Добавлено:

Гора Афон, Гора Святая!

Продолжение, начало в № 6, 7 и 11


Дважды побывав на Святой Горе Афон, я понял, что окончательно заболел «афонской болезнью», – так образно назвал мой знакомый монах из Оптиной пустыни стремление человека вновь и вновь соприкасаться с этим великим земным чудом. Попадая, наверное, в единственный на земле уголок земного рая, начинаешь остро осознавать, что мир, оставшийся за бортом парома со всеми его страстями и бедами, уже где-то очень далеко, на другой планете…

Нас было семеро – совершено разных, не похожих друг на друга людей, разных и по возрасту, и по профессии. «Военно-державный отряд» – так я назвал его в своем предыдущем фоторепортаже. А состав в нашей команде был действительно боевой. Во главе – мой давний друг, настоятель храма во имя Державной Божией Матери в городе Жуковском отец Николай Булгаков, мои давние знакомые врачи из Центрального военного госпиталя им. П.В. Мандрыка профессор Вячеслав Успенский, хирург Александр Барсуков, уролог Дмитрий Зеленин, его дедушка Валентин Николаевич и мы с Владимиром Танаковым из «Руси Державной».

Перед отъездом отец Алексий Просвирин, много раз побывавший на Афоне, более года живший в пустынном уголке Каруля, предупредил: «Такими большими группами лучше не ездить – много будет искушений».

Честно говоря, по прошествии месяца со дня возвращения с Афона не могу вспомнить каких-то больших искушений и трудностей. Правда, первые дни мучила постоянная мысль, как лучше проложить маршрут, чтобы постараться побольше увидеть за короткий недельный срок. Отец Алексий Просвирин еще в первый раз говорил мне: «Ты не беспокойся, Матерь Божия все сама управит!» И все оказалось именно так. Складывалось впечатление, что кто-то невидимым чудесным образом выстраивал стройный и самый оптимальный маршрут нашего паломничества: Великая Лавра, Иверон, скит апостола Андрея Первозванного, Каруля, Свято-Пантелеимонов монастырь, Ватопед, монастырь Святого Павла.

Неожиданные встречи начались прямо в аэропорту «Домодедово». Отец Николай встретил своего давнего друга, известного московского священника отца Александра Торика – автора популярнейшей в православной среде книги «Флавиан». Он возглавлял группу паломников на Святую Гору. Среди них я увидел известного писателя Александра Сегеня и своего давнего знакомого из Нижнего Новгорода Бориса Золотарева. Оба ехали на Афон впервые. Договорились встретиться уже на Святой Горе…

Вечер в уютном городке Уранополис прошел в волнующем ожидании начала завтрашнего путешествия. Я невольно вспомнил свои недавние ощущения перед первой поездкой и представил, каково им, моим товарищам, впервые открывающим загадочный мир Святой Горы.
И вот он показался по левому борту парома, долгожданный берег Афона. Несмотря на поздний октябрь, совсем по-летнему тепло и солнечно…

Неделя на Святой Горе пролетела, как один большой и насыщенный день. И каждая минута, пережитая здесь, останется навсегда в глубине наших сердец…

Отец Николай, с которым я еще больше сблизился за эти дни, часто повторял: «Надо же, прямо как в раю, наверное. Спаси Господи!»
На берегу моря, рядом с монастырем Иверон, у источника Божией Матери мы встретили русского монаха из скита преподобного Серафима и батюшек из Украины. И таких встреч было немало на всем нашем пути. Афон, как мощный магнит, как огромный храм, собирает православных людей со всего мира…

Удивительная встреча на пароме с православным немцем: «Я уже двадцать восьмой раз на Афоне», – с гордостью сказал он отцу Николаю.

Еще одна неожиданная встреча – в нашем Свято-Пантелеимоновом монастыре с архимандритом Нектарием из Оранского монастыря, что под Нижним Новгородом. Он тепло приветствует и благословляет меня. А вечером в храме Великомученика и целителя Пантелеимона мы на исповеди у духовника монастыря архимандрита Макария. Он узнает меня и с легким упреком произносит: «Что же вы прошлый раз так быстро уехали? Я хотел вам свою книгу подарить!» Он имел в виду наш майский визит.

Божественная литургия была посвящена иконе Божией Матери Иерусалимской. И это был истинный подарок всем нам. Ее возглавил митрополит Тернопольский и Кременецкий Сергий. Праздничные богослужения в афонских монастырях вообще отличаются особой торжественностью и красотой. В храмах только восковые свечи и лампады, которые заправляют исключительно оливковым маслом. Огонек теплится чаще всего внутри стеклянного стаканчика, освещая, как фонариками, святые иконы. И, пожалуй, самое главное и самое трудное для нас, паломников, – ночные службы. Это, несомненно, непросто – простоять всю ночь на ногах. Помогают молитва и стасидии (кресла), которые стоят рядами вдоль стен. На них можно опереться, иногда даже присесть…

На Карулю (есть такое заповедное место на Святой Горе) мы попадаем вновь в гостеприимные руки отца Андрея. Он уже второй год живет и служит в обители, которую построил легендарный монах Афанасий.


