Добавлено:

№ 11 (101), 2002 год. ТИХИЕ СВЕЧЕНЬКИ СВЯТОЙ РУСИ

«Не строй храмы, пристрой сироту» Старец Павел Груздев

Школа безусловной любви

 В одной из своих книг писатель Владимир Лермонтов заметил, что люди сейчас больны грехами, но кто заботится о сиротах, тому Господь все грехи прощает. Нету ныне более искупающего деяния, чем попечение об обездоленных детях. На это благословляет верных сама Матушка Пресвятая Богородица. Заступница плачет о сиротах Земли Русской. Убогие, нищие, хромые могут о себе хоть как-то позаботиться, а брошенные малыши как одинокие цветы в пустыне жестокосердия людского. Матерь Божия призывает, как водицею чистой, поливать их любовью своей, и тогда воскреснет Святая Русь.
 Эти слова казались мне красивой метафорой, пока я не побывала в доме-интернате для умственно-отсталых детей с сочетанной патологией № 8, самом тяжелом в Москве. Открывшийся мир поразил, потряс. Как мало знаем мы об этой печальной стороне жизни - вернее, щадя свой покой, просто не желаем знать.
 К домам социальной защиты в обществе отношение, как правило, негативное. Стереотип диктует, что в казенных учреждениях никому не нужные дети брошены, обделены теплом и лаской. Конечно, ребенку лучше быть с папой и мамой, но жизнь сложна. Сотрудники не осуждают людей, сдавших неизлечимо больных детишек на попечение государства. «Не все родители сильны, многие не могут понести такой крест, - говорит директор дома-интерната Марта Алексеевна Шкурко, кандидат медицинских наук.  - Да и самим ребятам здесь лучше, с ними работают квалифицированные специалисты».
 Каждый член коллектива дома-интерната пришел сюда по призванию. Без любви трудиться здесь невозможно. Эти люди почитают Бога в человеке. Служа ущербным детям, они отдают свою дань Господу, ведь такие малыши принадлежат не столько обществу, сколько Самому Отцу Небесному, и Творец строго взыщет за достояние свое. Эти люди работают за символическую зарплату, единственно из любви к детям.
«Я пришла сюда не для физического тела этого ребенка, а для его души, - признается психолог Татьяна Николаевна Ананко. - Господь сказал мне: «Это Мое чадо, Я послал его в мир, оно страдает за вас, позаботься о нем». Интернат стал для меня школой безусловной любви. Обычно у нас потребительское отношение друг к другу: стараемся быть полезными тем, кто выгоден нам, привечаем «нужных» людей. А от больного ребенка взять ничего, ему можно только давать - просто так, ни за что, за одно то, что он дитя Божие».
 Воистину эти ребята страдают за всех нас. Россия больна, и страждут дети ее. Невинные младенцы, от чрева матери родившиеся убогими, расплачиваются за грехи взрослых. Наша ложь, нравственные преступления. Попрание собственной совести, блудодеяния, невоздержание, нарушение постных дней отразились на несчастных детях, большинство из которых - плоды пьяного или наркотического зачатия. Иногда причиной бывает внутриутробная инфекция. В наше время, когда отравлено все: воздух, пища, питие, ни одна женщина не застрахована, что у нее не родится такой ребенок. Для здоровья малыша огромное значение имеет физическое состояние матери. Девушки сегодня зачастую не задумываются, что потребление алкоголя и никотина неизбежно отразится на их будущем потомстве.
В интернате содержатся дети-инвалиды с нарушением психофизического развития: олигофрены в стадии имбецильности (средняя степень нарушений) и идиотии (тяжелая степень), ребята с болезнью Дауна, детским церебральным параличом на фоне умственной отсталости, ортопедической патологией. Возраст пациентов от 5 до 18 лет. Из 150-ти ребят лишь 9 родственники забирают на выходные домой, остальные сироты и отказные. 74 воспитанника совсем не разговаривают, 76 имеют различные формы речевых нарушений. Некоторые не умеют ходить, лишь ползают, также много «колясочников». 30 ребят не могут самостоятельно перевернуться на постели. Все дети отстают в росте и выглядят младше своих лет.
 Сотрудники прилагают огромные усилия, чтобы привить им навыки по самообслуживанию, научить стоять на ногах, держать ложку, опрятно кушать. Проводятся массаж и лечебная физкультура по специальным методикам. Психиатр, педиатр, психолог, логопед, музыкальный работник, медицинские сестры, воспитатели, нянечки - все нацелены на то, чтобы раскрыть внутренние способности, которые дремлют в каждом ребенке и о которых те даже не подозревают.
 Некоторое время назад в интернате работал санитаром диакон Алексей Шуваев. Он служил в Казанском храме с. Узкое. О. Алексей с супругой оформили опекунство над одним мальчиком и взяли его к себе домой. К сожалению, отец диакон, совсем еще молодой человек, трагически погиб. Теперь больного ребенка воспитывает одна матушка.
 Все дети крещены, носят православные имена. В интернат регулярно приходит отец Михаил из церкви Живоначальной Троицы, преподает вновь поступившим малышам Таинство Крещения, причащает всех. За каждого ребенка можно подавать записки в церкви. Любой христианин при желании может обрести здесь своего крестника и заботиться о нем. К сожалению, более глубокая катехизация невозможна, т. к. дети необучаемы. За них можно только молиться. И это очень много.

