Добавлено:

ФЕДОР УШАКОВ СНОВА ПРИШЕЛ НА КОРФУ

Свершилось то, что давно должно было произойти. На острове Корфу (Керкире) воздвигли памятный мемориал адмиралу Ушакову…
 Вдоль узких улиц Керкиры двигалась необычайная процессия. Впереди шел одетый в греческие одежды оркестр острова, за ним бравые моряки-оркестранты с десантного судна «Ямал», затем четкая колонна наших военных моряков с флагами России и Греции и Андреевским стягом. В центре шествия отец Димитрий и отец Владимир несли большую освященную икону святого праведного Федора Ушакова, адмирала флота российского.
 Оркестр играл вдохновенные марши. Когда вошли на улицу Никифора Бетокиа, священники запели «Пресвятая Богородица, спаси нас…» А затем «Святый праведный Феодоре, моли Бога о нас…», «Святый праведный Спиридоне, моли Бога о нас». Туда, к храму Святого Спиридона, и шел крестный ход. Туда, потому что в 1799 году, когда адмирал Ушаков взял штурмом крепость, то он в пасхальный день тоже провел крестный ход и сам лично со своими соратниками нес мощи святого Спиридона в этот же храм.
 И так же, как, наверное, двести лет назад, на улицы города высыпали все жители. Лица были родные, одухотворенные, доброжелательные. Они с интересом смотрели на четкий строй русских моряков и преображались, когда видели большую икону святого адмирала. Вот седой, сгорбленный старик истово крестится, склоняются крепкого вида мужчины, молодые красавицы гречанки только что улыбались морякам и вдруг, посерьезнев, крестились на лик святого, дети стайками останавливались, забегали вперед и прикладывались к ней. …Федор Ушаков снова шел по своему городу, который он освободил от хамоватых солдат французской Директории, по городу, в котором он очистил храмы от хлама и навоза, привнесенных туда безбожными революционерами, по городу, о котором он создал и даровал населению самую демократическую в то время конституцию, прекратив ссоры и столкновения сословий. Да, именно он, адмирал Ушаков, провозгласил здесь, на семи крупнейших островах, первое греческое независимое государство после 300 лет Оттоманского ига: «Поэтому мы, греки, должны считать Федора Ушакова отцом нашей независимости!» — сказал бывший депутат парламента, бывший министр, человек правых консервативных убеждений Герасимос Апостолос. А левый мэр Христо Сарлес организовал весь этот праздник в память об Ушакове. Плакатами об этом с программой праздника был заклеен весь город.
 Праздник начался у стен старой крепости, где открыли долгожданный памятный мемориал Федору Ушакову.
 Мэр города, наш посол, создатель памятника, сын России и Греции, скульптор Виктор Айдинов сказали свое слово. Архиепископ Саранский и Мордовский Варсонофий совершил молитву и освятил его.
 Троекратный салют моряков с десантного судна «Ямал» поднял птиц с бастионов крепости, вызвал восторг у мальчишек и ознаменовал факт того, что памятник адмиралу Ушакову стоит отныне не только в Москве, С.-Петербурге, Севастополе, Рыбинске, Санаксарах, но и здесь, на Керкире. Венки от города и посольства Российской Федерации, от Черноморского флота, цветочки от морских кадетов из Москвы легли к его подножию. Я положил у изображения Ушакова, размещенного на розоватой гранитной глыбе, свою последнюю книгу «Адмирал Ушаков. Флотоводец и Святой». Почти тридцать лет работал я, постигая дух великого адмирала. В начале писал о нем и как о флотоводце, отсюда и книга «Флотовождь», писал как о державном государственном деятеле (книга «Росс непобедимый»). Обозрел всю его жизнь в историко-художественной биографии — книге в серии ЖЗЛ «Ушаков».
 И по Высшей Воле ощутил, что адмирал провел свою жизнь как святой праведный человек, в конце которой раздал свои богатства, земли, деньги людям, церкви и провел свои последние годы вблизи или в самом Санаксарском монастыре на Тамбовщине (ныне Мордовия).
 Да, 40 кампаний и ни одного поражения, ни один не попавший в плен моряк, участие в строительстве Севастополя, Черноморского флота, создание первого независимого православного греческого государства, праведная жизнь молитвенника и мило сердца сделала его облик для нас святым.
