Добавлено:

Фронтовые лозунги

9 мая – великий день нашей истории

Многие въедливые аналитики нашей действительности утверждают, что мы живем в мире парадоксов — когда нечто, выглядящее нелепицей, содержит в себе «момент истины», а рассуждения, кажущиеся многомудрыми, рассыпаются при проверке их «алгеброй фактов».

Особенно касается это истории Великой Отечественной войны. Ее «пересматривают», «переоценивают» так и эдак, то и дело находя противоречия и нестыковки именно там, где все казалось раньше если не простым, то хотя бы понятным.

Добрались и до фронтовых лозунгов, с которыми бойцы наши ходили в атаку. Удобно развалясь в креслах своих кабинетов или попивая кофе в студиях телевидения, такие критики с легкостью необыкновенной стали судить обо всем и вся, в том числе и о том, был ли такой клич: «За Родину! За Сталина!» — и не выдумка ли это политработников и «особистов». Раньше, после разоблачения «культа личности», всё было проще: обрубил в кинохронике или художественных фильмах «тех лет» вторую часть лозунга, заменил в песне слова — вместо «Сталин дал приказ» на «точный (?) дан приказ», и всё в порядке. А теперь — «свобода», такая механическая правка истории уже не проходит. Вот и сообразили: политруки с наганами так велели кричать, а бойцы это не воспринимали…

Тогда мне пришло в голову опросить по данной «теме» самих бывших фронтовиков. «Анкета» моя состояла из одного пункта: «Заставляли ль вас ходить в атаку под лозунгом «За Родину! За Сталина!? И «разброса» в ответах почти не было — «Сами кричали, это как «ура» для нас было». Тогда я решил осложнить и осовременить мой тест — стал опрашивать воинов, воевавших в наши времена в «горячих точках»: мол, ходили ль они в свои атаки под лозунгами «За Родину! За Брежнева!» (с вариантами: за Горбачева, за Ельцина). В ответ чаще всего слышал откровенный смех — очень уж нелепо звучали такие вопросы. Здесь явно просматривалась несопоставимость личностей, которые могли или не могли стать лозунгом своей эпохи, символом борьбы за Отечество в самые трудные для него времена.

Разобраться в этой ситуации весьма непросто, и поэтому многие аналитики предпочитают идти по пути облегченному: была схватка двух конкурирующих систем, двух диктаторов, которые стоили друг друга. Даже «есть мнение», что это Сталин и развязал Вторую мировую войну, подписав с Гитлером тот самый «Пакт Риббентроп — Молотов», чем вдохновил Германию напасть на Польшу. Далась критикам эта Польша! Развалившись под ударами вермахта всего за 17 дней, она почти никакой роли не сыграла в разгроме фашизма. Зато донимала и продолжает донимать нас непомерными амбициями, обвинениями да обличениями на фоне неуемной шляхетской спеси и чванства, продолжая не понимать, что является лишь разменной монетой в интригах Запада против России.

А у того причин не любить нас было всегда предостаточно. Особенно после Октябрьской революции. Стоит лишь полистать произведения их классики (Диккенса, Гауптмана, Фейхтвангера, Шоу), чтоб убедиться: рабочий класс в те времена жил там в крайне тяжелых условиях, которые, по мнению ряда экономистов, были даже хуже российских. Так что утверждения социалистов о хищнической эксплуатации трудящихся были не пустым звуком. Зато после Октября, боясь, что подобное может случиться и у них, капитал начал «обхаживать» (иного слова не нахожу) своих рабочих — стали круто расти зарплата, улучшаться условия труда, социального обеспечения, чтоб было труженикам не до бунтов, не до восстаний.

И, тем не менее, над Западом еще висела заброшенная Троцким в сознание масс идея «мировой революции» и даже угроза объявить классу эксплуататоров «священную революционную войну» (воевать за эту бредовую идею должен был, конечно же, русский народ). Там было от чего придти в оторопь: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» — красовалось на всех советских периодических изданиях, на денежных знаках, на всех воззваниях ленинско-сталинского Коминтерна. Троцкий как главный строитель РККА подкрепил этот лозунг соответствующей символикой — пятиконечной красной звездой, заимствованной им, как заявил он на IV съезде Советов, от Бар-Кохбы, вождя антиримского восстания в Иудее II века н. э., но с существенной переакцентировкой: теперь это идея «установления коммунизма в пяти частях света».

К 30-м годам Сталин уже не верил во все эти марксистско-ленинские предначертания. СССР в Лиге Наций выступил даже инициатором «всеобщего и полного разоружения или же частичного разоружения, т.е. уничтожения наиболее агрессивных типов вооружений». Но Запад уже занесло. США объявляют себя инициаторами экономической блокады нашей страны, Франция выступает с проектом «Пан-Европы», создания военного антисоветского блока европейских государств… Мифическая «угроза большевизма» становится удобным предлогом для вооружения. Но ведь Советская Россия только успешно отбила поход против нее аж «14 государств!» — кому охота наступать на те же самые грабли? И выход найден — надо вооружать Германию против СССР. Но ведь у них со времен Рапалло, с 1922 года, экономическое и даже военное сотрудничество, считай что дружба. А Гитлер для чего? «Майн кампф» уже давно написан, и в нем кроме обоснования арийского превосходства немцев и их претензий на мировое господство, есть и рецепт для решения проблемы «жизненного пространства»: земли на Востоке! Только совсем слабоумный не мог бы понять, что речь идет о нас, грешных, тем более, что мы, славяне, в списках «неполноценных» стоим чуть ли не сразу же после евреев, цыган, кого там еще?

