Добавлено:

№ 04 (106), 2003 год. ДЕНЬ ВНТУРЕННИХ ВОЙСК РОССИИ

Небесный покровитель внутренних войск

Его Святейшество Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II благословил начинание по обретению внутренними войсками МВД России святыни - особо почитаемой иконы и святых покровителей воинских коллективов.
 Поводом к такому решению стало обращение заместителя главнокомандующего внутренними войсками МВД России генерал-лейтенанта Станислава Кавуна в Московский Патриархат с просьбой восстановить давнюю традицию российского православного воинства иметь святого покровителя, который совершил деяния общероссийского масштаба, чье служение и характер государственных преобразований близки предназначению внутренних войск МВД России, созвучны с возложенными на них федеральным законом служебно-боевыми задачами.
 В истории России таким человеком был Святой Равноапостольный Великий князь Владимир, оставшийся в памяти народной как собиратель земель и населяющих эти земли славянских народов. На киевском престоле он правил 37 лет. Во время своего правления принял христианство и в 988 году окрестил Русь, повелев "сокрушить идолы и храмы идольские до основания разрушить". Дружины во главе с подчиненными лично ему воеводами - посадниками в городах и землях Руси стали регулярной вооруженной силой, во многом способствовавшей централизации власти, созданию единого государства со столицей в Киеве. Так зачинались единые исторические, культурные, религиозные и воинские традиции и идеалы.
 Внутренние войска МВД России через тысячелетие продолжают дело, начатое Святым Равноапостольным Великим князем Владимиром. Они служат надежным щитом и острым мечом государства в разрешении межнациональных конфликтов, в непримиримой борьбе с сепаратистскими, националистическими и религиозными агрессивными попытками разрушить целостность Российской Федерации.
 Главная икона внутренних войск МВД России - Святой Равноапостольный Великий князь Владимир - выполнена иконописцами супругами Васильевыми, авторами икон главного храма резиденции Патриарха в Свято-Даниловом монастыре - в храме Всех Святых, в земле Российской просиявших. Киот изготовлен в мастерской Кафедрального соборного храма Христа Спасителя и выдержан в древних воинских и христианских традициях. Он выполнен из дерева, покрыт натуральными минеральными красителями и сусальным золотом. Украшения киота исполнены по старинным технологиям резьбы по дереву. Общий вес иконы в киоте около 100 кг.
 В верхней части киота помещен крест с распятием, над которым позолоченная лента с воинским девизом: "С нами Бог, никто же на нас". Под иконой Святого Равноапостольного Великого князя Владимира сделана памятная надпись: "Сия икона освящена Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II при Верховном Главнокомандующем В.В.Путине, министре внутренних дел РФ Б.В.Грызлове, заместителе министра - главнокомандующем ВВ МВД России генерал-полковнике В.В.Тихомирове, членах Военного совета ГКВВ России: генерал-полковнике В.П.Баранове, генерал-лейтенанте Н.Е.Рогожкине, генерал-полковнике Л.П.Шевцове, генерал-лейтенанте С.Ф.Кавуне, генерал-лейтенанте В.А.Дадонове, генерал-майоре Е.П.Лазебине, генерал-майоре Ю.В.Пыльневе, генерал-лейтенанте П.Н.Ровенском, генерал-майоре Е.С.Громове, генерал-лейтенанте А.В.Будникове, генерал-лейтенанте П.И.Ермакове".
 С обретением иконы Святого Равноапостольного Великого князя Владимира - Небесного покровителя внутренних войск МВД России открывается возможность обретения икон святых - покровителей войск округов, соединений и воинских частей внутренних войск МВД России.
 В истории нашего Отечества немало подвигов, совершенных святыми подвижниками Русской Православной Церкви. К сожалению, мы сегодня мало об этом знаем. Поэтому, встав на путь возрождения исторической традиции - обретения святых икон, мы закладываем основу для духовно-нравственного воспитания наших военнослужащих, считает заместитель главнокомандующего внутренними войсками МВД России генерал-лейтенант Станислав Кавун.

Полковник Василий Панченков, начальник пресс-бюро внутренних войск МВД России

Надо просто любить свою Родину

 Подполковник Виктор Николаевич Мишура - начальник отделения комплектования кадров Краснодарского соединения ВВ МВД России. Родился и вырос на Украине, но себя считает русским офицером. Прошел все основные командирские должности. Командовал взводом, ротой, служил на штабной работе в батальоне, полку. В войсках - двадцать два года. Участник боевых действий в Чечне. Награжден государственными наградами. Женат, имеет двоих дочерей. Рассуждения этого офицера, высказанные вслух о службе, дисциплине, офицерской чести, думается, будут весьма полезны для широкого круга читателей.