 Об этом в 1995 году я написал письмо Святейшему Патриарху, священство Саранской, Мордовской Епархии послало подтверждающие материалы и свидетельства. В 2000 году Каноническая комиссия Патриархии, которую возглавлял митрополит Ювеналий, приняла решение о причислении Федора Ушакова, адмирала флота российского, к лику святых местночтимых святых. Это было встречено православными людьми с радостью. 15 тысяч паломников, почти 40 адмиралов, военно-морских начальников было четвертого и пятого августа 2001 года на прославлении уже Святого праведного Федора Ушакова в Санаксарском монастыре Мордовской Епархии. Архиепископ Варсонофий и рассказал об этом на пресс-конференции в Корфу. Он же сказал в ответ на вопрос одного корреспондента, который спросил, что собрало сидящих в зале военных, писателей, священников, предпринимателей на этом празднике Ушакова, что всех нас объединяет его святость. Думаю, что он был глубоко прав. Это было качество, которое объединяло вокруг Ушакова не только нас, но и православных греков. А, наверное, почти все греки, стоящие на улицах Керкиры, были православные. Пожалуй, после церковного прославления в Санаксарском монастыре, вручения частицы мощей святого адмирала всему Балтфлоту в Балтийске крестный ход и открытие памятника были самым ярким событием во всей моей «Ушакововиаде»…
 …Колонна крестного хода завернула на улицу национального героя Греции, известного греческого деятеля, одного из создателей независимого греческого государства Каподистрии. Человек, талант которого долго служил России, и в Греции он возглавил Министерство иностранных дел. Великий друг России Каподистрия, по некоторым сведениям, был убран, попросту убит английскими оппонентами Российской империи. А англичане всячески вытравливали вековечную привязанность русских и греков. Когда в 1987 году я работал в архиве Керкиры, то папки с документами о походе Ушакова были обозначены как «русско-турецкая оккупация». На мои возмущенные возгласы по поводу такой классификации служитель архива смущенно пожал плечами и сказал: «Тут многое от английской хронологии».
 Да, для англичан, захвативших острова после разгрома Наполеона и утвердившися там как хозяева, их миссия обозначалась как важная и созидательная, а освобождение островов Ушаковым и создание там первого греческого государства в Новое время было оккупацией. Это в немалой степени отложилось и закрепилось в головах многихгреков. Профессор новейшей истории из Афин после моего выступления, слова Герасимоса Апостолоса о миссии Ушакова с сокрушением сказал, что он ничего абсолютно не знает об этой роли Ушакова в истории греческого государства. Профессор не знал, не знали, к сожалению, и некоторые наши дипломаты в прошлом.
 С 1987 года я написал нескольким послам о том, что в Греции должно быть как минимум два русских памятника — Федору Ушакову, создателю первого новейшего греческого государства, и Александру Пушкину, так же как Байрон сочувствовавший борьбе греческого народа за независимость. Байрон сражался и погиб за Грецию. Пушкин во время южной ссылки был знаком со многими будущими повстанцами, даже был влюблен в прекрасную гречанку. И вот ныне памятник Ушакову есть — быть в Греции и памятнику Пушкину.
 С участниками экспедиции удалось проехать по памятным местам острова. И вот сегодня они для нашего соотечественника обретают реальные одухотворяющие черты. Повсюду проявляются черты и контуры великого Ушакова.
 Напротив крепости, напротив нового памятника адмиралу лежит … зеленый островок Видо, а ведь в 1798 — 1799 гг. это был ощетинившийся пушками бастион, не пускавший корабли адмирала в пролив южнее, куда все проехали на автобусах, невероятной средиземноморской красоты островок, а на нем небольшой Влахернский монастырь, отличающийся от наших своей миниатюрностью и окружающей природной комфортностью. У ресторанной площадки, с которой обозревается монастырь и намытая полоса аэродрома, вдруг проявляется чудо-свидетельство — пушка, мирно наблюдающая за порядком в бухте. Да! Да! Это то орудие, которое защищало небольшой русский гарнизон и греческих повстанцев на подступах к Керкире. Глажу орудие, четко различаю двуглавого орла, чувствую через него ток последнего года XVIII столетия, вижу, как русские канониры забивают заряд, ядро и слышу выстрел, означающий освобождение острова.
