Добавлено:

"Этот год был куплен дорогой ценой"

Иоанна Кронштадтского в полном смысле слова нужно назвать пророком и Предтечей Русской Голгофы. И так же, как некогда Иоанну Крестителю, безбожная власть не простила обличений святому.

Еще два десятилетия назад трудно было поверить, что в России когда-нибудь объявят Год Иоанна Кронштадтского. В 80-е годы одно упоминание имени этого величайшего святого даже в церковной проповеди казалось невероятным. Книг о.Иоанна нигде не было, даже в семинарской библиотеке они, по требованию властей, хранились в спецхране и выдавались лишь по особому письменному заявлению.

Советская власть не могла забыть и простить многих грозных пророческих слов Кронштадтского пастыря о грядущей русской катастрофе: "Царство Русское колеблется, шатается, близко к падению. Если в России так пойдут дела и безбожники и анархисты - безумцы не будут подвержены праведной каре закона и если Россия не очистится от множества плевел, то она опустеет, как древние царства и города, стертые правосудием Божиим с лица Земли…".

Никто так ясно и громогласно на всю Русь не говорил накануне революции таких слов.

О.Иоанн раскрыл тайные замыслы врагов России - уничтожить в ней не только Веру, Царя и Отечество, но даже и самое имя России: "Везде измена, везде угрозы жизни и государственному имуществу. Бедное Отечество, когда ты будешь благоденствовать? Только тогда, когда будешь держаться всем сердцем Бога, Церкви, любви к Царю и Отечеству и чистоты нравов... И чем бы мы стали, россияне, без Царя? Враги наши скоро постарались бы уничтожить и самое имя России, т.к. носитель и хранитель России после Бога есть государь России, Царь самодержавный, без него Россия не Россия…".

В горьких словах пастыря "везде измена" так и слышатся слова, записанные Государем Императором Николаем Александровичем в Пскове 2 марта 1917 года: "Кругом измена, трусость и обман".

Но о.Иоанн не только говорил, он глубоко всем сердцем переживал грядущую катастрофу, причем так эмоционально, как будто видел ее наяву. Об этом свидетельствует один поразительный случай, вот как описывает его И.Сурский:

"Незадолго до блаженной кончины о.Иоанна он часто любил служить обедню в подворье Леушинского монастыря… Мы с женою постоянно посещали эти службы, и многократно отец Иоанн в проповедях своих грозно пророчествовал и громогласно взывал: "Кайтесь, кайтесь, приближается ужасное время, столь ужасное, что вы и представить себе не можете". Он не говорил, а кричал, подымая руки кверху. Впечатление было потрясающее, ужас овладевал присутствовавшими, и в храме раздавались плач и рыдания. Мы с женой недоумевали, что же это будет: война, землетрясение, наводнение? Однако по силе слов пророка, мы понимали, что будет что-то много ужаснее, и высказывали предположение, что ось земная перевернется.

Игуменья же Таисия, 80-летняя старица, спросила отца Иоанна: "Когда же, батюшка, это время будет?" О.Иоанн ответил: "Мы с тобою, матушка, не доживем, а вот они - указал он рукою на монахинь, - доживут".

Иоанна Кронштадтского в полном смысле слова нужно назвать пророком и Предтечей Русской Голгофы. И так же, как некогда Иоанну Крестителю, безбожная власть не простила обличений святому. Хотя о.Иоанн не дожил до времени гонений на Церковь, тем не менее можно сказать, что он стал самым гонимым священником после революции, гонимым было само имя о.Иоанна. Если можно употребить такое парадоксальное словосочетание, о.Иоанн был "посмертно репрессирован"; на него были навешаны самые страшные ярлыки того времени: "реакционер", "монархист", "черносотенец". Подобные определения являлись формулировками расстрельных статей революционной эпохи. Что могло ожидать Всероссийского пастыря, если бы он дожил до 1917 года? Скорее всего именно он и стал бы первомучеником Русской Голгофы. За одно хранение его портрета или фотографии грозила высшая мера наказания. Нам приходилось видеть групповые фотографии, на которых было отрезано изображение о.Иоанна во избежание последствий. Но истинным духовным чадам о.Иоанна приходилось в буквальном смысле исповедовать свою любовь и верность Дорогому Батюшке и часто запечатлевать ее мученической смертью.

