Добавлено: 08.02.2015

Церковь, государство и общество: задачи XXI века

22 января 2015 года в рамках Рождественских парламентских встреч в Государственной Думе РФ состоялся круглый стол, проведенный Комитетом ГД по делам общественных объединений и религиозных организаций на тему: «Церковь, государство и общество: задачи XXI века».

Модераторами круглого стола выступили председатель Синодального отдела Московского Патриархата по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин и глава Комитета Государственной Думы по делам общественных объединений и религиозных организаций Ярослав Нилов. Участниками дискуссии стали председатель Миссионерского отдела Русской Православной Церкви митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн, лидер фракции КПРФ в Государственной Думе Геннадий Зюганов, лидер фракции ЛДПР Владимир Жириновский, координаторы Межфракционной депутатской группы по защите христианских ценностей, председатель комитета Госдумы по регламенту и организации работы Сергей Попов и комитета Госдумы по собственности Сергей Гаврилов, председатель политической партии «Яблоко» Сергей Митрохин, советник Президента РФ Сергей Глазьев, председатель Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая, глава Благотворительного фонда святителя Василия Великого Константин Малофеев, председатель Центрального духовного управления мусульман России верховный муфтий Талгат Таджуддин, вице-президент Конгресса еврейских религиозных общин и организаций России раввин Зиновий Коган, священнослужители, политологи, публицисты, лидеры общественных объединений, представители регионов России и стран ближнего зарубежья – всего 37 человек.

Публикуем ряд выступлений (в сокращении):


Протоиерей Всеволод Чаплин. Сегодня хотелось бы поговорить, конечно же, о наших практических нуждах и озабоченностях – в частности, о развитии законодательства, которое касается деятельности религиозных объединений, – но еще в большей степени в этот исторический день, в день первого посещения Святейшим Патриархом Московским и всея Руси пленарного зала Государственной Думы, хотелось бы попробовать поставить некоторые вопросы, которые можно было бы отнести к формулированию нашей мечты.

И не случайно тема «круглого стола», которую я предложил, это не просто отношения Церкви, государства и общества. Это отношения Церкви, государства и общества в связи с задачами XXI века.

Давайте попробуем посмотреть на то, как наш народ и народы мира встретят уже век XXII, каким будет мир к началу XXII века, что люди тогдашнего века скажут о нас, о наших достижениях или о тех ошибках, которые мы совершим? Угрожает ли нам глобальный хаос или, наоборот, глобальная диктатура? Либо же мир сложится как гармония разных политических систем, разных экономических укладов, разных культур, разных образов жизни? Станет ли катастрофой конфликт цивилизаций, или они научатся жить вместе в мире, несмотря на все различия, несмотря на все модели политического и экономического устройства, которые могут быть очень и очень разными, разнонаправленными?

Каким будет Российское государство – светским, религиозным, моно- или полиэтническим, большим или малым, состоявшимся или уступившим свою историческую роль, унитарным, федеральным, республиканским, монархическим, капиталистическим, социалистическим? Иным, сформировавшим некий синтез разных экономических и политических моделей, который следовал бы из нашей сложной истории?

Каким будет наше общество – иерархическим, сетевым, хаотическим, солидарным или атомизирующимся, конфликтующим с властью или единым с властью?

Какой будет Русская Церковь? Пойдет ли она по пути, к которому сегодня ее призывают многие – по пути «обновления в духе времени», приспособления к каким-то общественным настроениям, или она будет привержена неизменным ценностям и утверждать, что такие ценности существуют? Будет ли Церковь управляться духовенством или мирянами – де-факто или де-юре? Мы знаем, что сегодня есть люди, которые призывают к управлению Церковью со стороны неких гражданских структур. Состоится это или нет?

Каково будет место религиозных общин в нашей стране? Этот вопрос, касается, конечно, разных религиозных общин: православной, исламской, иудейской, буддистской, протестантской, католической. Пойдут ли религиозные объединения вместе с государством и обществом или каким-то отдельным от государства и общества путем?

