Добавлено: 03.06.2015

Главное богатство русского народа

Мы даже не отдаем себе отчета в том, каким величайшим богатством обладаем. Не нефть, не уголь, не рыба, не мясо главное богатство русской нации, а язык, который идет от языка церковно-славянского, от языка былин, преданий, жития святых, загадок, песен, легенд.

Язык – это главное наше богатство, величайший русский язык. Вот, например, английский – нормальный язык, но когда он вырвался на международную арену и стал как бы диктовать всем, что это он – язык международного общения, то он стал очень убогим языком: купи, продай. Глядя на современный английский язык, даже представить, что у англичан был Диккенс, уже невозможно. Английский язык, который обамериканился, он не даст нам уже таких писателей как Драйзер. Даже немецкий – величайший язык Шиллера, Гете – тоже уже в незавидном состоянии…. Точно так же, скажем, и греческий язык.

Что зовет нас на службу в Церковь? Конечно, колокол, колокольный звон. А у колокола должен быть приличный язык, который зовет нас. Так же и в мире все делается языком. Язык спасает нас словом. Словом можно убить, возродить, воскресить. Язык – маленький член тела, но как много он значит! Не зря говорили: «прикуси язычок», «за язычок потянут», «пока слово в тебе, оно – твой раб, а когда слово выскочило, ты его раб», – то есть гигантское количество пословиц и поговорок о русском языке.

Разве мог тогда представить Даль и все наши ученые, языковеды, литературоведы, что вдруг наступит такое время у Матушки России, когда мы будем задыхаться в языке, задыхаться в прямом смысле от жаргонизмов, от иностранных терминов, от искусственного интернетного языка, когда уже дети начнут так коверкать язык, подражая, естественно, взрослым, что матерщина, по уверению некоторых, должна стать нормой русского языка. Даже до того дошло, что и режиссеры просят, чтобы им разрешили материться на экране. Вот до чего мы дожили, тогда как язык – одна из главных основ нашей жизни.

На Страшном Суде будет спрошено за язык, не только за что-то бранное, но и за всякое скверное слово, за каждое праздное слово будет взыскано. Вот какое отношение должно быть к языку. Язык – огромнейшая ценность. На защиту русского языка уже не хватает никаких силенок. Сколько мы писали! Русские писатели, языковеды, литературоведы, видели этот ужас, это нашествие на русский язык, но все-таки без государственной поддержки наших усилий было недостаточно.

И вот наконец-то мы дождались, когда с самых высоких государственных трибун говорят о русском языке, то есть уже допекло. Пришло понимание того, что крушение, гибель нравственности начинается с коверкания языка, а если испепелить нравственность, тогда уже государственность начинает погибать. Не случайно говорится, что когда в государстве больше половины песен не национальных, русских, государство начинает погибать. Еще Платон в своем труде о государстве говорил о национальном языке, о песне, о музыке. Это вовсе не какие-то дикие слова о национализме. Нет, это забота о сохранении духа нации, народа.

До чего мы дожили? Мы уже перестали употреблять слова из языка Пушкина, языка Гоголя, Лермонтова, Тургенева. Языка Шолохова, Шмелева. Это все удивительной силы языки. Ведь это же совершенно разные вещи: современный язык и язык наших классиков. У нас теперь только один язык. Язык элементарного общения. Язык жаргонизмов. С чего началось? Это когда демократия по-хамски захватила Россию. Так нам и надо, одурманили дураков, что все мы будем жить хорошо. Побежали, купили ваучеры – все, купили дураков, накинули удавку и повели. Кто нас купил – все эти гайдаровские мальчики, чубайсы, всякие новодворские, хакамады.

Неужели было плохо «председатель»? нет, надо «президент». Надо «спикер». Почему «толерантность»? Недостаточно слова «терпимость»?

Русский язык находится в тяжелейшем положении. Нахлынули было всякие жаргонизмы: «вертухай», «запретка», все эти уголовные термины. «Бормотуха», много чего. Проходило время и язык от них освобождался, но шли новые и новые нашествия.

Мы наивно полагаем, что язык сам очистится. Эта пора прошла. Вот поэтому очень легко вздохнулось, когда забота о языке вышла на государственный уровень. Нам надо всецело поддержать это и патриотическими, и родиноведческими изданиями, как «Русь Державная». Постоянно говорить о языке, печатать хорошую литературу, вспоминать про уже наработанные веками православные рассказы. Что говорить, когда все ясно. Надо действовать. Языком лапти не сплетешь.

Наше дело – создавать русский язык.
Владимир Крупин,
писатель, первый лауреат
Патриаршей литературной премии
от 19.01.2018 Раздел: Июнь 2015 Просмотров: 891
Всего комментариев: 0
avatar