Добавлено:

№ 12 (102), 2002 год. СМЕШНАЯ ОПЕЧАТКА?

Размышления после юбилейной конференции

 Николай Яковлевич Данилевский (1822-1885) – сын заслуженного генерала и автор знаменитой «ультра-националистической» книги «Россия и Европа» - был, по словам крупнейшего русского философа девятнадцатого века В. С. Соловьева, «человеком самостоятельно мыслившим, сильно убежденным, прямодушным в выражении своих мыслей и имеющим … бесспорные заслуги в области естествознания и народного хозяйства».
 По случаю юбилейной даты – 180-летия со дня рождения Н. Я. Данилевского — 14 декабря с. г. в актовом зале Российской Государственной библиотеки была проведена конференция «Н. Я. Данилевский: Славянский мир и Европа». Одним из докладчиков на конференции был бывший капитан танковых войск, а ныне известный московским филологам автор только что вышедшей книги «О древностях русского языка» Л. Н. Рыжков. По мнению Рыжкова главная концепция Данилевского состоит в выделении четырех столпов культурного самосознания, которые применительно к каждой национальной и межнациональной общности состоят из духовной сферы, художественно-эстетической, политической и экономической. Рассматривая эти срезы, Данилевский определил православие как стержень духовного миросозерцания, наиболее подходящий к национальному архетипу для русскости и славянства. По Данилевскому «религия составляла самое существенное, господствующее содержание древней русской жизни, и в настоящее время в ней же заключается преобладающий духовный интерес простых русских людей; и поистине нельзя не удивляться невежеству и дерзости тех, которые могли утверждать религиозный индифферентизм русского народа».
 Президент Академии Российской во времена Николая I адмирал Шишков говорил о русском языке: “Кто даст себе труд войти в неизмеримую глубину языка нашего, и каждое его слово отнесет к началу, от которого оно проистекает, тот, чем далее пойдет, тем больше находить будет ясных и несомнительных тому доказательств. Ни один язык, особливо из новейших и европейских, не может в сем преимуществе равняться с нашим. Язык наш превосходен, богат, громок, силен, глубокомыслен. Сей древний, первородный язык остается всегда воспитателем, наставником того скудного, которому сообщил он корни свои для разведения в них нового сада. Иностранным словотолкователям, для отыскания первоначальной мысли в употребляемых ими словах, следует прибегать к нашему языку: в нем ключ к объяснению и разрешению многих сомнений, который тщетно в языках своих искать будут.”
 Это замечательные и очень верные мысли, но до сих пор даже само имя Александра Семёновича Шишкова по разным причинам либо третировалось либо замалчивалось.
 Появилось уйма литературы, ложными «озарениями» уводящей читателя в магистральные тупики или терминологические лабиринты, т. е. в сторону от близкой истины. Этот многотиражный книжный поток сеет хаос в общественном сознании, пытаясь не допустить формирования общеславянской идеологии.
 И под впечатлением всего услышанного, где рефреном звучал призыв беречь наш русский язык — первооснову и фундамент нашей культуры, я уже дома впервые открыл буквально наугад учебник по русскому языку своей внучки-второклашки (М. С. Соловейчик, Н. С. Кузьменко. Учебник русского языка для четырехлетней начальной школы. Допущено Министерством образования РФ. 2002). Страница 71-я. Упражнение на расстановку знаков препинания. Авторы учебника предлагают второклашкам поразмышлять над двумя вариантами применения запятых в предложении: «Мама булькает!» и «Мама, булькает!». Правда, составители учебника тут же определяют словосочетание «мама булькает» как «смешную опечатку».
 Не знаю, кого как, но меня такая постановка вопроса покоробила. Может быть, имеется высший смысл и воля Провидения в том, что учителям нынче либо недоплачивают либо задерживают зарплату. А за что платить, если они готовы учить детей по книжкам, в которых «мама булькает»? Уж лучше пусть советский букварь, где «мама моет полы», а «папа читает газету». Советского букваря под рукой не оказалось, но нашелся репринт дореволюционного букваря («Букварь для народныхъ школъ». Составили Д. Тихомировъ и Е. Тихомирова. М., 1914) – подарок крестной моему старшему внуку. Посмотрел, в каком контексте там стоит слово «мама».
 Самое начало букваря: «Ау», «Мама», «Маша».
 Стр. 11: «Мама пела песни. Пели песни и пташки. Мы слушали песни».
 Стр. 17: «Родимая моя матушка».
 Стр. 48: «Кротко озаряла комнату лампада; мать, над колыбелью наклонясь, стояла…»
 А где «булькает»? По православному народному поверью – в аду, где черти на сковородках грешников поджаривают. Вот на этих сковородках и булькает.
 Нет, курс «Основы православной культуры» не должен быть факультативным: хочу — посещаю, хочу — нет. Этот курс должен стать нормальным обязательным предметом. Во всяком случае, не менее обязательным, чем упомянутый учебник для второклашек с «булькающей мамой». А в первую очередь курс православной культуры обязателен для составителей учебников для наших детей.

Владимир Дьячков

от 20.09.2020 Раздел: Декабрь 2002 Просмотров: 370
Всего комментариев: 0
avatar