И что нам сделать для того, чтобы XXII век наша страна и мир встретили достойно, чтобы осуществились те сценарии, которые наш народ считает лучшими? Что нам сделать для того, чтобы найти консенсусные, соответствующее воле народа России ответы на все те вопросы, которые сегодня были перечислены?

Г.А. Зюганов. Уважаемые коллеги, я – участник всех Всемирных русских народных соборов. Слушая в Храме Христа Спасителя высокое слово Святейшего, я всегда размышлял: а почему это слово, направленное на справедливость и дружбу, на сильную державность и народность, на солидарность нашего общества, не звучит в стенах Государственной Думы.

Я сегодня искреннее рад, что эта историческая встреча состоялась и, на мой взгляд, она имеет и будет иметь огромное значение.

Сегодня нашей стране, по сути дела, объявлена большая война – информационная, экономическая, психологическая, нас обложили всевозможными санкциями, бушует кризис. И мы должны как никогда быть солидарны для того, чтобы справиться с этим нашествием.

Хочу вам напомнить, что наша тысячелетняя держава стоит на четырёх крупнейших столпах – это, прежде всего, сильная государственная, уважаемая народом власть, высокая духовность, чувство соборности и коллективизма и элементарная житейская справедливость. Как только начинают подтачивать любой из этих столпов, так наше здание начинает крениться, а то и разрушаться. Мы должны из нашей тысячелетней истории сделать вывод и помнить, тем более, этот год – год 70-летия Победы, что мы – дети Победы, мы в своей истории одержали семь великих побед, начиная от Чудского озера до Орловско-Курской битвы, мы сражались за нашу веру, за нашу правду, за дружбу народов, за элементарную справедливость, и в этих боях преуспели. Но сегодня брошен очень жёсткий вызов, и он требует от нас не просто консолидации.

Когда изучал все наши смуты, у меня вышла одна из работ «Святая Русь и Кощеево царство». Был поражён, как раз разваливаться всё начиналось, когда верхи не могли договориться с низами и когда голос страждущих, особенно детей, женщин и стариков, не был услышан властью. Вот тогда и начинались проблемы и перекосы. И в трудные моменты, особенно кризисы, исключительно важно, чтобы были люди, к слову которых обязательно прислушались. Вот к слову Святейшего прислушаются люди разных религий, разных национальностей, и оно очень весомо и авторитетно сегодня прозвучало в стенах Государственной Думы, и мы обязаны нести это слово своим избирателям, своим друзьям и близким.

Вместе с тем, хочу вам напомнить один исторический сюжет, это будет уместно в связи с 70-летием Победы. У нас есть в г. Истра – святая земля, Новый Иерусалим. И когда фашисты наступали на Москву, им не хватало двух-трёх свежих дивизий, но фашисты оставили в Истре, которая была в плену всего 12 дней, целую эсэсовскую дивизию, заминировали храмы и башни и взорвали. Сейчас завершается восстановление этого монастыря. Когда спросили эсэсовского офицера: «Почему вы это сделали?» Он говорит: «Мы хорошо знаем историю вашего народа, вас можно захватить, можно завоевать, можно взять и Москву ещё раз, но если мы не убьём вашу веру, вашу душу, ваше русское могучее слово, ваш коллективизм, вы, как показала история, снова сумеете восстать и возродиться, в том числе и из пепла». Им не удалось ни поработить, ни захватить нас. Но сегодня у нас новые угрозы, и мы с вами должны всё сделать, чтобы они не повторились.

Этот год – год больших юбилеев. И тысячелетие, как ушёл из жизни Владимир Креститель. И столетие Свиридова, гения музыкального, в том числе и духовной музыки. И столетие Симонова с его неповторимыми «Живыми и мёртвыми». И Шолоховский «Тихий дон», 110 лет Шолохову. И 120 лет русской душе – Есенину. И многие другие юбилеи.

