Добавлено:

Главное – самому быть примером в служении Богу

В этом году Господь сподобил меня дважды побывать в Валаамском монастыре и помолиться в его храмах и скитах. Благодать Божия как бы растворена в самом воздухе этого удивительного места. И что удивительно, ближе всего к моему сердцу стал именно Смоленский скит, где день и ночь возносится молитва обо всех русских воинах, павших на полях сражений за наше Отечество.

Долгие десятилетия безбожия рушилась эта святыня Земли русской, и возродилась она из небытия стараниями простого русского человека, генерал-майора Александра Ивановича Котелкина, ветерана военной разведки. С этим удивительным человеком я познакомился 10 лет тому назад.

И вот новая встреча в алтаре Богоявленского собора в Москве на панихиде по Святейшему Патриарху Алексию. Уже два года нет его с нами. Но великое множество людей постоянно поминают его в своих молитвах. Об этом говорил в своем слове Святейший Патриарх Кирилл…
Святейший Патриарх Алексий очень любил Валаам и старался каждый год посещать его. «А вы знаете, – говорит Александр Иванович Котелкин, – что именно на Валааме в Смоленском скиту девятилетний мальчик Алеша Ридигер принял решение посвятить свою жизнь церковному служению. Этим, наверное, и объясняется его трепетное отношение к этой святыне, которую он захотел освятить лично…»
Смоленский скит – одна из жемчужин Спасо-Преображенского монастыря – находится в двух километрах от обители, на полуострове под названием Бобылёк. Неподалёку от этого места некогда совершил свой подвиг святой благоверный князь Александр Невский.

Первоначально в 1855 году при игумене Дамаскине здесь была построена часовня в честь Смоленской иконы Божией Матери.
Валаамский старец монах Иосиф в своём дневнике написал: «Представляется мысль: что побудило отца игумена Дамаскина устроить часовню на Смоленском полуострове во имя чествуемой всею православной Россией Смоленской иконы Божией Матери, которая предносилась в русских армиях накануне знаменитого Бородинского сражения и пред которою сам Главнокомандующий Михаил Илларионович Кутузов преклонял колена, и его сподвижники, и воины, готовящиеся к смерти, прося Божию Матерь о победе над врагами?

Отец Дамаскин как бы предвидел более чем за полвека, что по благочестивому желанию Верховного Главнокомандующего Великого Князя Николая Николаевича и по благословению нашего Преосвященнейшего Сергия, архиепископа Финляндского и Выборгского, в память на поле брани убиенных воинов на сем святом месте воздвигнутся храм и скит, где живущие братия будет возносить молитвы об Августейшем ктиторе Великом Князе Николае Николаевиче, супруге его Анастасии Николаевне с чадами и об упокоении воинов, на поле брани души своя положивших в сию великую историческую войну».

Великий Князь Николай Николаевич посетил Валаамский монастырь в 1914 году. Валаам произвел на него неизгладимое впечатление.
Вскоре после посещения началась Первая мировая война. Великого Князя Николая Николаевича назначают Верховным Главнокомандующим Русской армии. Как истинный отец детей своих, воинов русских, заботясь не только о земном их существовании, но и о вечной участи, он решил построить храм-памятник в честь павших ратников. На сооружение скита Николай Николаевич пожертвовал 200 тысяч рублей. 19 июля 1915 года архиепископом Финляндским и Выборгским Сергием (будущим Патриархом) с сонмом монашествующего духовенства был совершён торжественный акт закладки нового скита и храма.
Первоначально Великий Князь предполагал посвятить скит Валаамской иконе Божией Матери, которую особенно почитал, но, поскольку прославление Валаамской иконы официально ещё не было утверждено архиерейской властью, по предложению архиепископа Сергия скит посвятили Смоленской иконе Божией Матери.

На торжество ожидали прибытия самого Великого Князя Николая Николаевича, но ситуация на фронте не позволила ему отлучиться на Валаам.

