Добавлено:

Для Победы нужны духовные усилия всего народа

Мы встретились с Валерием Николаевичем Ганичевым, председателем Союза писателей России, ученым-историком, известным общественным деятелем, уже после торжеств, связанных с его 70-летним юбилеем, которые собрали вместе подлинную элиту России, государственных и общественных деятелей, писателей и художников, военачальников и священнослужителей.
 Редакция «Руси Державной» от всей души поздравляет нашего единомышленника, друга и соратника и желает ему многая и благая лета во благо возрождения Державы нашей!
 Предлагаем вам его беседу с главным редактором «Руси Державной» Андреем Николаевичем Печерским

 - Валерий Николаевич, Ваш юбилей практически совпал с другим знаменательным событием в жизни нашей страны – столетием прославления Преподобного Серафима Саровского. Хотелось бы порассуждать вместе с Вами о судьбах России, судьбах Православия, о том, что дорого сегодня неравнодушному сердцу русского человека.

 - Принято говорить, что время сейчас сложное, и поэтому в полной мере нельзя и представить, как будут развиваться события. Но время всегда сложное. В самые процветающие годы накапливались какие-то противоречия, которые потом взрывали ситуацию. В самые сложные времена впереди виделась звезда Победы. И все зависело – зависит и сейчас – от состояния духа человека и общества.
 Я как-то задумался над таким вопросом: впереди 60-летие Великой Победы. Мы выиграли тяжелейшую войну, и в то же время было совершено такое количество греховных дел и даже преступлений обществом и отдельными личностями. Как могла страна выиграть эту битву?
 Кажется, что рухнула империя, но дух Божий и Покров Божией Матери людей, оставшихся в России, наставил на путь служения обществу, на путь любви, на путь Благодати. В это время появляются герои: Александр Матросов, великие конструкторы – спасители Отечества, 28 героев-панфиловцев. Это же абсолютно библейские герои. Они в какой-то степени были противопоставлены официальной пропагандой вековечному пути истории. Но руководство страны, в частности
И. Сталин, ощутило, что единственный резерв, кторый остался в стране, – это путь предков, традиций России и духовное состояние общества. И наши великие предки, наши святые удержали и сохранили нас, провели нас по этому пути. Такие святые, как прп. Сергий Радонежский и Серафим Саровский, сыграли свою видимую и невидимую роль. Постепенно всем нам становилось ясно, что мы не можем писать свою историю без подвигов подвижников благочестия и духа.
 Моя давнишняя мечта – написать такую историю, где пересекались бы подвиги военные, ратные, научные и подвиги наших святых подвижников. В этом крутом замесе и состоит наша история. Мы изучали ее по академику Минцу, где были политические лидеры, вернее сказать – политические убийцы. Землячки, Слуцкие – все те, кто фактически уничтожал наше общество. Уже перед Великой Отечественной войной появились учебники, где фигурировали народные герои, полководцы. Период борьбы с космополитизмом был попыткой вытащить из небытия реальные достижения нашего народа. Тогда мы узнали Попова, Яблочкова, Можайского.
 Борьба за первенство в науке, в культуре, в истории беспощадна. В американских и английских школах, а Вы можете легко убедиться в этом, учащиеся знают о Второй мировой войне только то, что они сами в ней победили. Если верить их учебникам, роли русского народа, Советского Союза в победе почти что нет… И если мы голову свою таким образом будем класть под гильотину, мы совершим ужасное общественное преступление.
 Серафим Саровский, как никогда, сейчас снова к нам пришел, и, как никогда, он нужен нашему народу. Потому что такого светоносного, такого одаренного светом радости святого нам так не хватает. Столько бед, столько нищеты, столько ограбленных людей, столько потерявших веру… Его приветствие «Радость моя!» - это то, что необходимо в наше время человеку. Люди улыбались, верили, прорывались сквозь преграду своих прегрешений, ошибок, шли навстречу к святому Серафиму, навстречу ко всему светлому.
 Я специально приехал в Дивеево 28 июля, чтобы отправиться в Крестный ход в Саров. Конечно, можно было, приложив определенные усилия, оказаться в VIP-группе, которая сразу приехала в Саров и встречала мощи там. Но мне очень хотелось пройти этот крестный путь с богомольцами от самого начала.