Поэтому, готовясь и реализуя в своей жизни те заветы, которые нам оставили великие наши правители, великие полководцы и великие духовники, мы обязаны сплотиться и преодолеть кризисные явления, возродить духовность, а следовательно – возродить и нашу могучую державу.

В.В. Жириновский. Сегодня прозвучало из уст нашего великого Патриарха, замечательного человека, прозвучало то, о чём мы в зале заседаний Государственной Думы много раз говорили по линии фракции ЛДПР: примирить три России (царская, советская и нынешняя). Это одна страна, одно Отечество. Да, менялись флаги, гимны, гербы. Это, может быть, плохо. Лучше бы на все времена был бы один флаг, один герб, один гимн, но так произошло.

Поэтому, значит, вот надо такой акт подписать. Нам всем собраться, не знаю, в каком-то месте, самом таком объёмном (представители всех регионов, всех социальных групп), и сказать, что всё, вражды в историческом аспекте больше нет. Было хорошо и плохо в царской России, было хорошо и кому-то плохо в советской России, в сегодняшней тоже – кому-то хорошо, кому-то, может быть, плохо. То есть мы должны бить по проблемам, а не по своей стране, какая она, с каким гимном, с каким гербом.

Второе, на чём мы проигрываем, это формирование государства. Мы выбрали самый такой благородный вариант. Все народы, все живём как бы в многоквартирном доме, и у каждой квартиры национальная вывеска висит. И на каком-то этапе они хотят в отдельный дом переехать жить.

К.В. Малофеев. Я хотел бы остановиться на тех вызовах, которые перед нами стоят, и напомнить вам главное событие прошедшего года. Главное событие прошедшего года – безусловно, присоединение Крыма к России.
Это первый раз за 70 лет после 1945 года, когда к нашей стране что-то присоединилось, а не отсоединилось, как это было в 1991 году. И это событие, безусловно, имеет не только политическое, экономическое или геополитическое обоснование. Основа этого события, безусловно, лежит выше. Духовный смысл присоединения Крыма гораздо выше и больше. Об этом Президент Путин в своей исторической речи по поводу присоединения Крыма сказал, что это сакральное место, где крестился князь Владимир. И для нас, для русских, это место обладает особым смыслом.
Так вот я хотел бы сказать, что ровно в прошлом году мы убедились в том, что именно духовными причинами, именно духовным побуждением движутся люди, когда в едином порыве сначала крымчане голосовали за присоединение к России, а потом жители России (это уже не было голосование, это был опрос), потом жители России поддерживали этот исторический акт. В основе этого лежало духовное единение, национальное единение Крыма и России. Но об этом, вот об этом факте, о том, что у нас есть духовная основа нашего существования, ничего не говорит Основной закон нашей страны – Конституция. Конституция нашей страны была написана в 1993 году.

Напомню, кто забыл, наверное, многие здесь присутствующие уже тогда были в политике и помнят, как это было. Я тогда был студентом третьего курса юрфака МГУ, кафедра конституционного права. Я отлично помню, как писалась эта Конституция. Её не писали полубоги, которые откуда-то узнали вечные истины и положили их на бумагу, эта Конституция написана в угоду политическому моменту, и в этой Конституции не нашло отражения ничего, что традиционно было характерно для основных законов России, коей она была до 1917 года. В ней не было сказано ничего о русском народе, там сказано о русском языке только, и ничего не было сказано о православии при том, что православие является основой культурной самобытности, исторического самосознания русского народа.

Причем хочу сказать, что в законе о свободе совести 1997 года в преамбуле сказано, что православие сыграло особую роль в становлении российской государственности. На мой взгляд, даже такая формулировка всего лишь в преамбуле Конституции сильно бы повлияла на дух нашего права, потому что тогда другие подзаконные акты, законы, а также основы нашей политики в разных областях нашей жизни соразмерялись бы с этим текстом.
Например, мы бы так долго не занимались основами семейной политики и сейчас бы не ломали копья по поводу абортов, суррогатного материнства, эвтаназии, сатанинских союзов или ещё чего-нибудь более экзотического. Если бы мы понимали, что православие является критерием нравственности того или иного нормативного акта или движения государства, то мы спокойно бы обращались к евангельскому слову или к писанию святых отцов.

