Добавлено:

«Бог проявляется в творениях человека…»

Встреча с Татьяной Петровой-Латышевой – это не только встреча с человеком – архитектором, художником, преподавателем, но и прикосновение к классической русской культуре – музыкальной, поэтической. И что очень важно – к культуре семейной, которой всегда славилась Москва. На выставке Т.Г. Петровой-Латышевой в Доме актёра среди её картин – стенд с семейными фотографиями – своеобразное Древо рода. «Все мои родные, даже давно ушедшие, всегда со мной», – говорит художница. И это ощущение православного человека отражается в её творчестве, как, например, на картине «Таинство», где в кругу вечности изображены три женщины – три поколения: расцвет, цветение, увядание. «Жизнь продолжается» – звучит в этой картине.

Т.Г. Петрова-Латышева закончила МАРХИ. Более 30 лет работала доцентом кафедры рисунка и скульптуры в архитектурном институте, в разные годы преподавала во ВГИКе, в Московском университете им. М. Ломоносова. Член Союза художников Флоренции. Выставки картин Т. Петровой-Латышевой проходят во многих городах Европы и, конечно же, в России. В настоящее время Татьяна Гаврииловна – главный художник Русского Духовного театра «Глас».

Её картины связывают некой нитью разные уголки света и разные культуры: деревянные храмы Русского Севера, Прага Дон Жуана, Голландия, Прибалтика, Гималаи… Что общего в них? Восхищение Божьим миром природы и рукотворной красотой, созданной человеческим трудом.


Распятый Бог не к горести распят,
Да здравствует стезя преодоленья!
И радостно заоблачное пенье
И красота в узорах царских врат.
Не к горести, а к радости распят.

Христос борец, не жертва палачей
И, вознесясь от злобствующих низко,
Преображение страданием приняв,
Он правды меч протягивает близким.

Распятый Бог не слабых призывал,
Он храм души построил на распятьи.
Он вам собой дорогу показал,
Врагу раскрыв сердечные объятья.

Свой путь пройти открыто и светло,
Не прятаться за ханжеское пенье,
И принимать удары палачей
С смирением надстрастного терпенья.
Распятый Бог нас к радости призвал,
Не хмурьтесь убивая жизни силы!
Живите, это Божеский наказ,
Восславьте жизнь у немощной могилы.

Восславьте жизнь, величие Творца
Здесь, на земле, достойно принимайте,
Отриньте злобу, зависть, льстивый страх,
Любовь, как хлеб, голодным раздавайте.

Она гармонии всевышнего отсвет,
Мы мужества запас возьмем в дорогу,
И прозревая свет извечный Бога
Исполним жизни радостный приказ -
Не к горести, а к радости распят!



Т. Петрова-Латышева



– Татьяна Гаврииловна, какие из Ваших картин Вам особенно дороги?

– Мне дороги картины, которые являются вехами в моей жизни: «Тишина» из серии «Русский Север», натюрморт «Радость», «Летающий город» из серии «Прага Дон Жуана». Также серия «Гималаи», написанная после путешествия в Индию – в долину Куму, что у подножия Гималайского хребта.

– Кто из художников прошлого является для Вас ориентиром?

– Нельзя сказать однозначно. Моё последнее потрясение – Левитан. Так же, как в музыке, – Моцарт. Близки мне Леонардо да Винчи, Микалоюс Чюрленис. Сильное впечатление когда-то давно произвёл на меня Макс Волошин и как художник, и как поэт.

– Вы много преподаёте и, наверное, можете сказать, есть ли сегодня талантливая молодёжь? Есть ли надежда, что не прервётся связь поколений художников – классиков, таких, как Васнецов и Поленов, – с художниками современными?

– Есть надежда. Много талантливой молодёжи приходит в вузы. Значит, что называется, ещё родит земля. Прорывается Божественная искорка. Наша провинция богата талантами и далека от напыщенности и фальши. Я всем ребятам стараюсь помочь, потому что бездарность пробьётся сама, а талантливым только надо помогать. Чтобы чему-то научиться и что-то сделать, нужно очень много времени и труда. А чтобы выставить непотребные работы в виде артобъектов, нужна только изощрённость, даже извращённость ума.