 Первый раз я побывал в Дивеево 9 лет назад: уже были монахини, службы, и только прорезывались контуры будущей монастырской жизни. Канавки Богородицы еще толком не было. Сейчас же, когда перед началом Крестного хода мы стояли у храма, я увидел всю полноту и красоту. Райские кущи окружали храм, где находятся мощи Серафима Саровского, тысячи людей, песнопения. Хотя, на мой взгляд, было странно видеть такое количество охраны, хотя это можно объяснить. В сегодняшней России могло быть любое нарушение, преступление. Это нам послано за грехи наши. Столько коридоров, барьеров везде, препятствующих продвижению. Когда мы тронулись, я не очень хорошо себя почувствовал. Началась тахикардия, я глотал таблетки. Думаю, пройду километр, а там присяду, подожду. Ну, вот вышли мы: километр, два, три… Температура воздуха + 300 С, жара, но веет ветерок. Идут люди…, слышатся отовсюду слова молитвословий, акафистов…, повсюду иконы, хоругви. Из деревень навстречу выходят люди, падают на колени, выносят иконы из домов. Выбегают девочки из рядов богомольцев, прикладываются к иконам Божией Матери, св. Серафима Саровского. Это незабываемо! Я думаю, что это, быть может, самое сильное мое впечатление в жизни! Такое соединение духа, силы, молитвы, красоты я помню только на прославлении Федора Ушакова. Дальше три, пять километров – как на крыльях. Батюшка Серафим нам помогал. Через 10 км Марина мне предложила таблетку. Какие лекарства! Мы шли с такой радостью! Рядом идет, молится батюшка с Украины, собирает деньги на восстановление храма. Рассказывает, как раскольники-филаретовцы пытались их выгнать из храмов, и кое-где им это удалось. "Мы построим лучше! Святой преподобный Серафим нам поможет! Они же – нелюди, уничтожают иконы Сергия Радонежского и Серафима Саровского, поскольку они «москальские» святые..." Когда я приезжаю в Ровенскую область (заповедник раскольничества), меня селяне просят рассказать о русских святых. Вот идет навстречу старушка с палочкой, лет за восемьдесят. На мое восхищение: «Как же идете, бабушка?!» - «Мне батюшка Серафим помогает!»
 …Батюшку везут в коляске – он благословляет всех… А впереди – хоругвеносцы несут лик Серафима Саровского, мученика Царя Николая… Виднеются надписи «Русь Святая, храни веру Православную!»… Молитвы, песнопения… Когда забирались на пригорок, видели на километр растянувшийся людской поток. Думаю, что для сегодняшней России это очень много значит.
 Вообще, помимо таких прямых проявлений истинной религиозности народа, масса событий, которые говорят о пробуждении национального сознания. В городе Арзамасе мы проводили встречу в местном пединституте. Пединститут, думаю, - одно из лучших наших учреждений, которое готовит чистых, прекрасных, умных учителей. И в сельской местности. Они живо интересуются, что происходит в литературе, истории. Несколько часов пытали нас на этой встрече. Создали отделение Всемирного русского народного собора, который возглавил викарный священник, а заместитель – ректор института. Мы присутствовали на конференции, посвященной Федору Ушакову. Город Арзамас – воцерковленный город. Насчитывает свыше десяти храмов. Студентам проводят специальные экскурсии – «Арзамасоведение». Ты должен знать свой край, свой город.
 Как известно, мы приняли такую программу – «Малый город – духовная засечная линия России». Потому что именно там сохранилась еще не разбитая московскими телевизионными потоками грязи часть интеллигенции, там священство замечательное, администраторы, которые пекутся о своем городе, о своем народе, а не переводят деньги за рубеж.
 Линия «Малые города» продолжалась. Мы были в Черни, на Бежином лугу. Только что была у меня встреча в Вятке. Это тоже духоносный город. Была серия встреч в библиотеках. Мне понравилось, что наша провинция читает книги и обсуждает их. Мне с одним автором была вручена медаль за наибольшее количество выдач моей книги. Это великолепная награда, которая ласкает сердце писателя. Также обсуждали книги писателя Мельчакова, описывающего свою родословную, семьи, в которых он жил. Было человек пятьдесят, и все выступали, всем было интересно. Вспоминается XIX век, литературные салоны, куда приходили Гоголь, Островский, Достоевский и читали свои произведения. Как же мы от этого оказались в настоящее время далеко! А русская провинция продолжает традицию.
 На следующий день после 100-летнего юбилея Серафима Саровского я поехал в Санаксарский монастырь. На годовщину прославления святого праведного Федора Ушакова. Как и год, два года назад, полно паломников, идет служба. Великолепный, как сказка, монастырь, отреставрированный усилиями Мордовской Республики, полон прихожан и монахов. Несмотря на пожар, который там был, я скажу: Санаксарский монастырь и город Темников – это место святого праведного Федора Ушакова. В городе есть улица его имени. Хотя единственный дом в г. Темникове, в котором был госпиталь для воинов 1812 года, построенный на средства Ушакова, находится на улице Розы Люксембург. Почему в каждом русском городе улицы Розы Люксембург и Карла Либкнехта? Что значат эти имена для жителей того же Темникова? Эти радикалы, убитые в 1919 году в Германии, никакого отношения к нашей истории не имеют. Но в большинстве наших российских городов какой-то необъяснимый страх у руководства перед возвращением исторических названий улиц. Получается, что нас продолжают окружать все те же чуждые нам символы и понятия?!
 Последнее время в различных уголках России возрастает понимание людьми православных истин. Страна украшается храмами. Тяжело, сложно, но я думаю, что такими водителями, как прп. Серафим Саровский, Сергий Радонежский, сонмом других великих наших святых, мы утвердим истинное свое духовное состояние в нашей России.