Об этом нужно хорошо помнить, празднуя сто лет спустя после кончины Год Иоанна Кронштадтского.

Этот год был куплен дорогой ценой.

Поэтому для нас важно, как мы его проведем и как проживем. Этот год не должен стать просто каким-то очередным мероприятием типа "года русского языка" или "года молодежи".

Для нас это экзамен, являемся ли мы достойными наследниками Иоанна Кронштадтского, храним ли его заветы и благодарную память. По идее, для нас Дорогой Батюшка о.Иоанн должен в этот год стать еще ближе, еще дороже. В идеале, весь этот год мы должны были бы прожить с о.Иоанном Кронштадтским. Каждый день читать его труды и проповеди. Можно было бы, к примеру, распределить чтение книги "Моя жизнь во Христе" по дням года. Можно было бы ежедневно читать ему акафисты или начинать день с тропаря.

Хотя все эти советы, нужно сказать, носят несколько запоздалый характер, сам год Иоанна Кронштадтского уже на исходе. И нужно уже подводить итоги, а мы все еще строим планы.

+ + +

Как же почтила Россия своего Всероссийского пастыря в год его 100-летия? Какие подарки принесла ему в год его памяти?

Конечно, проводились чтения, выставки, были изданы книги… Было много разговоров, заседаний, планов и мнений. Но уровень и масштаб событий явно не соответствовал масштабу имени величайшего русского святого. Все как-то и почему-то оставалось на районном уровне.

Но на этом фоне, безусловно, выделяются три события, и они останутся навсегда в народной памяти.

Прежде всего - это открытие памятника Иоанну Кронштадтскому в Кронштадте 17 мая сего года, первого памятника ему на Русской земле. Конечно, памятник святому для православного сознания остается предметом непривычным и необычным, хотя подобные памятники воздвигаются сейчас все больше и больше по всей Руси. Главный вопрос, что делать у такого памятника? Молиться или цветы возлагать? Зачем нужен памятник святому, если есть уже его икона? Это явление требует осмысления, в том числе и богословского. Позволю себе высказать одну мысль. Думаю, что православный человек не должен быть "памятникоборцем", потому что памятники выражают систему ценностей народа, составляя духовную среду его обитания. Слово "памятник" говорит само за себя. Они должны нам напоминать о наших духовных светочах. "Свечу не ставят под спудом". Памятники - это и есть духовные свечи, запечатленные в камне и бронзе.

Поэтому так важен памятник о. Иоанну в центре Кронштадта. Когда его установили, возникло чувство, что в этот момент Иоанн Кронштадтский зримо вернулся в свой град. Памятник создал молодой московский скульптор Андрей Соколов. У скульптора возникла идея создать памятник именно для скверика у Дома Дорогого Батюшки, где тот часто прогуливался, молился, отдыхал, сидел среди деревьев и цветов. Таким он и оказался воплощенным в бронзе - сидящим у себя дома. Решение неожиданное. Но главное, что при этом о.Иоанн находится в состоянии глубокой внутренней молитвы. Это самая большая удача скульптора. Молитву, запечатленную в бронзе, сразу же отметили афонские монахи: "Он молится, - сказал игумен Никон, настоятель Афонского подворья в Москве. - Это исихаст". Действительно, у памятника невольно хочется молиться.

Интересно, что во время освящения памятника епископом Маркеллом была прочитана молитва на освящение иконы, и при его окроплении звучали слова: "Освящается образ сей святаго праведнаго отца нашего Иоанна Кронштадтского…" Таким образом, памятник стал, по сути, скульптурной иконой Всероссийского пастыря. И в первый же день после освящения возникла традиция прикладываться к правой коленке и деснице Дорогого Батюшки, которые без сомнения в скором времени будут "вызолочены" народным лобызанием.

Надеемся, что этот первый памятник о.Иоанну в России не окажется единственным. Кроме Кронштадта, есть немало мест, которые необходимо ознаменовать памятными знаками. Это и его родина - Сура, и Архангельск, где он учился в семинарии, и Петербург, в котором он почивает своими мощами, и российская глубинка: Череповец, Рыбинск, Боровичи; ну и, конечно же, Москва.