Говоря словами классика, идеи Гитлера овладевают массами и становятся материальной силой. Достаточно взглянуть на германскую кинохронику тех лет, увидеть всеобщий психоз, слезы умиления на глазах еще вчера не знавшего о своем превосходстве немецкого бюргерства при виде своего обожаемого «фюрера», чтобы убедиться: созрел культ вождя, за которым готова пойти нация.

Надо лишь помочь ей накачать мускулы, подготовить к «дрангу нах остен». «В подготовке к войне фашистская Германия использовала финансовую помощь монополий западных государств, их политику умиротворения агрессора и стремление направить агрессию против СССР» — из этого определения Советской Военной Энциклопедии не вырубить ни одной буквы. Уже скучно приводить бесчисленные документы, объясняющие «германское чудо», когда в истощенной от репараций стране вдруг как на дрожжах стала мощно подниматься военная промышленность. Толковать об источниках огромных вливаний в стальную империю пушечного короля Круппа, в концерны «ИГ-фарбен», «Фарбениндустри», «Густлов-верке», заводы «Юнкерс», «Мессершмитт»… О том, как Гитлеру удалось покончить в стране с безработицей, резко поднять уровень жизни. Теперь понятно, почему Запад так разозлил советский Пакт о ненападении с Германией. Там уже считали, что осталось лишь дать команду «Ату!»… Сталин выиграл во времени два года и тем самым решительно изменил ситуацию в Европе, да и во всем мире: Гитлер вначале решил расправиться с самими «загонщиками».

Сталин хорошо понимал международную ситуацию. Схватка с фашизмом неизбежна. Все западные «демократии», словно карточные домики, уже рассыпались под ударами вермахта. Значит, гитлеровской диктатуре нужно противопоставить диктатуру сталинскую, гитлеровскому культу личности — культ личности сталинский. Иначе «сомнут!» Отсюда в ответ на откровенное удивление таких известных миру людей, как Бернард Шоу или Лион Фейхтвангер, почему вся страна завешана портретами Сталина, его лозунгами и высказываниями, почему даже самолеты на военных парадах складывают в небе имя его, советский вождь лишь загадочно улыбался: «Так народ хочет — что тут поделаешь!»

Сталин знал и другое: когда он еще был на скромной, по тогдашнему пониманию, должности ленинского «генсека», в Германии уже кричали «Хайль Гитлер!» Значит, надо было торопиться — только культ вождя может по?настоящему сплотить нацию. Против Гитлера должен встать Антигитлер. Тем более что фюрер (как, между прочим, и его «подельник» дуче) перекрыл все мыслимые и немыслимые рекорды самовосхваления. Возглас «Хайль Гитлер!» объявляется «национальным приветствием немцев», на одном из сборищ в Нюрнберге фюрер ничтоже сумняшеся толкует своим ликующим сторонникам: «НСДАП — это часть меня»! Не он, выходит, член, часть этой партии, а совсем наоборот — ну и ну… Имя фюрера присваивается одному из отборнейших полков СС, развернувшемуся вскоре в дивизию; это его персональный штандарт на Параде Победы бросят наши бойцы у стен Кремля. А «на счету» нашего вождя — город Сталинград, несколько других населенных пунктов, множество колхозов его имени, трактор «Сталинец». Это уже потом, ближе к концу войны ворвется в города Европы мощнейший танк «ИС».

О парадоксальности сложившейся ситуации известно было не только Сталину. В своей книге «Наследие гигантов» немецкий историк А. фон Тадден противостояние двух систем Гитлер — Сталин называет «исторической дуэлью», окончившейся неизбежным логическим результатом — «поражением нацистской Германии, с одной стороны, и вознесением построенного на сталинском фундаменте СССР до высот самой мощной европейской и мировой державы».

«Адольф Гитлер и Иосиф Сталин оказались на стыке величайших противоречий идеологий, — пишет далее автор. — Большевистский вождь хорошо осознавал неизбежность их военного столкновения. И против культа нацистского возрос культ еще более мощный — коммунистический. Иначе и быть не могло!» Правота этого утверждения усугубляется еще и тем, что сам фон Тадден оказался в свое время на передовой линии этой борьбы — в самом прямом смысле: всю войну провел на Восточном фронте. «С той стороны» он сумел увидеть допущенные советской системой вопиющие ошибки в собирании сил против гитлеровской агрессии. Беда в том, что на первом этапе войны наша пропагандистская машина продолжала давать обороты, заданные устарелыми постулатами партийной идеологии. Возглавляемое Львом Мехлисом Главное Политуправление РККА, когда гитлеровское воинство пребывало в эйфории от своих оглушительных побед, в листовках наивно призывало «одетых в солдатские шинели немецких рабочих и крестьян повернуть свои штыки против гитлеровской клики», напоминало им о «международной солидарности трудящихся» (автор этих строк сам держал в руках такие листовки)… Показали они нам «солидарность».

Но затмение это скоро прошло, и вместе пламенного призыва «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» на органах печати, на советских знаменах появился простой и всем понятный призыв: «За нашу Советскую Родину!» Тут уж, как говорится, «рукой подать было» и до лозунга «За Родину! За Сталина!» И он без всяких понуканий со стороны «политруков» пришел в окопы воюющей Армии. Здесь всё слилось в единый символ борьбы. А еще полнее идею всей нашей Великой Отечественной выразили трепетные слова песни «Вставай, страна огромная!» Отрицать все это могут лишь люди, обозленные на историю по причине собственной никчемности.


В. ИВАНОВ
от 24.11.2017 Раздел: Май 2007 Просмотров: 81
Всего комментариев: 0
avatar