Добавлено:

Загляни в свое сердце

Интервью профессора Успенского Вячеслава Максимилиановича, напечатанное в декабре 2008 года в нашей газете «Русь Державная», вызвало большой интерес у читателей. Были высказаны пожелания продолжить на страницах газеты разговор об особой роли сердца в духовной жизни человека, о его информационной функции, о которой впервые заявил профессор Вячеслав Максимилианович Успенский. Осознавая актуальность обсуждаемой темы, редакция газеты сочла целесообразным организовать и провести «круглый стол» по этой важнейшей теме.

Начало дискуссии читайте в предыдущем номере



Священник Павел Хондзинский, доцент Православного Свято-Тихоновского Государственного Университета: На мой взгляд, открытие Вячеслава Максимилиановича, безусловно, представляет большую ценность для медицины, однако, кроме этого, имеет апологетическое значение. О медицинской стороне проблемы я не буду говорить, поскольку сам медиком не являюсь. Могу говорить лишь о второй стороне проблемы. К сожалению, в настоящее время усилия так называемой научной апологетики сводятся к тому, чтобы примирить истинную веру и научные знания сегодняшнего уровня. Ведь вполне понятно, что наука очень многого, даже скорее большего, о мире еще не знает. Научные открытия, которые представляют собой общечеловеческую ценность, не ставя перед собой, так скажем, сознательной цели согласования с истинами христианства, рассматриваются как естественнонаучные.

Интерпретация открытия Вячеслава Максимилиановича с позиции апологетики не простая задача, и в этом могут быть допущены серьезные ошибки, особенно в практической реализации. Мне кажется, существует очень большое количество проблем, которые нельзя недооценивать. С одной стороны, в Евангелии, и мы все это знаем, не один раз говорил Спаситель, исцеляя: да, сё здрав, больше не согрешай! И отпускаю грехи твои… Эти примеры излишне продолжать. С другой стороны, он же на вопрос учеников: «Кто согрешил - он или родители?» отвечает: «Не он согрешил и не родители его, а всё для того, чтобы явилась слава Божия».

Уместно вспомнить и слова Апостола Павла: «Дано мне жало в плоть ангелом сатаны. Просил я Господа, трижды попросил, чтобы он избавил меня от него. И он сказал: довлеть ти благодать мою! Он же говорил: телесное наше разлагается, а духовное нет…».

Я это говорю к тому, что, когда уважаемый Николай Дмитриевич встречался со мной, он не помнит уже, наверное, как мы тогда с ним спорили как раз по этому поводу. Мы остались тогда каждый при своем мнении. Что устанавливать однозначно связь между грехом и болезнями нельзя. Человек и его Душа – тайна Божия. И если Николай Дмитриевич жалуется на то, что большинство пациентов используют советы духовной направленности с прагматическим подходом, то я должен заметить, что он сам же закладывает в них этот подход. У меня, например, не знаю, как у присутствующих здесь, сама мысль, что Иисусову молитву можно использовать, так сказать, в научном эксперименте, вызывает ужас, по правде говоря. Поэтому мне кажется, что если мы сейчас просто вот так вывесим списки болезней и соответствующие им грехи, то получится так, как один человек, приходивший однажды ко мне, предложил: я знаю, от какого греха начинается какая болезнь, давайте я буду принимать пациентов и по их болезням определять их грехи, а они будут вам приносить этот список – и вы будете эти грехи отпускать. Такое вот предложил мне творческое сотрудничество! Вполне понятно, что я от него отказался.

И вот здесь, с моей точки зрения, больше вопросов, чем ответов. Я сейчас говорю не об открытии Вячеслава Максимилиановича, а о возможной примитивной его популяризации… Я боюсь, что опять мы получим больше промахов, чем достижений. Поэтому мне хотелось бы призвать к осторожности во всех обсуждаемых проблемах. Безусловно, православный врач должен быть сам носителем православной веры и анализировать болезнь не только с медицинской точки зрения, но и с позиции православной веры. Однако врач, даже православный, никогда не сможет заменить священника! И прав Вячеслав Максимилианович, призывая больных к посещению Церкви, к встрече со священником.

