Добавлено:

50 лет в строю служителей Божиих

К 50-летию священнического служения о. Владимира Гонтара, настоятеля храма иконы Божией Матери «Казанская» в Коломенском

— Дорогой батюшка Владимир, в связи с Вашим замечательным юбилеем хотелось-бы рассказать нашим читателям о Вас, о Вашем подвижническом служении в храме иконы Божией Матери «Казанская». Это — большой отрезок в жизни человека и даже страны, и поэтому через газету нам хотелось-бы поведать о Вашем многотрудном пути служения на православной ниве.

— Я родился в Винницкой области Шаргородского района в селе Мурафа 14 апреля 1931 года, по словам моей мамы, рано утром. Родители Анна Павловна и Василий Григорьевич были верующими. Я помню, мне годика 3-4 было, когда мама меня в церковь водила, к иконочкам прикладывала. В 1937 году семья переехала в Одессу. Папа там устроился работать на железной дороге.

У моей мамы был брат, который занимал там высокий пост. И вот как-то, возвращаясь из отпуска со своей женой, заехал он к нам в гости. А у нас в углу висели иконы. Увидев их, стал он на маму ругаться: мол, наша семья такая отсталая, на дворе прогресс, а мы при иконах живем. А мама с папой ответили, что это не их дело, нашей семье иконы не мешают, пусть висят. После этого разговора мамин брат перестал с нами общаться. А я потом спросил у папы, что это за иконы. Он ответил, что это наши венчальные. Родители венчались в 1926 году.

В семье у нас было семеро братьев. Первые двое умерли во младенчестве, я третий по счету. Четвертый брат Степан родился в 1934 году. В 1941 году во время войны на станции, рядом с которой мы жили, стоял бронепоезд, который ходил в предфронтовую полосу отбивать немцев. И вот когда советские войска отступили, этот бронепоезд оставили, а там были боеприпасы. И Степан вместе с другими мальчиками побежал посмотреть. А я с мамой был дома, было семь часов утра, и вдруг раздался взрыв. Мама сердцем беду почувствовала: «Ой, Степку моего убило!» Мы выбежали из дому, прибежали на станцию, видим, лежит он окровавленный, вокруг мальчики стоят. Они нам и рассказали, что поднял Степа гранату, мальчики ему говорят, что ты делаешь, брось ее, он и бросил, а кольцо выдернул. Степу 5 или 6 мальчиков окружало, и ни одного не царапнуло, а его всего осколками изранило. Он после этого еще сутки жил. Помощи никакой, все врачи и медсестры эвакуировались. Нашли какую-то старушку, она только перевязала раны, больше ничем помочь не смогла. А он только пить просил. На вторые сутки утром он утих немножко, вроде легче ему стало. А потом вдруг резко так встал и как закричит: «Мама! Моли за меня скорее Богу!» И мама только успела перекрестить его, и он умер. Мама потом сожалела, что не успела «Отче наш» прочитать.

Господь меня хранил во время войны. Как-то началась бомбежка, а я спрятаться не успел. Немецкий самолет летит низко, я даже летчика вижу, он 4 бомбы сбрасывает. Я думаю, сейчас меня накроет, и только слышу звук от падения бомб, а взрывов нет. Потом саперы приехали бомбы разминировать. Запалы отвернули, а внутри бомб песок и записка: «Чем можем, тем поможем». Видно эти бомбы военнопленные на заводе делали.

Пятый и шестой братья были погодками 1937 и 1938 годов, тоже умерли младенцами. Последний брат Флор родился в 1942 году, когда отца уже взяли на фронт. Скончался он в 1994 году на 54-м году жизни. Так что остался я из братьев один и удивляюсь, что Господь меня держит на Земле. Не думал я, что доживу до 76 лет. Мои родители умерли очень рано, им было всего 45 лет.

На войне отец получил ранение, мама болела, так что в семье положение было тяжелое. Я закончил 7 классов и в 16 лет пошел учиться в железнодорожное училище, получил специальность и до армии служил на железной дороге. В 1951 году похоронил родителей, как они родились в один год, так и ушли с разницей в две недели. Остались мы с братом сиротами, папина сестра нам помогала. Тяжело нам было…

Прошло года три после смерти родителей, я был на стажировке после училища и решил зайти в храм к батюшке, который моих родителей отпевал. И во время разговора отец Александр меня и спросил, не желаю ли я поступить в Одесскую духовную семинарию. Я батюшке ответил, что для поступления в семинарию надо быть высокообразованным, а у меня лишь 7 классов и училище. «Это не важно, было бы желание, а мы поможем», — ответил батюшка. Я ему говорю, что у меня еще брат есть маленький, он только пособие по сиротству получает, а я его опекаю, на мою зарплату мы живем, если я пойду учиться, то как же мы будем жить. А он мне отвечает, что и в этом поможет. Ну а самая главная трудность будет в том, что после окончания училища я должен буду отработать два года. На это батюшка мне сказал, что тут он мне ничем помочь не может. То, что я поступлю в семинарию, батюшка мне гарантирует, а с работой я должен сам решить. Я батюшке сказал, что должен закончить стажировку, получить документы об окончании училища, а после этого приду к нему еще раз поговорить.