Вот как историю основания Смоленского скита со слов старца иеросхимонаха Ефрема – устроителя и попечителя обители – пересказал архимандрит Афанасий (Нечаев):

«Главнокомандующий Русской армией Великий Князь Николай Николаевич, видя множество убиенных на полях сражений, решил устроить на Валааме скит, где жили бы 12 старцев-схимников, читали бы денно-нощно Псалтирь и совершали служение за помин душ всех воинов, павших славной смертью за Веру, Царя и Отечество. Эту мысль Великого Князя разделили с ним и другие великие князья и собрали между собою средства для этой цели. А духовником Великого Князя Николая Николаевича был в то время как раз иеромонах Георгий, ныне иеросхимонах Ефрем. Ему и было поручено это дело... Получив деньги на сооружение скита, отец Георгий приехал в 1915 году на Валаам и занялся постройкою, но к 1917 году успел закончить только храм, сооружённый по проектам Великого Князя Петра Николаевича, и одну келию для себя поодаль. Грянула революция, и строительство пришлось прекратить. Но не оставил и тогда отец Георгий этой благой мысли Великого Князя. Он решил один осуществить её. И поселился он там один, и стал он совершать ежедневно богослужения по полному монастырскому уставу за упокой душ убиенных воинов. Много миллионов этих душ. И все они чувствуют эту одинокую молитву не известного никому валаамского отшельника. И отрадно им становится, что не забыт их подвиг, что сам их Главнокомандующий соорудил им памятник нерукотворный, молитвенный монумент от земли до самого Неба».

Через два года, 24 июня 1917 года, в самый канун великих испытаний для нашей Родины, архиепископом Сергием (Страгородским) было совершено освящение храма-памятника на Смоленском полуострове.
С приходом советской власти Смоленский скит разделил печальную участь большинства православных святынь, поруганных по всей России. В 1939-1940 годах во время советско-финской кампании он был разрушен.

Александр Иванович вспоминает.

– Впервые на Валааме удалось побывать в середине 90-х годов в одной из паломнических поездок, которую возглавлял патриарх Алексий. С каждым посещением святой Валаамской обители приходило на ум, что это наша северная цитадель православия, наш северный Афон.

Разрушенный Смоленский скит предстал моему взору в 1999 году, и вместе с игуменом епископом Панкратием мы скорбели о его ужасном состоянии. Решение помочь восстановлению храма пришло сразу. К тому времени я уже уволился из вооруженных сил и занимался предпринимательской деятельностью и посчитал, что это мой долг, православного христианина, военного в третьем поколении, гражданина России, помочь восстановлению храма в память Смоленской иконы Божьей Матери, где бы произносилась неусыпаемая псалтырь по всем павшим русским воинам во всех войнах. Слава Богу, удалось внести посильную лепту к трудам монастырской братии, и сегодня, уже скоро, будет возноситься молитвенное их служение за всех павших русских воинов, отдавших душу свою за други своя, за веру и Отечество. И особую силу этим молитвам придает освящение этого храма святейшим патриархом Алексием.

Патриаршее освящение возрождённого из руин Смоленского скита состоялось 16 сентября 2007 года. И вот наконец в память обо всех русских воинах, павших на поле брани, зазвучала здесь неусыпаемая Псалтирь.

Выразив благодарность строителям благоукрасителям святой обители, святейший Патриарх Алексий II сказал, что «новый храм стал лучше, благолепнее Прежнего, разрушенного в годину лихолетья.

Особенно понравилась ему храмовая роспись, посвящённая подвигам русских воинов. Вся великокняжеская рать собрана в одном, пожалуй, самом элитном войске Руси. Здесь и князь Игорь, и Вещий Олег, и Дмитрий Донской. Рядом с храмом возведён также келейный корпус для 12 монахов. Так осуществилось благословение старца Ефрема, и воплотились в жизнь замыслы великих князей Романовых.

По словам Патриарха, возрождённый скит ещё больше оживил его светлые воспоминания о старом Валааме, ведь со святым островом связаны отроческие воспоминания Святейшего. Будучи девятилетним мальчиком, он первый раз посетил северную обитель и успел познакомиться с основателем Смоленского скита отцом Ефремом. Впечатления от того паломничества остались у него на всю жизнь, поддерживая в невзгодах и вдохновляя на служение.

После освящения скита протоиерей Владимир Назаркин сказал мне: «Я второй раз в жизни вижу слезы на глазах патриарха…»

Подумаем, – говорит Александр Иванович, – чем мы, живущие сегодня, можем помочь ушедшим от нас русским воинам? Только горячей, сердечной, искренней молитвой за души, за их спасение и честным, искренним служением: воинским и гражданским для укрепления могущества, духовности нашей великой России.