Николай Гурьев: Если будет угодно Богу, все враги отойдут. И все будет, как положено. Кстати, в книге «Страсти и их воплощение в болезнях» у меня написано, что грех необязательно есть причина болезни, могут быть и внешние причины. Но он либо содействует развитию болезни, либо является её причиной. И потом я написал книгу «О временном пути к вечности». Эта книжка для моих больных. В ней я излагаю православный взгляд на все вопросы, связанные с болезнью и лечением. В частности, в книге написано, что исцеляется душа, и как следствие она исцеляет тело, то есть забота о душе - первостепенная задача.

Священник Владимир Петров, настоятель Свято-Покровского храма с. Давыдовского Владимирской обл.: Хотелось бы определить: а что же это такое – наука? Вообще это удивительный случай, наверное, очень редкий: собрались и священники, и ученые, сидят и обсуждают одну и ту же проблему – согласие. Это знамение нового состояния общества. Потому что наука как таковая, если мы на нее посмотрим, противник веры. Наука родилась, противляясь вере. Если я знаю, то я не верю. Каждое открытие говорит: да какой Бог? Вот же, мы всё можем! Понимаете? Так вот, наверное, нам тут хорошо бы вспомнить Писание, когда Отец-Творец говорит своему Сыну: «Сиди одесную меня, покуда положу врагов твоих подножие ног твоих». И эти враги – ученый мир, который все время пытается доказать, что он что-то знает. И сейчас мы подходим к той точке, когда учёный мир уже подошел к тому, что хочет сказать: я знаю, что я ничего не знаю, т.е. к согласию. Что есть Тот, кто сотворил всё, и мне не дано познать всё, потому что я не имею такой возможности. И знаю только то, что мне открывает Творец.

Теперь, если мы посмотрим на сердце. Вчера, когда я узнал тему «круглого стола», открыл «Симфонию», нашёл страницу, посвященную «сердцу» и оказалось, что это слово употребляется в Священном Писании, 596 раз! Все эти изречения я не могу передать, но большинство из них говорят, что сердце – это действительно информационный источник. Сердце – место обитания разума, любви, оно думает, оно мудрое. Человек знал всегда, что сердце – источник разума. Вы знаете такое выражение: «Не иметь царя в голове». Что оно означает? Нет Бога в голове. Это разрыв между умом и сердцем, а это значит и Богом. Сердце есть соединение, это как раз тот путь, через который Бог соединяется с человеком. Когда происходит разрыв между умом и сердцем, наступает утрата совести. Потому что мудрость, исходящая от сердца, божественная мудрость. Если она не оплодотворяет ум – он сам по себе гуляет. И, собственно, Иисусова молитва – это попытка ум соединить с сердцем. Для чего это соединение? А чтоб совесть появилась! И тогда человек уже естественно противляется греху: «Мне стыдно! Я не могу этого делать!». Сегодняшний мир как раз и разрушает эту психологию, разрывает связь ума и сердца.

Приведу пример. Один духовный человек рассказывал мне, как в детстве он, будучи юношей, воспитывался в горах Кавказа, там все-таки более суровые нравы. И вот он вспоминает пионерский лагерь. Приехали однажды в лагерь полячки. А там эта бессовестность уже была. И вот он впервые увидел, как девушка выходит, раздевается догола и моется под душем. И она даже его не стесняется – поворачивается, как ей хочется. Когда я увидел, говорит он, я покраснел весь, сжался, отвернулся – он естественный стыд испытал, т.е. в нем, как вы понимаете, было соединение ума и сердца. Потом он раз посмотрел, два посмотрел, три… и разорвалось это соединение! Так человек становится бессовестным в одном, во втором, в третьем…

Конечно, все, чем занимается наш уважаемый профессор, очень важно, об этом нужно говорить. Человек – Фома неверующий. Ему нужно физическое подтверждение. Как его примут? Кто, как хочет, так и примет, – но большинство, узнав о его исследованиях, побывав у него как у православного врача, задумается и придет в церковь. С чем они придут? Я не знаю. Но они придут в церковь, а не к бабке-колдушке. Придут, а там уж дело священника, как он их направит. Вы знаете, почти большинство паствы приходит через несчастья – физические или духовные. Приходят, чтобы получить облегчение в своих страданиях. А дальше их уже священник направляет, поясняет, как правильно надо жить, разъясняет истинную цель веры. Не все, наверное, священники помогают, но человек находит цель.