 - У прп. Серафима Саровского есть очень мудрая и сильная мысль, которую, кстати, неустанно повторяет наш Патриарх в своих проповедях: «Стяжи дух мирен, и тысячи вокруг тебя спасутся!» К сожалению, большинство нашего народа как бы не хочет понять эту простейшую формулу православной жизни и применить ее к себе, своим близким. Весьма распространены такие высказывания: «У меня Бог в душе. Почему я должен в чем-то каяться? Нет у меня особых грехов». По Вашему мнению, насколько реально могут повлиять великие наши святые на реальный поворот нашей страны к православию, к сознательному воцерковлению и национальному самосознанию?

 - Думаю, что такая возможность, несомненно, есть. Во-первых, у народа есть свой генетический духовный код, наша история. И те процессы, которые происходят в обществе, подтверждают это. Правда, несомненно, что мы, православные люди, которые находятся у источников информации, возглавляют те или иные структуры, а также наше священство, все мы сильно недорабатываем. Проводя, по сути дела, миссионерскую работу в народе, нужно, конечно, прежде всего самому быть образцом. Если отдельные наши писатели, общественные и политические деятели, призывая народ к высокой духовности, сами не будут соответствовать тем примерам, о которых говорят, кто же им, в конце концов, будет верить. Нужно быть соучастником всех тех добрых дел, к которым призываешь.
 И, разумеется, многие наши люди остаются непросвещенными в самых простых православных истинах. И что неудивительно, потому что только какие-то последние 10 лет появились православная литература, воскресные школы и православные гимназии. Но какое сопротивление это встречает?! Либеральная пресса уже и термины подобрала к тем здоровым процессам, которые только начинают набирать силу: «клерикализация нашего общества…» Кстати, повсеместное развращение народа не вызывает у них такого беспокойства.
 Надо разбудить, подвигнуть на подвиг. Есть же у нас много благих начинаний. Например, молодежные движения по поиску павших воинов. Архиерейский Собор 2000 года прославил тысячу новомучеников, которые, по сути дела, и спасли нашу Веру, нашу Державу. А многие ли знают о них? Очень незначительное число людей.
 Когда я исследовал жизнь и деяния великого русского флотоводца Федора Ушакова, то открыл для себя удивительную личность, которая, презрев благополучную и спокойную жизнь в Петербурге, едет в Санаксарский монастырь и ведет жизнь истинного праведника. Народ чтил и уважал Федора Ушакова. И поэтому его прославление в лике святых было встречено с искренним и глубоким чувством. Вспоминаю выступление четырнадцатилетнего подростка на обсуждении моей книги: «Я человек серьезный и ставлю перед собой большие цели. Но мне нужны нравственные ориентиры. С этих пор примером для меня будет Федор Ушаков…» Икона святого появилась в матросском кубрике, в кают-компании. И я думаю, что духовное возрастание нашего флота пойдет значительно быстрее. Должна быть духовная работа с двух сторон: Церкви, священства, православных людей и самой личности. А без этого ничего не получится.

 - На первой странице нашей газеты есть эпиграф. Это слова прп. Серафима Саровского: "Господь помилует Россию и приведет ее путем страданий к великой славе!" Есть ли у нас сегодня основания считать, что это предсказание сбудется?

 - Сомнений, что оно сбудется, у меня нет. Другой вопрос, когда это может произойти. Какие еще страдания мы должны пройти? Иногда кажется, что вот-вот должен наш народ очнуться, вступить на путь православного служения, любви к Отечеству. Но еще продолжаются полный разгул, безразличие к судьбам страны и ближним. В высшие эшелоны власти избирают поистине чудовищных людей, которые, когда в его округе – нищета, беда и болезни, может покупать заграничную футбольную команду. Это не просто безнравственно. Это показывает степень падения, которое произошло в наших верхах. В социальной доктрине нашей Церкви сказано, что если достигнет такого уровня несправедливость и неправедность, то православный народ имеет право выступить самым решительным образом. Многие считают, что свобода – это легко. Нет, она предопределяет большие трудности, а главное - ответственность перед Богом и людьми, которые все мы должны осознавать.
 Хотелось бы добавить еще несколько слов. Трудно было бы представить нашу Россию последних лет, если бы в ней не было такой газеты, как «Русь Державная». Поле издания патриотических и православных газет вроде бы и немалое. Некоторые повторяются, некоторые теряют свое лицо, иные превращаются в политические листки. У «Руси Державной» - свое лицо. Лицо духовное, лицо искренней боли и переживания за Отечество, именно за Державную Русь. Русь может сжаться и до размеров Московского княжества. Бывали такие времена. Но она потом стальной пружиной распрямлялась и превращалась в ту настоящую Святую Русь. И дай Бог и впредь «Руси Державной» продолжать свое служение народу и Православию.

Назад

от 03.12.2020 Раздел: Сентябрь 2003 Просмотров: 360
Всего комментариев: 0
avatar