Добавлено:

Богатырское послушание

Богатырская тема защитников Руси, самое поэтическое явление в русской истории, оказалась нераскрытой, и тем самым народ и его юношество оказались буквально обкраденными.

Подвиг богатыря-монаха и боярина Александра Пересвета пронзил века, как и подвиг боярина-монаха Андрея Осляби.

Когда преподобный Сергий благословлял на битву с ордой своих монахов-бояр, он, сам боярин, хорошо знал, не только по семейным преданиям, о многовековой традиции на Руси любимцев всего народа - витязей Господних - идти в сражение под знаменем Христа.

Накануне 1917 года имена Пересвета и Осляби носили русские броненосцы. Они и сейчас наши родные современники. Но ни их жертвенное служение, ни великий акт пославшего их на бой преподобного Сергия мы до сих пор не осмыслили, и эта духовная боязливость стоила нам катастрофы 1917 года и позорного "февраля", когда, по замечанию современника событий архимандрита Константина Зайцева, "наше Отечество оказалось низвергнутым в бездны сатанинские с самой кручи величайшего в нашей истории общественно-политического подъема".

Теперь, в XXI веке, чтобы строить на правильных и прочных основах новую Россию, необходимо уважительно, по-сыновнему, но трезво и строго осмыслить духовное наследие, оставленное предыдущими поколениями. Прежде всего необходимо пересмотреть свое отношение к присущему русской литературе, историографии и вообще всей общественной мысли обличительному пафосу и самоуничижению. Упор у таких историков делался не на солидарность русского народа и его сословий, а на раздоры, междоусобицу и вероломство князей. Миролюбивые и братские поступки князей и их съезды почти не упоминались. Не выявлялся всепронизывающий вечевой строй русской жизни, дух всех ее городов (а не только Новгорода и Пскова) и всех сел с их сходами. О церковных соборах сообщалось глухо и нехотя. Боярская Дума (парламент) принижалась. Святые подвижники, духовные вожди народа становились как бы явлением второстепенным. На таком фоне и при подобном разрушительном задании всеми почти историками было просмотрено становое явление всей русской истории, а именно деяния святых богатырей, которых народ повсеместно чтил и называл Божиими людьми.

Еретическое и языческое идолопоклонство перед т.н. простым народом, внедренное извне для раскола Русского государства, "народа", из которого хитро исключались все остальные сословия, привело к жутким перекосам, краху государства и кровавому ГУЛАГу.

Будем помнить, что открытая война европейским государствам была объявлена еще в 1848 году публикацией Коммунистического манифеста, он найдет особо рьяных последователей в апостасийной несчастной России, образованная прослойка которой к тому времени уже начала изменять вере отцов. И это еще при жизни Гоголя и автора гимна-молитвы русского народа Жуковского, да в царствование великого змееборца Николая I, который разогнав картечью мятеж декабристов, готовивших истребление царской семьи, вплоть до детей, уже в то время. Тем самым Николай I отодвинул ГУЛАГ на столетие, став, в сущности, творцом великого пушкинского века русской культуры.

Ядро Божиих людей поставляла боярско-дружинная среда, что было невыносимо для разночинных расстриг-семинаристов и детей вчерашней дворни. Против "угнетателей народа" уже тогда велась тотальная, тайная и беспощадная война либералов всех мастей (и западников, и славянофилов), война всеми средствами - заговорами, пером и вскоре бомбами.

Богатырская тема защитников Руси, самое поэтическое явление в русской истории, оказалась нераскрытой, и тем самым народ и его юношество оказались буквально обкраденными. Великий и почти забытый русский историк Иван Забелин (1820-1909), создатель Исторического музея в Москве и более двадцати лет его руководитель, говорил: "Всем известно, что древние, в особенности греки и римляне, умели изображать в своей истории лучших передовых своих деятелей не только в исторической, но и в поэтической правде. Они умели ценить заслуги героев, умели различать золотую правду и истину этих заслуг от житейской лжи и грязи, в которой каждый человек необходимо проживает и всегда больше или меньше ею марается. Они умели отличать в этих заслугах не только реальную и, так сказать, полезную их сущность, но и сущность идеальную, то есть историческую идею исполненного дела и подвига, что необходимо и возвышало характер героя до степени идеала.

Наше русское возделывание истории находится от древних совсем на другом, на противоположном конце. Как известно, мы очень усердно только отрицаем и обличаем нашу историю и о каких-либо характерах-идеалах не смеем и помышлять. Идеального в нашей истории мы не допускаем…"

Но "не обижена Богом в этом отношении и русская история…", - завершает Иван Забелин.