Есть много людей бесталанных, которыми движет самомнение. Они готовы затоптать то, что другим Бог дал и выставить себя вперёд со своей гордыней. Несмотря на то, что модны разные инновации, вы только посмотрите, сколько людей идёт, скажем, на выставку Левитана. Проблема в другом: в том, что талант часто выставляется отрицательной стороной. К примеру, Дон Жуан. Ведь в последнее время он стал чуть ли не положительным героем. А ведь Моцарт в своей опере показал осуждение Дон Жуану. И последняя сцена, где он проваливается под землю под тяжестью своих грехов, – тому подтверждение. А сейчас телевидение показывает пародии на порок, но создатели этих передач и фильмов этот порок как бы поощряют. И пародия идёт как пропаганда. Раньше невозможно было представить на экране сюжет, где показана любовь между двумя мужчинами. Если это их порок, то зачем они его навязывают тысячам людей? И нас приучают думать, что если у тебя мозги работают с извращением, это профессионально, а если ты пытаешься жить по правде, то ты больной. Это говорит о том, что идёт борьба за души людей. Рождается хаос на эстетическом и духовном уровне. Но математика объясняет формулами, что хаотические системы стремятся к симметрии, неструктурированная вещь распадается. Поэтому хаос существует как процесс, а не как результат.

– У Вас много картин на христианскую тему, даже близких к иконописи, например «Вечный сюжет» – мама и сын – одна из самых трогательных картин. Что для Вас, выросшей и выучившейся во время атеизма, значит православная вера?

– Моя прабабушка Александра Андреевна была очень набожным человеком. У неё в жизни было много случаев, которые удивительным образом подтверждали присутствие в жизни человека высших сил. Папа мой работал в ЦК, и, понятно, что тема Церкви была неактуальна дома, и я не была крещена. В единственный свой приезд к нам прабабушка благословила меня иконкой Богородицы в серебряном окладе. И сказала: если тебе что-нибудь очень понадобится в жизни, ты попроси Божью Матерь. Я ребёнком запомнила это. Ходила в пионерском галстуке в церковь Вознесения Христова на Успенском Вражке, недалеко от нашего дома, ставила свечки у икон. Стремление к этому было, может быть, прабабушка вела. Много лет спустя я крестилась в этой церкви.

Также через музыку приходило ощущение высшей гармонии. Мама отдала меня учиться в музыкальную школу, водила в Третьяковку, в Большой театр. И через искусство приходило познание Бога. Дома хранились спрятанные иконы, и почему-то я первая из семьи их достала, но как художественные произведения. А позже, когда училась в Архитектурном институте, ездила по России и изучала архитектуру многих монастырей и храмов, позже со своими студентами мы ездили и рисовали эти монастыри – разрушенные, разваленные. Крестилась я уже в зрелом возрасте вместе с сыном. На курс старше в нашем институте учился будущий известный священник отец Геннадий Огрызков. К нему-то и пришли креститься и я, и многие из моих друзей. Неисповедимы пути Господни.

– Выходит, можно через искусство прийти к Богу?

– Конечно. Старая традиционная культура и была направлена на то, чтобы развить чувствование. Ум – это только способ выживания, как клыки у тигра. Но выживание для человека – это не только физиологически выжить, но – духовно. И печально, если нет в душе ощущения гармонии, ощущения правды. Это всё и развивает, искусство, музыка, литература. Над этим надо трудиться. А если всё только потреблять и потреблять, не трансформируя это во что-то более ценностное, то человек будет представлять собой разрушенную крепость. Часто приходишь на выставку, и от созерцания прекрасного тебе тоже хочется творить, работать, – значит, в этих картинах заложен позитив. Здесь мы имеем право сказать, что Бог проявляется в творениях человека… А иногда приходится видеть работы, которые психологически разрушают. В человека столько добра нужно вложить, чтобы он стал человеком Поэтому нынешние попытки закрывать музыкальные школы, библиотеки – просто преступны. За этим идёт дикость, хаос, разрушение.

– Чем для Вас стала двадцатилетняя работа художником театра «Глас»?

– Театр «Глас», как раз и работает с классическим репертуаром. Гоголь, Островский, Достоевский – это люди с православным сознанием. А вера в Бога – это понимание своего места в жизни, в природе, признание евангельских заповедей как основы жизни, признание духовного возрастания как цели жизни. На этом основывается и русская классика. Я в театр «Глас» пришла работать, потому что мне это близко. Н.С. Астахов и Т.Г. Белевич – проводники классической школы.

– Возможно, их работа с классической литературой – это некий мостик между человеком и Церковью, не все же могут сразу прийти в храм.

– То, что они делают, у некоторых вызывает волну неприятия.

– Неприятия христианства в театре?