Люди никак не хотят понять, что они больны от рождения, что в них уже есть «жало смерти», они не хотят с этим согласиться, они хотят забыть об этом дамокловом мече, который висит над ними. Они ищут временного улучшения своего состояния. Каждый умрет все равно, и весь вопрос только, в каком состоянии. А врачи, конечно, нужны. Потому что есть две составляющих: мы - священники, Богом направляемые, и те, кто лечит людей, они тоже - Божий промысел. Но эти две составляющие должны работать в тандеме именно так, как это делает Вячеслав Максимилианович.

Виктор Саулкин, обозреватель радио «Радонеж»: Несколько десятилетий назад Святой Архиепископ Лука (врач Войно-Ясинецкий) написал небольшую, но очень ценную книгу «Дух, душа и тело». Вячеслав Максимилианович своими открытиями подтверждает выводы этой книги, предлагает теорию информационной функции сердца и на её основе принципиально новую диагностику заболеваний.

Я тоже считаю, что это открытие ученого надо продвигать всеми средствами массовой информации: радио «Радонеж», газеты, журналы. Познакомившись с ним, человек может задуматься над истинными причинами болезни. Но всегда нужно давать духовную оценку и проявлять при этом осторожность, о которой говорил священник Павел. К примеру, все вы знаете, что батюшка Амвросий в 37 лет заболел, но он прожил до 78 лет. Оставаясь инвалидом 1-й группы, он при этом исцелял сотни людей. Известны и другие варианты. Если человек благодушно все воспринимает, кается, болезнь уходит, исчезает полностью. Николай Дмитриевич это подтверждает примером из своей практики. А иногда наоборот: человек умирает от рака. Мы знаем таких людей-подвижников. Им Господь дает эту болезнь, как очищение, и человек через эту скорбь в Царствие Небесное попадает. Промысел Божий разный: одному – исцелиться, а другому – потерпеть.

Исследования Вячеслава Максимилиановича составляют ценный материал, как свидетельство о вере. Мне кажется, сегодня это очень важно, потому что мы говорим последнее время о миссии – вот отец Сергий говорил об антикультуре. Да, сегодня мы столкнулись с антикультурой. Недавно в придворье одного храма эта антикультура была. Три черных доски. Говорят, это не кощунство. А что же это? Три черных доски над пещерной Троицей! Уже само название кощунственно. Или антиевангелиевский проект Дмитрия Врубеля, который был на улицах в Перми, после чего «Хромая лошадь» и сгорела. Понимаете, это кощунство, до которого даже не додумались в 20-е годы. Тогда, кстати, было проще. Ну, ходили бесноватые, кричали «Бога нет!» Народ смотрел на них: «Ну, несчастные!». Помолится. «Что с ними, с одержимыми, делать!»

А сейчас, когда огромные плакаты… Не буду даже говорить, что на них изображено. «Актуальное искусство», так называемое. Например, страшно орущая, диким звериным образом, американская теннисистка Серена Уильямс, а внизу – Богородичное Евангелие. И когда человек идет по улице Перми и первый раз читает строки Евангелие Богородичного о встрече Марии с Елизаветой, а там написано по-русски: «исполнилась Духа Свята Елизавета» - это технология кощунства, технология не демонизма уже, а открытого сатанизма. И самое страшное, что нас заставляют это все видеть. Троицкий замечательно сказал: «Нас заставляют спорить о вещах бесспорных сегодня».

Я считаю, что такие открытия – это подлинная миссия, обращение к народу. Не рокерские и не байкеровские шествия, а от науки к сердцу человека, призыв к любому человеку: «Остановись, подумай! Вот твоя жизнь, вот твои грехи и болезни. связанные с ними!» А главное – дать ему понять: «Господь Бог существует! Вот ты предстоишь Богу». Откликнется человек или нет? Мы знаем, что не все откликнутся. Но кто откликнется – для них это может иметь спасительный характер. И ещё о сердце. Может быть, некоторые знают: когда боевую награду вручают за боевые действия, – мне об этом сказали офицеры, когда прикрепляют орден к груди, то теплота растекается по телу. А где начинается эта теплота? В сердце начинается. Есть такая примета у боевых офицеров, если теплота в сердце возникает – значит, эта награда заслуженная.