А могу сказать, что кое-что в этом году произошло. Были приняты Основы культурной политики государства, в которых роль православия отражена, за что большое спасибо Администрации президента и Министерству культуры. Так вот, я хотел бы обратить внимание всех присутствующих на то, что эта норма не является экзотической для современных стран, даже живущих в постмодернистском мире, в котором считается, что религия, как сказал сегодня Святейший Патриарх, уже отжила. Это не так. Даже в Европе, во многих странах, всем известен пример Греции, религия является государственной. Могу также привести пример Дании или Норвегии. В мусульманском же мире это норма. Много буддистских стран, в которых буддизм прописан в качестве господствующей религии, это не мешает этим странам достигать высочайших показателей в росте экономики и в других категориях, которые признаются современным обществом мерилами успеха.

Более того, религиозность позволяет государству достичь успехов в тех видах его деятельности, которые являются краеугольными. Мы говорили о демографии, безусловно, не надо быть великими социологами, такой опрос всё-таки проводился Синодальным отделом, насколько я помню, о том, что количество детей, безусловно, в воцерковленных семьях намного больше, чем среднее количество детей в России на одну семью. Также там меньше вредных привычек, меньше абортов, меньше наркоманов и так далее. А также я хотел бы сказать, что это укрепляет дух и это дает нам понимание, что мы строим государство-цивилизацию, что мы отличаемся от Запада, потому что в современном противостоянии с Западом у нас должны быть наши ценности.

Протоиерей Всеволод Чаплин. За последние 10-15 минут было сказано уже много важных вещей относительно того, каким может быть развитие нашей истории. Не все сказанное может быть немедленно политически осуществлено, но никто не может запретить нам ставить вопросы о том, каким мы видим наше будущее. Это касается и нравственного измерения государственного строительства, и нашего самостоятельного вектора развития, и разрешения нравственных проблем, которые стоят перед страной, – в частности, проблемы абортов.
Нам часто пытаются сказать, что какие-то вещи нереальны сегодня. Да, наверное, нелегко быстро провести изменения в Конституцию, касающиеся места религии в жизни общества. Наверное, нелегко эффективно поставить вопрос о запрете абортов. Но, по крайней мере, говорить о том, как мы видим будущее, в том числе нравственное будущее нашего народа, сегодня самое время. Да, самое время. Потому что историческая воля России испытывается на прочность, и мы сегодня в максимальной степени – гораздо сильнее, чем два-три года назад, и уж тем более чем 20 лет назад, – видим, что у нас есть все возможности выработать полностью самостоятельную модель исторического развития, не оглядываясь ни на кого, ни на какие экономические или политические штампы, которые кто-то в свое время объявил якобы универсальными и безальтернативными.

С.Ю. Глазьев. Сегодня Святейший Патриарх совершенно чётко поставил вопрос, что называется, ребром: нравственные ценности абсолютны, их нарушение ведёт к гибели и страны, и человечество в целом.

Для нас кажется очевидным, что государство, во-первых, само не должно нарушать нравственных ценностей, а, во-вторых, не должно подталкивать людей и организации на нарушения этих нравственных ценностей через соответствующую законотворческую работу. При всей банальности этих принципов, приходится констатировать, что, в общем-то, они не соблюдаются в деятельности нашего законотворчества. Существуют очень много пробелов, вследствие которых государство не несёт фактически ответственности за соблюдение нравственных принципов в обществе, во-первых. А, во-вторых, принимаются нормы, которые прямо подталкивают людей на безнравственные поступки, а организации на разорительные действия, скажем, с точки зрения, экономики.

