Добавлено:

Божье войско!

«Все мы народ и всё то лучшее, что мы делаем, есть дело народное».
(А. П. Чехов).



Повезло отцу Николаю.
Давно он мечтал побывать в благословенных местах, городах Средней России, в Ельце и Задонске. И вот случай представился. Один из его прихожан предложил отвезти туда священника в конце августа, накануне праздника святителя Тихона Задонского.

С трудом раздвинув график забот и хлопот по приходу, отец Николай выделил три дня на посещение этих мест.

Выехали они в пять часов утра из Москвы и быстро покатили по Каширке в южную сторону.

Проехали мимо старинной Каширы, Серебряных Прудов. Вот уже и чернозём в бороздах показывает, что выехали из Московской области и дорога идёт по Тульскому краю.

Сёла, посёлки, небольшие города по сторонам,.. вот и поворот, въезд в окутанный легендами город Елец.

На окраине уныло промелькнули несколько блочных уродцев застройки 60–80-х годов. За ними карикатурно смотрелись несколько крикливых «торговых и развлекательных центров», и вскоре их фальшь заслонили невысокие, с виду неказистые двух-, трёхэтажные кирпичные, добротные ещё дома прошлого и позапрошлого веков. Обшарпанные, поблёкшие, давно не ремонтированные, они всё равно внимательному зрителю представляли не броское, но необыкновенное разнообразие форм, деталей, особенностей, стилей русской архитектуры. Вопреки разрушительному действию всех режимов последнего столетия и в особенности нынешним разрухам невзрачные на первый взгляд домики стояли один к одному, как запылённые в тяжёлых походах стойкие солдатики. Зримо они демонстрировали крепость и выживаемость в невероятных, трагических условиях жизни, в длительной оккупации.
Такие же были и храмы. Большинство давно не видавшие ремонта и догляда, обветшавшие. На некоторых только виднелись установленные леса, и новая, блестящая оцинковка вместо проржавелых за сто лет покрытий куполов и звонниц.

И сейчас в таком виде они восхищали взор своей красотой и непохожестью, хотя и единого, канонического стиля. А если их, как в Москве, отремонтировать, покрасить, позолотить?.. Это был бы тогда первый город по посещаемости туристов! Москва, Ростов Великий, Великий Устюг, Кижи и прочие центры церковного зодчества позавидовали бы тогда скромному и незаметному ныне Ельцу. Ведь тут, как нигде, что ни поворот на одном месте, то в 50–100 метрах – церковь! Семь-восемь церквей разом, с одного места обзора, и так на любом перекрёстке старого города, а он не «островок», а почти весь сохранился. Где такое увидишь?..
Надо ехать.
Впереди главная цель – Задонск.

+ + +


Подъезжая к тихому районному городу, отец Николай был очарован видом его. Он возвышался зелёной стеной взгорья на противоположном берегу Дона. В этой живой стене по всей широте гроздьями золотых куполов красовались ансамбли монастырей и отдельных церквей. Вид – необыкновенный!..

Праздник в честь святителя Тихона Задонского приходился на среду. Отец Николай заранее решил прибыть в это благословенное место. На два дня раньше. Хотел не спеша, без наплыва верующих походить на службы, понаблюдать за обыденной жизнью монастыря, походить, полюбоваться окрестностями городка. Но этому не пришлось сбыться.
Перед вратами монастыря столпилось много уже прибывших к празднику паломников, калик перехожих, просителей подаяний.

Сразу за воротами тоже было оживлённо. По обе стороны мощёной дороги, ведущей к соборной площади, плотно стояли столики, лотки торговцев утварью, книгами, сувенирами.

Выяснилось, что вскоре, через несколько минут должен состояться Крестный ход и сейчас идёт деятельная подготовка к нему.
Соборная площадь была вся запружена народом, возбуждённым предстоящим событием. Украшенная хоругвями и группами диаконов в праздничном облачении, держащих в руках большие иконы. По бокам быстро выстраиваемая колонна украшалась цепью ярко разодетых казаков. С верху высоченной соборной лестницы спускались группы священников и монахов в клобуках и развеваемых ветром мантиях, окончательно завершая торжественный вид процессии.

Наконец врата монастыря открылись и собравшиеся двинулись к выходу из монастыря.

Занимая всю небольшую ширь улиц провинциального городка, Крестный ход как магнит притягивал к себе внимание всех, кто так или иначе был в близости от идущих. Одни крестились, кланялись и провожали восхищённым взором процессию. Другие, выйдя из домов и учреждений, почтительно поощряли добрым взглядом шествующих. Третьи, прильнув к окнам, жадно рассматривали внушительное явление. Из окружающих улиц и переулков многие бежали навстречу, боясь опоздать, спешили догнать и влиться в общий строй...

«Вот где вдыхаешь глотки чистого воздуха!.. Вот – настоящая Россия!.. Здесь нет столичной погани макдональдсов и казино, безобразных рекламных щитов и черкизонов...» – отметил с удовольствием вслух мужчина, рядом шедший с отцом Николаем. Вероятно, он тоже был из столицы или большого, областного города.
Неспешно, с мощным пением монастырского хора и идущих следом, Крестный ход властно переворачивая полусонную и неспешную жизнь провинциального городка, дошёл до окраины его, где сходились три внешние дороги.