О проблеме неуставных взаимоотношений:

- У нас многие мамы превращают армию в детский сад.. Считают, что в армии все должно быть идеально. Интересно почему? Если армия, пусть консервативная, но часть общества, то и ее затрагивают те же негативные процессы: преступности, наркомании и т.д. Откуда же к нам приходят солдаты интересно? Да оттуда же, из общества, из школы. Что у нас сейчас в школе творится? И дерутся, и наркоманят, и воруют. А ведь это детское учебное заведение. Но школу у нас почему-то так не ругают. Считается, что там дают образование. Это главная задача школы. Школа сейчас официально отказалась от воспитания учащихся. Воспитывают теперь родители кто как может. И если воспитали в семье хорошего парня, то будет из него и солдат хороший. А если нет, то кто виноват? Но почему-то виноватой делают именно армию, она получается во всем виновата. Да, офицерам приходится волей или неволей заниматься воспитанием воина. Но воина, а не просто хорошего хлопчика. Хорошего хлопчика должны были воспитать в семье и школе. Перед армией стоит другая задача, она должна готовиться к войне. А как воспитать воина быть готовым отдать свою жизнь за Родину, если порой ни дома, ни в школе ему об этом ничего не говорят? Поэтому зачастую и растут парни, не готовыми к тяготам и лишениям военной службы. Я не вижу ничего страшного, что где-то солдат получил фингал. Да а как же ему, извините, заниматься, к примеру, рукопашным боем, или штурмовать полосу препятствий? Порой доходит до абсурда, когда от солдата требуют не чтобы он ее преодолел, а чтобы он, не дай Бог, где-то не ушибся. Для многих командиров это просто бич какой-то. Заместители командиров рот вместо воспитательной работы с солдатами постоянно проводят разбирательства по поводу синяков, ссадин и ушибов. Я не говорю о серьезных травмах, которые, к сожалению, тоже имеют место в армии.
 Когда я служил командиром роты, часто с мамами встречался и так им и говорил: “Если собрать хотя бы на один день под одной крышей с десяток незнакомых женщин, что будет?” Конечно, будет скандал, что-то не поделят, поругаются и так далее. А если не десяток, а сотню? И если не на один день, а на два года? А если не женщин, а молодых парней, набранных фактически с улицы? То-то и оно.
 Если армию не дергать и не лихорадить, а укрепить и дать возможность заниматься, чем положено, уверен, будет результат.

О службе по контракту:

 Любое начинание в стране и армии должно быть подкреплено в первую очередь даже не рублем, а просчитанным политическим и экономическим решением. К сожалению, часто бывает наоборот.
 То же можно сказать про решение о переходе нашей армии на контрактную основу. Да, есть политическое решение, но экономически оно, я считаю, не просчитано. Америка переходила на создание профессиональной армии, не воюя на своей территории три столетия в течение хотя бы 10 лет. Один годовой бюджет города Нью-Йорка при этом приравнивается к годовому бюджету нашей страны. И можем ли мы с такой поспешностью приступать к созданию армии по контракту? Мы не можем обеспечить жильем действующих офицеров, а сколько еще, подлежащих увольнению по возрасту, болезни или сокращению, но не имеющих жилья офицеров и прапорщиков? И таких офицеров тысячи. У государства и в войсках нет денег. Где же страна планирует размещать контрактников? В казармах? “Извините, - скажет профессиональный воин, - у меня в контракте прописано гарантированное законом отдельное помещение. Дайте. Вы обязаны! Иначе контракт расторгается, как недействительный”. Вот такой, я думаю, будет разговор, который приведет к весьма печальным последствиям. Подавать в суд? Да они уже сейчас завалены такими делами. Да и потом, даже если есть решение суда, оно не гарантирует моментального получение жилья военнослужащим.
 Вчерашние солдаты еще как-то соглашаются на такие варианты, как пожить где-то в бытовке, каптерке и методическом классе. Завтрашние контрактники на это не пойдут. У объявленного профессиональным военнослужащим контрактника неизбежно произойдет ломка сознания. Вчера солдат служил в армии, исполняя все ж таки почетную обязанность по защите Отечества. Раньше главный упор в службе все-таки делался на сознательность. С детского сада малышей учили, что служба в армии- это почетно и необходимо. До сих пор этот очень важный момент сохраняется в воспитательном процессе нашего солдата. Завтрашний контрактник все эти разговоры отметет в сторону и потребует себе реальных условий для службы. Это будет человек с другим менталитетом, и его таким делает само государство. Принцип “ты – мне, я – тебе” разве не подразумевает такого же ответа от профессионала-контрактника? Государство за определенную плату и оговоренный законами перечень услуг нанимает гражданина для службы в армии. Зачем? Для обеспечения безопасности государства. В советский период в армии служили не менее профессиональные офицеры, но они себя не считали работниками по найму, это было даже оскорблением. Люди, кстати, тогда были защищены безо всяких контрактов тем же государством гораздо лучше. Дает ли контракт нам сейчас какие-либо преимущества (офицеры-то теперь все считаются профессионалами по найму) перед советской системой? Лично мне нет. Вправе ли мы ожидать кардинальных улучшений при переводе на контракт всей армии? Я думаю, вправе. Получим ли мы их? Я очень в этом сомневаюсь.
 Да и контрактниками, я считаю, должны комплектоваться не все, а определенные воинские должности. Хотя бы на первом этапе. Например, механики-водители, специалисты, работающие на дорогостоящей технике, операторы - наводчики ПТУРов, командиры отделений, а не просто стрелки, или столяры, или пекари. Соответственно надо им и платить. Пока же, например, у нас в городе водитель маршрутного такси получает восемь тысяч, а механик-водитель БТР - три тысячи (на декабрь 2002 г. – Авт.). А остающиеся у командира деньги вместо контрактника-стрелка лучше доплачивать контрактнику механику-водителю. Считаю это очень разумным.
 Поэтому я против скороспелых, непродуманных решений о переводе нашей армии на контрактную основу в ближайшее время. Необходимо трезвое и выверенное во всех отношениях решение. Это мое мнение, и я вправе его отстаивать.