Мы выпустили памятную медаль, посвященную Смоленскому скиту, и вручили Святейшему медаль из чистого золота.

После службы мы пошли к кресту из карельского мрамора, установленному рядом с храмом для совершения молебна о всех павших русских воинах. «Где моя медаль?» – спросил патриарх и бережно прикрепил ее к своей груди.

В этот памятный день Патриарх пригласил нас с супругой и с сыном в свою резиденцию и подробно рассказывал нам о своих поездках на Валаам с родителями, показывал старые семейные фотографии.
По замыслу иеромонаха Ефрема количество монахов в скиту должно было соответствовать возможности чтения здесь неусыпаемой Псалтыри по павшим воинам. И я рад, что сегодня это осуществилось.

«Думаю, что среди вас я единственный, кто был здесь 68 лет назад в этом храме, – говорит патриарх Алексий, – я передал владыке Панкратию снимок, который сделан на ступенях Смоленского храма вместе с иеросхимонахом Ефремом, скитоначальником Смоленского скита, и паломниками из Таллина, среди которых и я есть. Отец Ефрем каждый день, совершая богослужения в этом храме, молится за тех, кто отдал самое дорогое – свои жизни, защищая отечество.
Для меня это место особое, поэтому я сегодня с особым чувством совершал здесь освящение этого храма и первую божественную литургию. Как говорится, на старости я сизнову живу, минувшее проходит предо мною. И те паломничества, в которые брали меня мои покойные родители в 38-м и 39-м году остаются в моем сердце. Возрождение этой обители я считаю своим нравственным и моральным долгом. И каждая ступень в этом возрождении радует и утешает…»
Наши русские воины шли в бой, не щадя живота своего, за Русь православную, – продолжает свой рассказ Александр Иванович, – и я очень рад, что есть на нашей земле место, где молятся за них. А они молятся за нас. Для меня восстановление Смоленского скита – великая честь, и ничего лучше в своей жизни я не смогу сделать…
Что всегда поражало меня в Святейшем Патриархе Алексие – это его удивительная память. При кратких встречах с ним он всегда находил возможность поинтересоваться: как там супруга ваша, как сын. Его любовь к людям и простота в общении были удивительны.

Из него просто лилась любовь к человеку... Подходя к Святейшему под благословение, мне часто приходилось слышать от него: «Спасибо вам за Смоленский скит…»

К процессам, которые происходят в России, можно относиться по-разному. Я вижу, как с каждым днем наши храмы все больше наполняются людьми. И все больше среди них детей и молодежи. Мы с вами пришли к вере, а сколько не пришло?

И уже трудно изменить этих людей, но положительные сознательные духовные процессы в нашем обществе все равно происходят. И в этом, конечно, заслуга и покойного патриарха Алексия, и, разумеется, нынешнего главы нашей Церкви Патриарха Кирилла.

Я считаю, что мы прежде всего должны заботиться о спасении своей души. Как говорил преподобный Серафим Саровский, «и тысячи вокруг спасутся». Было время, когда я задумался: чему же служить? И почему служить должны военные, такие как я? И через какое-то время понял, что сила России – в духовности. И принял твердое решение креститься. А через неделю еще и повенчался со своей супругой.
Я иногда слышу самую разную критику в отношении властей, а тои представителей Церкви. Но для меня самое главное – спасение моей души. Самое главное – самому быть примером в служении Богу. И при всех наших бесчисленных прегрешениях находить возможность занимать свою нишу. Как говорит патриарх Кирилл, «мы православные воины, и церковь объединяет и вдохновляет нас». Руководители нашей Церкви – как командующие войском. И если говорят занять какою-либо позицию, то нужно ее занимать и идти вперед. И спокойно делать свое дело.
Я очень надеюсь, что наши работы по воссозданию Смоленского скита относятся к тем богоугодным делам, которые будут множиться по всей России, подхваченные другими патриотами. Только вместе мы можем противостоять тем вражьим силам, что упорно пытаются разрушить духовные устои России, ее историческую память.

Андрей Печерский


от 15.12.2018 Раздел: Январь 2011 Просмотров: 366
Всего комментариев: 0
avatar