Константин Валерьевич уже первый пробел указал: Конституция освобождает государство от идеологии, более того, запрещает государству иметь идеологию, тем самым освобождает государство, по сути, от каких-либо нравственных критериев и ценностей.

В законодательстве понятие нравственных ценностей отсутствует вовсе, но что самое любопытное, в нашем законодательстве отсутствует и ответственность государства за соблюдение конституционных принципов, конституционных функций, обязанностей государства.

Но в качестве примера приведу тревожащий сегодня всех экономический кризис. Одна из главных причин этого экономического кризиса – это отсутствие валютного контроля, ослабление банковского надзора и, вообще, уход государства от контроля за движением денег. Понятно, что капиталу это, наверное, не каждому, но спекулятивному, очень выгодно. В Конституции написано, что Центральный банк отвечает за устойчивость рубля. Рубль улетел, так сказать, в тартарары, возник спекулятивный вихрь, никакого механизма ответственности нет.

Точно также написано в Конституции, что государство социальное. Но ни о каком механизме ответственности за соблюдение принципов социального государства, тоже мы в законодательстве не видим.

И вследствие этого возникает огромное количество пробелов, в которые проходят нормы, фактически стимулирующие безнравственное, антиобщественное и вредное для страны поведение.

В моих предложениях ничего нового нет, мы многократно пытались эти проблемы решить и есть два пути их решения. Первое – это непосредственно в законодательстве ввести механизм ответственности государства за соблюдение норм, которые в самом законодательстве, прежде всего, в конституционном законодательстве прописано. Например, был подготовлен закон об ответственности исполнительных органов власти за повышение уровня жизни в стране. Вот такой механизм, который предполагает чёткие критерии, что такое социальное государство, к чему оно должно стремиться, что такое уровень жизни и по этим объективными критериям давать оценку деятельности органов исполнительной власти.

Второй путь, по которому нужно идти параллельно, это введение в систему регулирования общественных отношений, собственно говоря, субъекта, который выносит оценки, соответствует работа государства нравственным критериям или не соответствует. Таким институтом у нас может быть только церковь. Поэтому я возвращаю нас к тоже старой теме – принятие законодательного акта о социальном партнёрстве государства и религиозных организаций, где бы церковь выступала бы не в роли, так сказать, субъекта, который благие пожелания делает всем присутствующим, а в роли не то, чтобы органа власти, но всё же партнёра органа власти, который обеспечивает нравственный контроль за тем, что делается с точки зрения государственного регулирования в обществе, в экономике.

Мне кажется, нужно идти по этому пути, не боясь, что нас обвинят наши оппоненты, сторонники либеральной глобализации в том, что мы пытаемся свернуть со столбовой дороги прогресса. И нам нужно искать свой путь решения, который соответствует нашей духовной традиции и пользоваться, конечно, международным опытом, но тем не менее опираться на тысячелетний багаж наших нравственных ценностей и делать в законодательстве то, о чём говорил Святейший Патриарх. Никаких сомнений в абсолютности критерия соблюдения нравственных норм во взаимоотношении государства и общества быть не должно.

Т. Таджуддин. Изумительные события происходят в нашей жизни, Рождественские чтения уже в самом центре нашей Отчизны и столицы, в Кремле проходят, и сегодня у нас встреча и визит Его Святейшества в Государственную Думу, и всех иерархов Русской Православной Церкви, и лидеров традиционных конфессий нашей страны. Хотя мы не в первый раз и чуть раньше бывали и говорили о некоторых проблемах, потому что говорится: если гора не идёт к Магомету, Магомет сам идёт к горе. Если депутаты не приходят в церкви, мечети и синагоги, то мы сами к вам приходим и нам есть, что сказать.