И вот тут Божий Промысел начал осуществляться. Я закончил училище, устроился на работу. В Армии отслужил…

А потом пришел к батюшке. С ним мы и отправились в Одесскую семинарию, до экзаменов еще месяц оставался. Мне помогли подготовиться. Батюшка за меня ректора просил. Я сдал экзамены. Так в 1954 году поступил в семинарию.

Батюшка Александр был членом епархиального совета, близок к архиерею и рассказал ему про меня, что я учусь в семинарии, у меня маленький брат на воспитании, и просил мне помочь. И меня назначили в иподьяконы, стали немножко платить. Прошло немного времени, и я уже обслуживаю архиерея. Одесса — город маленький, в храме верующие меня в стихаре заприметили, и слух распространился, что «Володька в храме служит». И дошло это до высокого начальства, и там, где я работал, всем нагоняй дали: что, мол, не могли удержать кадры — один уволился, другой запил, а третий в попы подался. Я у них сенсацией был! Вот с той поры стали за мной смотреть. А люди меня начали сторониться, я у них за ненормального был. И так продолжалось два года. А на третий год у меня невеста появилась — Галина, из Москвы, хорошая девица, верующая. Мы с ней какое-то время встречались, а потом расписались, и 14 июля 1957 года, после Петрова дня, повенчались. Венчали нас торжественно, соборно — ректор, батюшка Александр и еще один преподаватель. В этом году нашей семье исполняется 50 лет.

Священнослужителей тогда не хватало. 2 августа 1957 года в Ильинском соборе на престольный праздник меня рукоположили в дьяконы. Четыре дня послужил, и вот 6 августа архиепископ Борис в Успенском соборе рукополагает меня в иереи и дает приход в храме в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Я в приходе служил и 4-й класс семинарии заканчивал заочно.

А в 1959 году начались хрущевские гонения, налоги непосильные ввели. Мы с матушкой посовещались и решили, что надо в Россию ехать. Матушка была в Москве прописана, а меня без прописки в Москву не допускали, ну и подались мы в Тулу. Служил я в храме Казанской Божией Матери, уважали меня, никаких замечаний не было. Потом меня «уполномоченный» стал вызывать, и начались мои мытарства: с 1959 по 1966 год путешествовали мы с матушкой из области в область, из храма в храм. Что у нас было — рюкзаки да дети. Я брал на плечи 2 рюкзака, там помещалось только детское белье, да нам смена, двух детей за руки. Матушка — трех детей, два подросточка, третий на руках. Так вот и жили, пока не подвернулся случай меня прописать. И стал я московским служителем, 2 года служил в Ступинском районе в Ситинке в храме Тихвинской Божией Матери, потом перевели временно в Удельную в Николо-Троицкую церковь, я там только месяц прослужил. Оттуда в Москву направили в Сокольники в храм Воскресения Христова с почитаемыми иконами Матери Божией Иверской и Боголюбской. Там батюшка был старенький, служить некому. Прослужил я 2 года, но опять что-то «уполномоченному» не понравился. И перевели меня в 1970 году в сентябре месяце в храм Петра и Павла в Лефортово, с чтимой иконой Почаевской. Там я прослужил без малого 29 лет. Первого февраля 1999 года назначали меня настоятелем храма Казанской Божией Матери в Коломенском, под омофором двух икон Божией Матери Казанской и Державной. Вот так, осмыслив всю прожитую жизнь, я понял, что Божия Матерь вела меня по жизни, а Господь покрывал, сохранял и вразумлял меня.

С моей дорогой матушкой Галиной мы прожили долгие годы, я ее очень люблю. Всю жизнь мы друг друга уважали и жалели, и жалеем по сей день, по сей час. Был такой случай, отмечали мы 20-летие окончания семинарии и Троице-Сергиевской лавре. Мы все встретились, я смотрю и никого не узнаю, а меня все узнают и спрашивают, почему я не изменился. А я отвечаю, что Господь дал мне хорошую матушку. С хорошей матушкой я и не постарел. У нас родилось пятеро детей, сын стал священником, три дочери вышли замуж за священников, от них родилось 18 внуков, старшая внучка тоже вышла замуж за священника, и от нее уже трое правнуков. Господь был всегда с нами. Так вот мы и живем по сей день. Благодарю тебя, Господи, за все.

Из своего опыта я могу сказать словами Евангелия: «Имейте веру Божью, а остальное приложится». Верьте, надейтесь — «верующий да не погибнет, а будет иметь жизнь вечную». Мы живем на Земле временно, жизнь наша на небесах. Читайте чаще Евангелие, апостольские писания и вразумляйтесь через жизненный опыт.

Желаю всем читателям «Руси Державной», чтобы они были ближе к Богу и не смущались от болезни, печали и неудачи. Да будет так. Аминь.

Беседу вела Екатерина Тригуб
Фото автора
от 18.12.2017 Раздел: Июль 2007 Просмотров: 79
Всего комментариев: 0
avatar