Добавлено:

№ 05 (107), 2003 год. ГОСУДАРСТВО - ЭТО МЫ!

  Эта статья – третья из серии авторских публикаций о путях–судьбах России (см. «Православие, самодержавие, народность» – «РД» № 3 – 2002 г. и «Русская Голгофа» и «РД» № 9 – 2002 г.). Если в первой речь шла о том, как враги Империи расшатывали «триаду», на которой зиждилась Держава Российская, а во второй – как было организовано наступление на Православие, то в данной работе делается попытка показать, как и почему подрывается то главное, без которого рухнет все наше общественно–политическое обустройство.

Чтобы «войти» в избранную нами тему, хотелось бы прояснить один вроде всем понятный вопрос. Первобытные люди, жившие вначале семьями, постепенно стали объединяться в «кланы», общины, сливаться в племена. Ясно, для чего: вместе, группами большими и сильными, легче охотиться на диких зверей, строить жилища, храмы, ограждения вокруг городиш, отбиваться от беспокойных соседей… А потом люди стали создавать государства. Для чего? Ответ и здесь историкам ясен – чтобы теперь уже само государство их защищало. Для этого в нем создаются все необходимые институты: армия, администрация, хозяйственные структуры, службы пожарные и медицинские, органы карательные и общественного призрения… А всем гражданам остается лишь законопослушно исполнять свой долг: платить налоги (ведь государство несет расходы ради общего блага), поставлять своих сыновей на военную службу, добросовестно трудиться во имя его мощи и процветания, двигать образование, науку, культуру, исповедовать религию, блюсти высокую нравственность… Такое государство будет стоять неколебимо.
 Еще древние римляне это хорошо понимали. Но тем не менее Рим пал не под ударами извне, а в результате разложения изнутри. А пока этого не произошло, все граждане гордого Рима – и патриции и плебеи – могли не без основания заявлять: «Государство – это мы!»
 Этот принцип «эпоха абсолютизма» не только впитала, но даже усилила. «Государство – это я!» уже смог во всеуслышание заявить король–солнце Людовик XIV. И был прав: держава его стояла прочно, и ни один из многочисленных бунтов во время его деспотии не увенчался успехом. Как тут не вспомнить комичную сцену из фильма «Фанфан-Тюльпан» с Жераром Филипом. Главный герой его, наозорничав на ферме и преследуемый хозяином, который требует его немедленной женитьбы на своей дочери, врывается на рыночную площадь, где вербовщик в королевскую армию взывает к толпе: «Кто хочет быть весел и ни о чем не думать, записывайся в наш полк!»
 Не видя для себя иного выхода, Фанфан вспрыгивает на помост: «Я хочу!» Тут же получает для подписи вербовочную грамоту и жалованье в виде мешочка с деньгами. «Так вот где этот негодяй! Держите его!» – вопит хозяин. Но вдруг раздается голос вербовщика: «Кто смеет тронуть солдата его величества?» – тот уже под защитой самого короля! Эта формула была хорошо отработана всеми атрибутами абсолютной власти. Арестовывать стали «именем короля», приговоры выносить «именем короля», идти в бой и умирать стали тоже с именем сюзерена.
 Другое дело, когда вставали, защищая интересы страны и народа, что на всем протяжении истории как раз и было уделом России. Девиз «За веру, царя и Отечество!» родился как раз у нас, а не «у них». Там за все воевали раздельно – в войнах «Гугенотских», «Алой и Белой розы», «За испанское наследство», а уж за «отечества» – каждый раз иное, по заказу – их наемники (а европейские армии из них как раз в основном и состояли) могли воевать сколь угодно долго: в войнах Тридцатилетних, Столетних, лишь бы платили. Понятно, кстати говоря, почему наши сегодняшние «демократы» так лихорадочно торопятся перейти на «контрактную армию» – чтобы ей было все равно, за кого воевать.
 Но картина решительно менялась, если решались задачи сугубо противоположного толка: не защищать свое собственное государство, а изменить в стране ее общественно–политический строй. История учит, что это не удавалось никому – ни Спартаку, ни Аристонику, ни Бар-Кохбе, ни Пугачеву, ни декабристам, – если не обеспечивалось одно, очень важное предварительное условие.
 Его назвал в своем замечательном философском романе «Я пришел дать вам волю» Василий Шукшин. Восстание Разина не победило и не могло победить, потому что перед ним была сила, одолеть которую невозможно; имя ей – Государство. Действительно, лидер восставших должен иметь высочайший авторитет у масс, зажечь их всем понятной идеей, убеждать, призывать, вдохновлять, всегда быть на виду, «впереди, на лихом коне», как говорил Чапаев. А в это время против всей этой самодеятельности уверенно работает «государственная машина» – скрипят перья, отдаются приказы, шагают полки, тянутся в нужное место обозы, печатаются воззвания… И лишь вопрос времени, когда этот отлаженный, автоматически работающий гигантский механизм раздавит дерзнувших замахнуться на г о с у д а р с т в о. Вывод: пока последнее функционирует, никакие бунты ему не страшны.