Сердце, конечно же, не только орган информации, а как Владыка Святой Лука сказал, орган Богообщения. Конечно, мы общаемся с Богом не печенью, не селезенкой, а сердцем. И не зря говорят в народе: «Сердцу не прикажешь!». «Каменное сердце». Я согласен с Николаем Дмитриевичем, что поражается полностью все тело, вся душа. Но все-таки, как показал Вячеслав Максимилианович, основной орган во взаимодействии души и тела все-таки сердце.

Я хочу привлечь внимание еще к одной проблеме – значению молитвы родственников за болящих. Наш общий друг с Андреем Николаевичем – Виктор Николаев – писатель, знаете, может быть, книгу его «Живый в помощи Вышнего». Он после занятий из академии попал прямо в госпиталь и не приходил в себя несколько дней. Томограф показал, что у него тяжелейшее поражение мозга. И пока шла операция, его жена Катя 8 часов подряд молилась с молитвой «Живый в помощи Вышнего». Виктор выжил и обратился к Богу, стал ходить в церковь, исповедоваться, причащаться, собороваться.

Вячеслав Успенский: Виктор Саулкин затронул очень важную проблему: молитвенная помощь родственников и близких страждущему человеку. Я бы продолжил - исцеляющая роль Церковных таинств. К тому же священник Павел выступил категорично против экспериментов с участием служителей Церкви. На все перечисленные вопросы дает ответы практика православного врача с использованием диагностической системы, разработанной на основе теории информационной функции сердца. Вся врачебная деятельность – это постоянный эксперимент и научный поиск. О некоторых случаях, отвечающих на поставленные вопросы, позвольте Вам рассказать.

Во-первых, было несколько случаев, когда больные приходили на контрольные исследования по случайному совпадению непосредственно после исповеди и причастия. Зная их заболевания по предыдущим исследованиям, приходилось удивляться тому факту, что эти заболевания либо диагностировались в очень низкой активности или не определялись вовсе. Первый случайный опыт таких наблюдений побудил меня к целенаправленным исследованиям в этой области. Я стал приглашать таких больных на повторные исследования в течение ближайшей недели после исповеди и причастия. Оказалось, что обнаруженный эффект у части больных был стойким, но у некоторых все возвращалось к прежним результатам диагностики.

Во-вторых, был случай исследования тяжелого онкологического больного с неоперабельной опухолью головного мозга. Узнав свой «приговор», он отказался от лучевой и химиотерапии. Однако прошел год, он сохранял работоспособность, и фатального исхода не наступало. Он обратился ко мне, сомневаясь в диагнозе.

Диагностическая система подтвердила наличие онкологии. Я решил повторить исследование, что часто делаю с целью изучения специфичности и чувствительности метода. Каково же было мое удивление, когда повторное исследование не подтвердило онкологическую ситуацию у больного. Ещё одно повторное исследование – тот же результат. Оказалось, что присутствующая в это время жена больного, после первого исследования, подтвердившего рак, стала молиться про себя за исцеление мужа. Только молитвой я мог объяснить данный феномен. К тому же жена больного оказалась глубоко верующей, воцерковленной женщиной, и она молится за исцеление мужа с того дня, когда был поставлен роковой диагноз. Все случившееся на неё произвело сильное впечатление. Она реально убедилась в силе молитвы, после чего с еще большим постоянством стала молиться за исцеление мужа. И хотя исцеление не происходит и онкологическая ситуация периодически определяется диагностической системой, опухоль все же перешла в стадию очень медленного роста. Больной чувствует себя удовлетворительно и вот уже пятый год сохраняет работоспособность. Я не склонен делать поспешные выводы и продолжаю исследование подобных случаев.

Эдуард Хандюков, академик Академии медико-технических наук, поэт: В свое время я окончил Высшее инженерное морское училище имени адмирала Макарова, учился на радиофакультете. Поэтому мы с профессором Вячеславом Максимилиановичем Успенским сразу нашли общий язык и взаимопонимание. Теория информационной функции сердца весьма убедительна. Её доказательность представлена результатами многолетней апробации. Высокую точность диагностики я проверил на себе. Тем не менее теория и практика этого совершенно нового направления, не имеющего аналогов в мировой практике, нуждается, как считает и сам автор, в дальнейшем развитии и совершенствовании. Однако, мне кажется, что уже на этом этапе метод диагностики должен внедряться в медицинскую практику.

