Добавлено:

Горожане в деревне

Очерк в двух частях

«Поставьте памятник деревне
На Красной площади, в Москве…»
Николай Мельников

Начало в № 1 за 2008 г.

Часть вторая

Православная община

Андрей Эдуардович Петрашко, его супруга Марина Константиновна мечтали переехать в деревню давно. Андрей признается, что эта мысль не давала ему покоя последние 10 лет.

- Я вообще всегда любил деревню, тянулся к земле. Очень мне нравилось приезжать в деревню к бабушке, наблюдать бурлящую вокруг жизнь насекомых, птиц, растений и всякой живности. Помню в детстве, когда меня спрашивали, кем я хочу быть, я говорил: пастухом, чем очень огорчал своих родителей горожан.

Но что если переехать не одному с семьей, а пригласить с собой в деревню всех желающих горожан-москвичей, тех, кто тоже не вписывается в «городской ландшафт», ощущая в себе «зов предков». Ведь начинать на новом месте всегда легче с единомышленниками, знакомыми, друзьями?

Получив благословение одного известного насельника московского Свято-Данилова монастыря, Андрей полностью посвятил себя созданию такого православного поселения. Его задумка проста. Органично вписаться в деревенскую среду, выстроив добрососедские, благожелательные отношения с местным населением и властями. При этом, сохраняя и перенимая все добрые черты и традиции русской деревни, внести в деревенский уклад элементы городской культуры, основанной на Православии, чтобы возродить село, вернуть сюда жизнь. Андрей залез с головой в Интернет в поисках единомышленников и людей, уже прошедших этим путем, дал объявления в ряд православных изданий, в некоторых храмах…

Он не случайно выбрал Переславльскую землю. Во-первых, сам он родом из этих мест; во-вторых, в округе немало духовных центров России — святых мест и монастырей. Ну, а в-третьих, Андрей сам признается, что место это определил ему сам Господь.


Cемья Дунченко в сборе возле своего нового дома

- Жизнь смирила меня, и я благодарен за это Богу, потому что жить в деревне без смирения невозможно. С благодарностью я вспоминаю старую русскую поговорку: «Терпение и труд все перетрут», которая стала мне понятна только сейчас. Поначалу я пытался найти место, в так называемой курортной зоне Ярославщины, близ водоемов и хороших автотрасс или в непосредственной близости от монастырей, но у меня по разным причинам ничего не ладилось. В итоге я остановился в деревне Пешково. Настоятель ближайшего к деревне храма в селе Дмитровском отец Дмитрий благословил меня селиться здесь. Значит, есть на это Божия воля. Я верю, что со временем будет здесь православная община из всех желающих жить на земле. Сообща наладим кое-какое производство, появятся рабочие места. Есть хорошие задумки. И самое главное — дети. Наше будущее должно быть в наших руках, а не в руках госчиновников от образования и воротил шоу-бизнеса.

У Андрея с Мариной двое маленьких детей: пятилетний Иван и трехлетняя Ася. Вместе с папой и мамой, псом Гардом они живут в старом доме, на окраине деревни. Живут — хлеб жуют. Иногда, правда, были перебои и с хлебом. Но теперь все это позади. Завели кур, планируют купить коз. Недалеко от дома маленький пруд, откуда Ваня наловчился таскать карасиков. Дети в восторге от местных молочных продуктов. Молоко, настоящее коровье, без добавок и примесей здесь, кстати, всего 40 рублей за… трехлитровую банку. Марина посадила огород. К осени ждут они урожая картофеля, свеклы, капусты, моркови. А в Москве осталась родительская квартира, которая обеспечивает их проживание и… прошлая жизнь, с которую они решили навсегда расстаться.