Юные художники

Психолог Татьяна Николаевна занимается с детишками живописью, чтобы расширить их кругозор, дать возможность осознать реальность окружающего мира. Она показала мне рисунки ребят и прокомментировала их.
 Обычно она сама наносит на бумагу радостный фон - все семь цветов радуги. Ребята сами выбирают листочек, какой им больше нравится, и решают, каким цветом будут рисовать. Рисунки много говорят о внутреннем состоянии ребенка.
 Вот 13-летняя Юля Каримова - одна из перспективных девочек, которая тщательно наблюдается психологом. У нее полностью атрофирована нижняя часть тела, сильны мозговые нарушения. Рисунки Юли значимы, концептуальны.
 Картинка, сделанная в январе 2002 года, изображает девочку, стоящую около домика. Вверху парит диковинная птица с тремя крыльями на спине и двумя вместо лапок. Это внутреннее самоощущение самой Юли, которая оторвалась от земли и отстраненно на все смотрит. Ноги нарисованной девочки не касаются земли, трава также как бы парит в воздухе. Связи с миром нет. Рот у девочки заперт на замок. Окошки дома наглухо закрашены темными цветами. Дом без защиты, крыша символична - один формальный росчерк карандаша. Облака - сплошная безотрадная полоса. Никакого просвета.
 А вот последний рисунок, сделанный на прошлой неделе. «Обратите внимание, какая динамика», - говорит Татьяна Николаевна. Улыбающаяся девочка прочно стоит на земле, как положено человеку, трава также растет по законам природы. На девочке лиловое платьице, в руке она держит такой же лиловый шар. Странная птица, проекция ее бесприютной души, исчезла. Окна в доме широко распахнуты, тщательно выписанная крыша прочна, надежна. Юля обрела почву под ногами, чувствует себя защищенной. Об этом говорят и два синих облачка, похожие на два зорких глаза - ребенок чувствует, что с небес за ним неотступно наблюдают любящие, доброжелательные Очи. Прогресс в восприятии мира и внутреннем самоощущении очевиден - девочка раскрепостилась, успокоилась.
 Вот еще один рисунок Юли - заросшее озеро с фиолетовыми кочками, на них цветут ярко-желтые кувшинки. Тяготение к фиолетово-лилово-синему цвету указывает на духовную активизацию личности.
 У 9-летнего Ромы Шакирова (имбецилия, ДЦП) рисунки скорее в абстрактном стиле. Мазки сочные, изысканные, почти профессиональные. Иногда, рисуя, Роман являет удивительную прозорливость. Спросив у Татьяны Николаевны, есть ли у нее сын, сказал: «Сейчас я его нарисую» - и быстро набросал силуэт человека. Татьяна Николаевна удивилась, что мальчик, не зная ее взрослого сына, обозначил на своем рисунке все травмы, которые тот когда-либо перенес: перелом правой руки, болезнь уха. Откуда больному ребенку все это известно, загадка из загадок.
 Интересными показались мне и рисунки Кирилла Гостюшко. На стене висит выставка рисунков ребят, в том числе Ромы и Кирилла. Приезжали иностранцы, восхищались, тщательно фотографировали каждую картинку.
 Очень перспективной воспитатели считают 5-летнюю Юлю Мальцеву (болезнь Дауна). Они отзываются о ней как о терпеливой, сосредоточенной, смышленой, обучаемой девочке. Недавно она встала на ножки. «Мы возлагаем на Юленьку большие надежды», - говорит Марта Алексеевна.