Более ста народов все вместе, это всё сложилось, нашли золотую середину взаимного уважения, мира и согласия. А что другие хотят? То карикатуру подбросят, то несколько журналистов подстрелят и из-за этого мы должны кипеть. Кто-то вот таким методом хочет управлять миром. А для чего? Мы видели в течение последнего 10-летия: и «арабская весна», и то, что произошло в Ираке, и то, что пытаются сделать в Сирии, в Ливии, в Египте, ну, просто этот же газ, который из России идёт по трубам, хотят бесплатно взять, или просто за талоны какие-то.

Мы что хотим? Сохранить свою Отчизну, у которой есть божий дар. И в гимне у нас поётся: «Богом хранимая Отчизна»... А бог хранит, пока мы этого желаем, пока мы этого просим.

А для этого нам нужно, чтобы мы сами здесь были хозяевами, наши дети и внуки. А для этого, несомненно, нужна сплочённость, чтобы сохранить нашу цивилизацию.

Как говорил Его Святейшество, «Россия – это страна-цивилизация». И огромная цивилизация. Потому что здесь и восток, и запад, и юг, и север. И христианство, и ислам, и иудаизм, и даже буддизм – всё вместе. И в веках уже нашли взаимопонимание. И доброе сотрудничество. Межрелигиозный совет вовсю действует. Все, какие проблемы есть перед государством, мы понимаем.

И поэтому наша общая задача и священный долг – сохранить нашу Отчизну и гармонизировать ещё больше отношения между нами применительно к объективным условиям XXI века, опираясь всё более на чёткое осознание россиянами, принадлежащими к разным религиозным традициям, того непреложного факта, что между нами сохраняется и укрепляется великая и бесценная общность, дающая, по выражению Его Святейшества Патриарха Кирилла, точку опоры в этом мятущемся и быстротекущем историческом процессе.

И.А. Яровая. Полагаю, что тема, которая сегодня заявлена к обсуждению, – церковь, государство, общество, ХХI век, безусловно, предполагает, что нет и не может быть никакого противопоставления.

Государство российское, Святая Русь, создавалась на основе тех духовно-нравственных ценностей, которые передавались из поколения в поколение. Поэтому, когда мы говорим о государстве, когда мы говорим о традиционных конфессиях, когда мы говорим об обществе, мы прекрасно понимаем, что это одно целое. И мне кажется, что вот тезис должен быть главным в определении того, какой будет Россия в ХХI веке.

Очень часто высказываются очень критические замечания по поводу того, есть ли национальная идея, нет ли идеи. На мой взгляд, в нашей Конституции есть всё необходимое, для того чтобы и с правовой точки зрения, и с нравственной, с человеческой мы понимали, что есть самое главное. И в преамбуле Конституции есть «золотые» слова: «Мы многонациональный народ России, объединённый общей судьбой России, чтящий память предков...» и так далее.

Мне кажется, что для всех нас очень важно понимать вот это единение. «Свеча памяти», ежегодная акция, которую мы проводим 22 июня, начинается в Елоховском соборе. Это неслучайно. Потому что, когда мы рассматриваем то, что было в истории нашего Отечества, мы всегда помним, что в основе сохранения Отечества была вера в Святую Русь, была созидательная воля и взаимодействие всех традиционных конфессий и народов. И мне кажется, что любые попытки вносить противопоставления, в том числе и внутри нашей страны, в многонациональный народ чрезвычайно опасно.

Сила и преимущество России именно в том, что наш опыт, опыт нашей страны, это опыт многонационального созидания. На площадке Государственно-патриотической платформы мы вместе со всеми представителями уважаемых конфессий, которые, я вижу, здесь представители сидят в зале, работали воедино над вопросами, которые, на наш взгляд, имеют стратегическое значение в обеспечении безопасности нашей страны. Что такое суверенитет? Это способность народа самостоятельно мыслить и определять свою судьбу на основе того нравственного выбора, который передаётся из поколения в поколение.