Вторым событием Года Иоанна Кронштадтского стало возрождение часовни Андреевского собора.

Все свое отношение к Всенародному пастырю советская власть выразила в уничтожении Андреевского собора. Архитектурный шедевр Адриана Захарова, несмотря на все протесты культурной общественности, был безжалостно взорван в 1932 году, и на его месте сооружен фонтан, а после войны - памятник "вождю". В канун 2000 года по требованию верующих он был демонтирован, и на его месте по решению мэрии Петербурга был установлен камень в память о соборе. Мне пришлось составлять проект надписи на камне, которая предполагалась чисто информативной и лаконичной, но я на свой страх и риск добавил слова: "Пусть этот камень вопиет к нашим сердцам о восстановлении поруганной святыни". Не верил, что они останутся в проекте после подписи мэра В.Яковлева, поскольку они памятный камень, по сути, обращают в закладной. Какова же была радость, когда из мэрии пришел утвержденный текст со словами о "вопиющем камне".

Камень вопиял семь лет, и в год столетия Иоанна Кронштадтского было принято историческое решение о восстановлении собора.

Часовня была заложена в 1898 г. в присутствии о.Иоанна, и освящал ее сам Всероссийский пастырь. И вот спустя ровно 110 лет 22 сентября с.г. Патриарх Московский и вся Руси Алексий совершил чин закладки Тихвинской часовни Андреевского собора. Было ясно, что в этот день совершается великое событие - закладывается возрождение самого Андреевского собора. И чаяния народа в своей проповеди выразил Святейший: "Это первый шаг к будущему восстановлению Андреевского храма!".

После слов Святейшего Патриарха на душе стало легче, сомнении рассеялись: святыне - быть!

Часовню предполагается завершить в рекордно быстрые сроки - ко 2 января 2009 г. Впрочем, так быстро строил и сам Иоанн Кронштадтский. К сегодняшнему дню часовня уже воздвигнута на добрую наполовину.

Безусловно, кульминацией всего года стало посещение Святейшим Патриархом Кронштадта. Ведь это первое посещение его в патриаршем сане.

В Кронштадте возрожден уже собор Владимирской иконы Божией Матери, возобновились богослужения в Никольском Морском соборе, открыт мемориальный Музей-квартира св. Иоанна Кронштадтского, восстановлены часовни на могиле матери св.Иоанна Кронштадтского Феодоры Власиевны и его духовной наставницы Параскевы Ивановны Ковригиной.

Патриарх посетил Морской собор, о статусе которого давно ведутся споры, и высказал пожелание, что он должен не разделять Церковь и Флот, но стать символом их единства.

Важным событием Первосвятительского посещения Кронштадта стало освящение личного кабинета Всероссийского пастыря в Мемориальной Квартире.

История возрождения Мемориальной квартиры Дорогого Батюшки началась 12 лет назад, когда Кронштадт был еще закрытым городом. Тогда мне впервые посчастливилось попасть в эту квартиру, в которой жила обычная женщина, и послужить в ней молебен. Во время молебна осенила мысль, что эта святыня не должна оставаться под спудом. Началась большая кропотливая работа по расселению Квартиры, ее ремонту и реставрации. Хотелось бы назвать одного из моих помощников, ныне покойного капитана 3-го ранга Сергея Кошелева. Музей был открыт к 90-летию со дня преставления и 170-летию со дня рождения св.Иоанна Кронштадтского. Но тогда он представлял собой, по сути, одну комнату - большую гостиную залу. К 100-летию памяти Иоанна Кронштадтского удалось расселить еще две квартиры и восстановить главную комнату - личный кабинет Всероссийского пастыря. Эта работа потребовала почти семь лет трудов. Сохранилось несколько редких снимков кабинета о.Иоанна, благодаря которым удалось восстановить его в такой степени точности, что, глядя на старинную фотографию и воссозданный кабине, трудно найти отличия. Обретены подлинный рабочий стол и кресло о.Иоанна, воссозданы малый и большой молебные киоты. В квартире, кроме фотографий о.Иоанна, собраны четыре прижизненных живописных портрета. Никогда не думал, что после того как я стал священником, мне пригодится мой научный музейный опыт. Работы завершились к лету юбилейного года. Безусловно, личный кабинет о.Иоанна является великой всероссийской святыней, ведь именно здесь и была написана его главная книга "Моя жизнь во Христе", которую читают во всех уголках мира. Здесь о.Иоанн ежедневно совершал молитвенное правило, вознося молитву за всю Русскую землю. Именно здесь ему являлась несколько раз Матерь Божия, назвав его в одном из видений "милейшим чадом Отца Небесного". Здесь о.Иоанн Кронштадтский отдыхал от своих трудов, и здесь же он преставился 100 лет назад - 20 декабря 1908 г.

