим, – и прогоним западную тьму; не захотим, – и, конечно, погрузимся в неё».

Европа отказалась от Христа. Она перестала следовать за Ним, вземше крест свой. Отказалась от крестоношения, как смысла жизни. Возрождение, гуманизм, просвещение, социализм, коммунизм, фашизм, демократия, либерализм – что угодно, только не исполнение Его заповеди: Аще кто хощет по Мне ити, да отвержется себе, и возьмет крест свой, и по Мне грядет (Мф. 16, 24).

А Россия взяла и несёт крест свой, Россия на Голгофе. Она не отказалась от Христа, даже пройдя через невиданные гонения за веру. Она иначе и не мыслила своего пути, смысла своей жизни, как только в следовании за Ним.

Советское время проклинаемо на корню либералами-демократами: там, мол, если и было что-то якобы хорошее, то оно всё равно было плохим – почему, непременно придумают, а если не придумают, то скажут, что его всё равно целиком перевешивало плохое, и, конечно же, самое страшное – отсутствие внешней свободы.

Но Господь наш Иисус Христос сказал: Не убойтеся от убивающих тело, души же не могущих убити, убойтеся же паче могущих и душу и тело погубити в геенне (Мф. 10, 28 ).

Да, действительно, мы хорошо помним, как были тогда всякие ограничения в жизни. Но, по святителю Феофану, там, «где ищут волюшки во всём, там ищут расширения эгоизма и изсякновения любви, – ищут большего зла. А между тем, таков дух нынешнего времени, – и зло растёт».

В последнее время свобода была, видимо, попущена Богом с одной целью: ради свободы Церкви, свободы проповеди. Кто воспользовался этой свободой, получил от нее благо. Но кто схватился за более легкие, соблазнительные, греховные плоды свободы, тот вкусил ее горечь, а многие души и погибли – в сетях сатанинских. Это и самоубийства, и наркомания, и многие прочие грехи, которых почти не было в царское и в советское время.

Преподобный Серафим Вырицкий, который жил в те времена, предсказывал: «Придёт время, когда не гонения, а деньги и прелести мiра сего отвратят людей от Бога, и погибнет куда больше душ, чем во времена открытого богоборчества. С одной стороны, будут воздвигать кресты и золотить купола, а с другой – настанет царство лжи и зла. Страшно будет дожить до этих времён».

Вот – приговор либерализму. Дух подлинного Православия и либерализм несовместимы.

Боролись, боролись за свободу, всё подчинили этой главной цели, ничего ради неё не пожалели: ни страны, ни её независимости, ни её богатств, ни народа, его нравственности, ни науки, ни культуры, ни образования, всё развалили – и ради чего это всё было, все эти безчисленные жертвы? Ради каких высоких целей, какой народной пользы? Каковы плоды у этого дерева (по Евангелию, Мф. 12, 33)? Ради того, чтобы заполонить экраны, сцены, книги, радио, телевидение тем, что во все прежние годы, века у нас, в стране высочайшей мiровой культуры, высочайшей нравственности, которая Европе и не снилась, благодаря которой мы и великую войну выиграли – по их собственным признаниям – и спасли мiр от чумы фашизма, – было совершенно невозможно? Ну, и зачем нужна такая свобода?

Но есть не только фантазии либералов о жизни, которые они навязывают всему обществу. Есть Божий закон. Есть правила святых отцов. 100-е правило VI-го Вселенского собора гласит: «Очи твои право да зрят, и всяким хранением да соблюдай твой дух, завещает премудрость: ибо телесные чувства удобно вносят свои впечатления в душу. Посему изображения на досках, или на ином чем представляемые, обаяющие зрение, растлевающие ум, и производящие воспламенений нечистых удовольствий, не позволяем отныне, каким бы то ни было способом писать. Если же кто сие творить дерзнет: да будет отлучен».