О роли СМИ и их влиянии на отношение к службе:

 Я считаю, что действующая испокон веков в России призывная система комплектования армии вполне оправдывает себя. Перестала устраивать она общество после оголтелой кампании нападок на армию, развернутой с началом перестройки и гласности. И вот тогда мы узнали, как, оказывается, у нас в армии плохо. А до этого, значит, не замечали? Или было все так хорошо? Развалили и продолжают разваливать армию наши средства массовой информации. Механизм и причины такой кампании - это отдельный разговор. Но когда офицер, солдат фактически везде слышит про свою армию, про свое командование только мерзости и гадости, захочется ли ему служить? Да и служит-то он не армии как таковой, а Отечеству. Если это Отечество не может или не хочет защитить своего защитника от нападок СМИ, стоит ли действительно защищать такое государство? Стремление “раскрыть глаза” обществу и военнослужащим на существующие в армии проблемы переходит все границы. Почему-то считается, что стоит узнать о недостатках, как они мигом улетучатся. Почему же мы живем все хуже и хуже, а знаем о недостатках все больше и больше? Я вижу здесь прямую связь: чем больше знаем негатива, тем хуже живем. Недостатками должны заниматься соответствующие органы, и для этого совершенно необязательно выплескивать все на обывателей. Именно такое формирование общественного сознания СМИ разрушило сначала Российскую Империю, а позже и Советский Союз. Все жертвы революций и гражданских непрекращающихся войн на территории бывшего СССР – плата за наше любопытство, “приоткрыть глаза”. Такая самая настоящая оголтелая пропаганда деморализует защитника Отечества. Он перестает верить своему командованию, начинает везде видеть только воров, предателей и сволочей. А это подрыв основы основ любой армии – принципа единоначалия, готовности к самопожертвованию. Во время Великой Отечественной войны немцы разбрасывали над нашими окопами листовки с компроматом на руководство СССР, ставя перед собой единую цель - деморализовать и сломить боевой дух противника, что в немалой степени им и удавалось. Очень мне напоминает наши пресса и телевидение эти листовки. Так вот все-таки хотелось бы увидеть за всеми этими акциями твердую волю правительства и государства, а то и напрямую спросить: “Россия, тебе нужна вообще боеспособная армия?”

О проблемах подготовки офицеров:

 Многие законы, формирующие и регулирующие вопросы воинской службы, у нас несовершенны, причем в немалой степени страдает от этого и само государство. Например, будущий офицер пять лет обучается в высших учебных заведениях бесплатно. Это роскошь по нынешним временам. В контракте, который заключает командование с выпускником, нигде не оговаривается такая сторона вопроса, что в случае досрочного увольнения из войск молодого офицера по его желанию он обязан возместить кругленькую сумму, затраченную государством на его обучение. Иначе очень невыгодно для государства, когда, получив хорошую гражданскую специальность на всем готовом, будущий офицер вдруг “прозревает”, заявляет, что служить он не желает, и увольняется из войск. При этом с него ничего невозможно по закону потребовать. Хорошая лазейка, которая, к сожалению, и используется определенными лицами. Поэтому считаю необходимым доработать контракт с учетом этих поправок, тем более, что это предусмотрено положением о порядке и прохождении воинской службы. Предлагаю включить в доработанный типовой контракт дополнительно следующие пункты. Первый: В случае разрыва контракта со стороны военнослужащего он должен возместить затраченные денежные средства на его обучение. Второй: Служебное жилье, занимаемое семьей военнослужащего, увольняющегося из войск ранее определенного контрактом срока по его желанию, подлежит возврату КЭС части в течение трех месяцев.
 Мне кажется неправильным подход и к проблеме подготовки будущих офицеров. Почему-то сейчас преобладание получила не казарменная система, а система отдельных комнат для проживания курсантов. И это происходит, начиная с младших курсов. Зачем же такие поблажки будущему командиру взвода, который отдаляется таким бытоустройством от солдата. Все становится понятным, если готовят юриста, тогда вопросов нет. Но воюют-то сегодня в той же Чечне не юристы, а солдаты.
 Зачем курсанту платят, как контрактнику, какая в этом насущная потребность? Что, от этого стали выпускаться лучшие офицеры? Нет. Может, сейчас в военных институтах перестали хорошо кормить или одевать курсантов? Нет. Может, у государства или войск есть лишние деньги? Опять нет. Что же мы имеем на выходе от курсанта, по сути студента, имеющего свободный выход в город, минимум проблем в бытовом обустройстве, живущем на всем готовом и получающем неплохие деньги? Для государства, где в армии не существует проблем, это, может, вполне логично. Но когда такой розовый лейтенант попадает в часть, где ему, как правило: а) негде жить; б) денег на прожиточный минимум не хватает; в) с солдатами работать он так и не научился, потому что был весьма далек от их проблем; г) специалистом он так и не стал, потому что войскам нужны специалисты командиры, а не юристы. Получается, с молодого офицера за деньги, чуть большие, чем он получал курсантом и не имел забот, начинают требовать результат. Какой напрашивается вывод? Это готовый кандидат на досрочное увольнение из войск. Вот конкретный пример. В нашем соединении из сорока пяти прибывших в прошлом году выпускников через два месяца пятеро написали рапорта об увольнении. Дальше о цифрах, возрастающих в арифметической прогрессии, я не буду говорить.
 Зачем забыли старую советскую военную школу, одну из лучших в мире, которая основывалась на спартанских условиях, максимально приближенных к реальным в войсках? Помещенный в тепличные условия курсант, огражденный от серьезных проблем и трудностей, неспособен закалить характер будущего командира. А зачем было менять Училище на Институт? Оно что, добавило кому-то ума? Сомневаюсь.

О денежных выплатах и судах:

 Разговоры о деньгах, выплатах, каких-то доплатах сильно подрывают боевой дух. Военный человек втягивается в судебные тяжбы и склоки по поводу невыплаченных ему государством денег. Сейчас чуть что, военнослужащий начинает судиться. Это становится повсеместным и законным способом решения всех проблем, вводится в ранг государственной политики, под это право принимаются законы и серьезные документы. Например, нынешний Трудовой кодекс. “Денег (боевых, отпускных, подъемных, за поднаем и т.д.) нет, подавай в суд”, - зачастую приходится слышать подчиненному от начальника. Командир при этом умывает руки, ничего, кроме своего авторитета, не теряя. Человек приобретает право судиться с командиром (Вдумайтесь! Судится с командиром – это ли не пагубный пример с подрывом основ единоначалия), которое порой очень трудно реализовать, а потом долго ждать решения суда. Может оказаться, что денег просто нет насчету. Или до решения суда счет арестован, и все сослуживцы крайне этому недовольны. Зато налицо есть “козел отпущения”, который ищет правды. Таким путем в крепкий воинский коллектив вполне законно заносятся вирусы двусмысленной ситуации. В части появляются офицеры с непонятным статусом. С 10.00 до 12.00 они судятся с командиром части, а после 13.00 и до 18.00 выполняют его приказы. Налицо парадокс. Люди, которые должны защищать государство, начинают с ним, в лице старшего начальника, судиться.
 Если государство что-то дать не может, зачем обещать? Вспомните обе чеченские кампании. В первую кампанию люди воевали и гибли, если можно сказать, по одному тарифу. Во вторую, по другому. Зачем-то был внесен раскол в единое братство участников боевых действий. Теперь, даже любой солдат, побывавший в Чечне и накрученный нашими СМИ, будет требовать с государства свои деньги, которых зачастую в бюджете-то и нет. И кто опять будет виноват? Командир ли части? В первую кампанию такого не было, а разве люди хуже воевали?

от 18.09.2020 Раздел: Март 2003 Просмотров: 488
Всего комментариев: 0
avatar