Мы разработали концепцию духовно-нравственного воспитания. Отец Всеволод Чаплин принимал самое активное участие в этой работе. Пока что этот документ не обрёл характер документа общенационального значения, но, на наш взгляд, Россия ХХI века должна опираться именно на духовно-нравственные ценности.

С.А. Попов. Мы очень рады, что это историческое событие сегодня состоялось. Оно не просто архиважное, знаковое, а с моей точки зрения, оно для нашего самоочищения, для переосмысления многих важнейших проблем современности, сегодня будет определяющим на многие-многие годы.

Сегодня мы говорили о том, как совершенствуются государственные и церковные отношения. Действительно, за последние годы большая подвижка, очень много важных серьезных законов принято. Ну, наверное, совершенствование нашего правового поля предстоит. Но сегодня я хотел вернуться всё же к основной базисной теме, которую мы с вами обсуждаем, и к выступлению Его Святейшества.

Сегодня слушая выступления ряда наших коллег, я невольно себя поймал на мысли, насколько прав Его Святейшество, говоря о том, что вот этот нравственно цивилизационный выбор, который стоит перед нами всеми, а на самом деле перед всеми народами мира, это вопрос действительно принципиально важный, какими мы будем в XXI веке, куда мы идем, куда идёт европейская цивилизация. Ведь нас призывают следовать в фарваторе европейской цивилизации, что они отказались от христианских ценностей, и мы должны туда же идти. Они как бы говорят о том, что вседозволенность должна быть самым главным мерилом свободы личности человека. Мы сегодня слышали об этом достаточно ярко. И не случайно лидер, который эти идеи провозглашает, выступает против строительства храмов в Москве, он активно выступает за то, чтобы не преподавалась основа православной культуры в школах, он об этом просто не говорил, но я вам могу это ответственно заявить и подтвердить.

Поэтому то, что сегодня вот эта борьба продолжается и будет продолжаться, и для нас сегодня выбор, он является очевидным, это вопрос принципиально важный. И смотрите, какие мифы мы сегодня слышали. Не было в IX веке Киевской Руси, ну её не было. Это название придумано было в XVI, XVII веке, когда историкам нужно было отделить тот период времени. Было Киевское княжество, а потом Киев, прошу прощения, сделал свой цивилизационный выбор и пошёл под Польско-Литовское княжество. И самое интересное, я ошибся, наверное, это был цивилизационный выбор с точки зрения Европы. Да, сегодня так модно говорить, с точки зрения европейской интеграции – надо говорить сегодня именно так.

Россия пошла в другую сторону. Так нам куда возвращаться? Какой выбор мы должны для себя сделать? Тем более, я хотел бы отметить, что вопрос о роли православия, о роли наших христианских ценностей – это вопрос, который максимально актуален. Два дня назад я встречался здесь на выставке икон с коллегами-депутатами, которые достаточно левых взглядов. Я говорю, вы посмотрите, какая история наша древнейшая – XV, XVI, XVII век. Я говорю, это же наши краеугольные материальные ценности без которых вообще Россия не состоялась бы. Тем более, там есть вещи, которые были в храме у Романовых, которым поклонялись наши великие цари.

Мне коллеги говорят: «Мы должны остаться атеистическим и светским государством». Вот этот разброд мыслей, который сегодня присутствует... Я ни в коей мере не хочу коллег критиковать. Может быть, то, что у нас есть свободная сегодня возможность дискуссии, обмена мнениями, это очень хорошо, когда могут звучать разные позиции и мы должны аргументировано, убедительно отстаивать наши позиции. Мы должны научиться их отстаивать.

С.А. Гаврилов. Я думаю, что у нас давно в Думе не было такого вполне естественного для нашей русской семьи содержательного разговора.