Односельчане Андрея благожелательно отнеслись к его идее пригласить сюда горожан-москвичей. Деревня настолько истощена, что готова, словно губка впитать, в себя всех желающих. Существует, конечно, опасность, что понаедут сюда т. н. «новые русские», привезут сюда свои «новые порядки», от которых стонет земля. Но сам Андрей не разделяет этих опасений: «Никакие новые русские сюда не приедут. Что им здесь делать? Крутых водоемов, которые можно бороздить на катерах, здесь нет. Баров, ресторанов и казино тоже. Одна тишь, да гладь, да храм в селе Дмитровском». Логично. Еще меньше опасаются здесь китайских иммигрантов и выходцев с Кавказа. Что им здесь делать? Во-первых, все-таки север. Да и от больших городов и рынков далеко. Почва — тоже не подарок, скудная, песчаная. Рис и арбузы на ней не растут.

Зато в Пешкове есть часовня. Во имя мученика Феодора Стратилата. Полуразрушенная, но ждущая часа своего восстановления. В планах Андрея этот пункт стоит на одном из первых мест. Недалеко от часовни жил причисленный ныне к лику святых новомучеников российских священник Иоанн Плеханов, то ли повар, то ли келейник Святейшего Патриарха Тихона. Значит, есть небесный покровитель и заступник у пешковцев. Плохо, что они об этом практически ничего не знают! Но это только пока.

Чтоб не стали дети сиротами

Москвичи Владимир, Мария Дунченко и трое их детей: Вова, Лана и Артем перебрались жить в деревню летом. На их решение повлияло состояние здоровья главы семьи и, может быть, крестьянские корни Владимира. Его дальние предки — выходцы из сибирских крестьян. Об истории своей фамилии он рассказывает так:

- Была солдатка Дуня, мужа которой забрали в рекруты. Где, в каком сражении сложил он голову, неизвестно, а ее ребятишки, так больше и не увидевшие отца, получили уличное прозвище Дуняшиных детей. Я не хочу, чтобы мои дети остались так же рано сиротами, — продолжает Владимир, переходя к дням сегодняшним. — Еще в армии я получил инфекционное заболевание, став инвалидом. Однако закончил ПТУ, устроился работать в автосервисе. Чтобы обеспечить семью, приходилось крутиться как белке в колесе, но потом очень часто чувствовал себя плохо, лежал пластом. Ломило спину, тряслись руки. Посовещались с супругой и детьми и решили: надо ехать в деревню. Проживем. Руки у меня рабочие. Мария, моя умница, тоже работы не боится. Жизнь в деревне ее не пугает. Да и для детей здесь раздолье. В Москве их на улицу было не выгнать, сидели возле компьютера и телевизора, «ума» набирались, а здесь — красота. Природа, пруд, свежий воздух. Успели подружиться с соседними детьми, теперь вместе будут ходить в школу, до которой надо топать два километра.

В деревню Тощебылово Переславльского района Дунченко приехали, узнав из Интернета и объявлений в храме о создаваемой здесь православной общине москвичей. Встретились с вдохновителем и организатором дела Андреем Петрашко, поговорили и не долго думая, загрузив необходимые вещи в прицеп, рванули в деревню, а свою московскую квартиру сдали в наем. На первых порах поселились в пустующем доме одного местного жителя, а сейчас уже приобрели свой собственный. Дом, конечно, требует основательного ремонта, но решимости начать здесь новую жизнь новоселам не занимать.

Не дожидаясь лучших времен, Дунченко купили себе телочку. Какая же жизнь в деревне без коровки-кормилицы? Теперь строят планы и на хорошую, смирную лошадку. Это уже пожелание Марии, мечта детства. Но в Москве она и оставалась несбыточной мечтой. А здесь — почему бы нет? Удивляют они немногочисленных жителей полузаброшеной деревни своим оптимизмом, своей бьющей через край энергией. Откуда у них это? Как признаются сами деревенские, они считали себя чуть ли не приговоренными к забвению. Старики все перемерли, а молодежь, какая была, поразъехалась, поразбежалась из родной деревни, как из чумного места. Ни тебе здесь культуры, ни развлечений. А тут нате-ка! Приехали, зашумели, расшевелили сонную деревенскую жизнь, похожую на заросший тиной пруд, куда ведет единственная улочка, скорее напоминающая едва заметную тропку, среди буйного летнего разнотравья.