 В последний день повезло. Нам дали с утра до отлета машину, и мы помчались на восточное побережье в деревню Агеокострицу. Когда писал роман и книгу в ЖЗЛ, описал по документам, как просили жители помощи у Ушакова для защиты деревни от французского гарнизона, как выделил он им орудие и шесть канониров, как возвели жители бастион и как, не выждав срока, стали стрелять по французам, и как те произвели атаку, захватили пленных и расстреляли их. И вот уже в поистине библейском месте, в окружении цветущих цветов, деревьев (это в конце октября-то) стоит монастырь в нем, как стоял он и при Ушакове. Чудотворная икона Божией Матери, о которой нам рассказывали греки, в серебряном окладе с нанизанными вокруг цепочками и крестами. И рядом с каким-то пульсирующим светом в деревянной раме икона, подаренная храму русскими офицерами эскадры Ушакова. Молимся перед ней, стягиваемся духовной нитью с освободителями островов. У входа, обернув жерло в сторону бирюзовой Андроники, еще одно орудие. Вот оно-то и защищало жителей Тамокострицы, окутывалось пороховыми дымами в зимние дни 1799 года. Сходим вниз, кланяемся храму святого Пантелеимона и вперед, на Керкиру, на аэродром. В дороге делимся впечатлениями от вчерашнего русского гала-концерта в крепости. Он был впечатляющим по размаху и современности. Правда, некоторые греки, а они в основном приверженцы национальной и классической музыки, спрашивали: а есть ли в России сейчас мирового класса пианисты, скрипачи, виолончелисты. Кратко приходилось отвечать, что таковые есть, но, наверное, сейчас заняты и не смогли поехать (за достоверность этих данных я, пожалуй, ругаться не мог). Однако танцоры ансамбля МВО, Екатерина Шаврина, Расторгуевское «Любэ», а также известный люду Газманов аудитории были любы. Олег Газманов сказал, что очень любит исторические романы, и я подарил Ушакова. Барабанщик из его оркестра сказал, что вот «вчера он на пляже читал целый день», и действительно читателем Олег оказался внимательным и на концерте озвучил некоторые факты из книги. Полезно все-таки ездить вместе артистам и писателям.
 Три дня Керкира была во власти Ушакова. Открытие памятника, крестный ход, передача благодатной иконы в храм святого Спиридона, посещение греками десантного корабля «Ямал», презентация книги академика Тарле, переведенной на греческий, встреча предпринимателей России и Греции и грандиозный гала-концерт в Новой крепости, закончившиеся впечатляющим фейерверком. И все под знаком великого адмирала и непобедимого воина, защитника земли русской и веры православной, как говорится в молитве. Да, был это великий праздник русско-греческой дружбы, праздник святого праведного Федора Ушакова.
 Праздник для нас получился державным, властным, государственным, ибо на нем присутствовали депутат Госдумы
С.Ю. Глазьев, начальник Департамента МИДа, наш посол, все наши атташе — военные, морские. Это был праздник военно-морской, ибо прибыл туда наш военный и морской корабль «Ямал», был там последний советский командующий Черноморским флотом адмирал Хронопуло и нынешний заместитель командующего Черноморским флотом, контр-адмирал А. Ковшарь, была на островах блестящая команда русских моряков-офицеров. Был это праздник русско-греческой дружбы с участием широких слоев греков: мэра, руководителей туристических фирм, ученых.
 Во время приема на «Ямале», как и в XVIII веке при Ушакове, по трапу поднимались на борт негоцианты, моряки, городские служащие, дипломаты. Ветерок был свежим, и русский напиток, который в ведомостях Ушакова обозначался как «белое вино», согревал говорливых и веселых гостей.
 Ну и, конечно, праздник этот был духовно-православным, благословленным нашей Патриархией, с участием греческого священства. Под благодатным знаком самого почитаемого на острове святого Спиридона Триумфунтского и входящего во всероссийскую и всеправославную духовную силу святого праведного Федора Ушакова. Душой, сердцем, координатором, организатором этого праздника явился журнал «Русский предприниматель» и другие организации. Представляю, сколько усилий, финансов, нервов и сердца надо было потратить, чтобы все это состоялось. Думаю, что память и история наша им должна поклониться за то, что они ее берегут, они скрепляют духовную нить, идущую из глубин веков.

Валерий ГАНИЧЕВ, доктор исторических наук, писатель

от 18.09.2020 Раздел: Ноябрь 2002 Просмотров: 462
Всего комментариев: 0
avatar