Оказалось, что пришли раньше, чем нужно. Так как Крестный ход из Воронежа пребудет только через два часа, задерживался в своём четырёхдневном пути.

Только хотели расположиться по окрестным газонам и скамеечкам у домов, как всех ободрило известие о приближении тоже длительного Крестного хода из областного Липецка. Вскоре он и показался на одной из дорог.

Издалека, обрамляемый хоругвями, выделялся большой образ царя – мученика Николая, несомый двенадцатью крестоходцами.
Некоторые не утерпели и побежали им навстречу. Вскоре они приблизились и слились с ожидающими их задонцами.
Вот была встреча! Вот было братание!..

Приветствовал прибывших пришедший со всеми Липецкий Владыка Никон, почти всё время находящийся в Задонском монастыре.

Общим центром стал двухметровый образ Царя – мученика. Образ поставили на услужливо принесённые табуретки добрых, окрестных жителей. Нёсшие его московские крестоходцы, возглавившие Крестный ход из Липецка, устало расправили плечи. Старшие их – есаул в зелёном мундире и сотник в чёрном кителе заботливо расположили усталых путников на траве.

Пока была пауза, многие собрались около епископа Никона. Задавали ему вопросы, слушали поучения, интересные воспоминания его о тех или иных событиях...

Усталым, примаявшимся путникам жители окружающих домов передавали фрукты, выносили дополнительные скамеечки, всячески угождая, помогая им.

Не заметили, как прошло время. На самой широкой дороге появилась вдали пёстрая колонна идущих из Воронежа.

Ожидающие встали, устремили свои лица и улыбающиеся взоры в ту сторону. Опять же некоторые, особенно дети, подростки и молодые, не вытерпев, побежали им навстречу.
И вот новое воссоединение!

Новые объятия, радость встречи знакомых и незнакомых братьев и сестёр во едином Отце!..

Долго не мешкая, утроенным числом и силой, все двинулись обратно в Задонск, в центр, к мужскому монастырю, обходя вокруг весь город. Шли по окольным улицам, затем вошли в центральные улицы.
Повсюду, дивясь и восторгаясь от вида и мощи большого Крестного хода от трёх больших городов, пения слаженного мужского монастырского хора, выскакивали люди из домов и учреждений, больниц и почт, банков и отделений прокуратуры и милиции, выглядывали в окна, с балконов, крестясь и кланяясь множеству хоругвей, икон, несомых почти всеми участниками грандиозного Крестного хода. Некоторые чины неприязненно, исподлобья, со страхом, безсильным раздражением взглядывали на проходящих.
Один мужчина – крестоходец от лица идущих в их адрес негромко сказал:

– Страшитесь! Закоренелые атеисты, беззаконники, грабители, христопродавцы, рабы телевизионных и газетных осквернителей нашей Веры. Вот наша сила! Не одолеете нас! Не удастся вам погубить Россию!

Шедшие рядом с ним, слышавшие, молчаливо, уверенными улыбками на лицах подтвердили верность его слов.

+ + +


Вот и вновь широко распахнутые ворота монастыря. Огромная масса людей вливается на мощёную монастырскую площадь и окружающие улочки.

Со ступеней высокой соборной лестницы ко всем с поздравлением и радостным душевным приветствием обратился правящий архиерей епархии – Владыка Никон. Пространная речь его была не только «по должности», но и от сердца. Так, он упомянул, как трудно и долго налаживалось здесь всё; отметив достижения, в то же время произнёс и строгие, вразумляющие слова о том, что теперь наступили времена, когда, как каждую Пасху, схождение Благодатного огня, так и такое радование, участие в таком Крестном ходе, праздновании, нужно встречать ответственно, как могущему быть последнему радостному событию. Приближаются времена исповедничества, и Господь посылает последние яркие лучи Света, как преуготовление к испытаниям.
Эти слова Владыки обрадовали отца Николая. Редко кто, разве только не так давно архимандрит Кирилл (Павлов), возвышал свой голос на эту тему.

После этого все с ликованием вошли в Собор, заполнив его ширь плотно, полностью. Многие остались во вне, на широкой лестнице и перед ней, на площади, слушая, как проходит праздничная Всенощная.

+ + +


Во многом всё ещё находясь под впечатлением Крестного хода, речи Владыки, единодушия, одновременного устремления тысяч душ в общем отклике, здорового, безстрашного, отринувшего всё земное, суетное, ослеплённый светом сотен ламп и тысяч свечей в величественном соборе, стеснённый отовсюду радостными сооте-чественниками, отец Николай ликовал:

– Вот она – истинная Русь! Не развращённая, не покорённая, никогда никем не покоримая Россия!.. Вот они вокруг, плечом к плечу – однополчане!.. Вот он – общий дух Победы, всесокрушающей врага!

Вот оно, Божье войско!..
В нём только и стоит служить!..

Священник ВИКТОР Кузнецов


от 17.01.2018 Раздел: Ноябрь 2011 Просмотров: 392
Всего комментариев: 0
avatar