- Мы, конечно, здесь сказку в быль превращать не собираемся, — усмехается Владимир, но создать здесь приемлемые условия для жизни хотели бы. Например, построить общими усилиями, совместно с жителями деревни и приезжими горожанами, мосток через мелководную, но коварную речушку, чтобы можно было на машине проезжать; наладить кое-какое производство. Например, пилораму. Я рассчитываю заняться ремонтом автомобилей и тракторов. Ну а главное, мы с Машей хотим создать здесь такие условия, чтобы дети наши выросли нормальными русскими людьми, верящими в Бога, любящими свою Родину, чтущими своих родителей, умеющими трудиться на земле! Ведь если мы не сделаем этого, то наша жизнь может оказаться прожитой напрасно.

Между прочим, Володина мама, побывав у них в гостях, выразила желание тоже приобрести поблизости домик и поселиться в деревне.

Пастырь добрый

В ходе своей командировки непременно хотелось познакомиться с настоятелем храма во имя Великомученика Дмитрия Солунского, отцом Дмитрием Беляевым, о котором за несколько дней пришлось услышать немало лестных отзывов. Храм в селе Дмитровском представляет типичное для России печальное зрелище постсоветских времен. Оживляют его лишь сверкающие на солнце купола и кресты. Отец Дмитрий оказался молодым, энергичным батюшкой. На меня, знакомого со многими московскими священниками, он произвел благостное впечатление. В темном, каменном и на первый взгляд угрюмом храме народу собирается даже на праздники немного. В основном бабульки, да приезжие дачники, москвичи. Убогость храма усиливается от вида закопченных высоких стен, самодельных деревянных подсвечников да лежащего на полу, вывезенного недавно из Переславльского музея разобранного иконостаса. Все это тягостное впечатление сгладила Литургия, которую служил отец Дмитрий. Его громкий, внятный голос заполнял собой все пространство храма, а исполненные торжественности ектении, благоговейные возгласы и каждения заставляли нелицемерно проникаться духом священнодейства, совершаемого отцом Дмитрием. Он, казалось, заполнял собой весь храм. И уже не замечалось отсутствие диакона и певчих, лампад и паникадила.


Может, кто-то напишет!

Кроткий и любвеобильный пастырь полностью раскрыл себя на проповеди, посвященной празднованию иконы Владимирской Божией Матери. Он с такой убежденностью и теплотой в голосе говорил о заступничестве над нами Богородицы, с таким тщанием убеждал нас в неотступном ее над нами покровительстве, с такой искренней радостью поздравлял одну из пожилых прихожанок, жившую несколько лет во владимирской земле, с праздником, что сомнения в благодатности этого пастыря оставили меня.

Отец Дмитрий является духовником создаваемой общины. Он просил передать, что жизнь в лоне церкви, посещение богослужений, регулярное совершение Таинств исповеди и Причастия являются обязательным и неотъемлемым условием при вступлении в общину.

Отец Дмитирий, Дмитрий Бранец, Андрей Петрашко, Владимир Дунченко и члены их семей, другие, не указанные в очерке бывшие горожане, а ныне жители деревень, приглашают всех занитересовавшихся идеей возрождения русской деревни в гости и на постоянное место жительства.

Контактные телефоны Андрея Петрашко:
8 (916) 851-74-63, 8 (905) 131-98-24, 8 (903) 288-33-58.

Желающие помочь в возрождении общинного, приходского храма могут перечислить деньги на указанный счет:

Местная религиозная организация. Приход церкви Дмитрия Солунского,
р / с 40703810077180100178; ИНН 7622009121; КПП 762201001; ЕГРН 1027600007335 в Переславльском отделении № 7443 Северного банка СБ РФ, корр. счет 30101810500000000670 в ГУ ЦБ г. Ярославля, БИК 047888670.
Священнику Дмитрию Беляеву

Телефон храма: 8 (48535) 47-134.

Роман Илющенко
Фото автора
Москва — Николо-Царевна — Пешково — Тощебылово — Москва
от 24.07.2017 Раздел: Март 2008 Просмотров: 118
Всего комментариев: 0
avatar