Суждение выдающегося историка, тяжело переживавшего террор бомбистов и бесчинства смуты 1905 года, есть не частное мнение исследователя, а по существу национальное задание на ближайшие столетия для всех историков, мыслителей, писателей, режиссеров, всего журналистского сообщества и, прежде всего, государственных мужей.

Прав историк, "не обижена Богом в этом отношении русская история", но после Державина, Сергея Аксакова и Пушкина одержимые бесовским обличением писатели и историки не осмыслили доордынский героический период родной истории, когда окончательно сложился русский характер, судя по деяниям богатырей и былинам.

+ + +

В XII веке русская земля была осчастливлена подвигами великих витязей. Богатырь Владимира Мономаха, будущий игумен Даниил, служил Богу мечом, как и святой Илья Муромец, как сын ростовского попа Алеша Попович и боярин Добрыня Никитич в образе витязей Господних и любимцев всего русского народа. Добрыня и Алеша - змееборцы, их мечи сносили голову Змию.

Художник В. Васнецов задумывал картину "Три богатыря" как новую икону. Три всадника богатырски служат Церкви и Отечеству. Их религиозный и воинский дух сделали их национальными наставниками народа.

Без религиозного подвижничества русских богатырей невозможно объяснить такое глубокое, органическое и спасительное явление русской жизни, как казачество и весь корпус русских былин.

Русская богатырская традиция не прерывалась многие века. После святых Бориса и Глеба мы твердо помним богатыря-игумена Даниила (XI в.), преподобного атамана богатырской заставы Илью Муромца (XII в.), жертвенного витязя Евпатия Коловрата и святого князя Александра Невского (XIII в.), святого князя Димитрия Донского (XIV в.), князя Даниила Холмского - победоносного воеводу века, любимца московского духовенства, отличавшегося личным мужеством в битвах (XV в.), атамана Ермака князя Сибирского, прославленного с дружиной (XVI в.).

Говоря о традициях богатырства, мы начали с XI века, с игумена Даниила. На самом деле следовало бы начать, как минимум, с века IX. Византийский патриарх Фотий писал: "Эти скифы рекомые Рос…" не только были готовы заключить мир с Византией после нападения на Царьград, но и выразили готовность креститься. Русь была крещена богатырем-правителем Киева Аскольдом в 860 году при содействии святых солунских братьев Кирилла и Мефодия. Сам Аскольд крестился с именем Николай.

Аскольд был вероломно убит язычником князем Олегом. Есть сведения, что церковь во имя святого Николая над могилой Аскольда поставила святая княгиня Ольга (преставилась в 969 году).

Иоакимовская летопись называет Аскольда Блаженным. Почитание его в Киеве было всеобщим. Как победитель хазар и отважный воин Аскольд был любим народом. Не потому ли так широко укоренилось на Руси почитание святого Николая?

И вот наступил век Петра Великого. До него мы перечисляли богатырей, ставших духовными вершинами своего века, принявших перед кончиной схиму. В каждом веке с ними служили тысячи доблестных православных подвижников.

И царь Петр неотделим от своей гвардии. За год до конца XVII столетия (век, который наши глуповатые книжники-историки относят к Древней Руси) Петр заложил по своим чертежам корабль с многозначительным именем "Гото Предестенация" (Божье Предопределение). К этому времени у царя-корабела в Преображенском полку четыре тысячи отборных и обстрелянных в Азовских походах богатырей. Ядро поставляют дворяне. Все солдаты царя навсегда освобождаются от крепостной повинности. Вместе с семеновцами гвардия Петра I создает невиданный в мировой истории русский век. Гвардейцы Преобразователя выполняли в походах роли пушкарей, гренадер, мушкетеров, морской пехоты, судовых команд. Они стали первыми моряками регулярного флота. Между боями гвардейцы решительно и расторопно выполняли труднейшие поручения Государя по управлению государством.

Такой гвардии и такой страны не знала история. Петр Великий с помощью гвардии выковал имперский доспех для Святой Руси. Петр верил, что с помощью Преображенского полка Бог доверил ему перековать русскую душу в битвах и трудах и преобразить Россию. Сделать это он был намерен, став личным примером для подданных, проявляя исключительную честность, отвагу и трудолюбие. Преображение Господне - любимый праздник царя. Петр I знал, что этот религиозный праздник отмечает только Православная Церковь, а из всех православных церквей он особенно почитаем Русской. В 1700 году Петр I утверждает полковое знамя преображенцев. На знамени - сам юный царь, принимающий от Всевышнего меч и надпись: "Бог препоясывает меня силою и устрояет мне верный путь".