 Выше мы назвали шукшинский роман «философским», рискуя вызвать недоумение у читателя: повествуется в нем о Степане Разине, о борьбе за в о л ю – какая же тут философия? Но в этом-то все и дело! Для всех выступающих против властей, против государственных установлений это понятие уже давно стало категорией идейно-спекулятивной. Кто только из российских «ниспровергателей» не кричал о «свободах» – «народовольцы», социалисты–марксисты, «душка–Керенский», всех мастей анархисты, большевики, меньшевики, так хорошо нам знакомые сегодня певцы свобод «демократы». Но даже не шибко грамотный герой Шолохова Григорий Мелехов когда-то неплохо разобрался в этой говорильне. «А воли нам не надо - предостерегал он станичников, – а то начнут на улицах друг дружку резать!» Так оно на наших глазах и получилось – утвержденная новым режимом «свобода» – разграбление страны, нравственное разложение общества, глумление над ее армией, историей и культурой – принесла народу великие беды. «Свобода – для кого?» – зря мы забыли это ленинское высказывание. «Они» устроили это для себя и под себя. Недаром Владимир Максимов писал: «Демократия… – это не выбор лучших, это выбор себе подобных».
 В.И.Ленин как «профессиональный революционер» (есть ведь не только «такая профессия – защищать Родину») в своей работе «Государство и революция», обосновывая идею переустройства общественно– политической жизни России по новому, космополитическому, т.е. антирусскому образцу, «успех восставшего пролетариата» связывал с непременным условием предварит ельного разложения государственного аппарата. С особой остротой в отношении нашей страны этот вопрос встал еще в 1861 году, когда «по манию царя» пало крепостное право и Россия стала стремительно выходить на такой путь социального развития, который уже в течение ближайших десятилетий вывел бы ее в число мощнейших государств мира, которое оказалось бы не по зубам не только самым сильным из них, но и любой объединившейся против него коалиции. Вот почему с таким ожесточением (казалось бы, все хорошо – страна обрела долгожданную с в о б о д у!) всякие там «нигилисты», социалисты–бомбисты, эсеры и прочие организовали подлинную охоту на царя–Освободителя и преданных русской патриотической идее министров и губернаторов. Воспользовавшись оплошностью, лихоимством и откровенным предательством многих из ближнего царского окружения (недаром Николай II записал в своем дневнике: «Кругом измена и трусость, и обман»), враги Империи еще шире развернули работу по дискредитации идеи самодержавной государственной власти, самой личности российского монарха.
 Сложилось так, что даже самые благие царские деяния словно бы уходили в песок – его распоряжения саботировались, мероприятия по упорядочению общественной жизни забалтывались. Русская поговорка «жалует царь, да не жалует псарь» находила здесь яркое подтверждение – незаметно всеми делами государства стали заправлять «псари», или, как бы сказали мы по-сегодняшнему, «семья», «агенты влияния». Это им удалось «протолкнуть» печально известный «Манифест 17 октября 1905 года» Последний продемонстрировал слабость государственной власти и стал своего рода «Хасавьюртом» того времени. Провозгласив «гражданские свободы» и выборы в Думу, он позволил превратить российскую прессу в антирусскую, а «парламент» – в трибуну для разложения государственного аппарата, неуемной критики «самодержавия» и истошных призывов к «демократии» как самой наилучшей форме правления. Впереди всех шли, конечно, большевики. Хотя «вождь революции» и заявил: «Мы пойдем другим путем» (это после казни брата–террориста), путь оставался прежним – подрыв изнутри Российского государства.
 Война с Японией и Германским блоком объявляются ими «схваткой империалистических хищников», а не войнами отечественными, коими они по своей сути и были: Япония на Россию вероломно напала, а науськанная на нас Европой Германия сама нам объявила войну. Большевистская пропаганда взяла откровенный курс «на поражение России», на подогревание той самой «революционной ситуации», которая так необходима для разгрома уже буксующей государственной машины. В «феврале» Россия прямо-таки захлебывается от «свобод». Временное (масонское!) правительство Керенского широко распахивает тюрьмы – всем, в том числе уголовникам, вольная воля.