В «Вестях недели» под туманным названием «Культура против искусства», Дмитрий Константинович Киселёв долго рассуждал в пользу «эротики», пытаясь оправдать выставку заокеанского фотографа-развратителя (начиная с тех, кого он безстыдно снимал) и осудить восставших против неё, при этом показывая на экране на всю страну, по каналу «Россия 1», всё это непотребство. Даже развратный американский журнальчик «Плэйбой» был приведён в качестве авторитета. Какой позор! Вот, как говорится, и весь «патриотизм». При этом был лукаво поставлен значок «18+» – хотите, мол, смотрите, детки, хотите нет, а мы вас предупредили, дело ваше. Как будто это что-то решает, как будто отменяет развращение нашего юношества, наших детей в детское эфирное время!

Это что же, мама скажет дочери или сыну (если окажется рядом): «Тебе только 17 лет (16, 15, 14, 13, 12, 11, 10…). Не смотри, там предупредили, видишь в углу картинки кружочек, смотри только на него! Посмотрел? Ну, а больше не смотри, закрой глаза». Или, может, он (она) сам закроет, выключит?

Либерализм и ложь поистине неразделимы.

Задание понятно. Не дать нашим девочкам стать верными жёнами и добрыми матерями, чтобы русский народ продолжал вымирать. Это предательство нашей Родины, нашей молодёжи.

Святитель Иоанн (Снычёв) Петербургский писал:

«Сегодня государственные СМИ (которые не зря, кстати, называют четвёртой властью) превратились в настоящую «империю лжи». Ими развязан в России оголтелый антирусский информационный террор, осуществляемый умело, последовательно и целенаправленно. Его главной целью, как это легко заметить, является разрушение национальной самобытности русского самосознания, русской духовности, наших традиционных религиозно-нравственных ценностей и национально осмысленной государственности. Оторванный от своих исторических корней, лишённый идеалов и национальных целей, русский народ, по замыслу организаторов этого подлого «промывания мозгов», должен исчезнуть как самостоятельный этнический и духовный организм, превратившись в рабочую массу для осуществления авантюрных планов построения всемiрного наднационального сверхгосударства (однажды подобная попытка уже имела место – тогда требовалось разжечь пожар «мiровой революции»)».

Несомненно, против введения нравственной цензуры будет нестерпимый вой и визг в этих самых СМИ – но при этом одобрение народа, который давно устал от этой грязи. Она ему не нужна, она нужна тем, кто сам развращён, кто хочет ослабить наш народ и тем, кто «успешно» наживает капиталы на его горе, как и на алкоголе, наркотиках и проституции – какой «успех»! Но нужно ввести цензуру и на этот вой. И сделать, наконец, выбор: что нам важнее – одобрение владельцев СМИ, их хозяев и тех, кто стоит за ними за рубежом – или страна и народ?

Им «эта страна», как известно, не дорога, они ее ни в грош не ставят и готовы уехать из нее в любой момент, им дороже их прибыль. Они «этот народ» не любят и не уважают, они его интересы впереди своих никогда не поставят. Так зачем же на них оглядываться, их слушать? Нам страна нужна, это наша горячо любимая Родина. За неё наши отцы, деды и прадеды кровь проливали, не жалея живота своего. Нам важно процветание и умножение прежде всего нашего, русского (даже не «россиянского»), государствообразующего народа. И не только численное его увеличение, но – ещё важнее – чистота его души. Учитывать мнение тех, кто Бога не боится, кто своей совести не слушает, кто знать не знает и не хочет знать о жизни будущей, которая есть и которая всех нас ждёт, их в том числе, – можем ли мы, если нам дорог наш народ, наше будущее, наши дети и внуки?

Не можем.

Богородица не велит.

Наша страна – это не мiровые задворки. Это прежде всего – Ее Дом. Иначе бы ни страны, ни нас уже давно не было. Наши предки это хорошо знали. Поэтому мы и живы. Они молились Ей так: Матерь Божия, спаси Землю Русскую! И Она спасала.

Нужна делиберализация всей нашей жизни. Наше дело правое. Отступать некуда. Позади – народ. Позади наша история, все наши предки, которые оставили нам великое наследство – и надеются, что мы его сохраним и приумножим.

Пресвятая Богородица, спаси нас!

Вси святии Земли Русския, молите Бога о нас!

Протоиерей Николай Булгаков
от 23.08.2017 Раздел: Ноябрь 2016 Просмотров: 1003
Всего комментариев: 0
avatar