Добавлено:

«Это акт всенародного покаяния»

В канун перенесения праха Императрицы Марии Федоровны из Дании в Россию настоятель Александро-Невского прихода Московского Патриархата в Копенгагене игумен Феофан (Лукьянов) дал интервью корреспонденту портала «Интерфакс-Религия». Знакомим читателей с основными его положениями.

– В России проявляют большой интерес к предстоящему событию – перенесению останков Императрицы Марии Федоровны, матери царя-страстотерпца Николая II. Как известно, вместе со своим венценосным супругом Александром III она участвовала в освящении храма святого благоверного князя Александра Невского в Копенгагене. Скажите, отец Феофан, в Дании помнят ее имя?

– Конечно! Вы, наверное, заметили во дворе храма, рядом с березкой, женский бюст на гранитном постаменте с надписью “Дагмар (ее датское имя) – Мария Федоровна – русская императрица”. Будучи из королевского рода Дании, юная принцесса приехала в Россию, став супругой императора Александра III, и приняла Православие, которое стало для нее родной религией, а наша страна – второй родиной. Но, конечно, Мария Федоровна никогда не порывала связей с Данией. Кроме того, она хотела, чтобы в Дании тоже был православный храм. И эта мечта осуществилась. Сооружение Александро-Невского храма в датской столице было осуществлено на средства российской императорской семьи…

– Какие еще приходы Вы окормляете в Дании?

– Еще до моего назначения в Данию, в 2000 году, образовался приход в честь святителя Николая Мирликийского в Орхусе, втором по величине городе, а также начали действовать инициативные группы по созданию приходов в городе Нюкобинге, на острове Фюн, в небольшом, но древнем городе Рибе. На острове Фюн с 2001 года действует также женский монастырь в честь царственных страстотерпцев. Интересна его история. Один протестантский пастор, который в свое время боролся за мир, искал религию, которая действительно удовлетворяла бы его духовные нужды. Какое-то время он обращался даже к буддизму. В итоге он принял Православие и передал собственный замок в пригороде города Оденсе, родине Ханса Кристиана Андерсена, для устройства православного женского монастыря.

–Каково, на Ваш взгляд, историческое и нравственное значение акции по перезахоронению праха Императрицы?

– Я думаю, для нас, русских людей, это своего рода акт всенародного покаяния, поскольку наши предки в свое время изгнали и допустили убийство членов царской семьи. А ведь государь – это помазанник Божий, и, как сказано в Библии “...кто, подняв руку на помазанника Господня, останется ненаказанным?” (1Цар. 26:9). Все мы стали прямо или косвенно соучастниками этого греха. А теперь мы, возвращая на русскую землю останки Марии Федоровны – одной из видных представителей рода Романовых, каемся таким образом за содеянное… Мне кажется, что эта акция важна еще и напоминанием о том, что Мария Федоровна была членом многих благотворительных организаций, участвовала в социальном служении в самые трудные для России моменты, например, во время Первой мировой войны. Это большой урок для нас, сильный импульс к дальнейшему развитию традиций социального служения в наше время.

Интерфакс-Религия

от 19.09.2020 Раздел: Октябрь 2006 Просмотров: 340
Всего комментариев: 0
avatar