Петр I продолжил религиозное служение Руси. После Полтавской победы он войдет в Москву в мундире Преображенского полка и в прострелянной в бою треуголке. Каждый год царь-герой отмечал полтавскую годовщину в преображенском мундире и прострелянной треуголке. Двести лет в этом мундире будут короноваться русские императоры. Полтавскую победу Петр I с глубочайшим смыслом назвал Русским Воскресением.

С той победы русские гвардейские мундиры становились православной национальной одеждой россиян. В тот день под Полтавой Петр I был, по вещему определению Пушкина, "весь, как Божия гроза!".

Витязь-монах Александр Пересвет есть первообраз всех всадников русского героического тысячелетия до последнего русского всадника тысячелетия Георгия Жукова, принимавшего в 1945 году на белом коне парад гвардейцев-победителей. Петр Великий, Отец Отечества, незримо присутствовал в прострелянной треуголке и преображенском мундире в тот дождливый июньский день на Красной площади. Преображенский мундир стал святым одеянием, подтверждаемым святым коронованием и символом имперского доспеха Святой Руси. Цари короновались в этом мундире и в нем же погребались. Только император Николай I просил похоронить его в мундире лейб-гвардии Атаманского полка, ибо среди предателей-декабристов не было ни одного казака.

Русские витязи Господни несли тысячу лет богатырское послушание в поле. Из этого движения выросло казачество как форма религиозного послушания в дозорах, заставах и станицах. Императорский драгун маршал Жуков носил имя Змееборца Георгия.

Георгий Жуков - величайший русак XX столетия после гибели царской семьи. Он сам признавался, что при иных обстоятельствах мог оказаться в Белой армии. Однако Господь берег его для другой судьбы. Звезда Жукова взойдет в 1940 году в Монголии, когда он, окружив, разгромил японскую армию, использовав в том сражении больше всего танков одновременно за всю историю войн. Так Жуков с помощью Сталина создал русский период в Отечественной истории после 1917 года (1941-1991). Этому русскому периоду не смог помешать твориться даже Хрущев, как ни куролесил он десять лет. Даже "ленинский ЦК" - тайный и полновластный хозяин страны - вынужден был до поры терпеть этот русский фактор, рожденный на полях кровавых битв. В войну в 1941 году вступила Красная Армия, из Берлина вернулась, по существу, Русская армия. Это явление красноречиво признал Сталин, подняв после Парада Победы на Красной площади тост за русский народ.

Даже в 1937 году, после двадцати лет палаческих репрессий, убийств священников и взрыва церквей, во время переписи населения более половины граждан в опросных листах исповеднически мужественно написали, что верят в Бога. Две трети солдат и офицеров во время войны с нацизмом перед боем молились Богу. Сталин все это знал, как знал и то, что Курчатов перед испытанием атомной бомбы молился в Новодевичьем монастыре перед иконой Божией Матери Одигитрии.

"Левых" народов в природе нет хотя бы потому, что левые не выживают, а исчезают, оставляя после себя смрад.

У Воланда правый глаз мертвый, левый мерцает зеленым светом.

В правом углу висят иконы.

Правую руку подают при рукопожатии.

Левой рукой наливают палачу. Левые пути неизбежно ведут в погибель и проклятие.

Все мошеннические и воровские дела зовут "левым заработком".

На Страшном Суде праведники станут справа от Спасителя, а грешники - слева.

Даже Сталин в трагический час сказал народу: "Наше дело правое - победа будет за нами". Зюганов говорит: "Наше дело левое, победа будет за нами". В таком случае, увы, ему и его партии уготована участь вечных маргиналов-неудачников.

Ни в одной из пяти Конституций, принятых у нас после 1917 года, не упоминается Бог. Так же, как во всех философских словарях и энциклопедиях, нет слов "благородство" и "достоинство". Потому мы единственная в истории человечества страна, где люди обращаются друг к другу по половому признаку: "мужчина" и "женщина".

+ + +

До ордынского нашествия хана Батыя летописец отмечает, что Русь отразила 37 больших нашествий половцев. Половцы - тюркизированные кочевники-иранцы. Они тюркизированы, как и татаро-монголы, но еще не исламизированы. Кроме половецких натисков, до них еще Русь испытывала нашествия скифов, авар, торков, хазар, печенегов. Русь жила, как осажденный воинский лагерь. Отсюда города, крепости и остроги, отсюда богатырские заставы и мотивы эпических песен, и характер народа, ковавшийся в сечах.