Было очевидно, что освятить этот кабинет подобает Святейшему Патриарху Алексию.

Патриарх посетил Квартиру вместе с митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Владимиром, архиепископом Истринским Арсением и Светланой Владимировной Медведевой - супругой Президента России, которая родилась именно в Кронштадте. Также среди гостей была народная артистка России Галина Вишневская, годы детства она также провела в Кронштадте.

В Квартире Патриарх Алексий вместе со Светланой Владимировной Медведевой перерезали золотую ленточку в Кабинет о.Иоанна, после чего Святейший совершил его освящение. Окропление святой водой Патриарх Алексий совершал подлинным кропилом самого Иоанна Кронштадтского, его чудом сохранили леушинские монахини.

В самой Квартире я провел небольшую экскурсию. Не нужно говорить, сколь высокая честь представлять Святейшему Патриарху Квартиру св.Иоанна Кронштадтского. Понимал, что такие экскурсии бывают раз в жизни. Патриарха порадовало обилие обретенных мемориальных вещей святого. Он с благоговением приложился к наперсному кресту, требному Евангелию, моленной иконе преп. Иоанна Рыльского, принадлежавшим Кронштадтскому пастырю. Этими же святынями он благословил Светлану Медведеву. Патриарх вышел на балкон и благословил собравшийся многочисленный народ. Так некогда с этого балкона благословлял верующих Всероссийский пастырь. Святейший наградил памятными юбилейными медалями св. Иоанна Кронштадтского Светлану Владимировну Медведеву, сотрудников мемориальной Квартиры, а также Галину Вишневскую и ее дочь Елену, помогавших в возрождении Квартиры.

Патриарх Алексий увидел в восстановлении Квартиры особый знак того, что "мы живем во время, когда собираем камни", отметив это в книге записей почетных посетителей. Светлана Медведева также оставила в книге многозначительную запись: "Русские люди должны помнить о своей духовной культуре".

В 1918 г. Патриарх Тихон посетил Квартиру и благословил сохранить ее и устроить при ней храм во имя Троицы. Создание музея и восстановление Кабинета стало исполнением благословения святого Патриарха Тихона. И в этот день все почувствовали удивительную связь времен: Патриарх Тихон благословил сохранение этой святыни, а Патриарх Алексий освятил возрожденную святыню. Это была духовная эстафета двух патриархов.

Многие посетители отмечают в Квартире особое чувство присутствия самого ее хозяина, но, может быть, как ни в какой другой день это присутствие чувствовалось во время посещения Патриарха Алексия.

Кронштадт в этот день стал более "кронштадтским", т.е. тем Кронштадтом, которым он был до революции - Кронштадтом Иоанна Кронштадтского.

В год 100-летия Кронштадт подобно древним волхвам преподнес три дара своему пастырю: памятник, часовню и кабинет. Кронштадт после посещения Патриарха стал духовной столицей этого года, и хотя пока что трудно сказать, что год Иоанна Кронштадтского стал всероссийским событием, но для самого Кронштадта он безусловно стал переломным моментом в его духовной истории. Кронштадт вновь становится "Санкт-Кронштадтом", местом богомолья и паломничества к Всероссийскому пастырю.

Что касается года св.Иоанна Кронштадтского, то утешает одна мысль: отец Иоанн Кронштадтский нужен нам не на один год, и у нас еще будут многие годы, которые мы можем сделать временем Иоанна Кронштадтского.

Директор Мемориальной Квартиры св.Иоанна Кронштадтского, настоятель храма св.Иоанна Богослова
(Леушинского подворья)
протоиерей ГЕННАДИЙ Беловолов.

от 27.07.2017 Раздел: Октябрь 2008 Просмотров: 58
Всего комментариев: 0
avatar