Иерей Сергий: Я хотел бы вернуться к основополагающему принципу, связанному с открытием Вячеслава Максимилиановича. Это обращение к покаянию. То есть без покаяния ничего невозможно. Однако известны случаи исцеления от рака и без обращения к Церкви. Вячеслав Максимилианович рассказывал мне о таких случаях. Такое явление возникало тогда, когда больные, стремясь к исцелению, меняли свой образ жизни и фактически начинали жить по Евангелию. Хотелось бы просить Вячеслава Максимилиановича поделиться этим опытом.

Вячеслав Успенский: Да, известно, что некоторые люди, несмотря на смертельную болезнь, когда на них уже смотрят, как на людей без шансов на жизнь, тем не менее по непонятным причинам выздоравливают, вызывая недоумение у окружающих. Особенно впечатляют такие случаи в онкологии. Они бывают редко. Онкологи о таких случаях периодически сообщают. В частности, немецкие ученые-онкологи тщательно изучили 50 случаев «самоисцеления» от рака. Причем во всех случаях рак был доказан всесторонне и не вызывал сомнений. Анализ этих случаев осуществлен с немецкой педантичностью, точностью и аккуратностью, поэтому в достоверности выводов сомневаться не приходится. Была установлена общая закономерность - все случаи «самоисцеления» происходили на фоне значимых событий в жизни больных. Они сопровождались значительным, в ряде случаев радикальным изменением доховно-нравственой основы их жизни, которая во многом начинала соответствовать жизни по Евангелию.

Подобный случай имел место и в моей практике. Мужчина в возрасте около 40 лет, обратился за медицинской помощью в состоянии очень запущенного рака желудка. Осознав безнадежность своего положения, больной отказался от предложенной ему химиотерапии и исчез из поля зрения медицины. О том, что он жив, стало известно по прошествии года, что уже вызвало удивление. Но ещё более удивительным было то, что передо мной предстал внешне здоровый, полный жизненных сил человек. Последующее обследование не выявило какой-либо патологии желудка.

Я тщательно проанализировал судьбу пациента. Оказалось, что рак возник у него на фоне печальной и ужасной жизни. Во-первых, он по характеру был человек очень заносчивый, у него ни с кем не складывалась дружба, и поэтому не было друзей. Он чувствовал себя одиноким, переживал, что такая судьба у него. Он не понимал даже, что негативное в его жизни во многом зависит от него самого. У него не получалась и семейная жизнь. Девушки, которые на первых порах начинали с ним дружить, очень скоро уходили от него, и опять-таки из-за заносчивости и других негативных черт характера – в общем, он оставался и в этой сфере жизни одиноким, хотя мечтал создать семью, иметь детей, хотел иметь друзей, но… не получалось. В профессиональной деятельности тоже все складывалось не так, как ему хотелось. Он сделал интересное изобретение, которое, однако, никто не признавал, многие считали его неудачником. Вот и представьте себе, везде минор, везде всё негативно, всюду он в одиночестве. В совокупности все это повергало его в уныние. На таком фоне и возник рак желудка. И когда уже судьба казалась неотвратимой, а заключение врачей было фатальным, он встречает женщину, которая полностью изменяет ему жизнь. Он влюбляется в нее. Отношения с ней у него складывались на почве глубокой, яркой любви. Он отвлекся от болезни: как выразился он сам – «забыл про неё». Меняется его отношение к другим людям. Чувство любви, в котором он пребывал, стало распространяться на всех, с кем ему приходилось сталкиваться по работе и в жизни: исчезает заносчивость, обидчивость, он уже не может злиться, конфликтовать. Появились друзья, обстановка на работе стала приобретать мажорный характер. Он женился на любимой женщине. Появилась надежда иметь ребенка и создать полноценную семью, о которой он давно мечтал.

Когда я проанализировал его судьбу с православной позиции, то понял, что исцеление наступило в тот период жизни, когда он стал жить, по существу, по Евангелию: когда вся жизнь, все отношения с людьми стали строиться им на основе чувства любви. Конфликты, которые возникали, он стал решать не так, как раньше – не через конфликт, не через раздор, злобу и гнев, а по любви. А тут еще один ученый подтвердил изобретение и стал его «поднимать на щит», доказывать полезность его технического изобретения. В период такого вот духовно-нравственного состояния, в котором он оказался, и произошло исчезновение рака.