Отделения милосердия

 В отделениях милосердия содержатся самые трудные, как здесь говорят, «проблемные» дети. Таких отделений в интернате четыре. Когда я вошла туда, меня потрясли глаза. Недетские, полные скорби, внимательно вглядывающиеся в тебя - дети болящей России, наша совесть. Каждый ребенок - обнаженная душа. Душа без одежд приводит в трепет. Многие неконтактны, живут каждый сам в себе, общении с ними в обычном смысле слова невозможно или затруднено.
 Жизнь таких детей таинственна, неразгаданна. Тем не менее, хотя они лишены речи, контакт с ними возможен на более тонких уровнях бытия. Скажешь ребенку слово, и он тут же воспринимает тон голоса: глаза оживляются, откликаются, наполняются чувством. Он отвечает тебе взором, улыбкой, тянет ручонки.
 Начинаешь понимать, что то, что люди называют общением - многомернее, чем мы привыкли. Разговоры - лишь малая часть айсберга. Общение людей не исчерпывается беседами и обменом информацией. Взгляд, прикосновение, мысль о человеке, молитва о нем - тоже общение и, возможно, гораздо более сильное и важное в очах Господа, чем привычное вербальное.

Чудо прикосновения

 Марта Алексеевна предупредила меня, что, зайдя в группу, надо обязательно подойти к каждому ребенку, прикоснуться к нему, погладить по головке, дотронуться до ручки - дети ждут, жаждут этого, без этого они чувствуют себя обделенными.
 Действительно, я заметила в этих малышах чрезмерный тактильный голод. Некоторые просто кидаются на тебя, вцепляются мертвой хваткой, повисают на шее. «Марта», «Таня», «мама», - наперебой лепечут детские голоса (ребята зовут воспитателей по именам). Один мальчик, порывисто бросившийся ко мне в объятия, восторженно крикнул: «Мадам!» (видимо, слышал это слово по телевизору).
 А вот и Юля Мальцева - целый вихрь эмоций. Радость, любовь изливаются из этой девочки нескончаемым потоком. Она выражает свои чувства открыто, нараспашку, ничего не оставляя про запас. К сожалению, Юленька пока не говорит, но воспитатели надеются, что скоро настанет миг, когда она вместе со всеми крикнет: «Мама!» Каждое новое слово, каждый поднявшийся с колен ребенок - большая удача педагогического коллектива. Казалось бы, малость, но для них это огромная победа.
 К сожалению, в среде некоторых молодых мам бытует сегодня мнение, что младенца надо поменьше держать на руках - мол, привыкнет, потом измучаешься с ним. Психолог объяснила, что такая позиция крайне неверна. «В момент рождения ребенка женщине дается свыше такая любовь, такая благодать, что новорожденного не то что спускать с рук - ни на мгновение отпускать из своих мыслей нельзя, - говорит Татьяна Николаевна Ананко. - Господь доверил ей на воспитание бессмертную человеческую душу. В матери в этот миг переизбыток любви, а ребенок нуждается в ней - так их соединяет Бог. Если мы не берем ребенка на руки, не молимся о нем, уходим в свои дела, духовная связь с малышом теряется и он недополучает тепла, любви, которые должны стать основой его личности. А передается все это только через материнские руки. Прижимая к себе ребенка, надо вполголоса читать молитву: «Господи, помилуй», «Слава Тебе, Боже» - он все услышит и усвоит с молоком матери».
 Я припомнила, что старец Сампсон благословлял кормящей женщине читать «Богородицу», когда она питает своего грудничка.