 В угоду «союзникам» проводятся нелепые, неподготовленные наступления, которые неизменно захлебываются кровью. Да и как могло быть иначе, если агитаторы в окопах неустанно призывали «кончать эту войну» – штыки в землю и по домам!
 А что представлял собою в это время Питер? Его двадцатитысячный гарнизон бездействовал, к столице даже не были своевременно подтянуты надежные части, отсутствовала комендантская служба, и город был битком набит толпами расхлюстанных праздношатающихся солдат и матросов, якобы делегатов от частей, а на самом деле в большинстве своем дезертиров, любителей поорать на митингах. Причем многие бродили нетрезвыми и при оружии… Вызванных казаков почему-то используют не для охраны мостов, телеграфа и проч., а для разгона «бабьих демонстраций», в то время как оборону Зимнего поручают «женскому батальону смерти» (страшно-то как!).
 Апофеозом в деле разложения Армии и Государства становится запущенный в войска пресловутый «Приказ № 1» троцкистского Петросовета. Представить себе только масштабы подрывной работы против Державы: на фронте, когда противник уже выдыхается («Когда Россия фактически одержала победу, она вдруг рухнула на колени!» – У.Черчилль), этим предательским «приказом» чохом отменяются все военные установления: чины, иерархия подчиненности, даже отдание чести – теперь солдат во всем уравнивается с генералом, все становятся «гражданами новой, свободной России». И не поймешь, чего здесь больше – наглости или лицемерия? Отдельные военачальники еще пытаются спасти Армию и Государство – Брусилов взывает к уголовной ответственности за порчу и разбазаривание военного имущества; Корнилов вводит на фронте смертную казнь за измену и дезертирство: это же закон всех армий мира, а потом, будучи Верховным главнокомандующим, для спасения Империи двигает войска на Петроград. Но уже поздно: против него объединяются большевики и «временные» (вот где совпали интересы Ленина и Керенского – в части разрушения Российского государства). Дорога к Бресту, к сдаче немцам чуть ли не пол-России была открыта… На повестку встала та самая «мировая революция», удобрением для которой, по словам Троцкого, должен стать русский народ.
 Ох, как хорошо усвоили этот урок разрушения те, кто в схожих обстоятельствах вырвал рычаги управления у парализованного, возглавляемого изменниками и безвольными бездарями Советского государства! Как глубоко и творчески впитали они поучения Клаузевица, Даллеса и Бжезинского о том, что Россию в открытом бою не одолеть – ее как государство следует развалить изнутри.
 Еще древние говорили, что нет ничего тайного, что не стало бы явным. Теперь уже можно не гадать, кто и как предал наше государство, подорвал его изнутри.
 Обратимся к человеку, который по своей компетентности, доступу к скрываемым до сих пор документам, по своему высочайшему нравственному авторитету стоит в ряду наших самых выдающихся современников.
 Валентин Иванович Варенников…
 Вот его «визитная карточка»:
 Генерал армии, Герой Советского Союза, окончил Военную академию им. М.В.Фрунзе, академию Генштаба, лауреат премии им. В.И.Вернадского – за особый вклад в развитие России; участник Великой Отечественной, Парада Победы, военных событий в Анголе, Сирии, Эфиопии, Афганистане…
 И еще. Будучи арестованным в августе 1991 года по делу ГКЧП, отказался от предложенной амнистии и – единственный – потребовал открытого суда над собой. После двух (!) рассмотрений Верховный Суд РФ его о п р а в д а л – за отсутствием в его действиях состава преступления. Выходит, великий патриот России был прав, защищая от распада свою страну. С 1977 года В.И.Варенников – президент Российской ассоциации Героев.
 В своем семикнижном издании «Неповторимое» (Москва. Советский писатель. 2001) автор, располагая необходимыми фактами и уликами, не боясь «третьего суда», по именам называет главных виновников распада нашей Державы – вражеских «агентов влияния», проводников политики Даллеса и ЦРУ, откровенных изменников и предателей. Это: Г.А.Арбатов, А.Н.Яковлев, М.С.Горбачев, Э.А.Шеварднадзе, Б.Н.Ельцин и проч. и проч. (т.е. Гайдар, Бурбулис, Чубайс, Степанков, Батурин, Кириенко…). Мы только цитируем: «…в 1977 году Андропов делает на заседании Политбюро ЦК КПСС доклад, в котором описывает сложившуюся в стране ситуацию. Его вывод: «…спецслужбами Запада в Советском Союзе создаются агенты влияния. Цель их создания – разрушить страну изнутри» (к.4, стр. 86). «Взять, к примеру, Институт Соединенных Штатов и Канады при Академии наук СССР и его директора (с 1967 года) Георгия Аркадьевича Арбатова… то он, конечно, был и остается важнейшей базой американских спецслужб» (там же, 88, 90).