– Неприятия христианства в жизни. Если вы хотите со сцены провозгласить высокое, то на вас будут нападки. Потому что на современной сцене высокого нет, есть насмешка над высоким.
Мне дорог образ великой княгини Елизаветы Феодоровны, который смог воплотиться в жизнь на сцене театра «Глас». Это фигура необыкновенной высоты человеческого духа. Я была потрясена её подвигом.

– Многие были потрясены. Мы же не знали правды тех лет…

– Когда только возвращалась правда о таких подвижниках, как святая княгиня Елизавета, не было ни святоотеческой литературы, ни житий святых. И этот пример прощения врагов, которые тебя убивают, данный великой подвижницей, как раз и показал истинное служение Христу. Это очистительный образ необыкновенной силы. И не где-то на заре христианства, а во время, близкое к нам, пережитое нашими бабушками и дедушками. Пример необыкновенной гармони, красоты духа. Всё потерявшая и всё обретшая женщина…

Люди, которые совершали все злодеяния в революционные годы, и партийные работники, продолжавшие их дело, должны покаяться, потому что вся культура и новая жизнь были выстроены на осколках разбитой старой культуры и на крови. Для меня возможность работать в театре «Глас» что-то вроде личного покаяния за наше время, наше поколение, принявшее атеизм. Это то, чем я смогла откликнуться как художник.

– А в техническом плане, в чём заключается работа главного художника театра?

– В театре создание спектакля во многом зависит от работы художника. Около года может уйти на создание эскизов и костюмов. Закупается материал, производятся декорации. Многое в процессе работы приходится менять в соответствии с живой работой режиссёра. Так были созданы за два десятилетия спектакли «У Бога всего много», «Великая княгиня Е.Ф. Романова (Возвращение)», «За Русь святую» и остальные.

– Духовная жизнь возрождается, но культурная жизнь сконцентрирована в основном в областных городах. Многие художники в провинции не имеют поддержки и связи с центром. Как им помочь?

– По-моему, провинция сейчас стала жить лучше. По крайней мере тенденция на выживание появилась, потому что несколько лет назад её не было вообще. Возникают некие островки вокруг храмов. Люди живут своей личной жизнью, они устали от общественных задач, общественных перемен. Сейчас нет центральной структуры, которая была бы заинтересована необходимостью собирать таланты. Хотя проходят фестивали, в которых могут участвовать и провинциальные художники, а также выставиться через Интернет. Сейчас время частных инициатив. Хотя по духу русским свойственны соборность, община, масштабность мышления. Западному сознанию это не свойственно.

– Так исторически сложилось, что русские владеют обширной территорией, и этот простор влияет на сознание, на характер…

– И отражается в творчестве.

– Как на Ваших картинах «Вид из Ферапонтова монастыря на Бородаевское озеро», «Небесное воинство». Там огромное пространство.

– И в этом пространстве ощущается присутствие небесных сил. Раньше люди глубже ощущали свою связь с природой и старались её поддерживать. Советский период бесспорно не был весь плох, и в нём были достойные вещи, которые хорошо бы вернуть сегодня: и социальная защищённость, и работа, и нравственность: если человек воровал, то он знал, что будет наказан, по крайней мере пытался это скрыть. Но главное, что было утеряно: это эстетика и связь с природой. Преобладание материального над духовным привело к уничтожению эстетики. Могли, например, в красивейшем месте, где стоять бы церкви, разворотить ландшафт, построить завод. С уничтожением эстетики, гармонии уничтожилась и духовность. Последствия этого всего мы наблюдаем сейчас. Человеку привили ощущение себя как винтика. А на самом деле ему дана власть над природой, и мы в ответе за природу, за весь этот мир, в который мы пришли. Личная ответственность была утеряна. А на самом деле нужно трудиться над собой, соизмеряясь с идеалом Божественным.

– Природа, видимо, тоже имеет меру терпения. И теперь мы видим на примере Японии, какие катастрофы грозят человечеству. Как не поддаться панике?


– Уныние – смертный грех. Игнатий Брянчанинов пишет, что какие бы искушения, нападения ни грозили человеку, только обращением к Богу можно спастись. Заболела голова – выпиваете таблетку аспирина, а заболела душа – говорите: Господи, помилуй!

Моя тётушка, актриса Софья Предтеченская из театра в Ростове-на-Дону, красавица, добровольцем ушла на фронт защищать Родину. Всё их поколение такие ужасы пережило, но эти люди остались людьми. То есть у нас есть с кого брать пример. Нужно стараться в себе развивать человеческое, и в любых ситуациях оставаться людьми.

Беседовала Ирина Ушакова

от 27.10.2021 Раздел: Май 2011 Просмотров: 696
Всего комментариев: 0
avatar