От пристани мы поднимаемся в гору крестным ходом. Поем «Богородице, Дева радуйся». Отец Николай впереди с иконой Державной Божией Матери. Подъем крутой, и поэтому часто приходится останавливаться, чтобы перевести дух. Батюшка торжественно вручает Державную икону отцу Андрею, и мы входим в храм. Оказывается, мы уже на высоте трех девятиэтажных домов. В Москве, наверное, ни за что бы на такую высоту не поднялся.

После ночной литургии и краткого отдыха мы с Александром Барсуковым в сопровождении отца Андрея отправляемся навестить отшельников в ближайших келиях, с некоторыми из них я уже познакомился в прошлый приезд.

Греческий монах отец Арсений прожил в своей незамысловатой келье, которая, как ласточкино гнездо, прилепилась к скалам, более 50 лет. Задаю наивный вопрос: «Что помогает вам в такой суровой подвижнической жизни?» Он понимающе улыбается и отвечает: «Надо же эти горы кому-то охранять!»

Заходим к сербскому монаху Серафиму. За чаем с афонским медом неторопливо идет беседа – естественно, о судьбах мира и православия. Такой уж мы, видно, народ – только о глобальных проблемах можем рассуждать.

От одной кельи к другой пробираемся вдоль отвесного обрыва, держась за цепи. Вниз лучше вообще не смотреть – голова кругом идет. А отец Андрей, легко перебегая по узкой тропинке, улыбаясь, говорит: «Мы и ночью, бывает, здесь ходим, причем в любую погоду». Трудно даже представить! Осторожно интересуюсь: «Были ли случаи падения в пропасть?» Получаю сдержанный, но утвердительный ответ...
Перед отъездом с Карули отец Николай отслужил молебен с акафистом Державной Божией Матери. Державная икона, которую мы привезли из Москвы, теперь находится на горнем месте в алтаре храма.

В монастыре Ватопед меня встречают уже как старого знакомого. Монаху Досифею, который переводил в мае месяце беседу с игуменом Ефремом, вручаю на память фотографии и «Русь Державную» с очерком о моей первой афонской поездке...

Вечером в храме Благовещения выносят для поклонения святыни монастыря и Ковчег с частицей пояса Богородицы. Чудны дела твои, Господи! Пояс Богородицы сейчас в России! Но, оказывается, часть этой великой святыни никогда не покидает монастырских стен.
Матерь Божия чудесно устроила так, что мы стали частью того невидимого мостика, который связывает русскую землю со Святой Горой. И действительно, именно 20 октября, в день нашего приезда на Афон, честной пояс Пресвятой Богородицы прибыл в Россию, в Санкт-Петербург.


Последнюю ночь на Святой Горе отец Николай предложил провести в монастыре Дохиар, где находится чудотворная икона «Скоропослушница». Но, как видно, не было на то благословения Матери Божией… Только потом мы поняли, почему...

У пристани нас ждал автобус, который за считанные минуты поднял наш отряд высоко в гору, к стенам монастыря Святого Павла.
А вечером ко мне подошел незнакомый монах и с открытой, доброй улыбкой молча протянул небольшой бумажный сверток. На мой вопросительный взгляд он ответил на чистом русском языке: «Это вам наш монастырский хлеб, он еще теплый. Я – здешний пекарь». Такой неожиданный и бесхитростный подарок растрогал меня до слез… И я разделил его на всех.

Утром, в день отъезда, игумен монастыря архимандрит Парфений пригласил нас с отцом Николаем к себе. Беседа с этим удивительным человеком просто потрясла нас. Как оказалось, он – один из самых уважаемых старцев на Святой Горе.

«Настоящий духовный богатырь», – скажет потом о нем отец Николай. «И какое духовное единодушие с нашими старцами!» Батюшка подарил отцу Парфению фотографию отца Николая Гурьянова. Афонский старец благоговейно прижал ее к своей груди. Беседа с отцом Парфением длилась более часа. Это был разговор о судьбах мира, о судьбе России, о нашей православной вере. Хотелось бы напомнить последние, но, может быть, самые важные слова пламенной проповеди афонского монаха:

«Мы запечатаны Святым Духом печатью Святого Мира. Исповедание наше заключается в том, что мы – христиане. Нам больше ничего не нужно. То, что кто-то не является христианином, – это его личное дело, кого он слушает и за кем идет. Нас главным образом должно беспокоить то, что мы, христиане, должны следовать Христу и исповедовать Христа в своей жизни. Наша справедливость и истина только в Боге существуют».

Мы вернулись с Афона на любимую нашу Родину. И последний подарок со Святой Горы мы получили уже в Москве, у Честного Пояса Пресвятой Богородицы. Матерь Божия обняла и благословила Россию и наш православный народ.

На первой странице подаренной мне недавно книги стихотворений ее автор, известный петербургский поэт и морской офицер Борис Орлов, написал: «Пусть Афон освещает Россию!» Мне к этим словам уже нечего добавить.

Андрей ПЕЧЕРСКИЙ

Фото автора



Полностью можно прочитать беседу с архимандритом Парфением в предыдущем выпуске «Руси Державной».
Беседу с игуменом Ватопедского монастыря архимандритом Ефремом можно прочитать в июньском выпуске «РД» или на нашем сайте.


от 21.09.2020 Раздел: Декабрь 2011 Просмотров: 1010
Всего комментариев: 0
avatar