 О А.Н.Яковлеве: «В первую свою длительную поездку в 50-е годы в США на учебу (! – В.Н.) он был полностью предоставлен себе… А когда стал чрезвычайным и полномочным послом в Канаде (что, на мой взгляд, могло произойти с очень аккуратной, совершенно закрытой помощью ЦРУ), …Яковлев окончательно определился в своих убеждениях и стал на позиции предателя… Когда в 1983 году, после 10 лет посольской службы… он попал, не без усилий определенных сил, на пост директора Института мировой экономики и международных отношений Академии наук СССР, в котором несколько раньше работал и «прозревал» Арбатов. Но Институт США и Канады и Институт мировой экономики – это два близнеца-брата, один отлично дополнял другого. Однако их «смычка», так сказать, «взаимодействие», к сожалению, не стало предметом внимания наших органов» (там же, стр. 95).
 О предательском выводе наших войск из Восточной Европы: «Это был не вывод, а бегство с территории стран, которые были нам обязаны очень многим, в первую очередь, свободой и самой жизнью… Только Горбачев и особенно Яковлев и Шеварднадзе могли довести нашу страну до такого падения и унижения. Причем умышленно» (к.6, стр. 54) «То, что не смог сделать Гитлер в 1941–1945 годах, сделали Ельцин, Кравчук и Шушкевич в Беловежской Пуще… Ельцин – палач, круша все конституционные и международные правовые нормы, вошел в историю на крови… (он) развязал эту бойню (расстрел Верховного Совета РФ) с помощью Черномырдина, Грачева и Ерина. Главные организаторы – Кобец и Волкогонов…» (там же, стр. 391, 396). «Итак, преступление совершено. Оно – в измене Родине с целью полного разлома Советского Союза, изменения его общественного и государственного строя Горбачевым и Ельциным… А что же прежняя союзная власть? Оставшись без руководителей, напуганная и преданная, она тихо и безропотно оставила всех и всё… Расползлась, как протоплазма, не принимая никакого участия в судьбе народа. Это позорно, стыдно, но факт!» (там же, стр. 512, 514).
 На этом можно было бы и закончить цитирование. Здесь воздано всем по заслугам. В том числе – и нам с вами. А где же был это время наш великий русский народ? – спросим мы сами себя. Как обычно, «безмолвствовал»? Или пошумел, потусовался, а стенкой за Державу не встал?
 А теперь поделимся с читателем эдакой мыслью:
 Народ – единственный суверен и источник власти. Он поручает государству отстаивать свои интересы по защите Отечества, охране границ, всемерному и ускоренному развитию научно-технического прогресса, по охране природной среды, защите духовно-нравственных, культурных традиций народа…
 
Откуда это? Не будем ломать голову: эта мысль – из Конституции нашей страны, Российской Федерации. Все вроде бы верно. Но вот беда – те, кому мы передали такие широкие полномочия, поступают, как говорится, «с точностью до наоборот»: разрушается Армия, открыты границы, рушится экономика, разлагаются нравственность и культура, разворовываются природные богатства, идет откровенное глумление над историей и традициями народа, неудержимо падает уровень жизни; дошло до того, что разрыв между средними доходами богатых и бедных уже подбирается к «сорокоразовой» отметке (к слову сказать, один только Березовский за прошлый год удвоил свои многомиллиардные капиталы). По оценкам мировых ученых, это чудовищный, невиданный показатель, при котором уже давно должен был грянуть общественный взрыв.
 Мы и в самом деле как в перегретом котле, над которым лишь время от времени приподнимают крышку – то какие-то «прибавки» подбросят, то пообещают «ликвидировать задолженности». Есть ли выход? Пока да. Скоро выборы – парламентские и президентские. Памятуя о том, что «единица» мы лишь каждый сам по себе, а в сумме – народ, нам необходимо проникнуться чувством гражданской ответственности за ГОСУДАРСТВО и делегировать во власть лишь тех, кто по своему патриотическому настрою, глубинной принадлежности России, наконец по своей совестливости и человеческой порядочности будет просто генетически неспособен участвовать в разорении своей собственной страны. Иные же прочие, как кто-то остроумно заметил, «будут рвать, тянуть, грызть, кусать, только бы побольше, поскорее и потом убежать подальше».
 Выбрать лучших – это, программа-минимум. А максимум – это когда нам придется взывать к «гражданину Минину и князю Пожарскому».
 Словом, Государство – это мы! Нам и решать.

Валентин НИКОЛАЕВ

от 28.10.2020 Раздел: Май 2003 Просмотров: 371
Всего комментариев: 0
avatar