Это следствие того, что потихоньку, но неизбежно общий курс страны приобретает другой лик. Мы с многими из вас знакомы по 20-25 лет, начиная ещё с патриотических движений конца 80-х – начала 90-х. Мы были депутатами различного уровня. И когда несколько лет назад мы решили создать небольшую группу в Думе для того, чтобы помочь Патриархии решать… узкие юридические вопросы. Какого характера? Принимается Гражданский кодекс вполне либеральный такой, калька западная. Принимается законодательство по имущественным отношениям, каждый вопрос приходится пробивать отдельно – по земельным участкам… Вот вопросы решали – одна поправка в Земельный кодекс и в Налоговый о том, чтобы разрешить нашей Церкви, не просто приходам, а просто нашей Матери-Церкви возможность передачи в бессрочное, безвозмездное пользование и без налогов земельных участков. Вопрос не решался годами. Эти вопросы важны.

Жизнь показала, что у нас есть другие возможности, принципиально другие. И сегодняшний визит Патриарха, который ещё несколько лет назад был принципиально невозможен, а во время «Демвыбора России» вообще исключён, это серьёзная веха. Население, наш народ не голосует за либеральные, антирусские партии, но при этом они, как ни странно, руководят нашим экономическим блоком. Мы должны ситуацию менять? Должны. Радикально. И не только в вопросах образования, в вопросах собственности… Мы должны решать вопросы с помощью Матери-Церкви, через вопросы нравственного фильтра. Всё, что идёт, все решения государства, которые принимаются, должны идти исключительно в православном духе.

Очень важно, чтобы не только здесь мы, круг единомышленников, вырабатывали нашу общую позицию, которая, кстати говоря, в интересах всех людей, которые хотят жить нормально, и традиции, воспитывать нормальных детей и почитать своих родителей и свою Родину, а вопрос в том, чтобы мы развивались.

И в этой связи наша общерусская солидарность должна стать тем монолитом, тем фундаментом, о который разобьются любые вражеские и бесовские происки. Я уверен, что наша деятельность, порой незаметная, практическая, конкретная деятельность будет успешной и победной, если мы будем не просто вдохновлены идеалами Третьего Рима, не только будем близки друг другу, но мы будем всегда полагаться на братское плечо, на поддержку наших собратьев, наших единоверцев в лоне нашей единой Матери-Церкви.

Протоиерей Всеволод Чаплин. Для меня большая радость, что сегодня, после выступления Святейшего Патриарха в Государственной, Думе у нас состоялся очень интересный разговор. Я надеюсь, что он не уйдёт в песок. Я надеюсь, что выступления, которые сегодня прозвучали, будут подхвачены средствами массовой информации. Из того, что было сказано, при всей разнонаправленности этих выступлений, можно набрать цитат на манифест нашей национальной идентичности и на формулировку целостного пути в наше будущее.

Мы очень разнимся в оценках и в своём видении будущего. Но мне кажется, что практически большинство людей, которые сегодня выступали, – за одним-двумя исключениями, а, может быть, и без исключений - сказали об одном: роль веры, нравственности и идей в жизни страны должна повышаться.

Главное - не экономика, главное - не курс рубля, не объём тех товаров и тех финансовых средств, которые переходят из нашей страны в другие страны и наоборот. Главное - не оружие, хотя это всё очень важно: и оружие, и экономические средства. Главное – это то, зачем живёт народ, каковы ценности, ради которых он готов думать о чём-то, что находится за пределами жизни одной личности, одного поколения и даже целой нации. Вот это главное нам нужно сформулировать и сделать фактором права и фактором общественного устройства.

Место веры, ценностей и нравственности в жизни народа и государства должно быть центральным. И нам нужно в течение оставшегося времени XXI века за это побороться, об этом говорить, ради этого действовать с тем, чтобы к XXII веку – а лучше гораздо раньше – осознать себя и стать одной из ключевых цивилизаций в мире, а, наверное, единственной ключевой. Той цивилизацией, которая обладает ценностями, способными жизнь нынешнего мира, стремящуюся к упадку, обновить, изменить, переустроить, если Господь даст нам на это силы.
от 19.01.2018 Раздел: Февраль 2015 Просмотров: 1686
Всего комментариев: 0
avatar