Хрупкие цветы Божии

 Эти дети напомнили мне хрупкие цветы Божии, которые могут завянуть от всякого негатива. Заходя к ним, боишься принести с собой даже тень недоброго чувства, неблагодатного состояния, ведь они все очень чутко воспринимают. Резкое слово, повышенный тон совершенно исключены, для беззащитных детей это яд. Их можно поранить даже неосторожной мыслью. Получается, что общаться с такими детьми - прежде всего работать над собой, это и есть то огромное, что они могут нам дать.
 В одной из комнат висит икона Иверской Вратарницы. Ее пожертвовала в интернат одна монахиня. Матушка объяснила Марте Алексеевне, что в группах не должно быть много икон, это прежде всего детское учреждение. Каждую комнату должна украшать только одна икона Богородицы, повешенная не напоказ, в укромном месте, чтобы Царица Небесная могла видеть каждого ребенка и молиться о нем Своему Сыну.
 Детишек часто навещают гости. Ежемесячно устраиваются дни рождения для ребят, родившихся в этом месяце, - дарятся подарки: игрушки, музыкальные инструменты, машинки. В интернате проходят утренники, праздники, спортивные соревнования «колясочников». Для приобретения оборудования, средств передвижения государственных средств, к сожалению, не достаточно. Все это требует больших физических, моральных и материальных затрат.
 Когда я уходила, ребята уже легли на послеобеденный отдых. Мы с Мартой Алексеевной еще раз прошли по группам. Детишки тихо посапывали. Со стены, оберегая их сон, смотрела Пречистая Дева с Богомладенцем на руках. Всемилостивая испытующе взглянула на нас. Мати сирот земных, не остави нас, грешных!
 Шторы были задернуты, в палатах стоял полумрак, лишь от постелек излучалось слабое, как бы молочное, свечение. И я представила себе, как, наверное, белые Ангелы-Хранители стояли в эту минуту в изголовье у детей, укрывая лилейными крыльями каждого малыша, чтобы лихие ветры эпохи не задули тихие свеченьки Святой Руси.
 Люди, не обращайте внимания на физические недуги ущербных крошек, мы должны видеть и чувствовать в них душу Божию, которая, несмотря ни на что, живет полной жизнью, просто эта жизнь закрыта от нас. Почему такие дети живут среди нас, каково их высшее предназначение - тайна, о которой можно лишь догадываться. Бесспорно одно - все они под защитой небес. Каждый ребенок является драгоценностью Отца Небесного и взвешен на премудрых весах Промысла Божиего. В них наше спасение и искупление.
 Дом-интернат № 8 открыт для всех людей доброй воли, желающих помочь обездоленным детям и потрудиться для спасения своей души.
 ДДИ № 8 для УОД ИНН 7724189184 БИК 044525219 к/с 30101810500000000219 р/с 40603810800042000059 Банк Москвы. Контактный телефон: 394-93-11.

Параскева АЗАДАНОВА

от 25.10.2020 Раздел: Ноябрь 2002 Просмотров: 461
Всего комментариев: 0
avatar