Добавлено:

Благословение на победу

К 70-летию битвы под Москвой


Мы гордимся Великой Победой и воздаём должное мужеству и стойкости защитников Отечества – наших дедов и прадедов. Это они ценой огромных усилий и больших жертв одолели страшного врага.

Когда понимаешь, как стремительно развивались события летом 1941 года, какие колоссальные потери понесла наша армия в начале войны, какое ошеломляющее превосходство получил тогда противник, победа приобретает особый смысл.

Как же они смогли не только выдержать этот бешеный тевтонский натиск, но и нанести сокрушительное поражение врагу?

Красная Армия после тяжёлых оборонительных летних и осенних боёв 1941 года отступала. Гитлер, уверенный в скорой победе, 6 сентября 1941 года подписал директиву №35 о начале операции «Тайфун». Её итогом должно было стать окружение и взятие Москвы. Он был уверен в успехе, ведь русские терпели одно поражение за другим, потеряв огромные территории, более миллиона человек только пленными, лишившись 40 процентов промышленного потенциала! Фюрер не знал, что дата подписания им директивы фактически совпала с днём празднования Русской православной церковью Владимирской иконы Божьей Матери, в память об изгнании с её помощью грозного завоевателя – Тамерлана!

Возглавивший Государственный комитет обороны (ГКО) СССР руководитель Советского государства И.В.Сталин скоро убедился, что люди не желают отдавать свои жизни ради чуждых им идей «пролетарского интернационализма». Выстоять можно только тогда, когда есть понимание, что защищаешь что-то родное, близкое: свою землю, свой народ, свои святыни. Сталин сумел сделать правильные выводы.

Беседуя в сентябре 41-го с представителем президента США Авереллом Гарриманом, он признался, что «русские сражаются, как всегда, за своё Отечество, а не за нас», имея в виду большевиков. Да, наш народ, несмотря на проводимую в стране оголтелую антирелигиозную пропаганду, сохранил веру в Бога (по результатам переписи 1937 года, 57 процентов населения страны открыто назвали себя верующими). Именно это стало одним из главных факторов будущей победы.

…Окружив в начале октября под Вязьмой 600-тысячную группировку советских войск, немцы фактически открыли себе путь на Москву. 15 октября ГКО принял постановление «Об эвакуации столицы СССР г.Москвы». Шоссе Энтузиастов, единственная открытая для эвакуации дорога, оказалось забито людьми, стремящимися любой ценой покинуть город. В Москве были заминированы многие важные государственные объекты. Не исключалась сдача столицы. Что же всё-таки помешало немцам тогда, в октябре 41-го, войти в фактически не прикрытый войсками город?

Вот как вспоминал о тех днях Герой Советского Союза фронтовой разведчик и писатель Владимир Карпов: «На участках обороны 30-й армии (Клинское направление Калининского фронта) на батальон приходилось 4 километра обороны. А у немцев на эти 4 километра было 1-2 дивизии. Несколько полков на роту! Кто же удержит такую силищу? Голыми руками? Винтовками и пулемётами? На них прут сотни танков, а у нас на Западном фронте тактическая плотность на 1 километр: танков – 1,5, противотанковых орудий – 1,5, орудий 76-мм калибра – 4,5. Вот и всё!». Резервов в то время у Ставки не было. Владимир Кардашов, биограф командующего 16-й армией генерала К.К.Рокоссовского, писал, что будущему маршалу «для пополнения трёх дивизий… было выделено по одному полностью укомплектованному стрелковому взводу… Особенно остро не хватало автоматов, винтовок, мин». В эти напряжённые дни тысячи православных верующих русских людей каялись в грехах и усердно молились в уцелевших храмах Богу, Богородице и всем святым русской земли, прося их о помощи и заступничестве!

Молитвы были услышаны, помощь пришла. 17 октября, в самый разгар золотой осени, вдруг неожиданно ударили морозы и выпал снег! На следующий день церковь праздновала день памяти московских святителей и чудотворцев: Петра, Алексия, Ионы, Филиппа и Ермогена – покровителей Москвы. Без сомнения, это они откликнулись на молитвы москвичей небывалыми для того времени снегопадами. Вскоре неожиданные морозы сменились резкой оттепелью, а снег – проливными дождями. Немцы вынуждены были всего в 100-150 километрах от Москвы остановиться. На дорогах была такая распутица, что 16 лошадей не могли сдвинуть с места гаубицу, а тонущие в грязи танки вермахта проползали в день не более 5-7 километров. Эта вынужденная тактическая пауза позволила руководству СССР перебросить значительные силы с Дальнего Востока и Сибири.

В начале ноября снова ударили морозы, пошёл снег. В такую погоду 7 ноября на Красной площади состоялся знаменитый парад, на котором И.В.Сталин в своей речи вспомнил о наших славных предках: Александре Невском, Дмитрии Донском, Александре Суворове. Тогда же был отслужен и водосвятный молебен, а уходившие на фронт войска получали благословение духовенства и окроплялись святой водой. Солдаты отправлялись на передовую необычайно вдохновлённые, уверенные в своей победе!