О чем же поют русские былины в веках? Что они завещают нам? Вопреки либеральной ереси "западников" и "славянофилов" о якобы исключительной праведности только простого народа (позже его назовут пролетариатом) все былины пронизывает идея братства сословий и мечта об органичной целостности народа от князя до боярина, воина, гостя-купца, священника и землепашца, как залог безопасности и процветания. Эти песни не только о мужской дружбе и отваге, они призывают к верности Христу, Отечеству, родному языку и братству. Былины рождались, как и эпические песни Запада, в военно-дружинной среде и бытовали затем во всех слоях народа, призывая к нравственной высоте, ибо Господь наш есть отец верности.

Песни возвещают о явлении в мир рожденного в трудах и сечах одухотворенного русского характера. Богатырь-боярин Добрыня Никитич, потрясенный победой Ильи Муромца над дотоле непобедимым Соловьем-Разбойником, говорит на княжеском пиру крестьянскому сыну из-под Мурома:

Гой ты первый богатырь наш киевский,
Старый Илья Муромец Иванович!
Держим все мы на тебя надежду крепкую:
Уж прими-ка ты меня, Добрынюшку,
А со мной и моего брата меньшого,
Смелого Алешеньку Поповича,
Во свои во братья во крестовые.

В этом случае витязи обменивались золочеными крестами и заключали друг друга в крепкие братские объятия. Так создавались богатырские заставы крестовых братьев за Святую Русь!

Там же Добрыня урезонивает брата крестового Алешеньку за склонность к молодецкому буйству:

Ай же смелый ты, Алешенька Попович млад!

Любо всякому могучему богатырю
По чисту полю порыскать, пополяковать,
Силой с супротивником померяться,
А с неверными за Святую Русь
Позакладывать и буйну голову,
Простоять хоть век свой на заставушке,
За сирот, за вдов, да за бедных людей.
Да не честь же, нехвала богатырю
Для ради утехи молодецкия
Проливать безвинную человечью кровь.

Пробьет час, и крестовые братья святого Дмитрия Донского во главе с витязями-монахами Пересветом и Ослябой разобьют Орду, как писали летописи тогда: "И перестало время у татар. И наступило время русских". Русская новая армия Петра I во главе с крестовой гвардией дарует нам "Русское Воскресение" 24 июня 1945 года Парад Победителей примет на белом коне Георгий Жуков, самый великий воевода русского тысячелетия. По Красной площади пройдут сводные полки десяти фронтов во главе с деревенщиками-командующими. В колоннах пройдут и отборные отряды и казаков, и морской пехоты. Только один человек на параде знал, что перед ним маршируют тайные крестовые братья. Это был Сталин.

Крестовые братья сражались в Великом Афганском походе, а потом потрясли мир былинной стойкостью в Аргунском ущелье псковские десантники из шестой роты.

Родные былины поют нам о том, что русский народ никогда не был ни левым, ни красным, не болел дурью всемирности, ибо всемирность - обратная сторона бездарности, и лелеял детей, и чтил родителей, и не страдал социалистической склонностью к осквернению могил отцов.

Никита Михалков, чей отец Сергей Михалков стал автором двух гимнов державы и чей дворянский, столбовой крестовый род пятьсот лет верно служит России, сказал: "Недаром же великий Достоевский так просто и емко определил, что такое политика: "Политика - это любовь к Родине". Нужно ли что-либо добавлять к этим словам?"

А мы от себя добавим, что гимны Сергея Михалкова - продолжение былинных песен Руси. Музыку к гимну написал генерал Александров, регент храма Христа Спасителя, сдававший экзамены Римскому-Корсакову и учившийся в Императорской капелле, которой руководил создатель "могучей кучки" Милий Балакирев.

Императорская певческая капелла - это нынешняя петербургская капелла имени М. Глинки, бывший хор государевых певчих дьяков. Этот хор непрерывно поет более полутысячи лет, с того дня, как он впервые запел в 1479 году при Иване III при освящении Успенского собора Кремля.

Несменяема крестовая стража русистов со времен князя Аскольда. В вечном дозоре три брата-богатыря во главе с атаманом святым Ильей Муромцем, как символ Белой Троицы и единства украинцев, русских и белорусов.

Высота ли, высота поднебесная,
Глубота, глубота - окиан-море,
Широко раздолье по всей земли!

Кавад РАШ

от 24.07.2017 Раздел: Октябрь 2008 Просмотров: 65
Всего комментариев: 0
avatar