Не менее значимо и другое событие, которое случилось с недавно смертельно больным пациентом. Он был не крещен и сдержанно относился к религии. Однако все, что с ним произошло, заставило его многое в жизни пересмотреть. Этому способствовала православная любимая жена. В нем возникла тяга к Церкви. Итогом явились крещение, венчание и воцерковление. Я думаю, что больные, испытавшие на себе исцеление от рака без участия медицины и других методов лечения, рано или поздно в большинстве случаев приобщаются к Церкви. Исцеление, которое происходит, оказывает на них сильное эмоциональное и нравственное воздействие, которое способствует осознанию Божьего Промысла и Божьей Благодати.

Иерей Сергий:
Вячеслав Максимилианович, мы же с вами понимаем, что, когда Господь призывает и дает человеку возможность и время, он дает это для покаяния и исправления своей жизни. Иначе нет смысла жизни на земле. Значит, Господь дал время этому человеку, чтобы он понял смысл жизни и причины его смертельной болезни, чтобы он осознал, как следует дальше жить. У меня возникает к вам вопрос: «Почему именно этому больному выпал такой счастливый путь исцеления? Ведь онкологических больных очень много, а случаи подобного исцеления крайне редки?».

Вячеслав Успенский: Божий промысел для нас непостижим. Тем не менее некоторые обстоятельства этого случая привлекают внимание. Во-первых, больной очень хотел жить и не просто жить. Он понимал, что живет неправильно, он искал другой путь в жизни, он жаждал любви и дружбы, но не знал, как к ним прийти. По-существу, он активно искал истинный путь в жизни. Во-вторых, женщина, которая встретилась на жизненном пути, вовлекла его не только в счастливую любовь, она, как оказалось, будучи православным человеком, много молилась за него. Видимо, имели значение и другие события его жизни, но то, о чём я говорю, лежало, если можно так сказать, на поверхности судьбы больного.

Андрей Печерский: К сожалению, мир, в котором мы живем, мало дает поводов для состояния любви. Может быть, этим и объясняется, что вместо милицейских сериалов и боевиков мы предпочитаем посмотреть советские фильмы пусть наивные, сказочные, но с естественными добрыми взаимоотношениями между людьми. Удивительные чувства и поразительные события возникают во время крестных ходов, в частности, некоторые участники исцеляются от неизлечимых заболеваний. Между участниками крестного хода возникают добрые отношения, готовность помочь друг другу в преодолении возникающих трудностей. Один батюшка так определил знаменитый Великорецкий Крестный ход: это дело не людей, Бог есть любовь, мы собрались во имя Божие, чтобы через трудности пути постигнуть эту любовь, через самое простое научиться замечать ближнего, помогать друг другу, покрывать всё любовью. С крестного хода многие люди возвращаются другими.

Подводя итог «круглого стола», хочу пожелать, чтобы это открытие имело практическое приложение. Как мне кажется, нужно, чтобы Русская Православная Церковь заметила и постаралась помочь внедрению этого замечательного открытия, в частности, через медицинские пункты при монастырях и храмах тем более, когда большинство их болеющих прихожан не имеют возможности ни лечиться, ни диагностироваться.

Вячеслав Успенский: Книга, в которой изложена теория информационной функции сердца и практика её применения, написана научным языком и предназначена для ученого мира. Что касается православной интерпретации, то этому должна быть посвящена отдельная книга с участием православных врачей, ученых и других специалистов, занимающихся просветительской деятельностью, и, конечно, священников и других представителей церкви. То есть, книга должна носить просветительский характер, и необходимость в этом есть. В медицинской практике я, как православный врач, часто играю двойную роль: кроме роли врача, - роль представителя церкви в медицине. Последнее требует высокой православной эрудиции и грамотности. Поэтому такая книга могла бы быть полезной для меня и православных врачей.

Андрей Печерский: Подготовкой к такой книге может стать публикация материалов сегодняшнего разговора не только в газете «Русь Державная», но и в виде отдельной брошюры. На этом аккорде позвольте завершить «круглый стол», поблагодарить участников за откровенный разговор, пожелать всем крепкого здоровья, а профессору Вячеславу Максимилиановичу Успенскому творческих успехов, терпения, мужества и молитвенной помощи в столь значимом и полезном деле.

от 30.05.2024 Раздел: Октябрь 2010 Просмотров: 790
Всего комментариев: 0
avatar