К 15 ноября дороги основательно подмёрзли, и танки вермахта вновь двинулись к Москве. На другой день у разъезда Дубосеково совершили свой подвиг 28 воинов-панфиловцев из 316-й стрелковой дивизии, уничтожив 18 вражеских танков. Но фашисты, преодолевая упорное сопротивление наших солдат, продолжали наступать. 19 ноября Русская православная церковь празднует день памяти великого русского святого XII века Варлаама Хутынского. Он известен, например, тем, что летом вымолил у Господа снег. Именно в этот день температура резко понизилась. Летний бензин немцев стал просто замерзать, а зимнего на всех не хватало. Не оказалось у них и морозоустойчивой смазки для стрелкового оружия, пушек и танковых орудий. Вышла из строя и знаменитая цейсовская оптика орудийных прицелов. К сильным морозам оказались не готовы и сами немецкие солдаты и офицеры, одетые не по сезону. В результате 4 декабря, когда передовые части вермахта уже видели в бинокли маковки уцелевших московских церквей, в которых шли торжественные богослужения в честь праздника Введения во храм Богородицы, наступление фашистов окончательно захлебнулось.

На другой день, когда наша церковь вспоминает святого князя Михаила Тверского, войска Калининского фронта начали контрнаступление. Оно успешно развивалось и на следующий день, в который празднуется память благоверного князя Александра Невского. Не имея количественного превосходства ни в танках, ни в людях, нашим войскам удалось отбросить немцев на 100-250 километров от Москвы. Противник был деморализован и впервые с начала войны стал без команды отступать.

Сохранились воспоминания об этих днях маршалов Жукова, Рокоссовского, Василевского, Конева. Каким же чудом им удалось тогда отстоять столицу? Непосредственно занимавшийся подготовкой контрнаступления под Москвой Георгий Константинович Жуков позже называл этот вопрос до конца «неясным и запутанным» и признавал: «Если бы противник оказал серьёзное сопротивление нашим контрударам, никакого контрнаступления не состоялось бы».
8 декабря по устному распоряжению Сталина был совершён облёт вокруг Москвы с Тихвинской иконой Божией Матери. Самолётом управлял командир 81-й дальнебомбардировочной авиадивизии генерал Александр Голованов. «Погода стояла абсолютно нелётная, – вспоминал прославленный лётчик. – Шквальный, порывистый ветер с метелью и крайне низкая температура делали невозможными ни взлёт, ни посадку. Но приказ я выполнил, полёт состоялся». Эту удивительную историю воздушный ас рассказывал уже после войны своему другу Владимиру Блохину.

А на следующий день новое чудо –освобождён Тихвин, который немцы до этого упорно обороняли. Сил начать наступление на этом участке Волховского фронта у командующего 4-й армией генерала армии К.А.Мерецкова тогда просто не было. Но противник именно в этот день, как написано в книге «ЖЗЛ: Полководцы и военачальники в Великой Отечественной», вдруг «поспешно отступает, бросая обозы, технику, сжигая склады с продовольствием, боеприпасами и горючим». По имеющимся у меня данным, германское командование дало приказ на отход, получив с передовой панические доклады о приближающейся танковой армаде русских! Дивны дела Твои, Господи!

Такая неожиданная для многих история победы под Москвой ни в коем случае не ставит под сомнение героизм наших воинов, их высокие морально-боевые качества, полководческий талант генералов. Они делали всё возможное, чтобы враг не прошёл. Но недаром у русского народа есть хорошая поговорка «Без Бога – ни до порога». Многие солдаты, офицеры и генералы понимали, что главная причина войны лежит в области духовной и война является наказанием за вероотступничество, за разрушенные храмы, за богохульство. Поэтому они, как могли, каялись в грехах, моля Бога о помиловании, часто искупая вину своей кровью.

Совершено точно известно, что верующими были маршалы Б.М.Шапошников, Г.К.Жуков, А.М.Василевский, Л.А.Говоров, В.И.Чуйков и многие другие военачальники. Несмотря на тяжёлое время и крутые меры, которые им приходилось порой принимать, они проявляли смирение, часто полагаясь на Бога.

А вот самоуверенные потомки гордых тевтонских рыцарей, битых князем Александром Невским, начертав на бляхах ремней «Gott mit uns» – «С нами Бог», напрасно рассчитывали на Божью помощь. Господь, как известно, противится гордым, поэтому в этой войне встал на сторону прозревающего и кающегося русского народа, благословив его армию на победу!


Подполковник Роман Илющенко,
бакалавр религиоведения.
Материал подготовлен при информационной поддержке Синодального отдела МП РПЦ по взаимодействию с Вооружёнными Силами и правоохранительными учреждениями

от 02.12.2021 Раздел: Ноябрь 2011 Просмотров: 753
Всего комментариев: 0
avatar