Добавлено:

Государство и нравственность

Так была озаглавлена тема «круглого стола» православной общественности, который состоялся 15 августа с. г. в Государственной Думе России. Он был организован по инициативе партии «Народный Союз» и редакции газеты «Русь Державная».

Обсуждение столь важной и давно наболевшей в нашем обществе темы, мы надеемся, не останется незамеченным и привлечет внимание самых широких слоев нашего народа и государственной власти.

В разговоре приняли участие: Сергей Николаевич Бабурин, Председатель партии «Народный Союз», заместитель Председателя Государственной Думы ФС РФ; Андрей Николаевич Печерский, главный редактор газеты «Русь Державная», секретарь Союза писателей России; Дмитрий Николаевич Меркулов, Председатель Русского национально-культурного центра г. Москвы, писатель; священник Николай Булгаков, настоятель храма в честь иконы Божией Матери «Державная» в г. Жуковском Московской области; священник Владимир Петров, настоятель Свято-Покровского храма Владимирской области; Владимир Николаевич Осипов, глава Союза Христианского Возрождения, писатель; Алексей Алексеевич Сенин, главный редактор газеты «Русский вестник»; Виктория Александровна Медунина, начальник отдела по взаимодействию с общественными и религиозными организациями Фонда «Андреевский флаг»; Александр Юрьевич Сучков, член Комитета по международным делам партии «Народный Союз», предприниматель; Илья Леонидович Бражников, шеф-редактор Интернет-портала «Правая.Ру»; Анатолий Иванович Полетаев, художественный руководитель народного оркестра «Боян»; Анатолий Григорьевич Дувалов, председатель Славянского союза России.

Бабурин С. Н.:

— Уважаемые участники «круглого стола», тема, которую мы сегодня обсуждаем, — это государство и нравственность. И тема не случайно сегодня вынесена по договоренности между «Народным Союзом» и газетой «Русь Державная» на наше осмысление и обсуждение.

Я думаю, что существенным толчком для сегодняшнего разговора явилось объективно известное письмо группы ученых против основ православия в системе образования и против нарастающего авторитета Русской Православной Церкви в нашем обществе. А для «Народного Союза» в отличие от коммунистических и либеральных идеологов тема нравственности неразрывно связана с православными с христианскими ценностями, потому что православие, являясь традиционной религией многих народов России, было и остается стержнем нравственности и культуры нашего общества. И мы просто не можем представить себе конструирование политической системы, формирование законодательных органов власти без того, чтобы лица, участвующие в этом процессе, опирались бы на те православные ценности, которые создали Россию как общество, как цивилизацию, как государство. Именно поэтому мы говорим, что многие беды сегодняшней нашей политики — от забвения прошлого, от отказа от тех традиций, на которых Россия на протяжении тысячи лет строилась.

Когда мы говорим о формировании следующего поколения людей — а это прямая обязанность государства: думать о том, кто идет в жизнь, кто заканчивает у нас школу, приобретает высшее, среднее профессиональное образование, и будет формировать экономику, науку и культуру в ХХI веке — мы говорим, что эти люди просто в силу того, что они живут в России, являются гражданами России, обязаны исповедовать ценности, которые на протяжении поколений складывались. Все люди, живущие в России, должны осознавать, что они живут именно в России, а, значит, система ценностей и отношений должна опираться на русскую православную традицию.

И Русская Православная Церковь и вслед за ней и «Народный Союз» исходят из того, что у нас свобода совести, у нас бережное, равнодостойное отношение к представителям других официальных конфессий, а все конфессии, без исключения, имеют Родину. Вот для нас здесь есть проблемы равноправия и равенства. Мы говорим с точки зрения закона, у нас все религии равноправны, но они не могут быть равны с точки зрения истории и с точки зрения социальной ответственности общества и человека. И вот здесь кому много дается, с того много и спрашивается.

С точки зрения отношения государства и общества, я считаю, что государство обязано учитывать эти фундаментальные традиционные постулаты. И, конечно, вызывает сожаление, что в борьбе против Русской Православной Церкви объединились наши либералы-западники с нашими левыми КПРФными столпами.

Мы с вами можем привести десятки примеров, что сегодня при попустительстве государства как такового происходит уже разрушение не религиозных ценностей, а вообще человеческого сознания. Мало перепутать добро и зло, как это делают сегодня, но у нас вот этот культ бесовщины отнюдь не безобидный — начиная с Гарри Поттера и заканчивая той киноклоакой, которой сегодня продолжают потчевать наше общество.

И вот это небезобидное явление, когда у нас сегодня стирается понятие красоты, стирается понятие добра и все это подменяется меркантильным эгоизмом, когда искусственно создается культ вокруг преступников, которые умеют красиво украсть и скрыться, вокруг эгоистов, которые действительно, растоптав всех вокруг себя, обеспечивают личное благополучие — вот это все, повторяемое год за годом, формирует, к сожалению, подходы нового поколения к жизни. И против всего этого должны объединиться здоровые силы русского общества.

Печерский А. Н.:

— Мы живем в необычный год. Это год, прежде всего, 90-летия со дня явления Державной иконы Божией Матери, которая была чудесным образом обретена 15 марта 1917 года. Напомню для тех, кто, может быть, забыл, что именно в этот день наш последний Император вынужден был отречься от престола.

Под сенью празднования 90-летия явления Державной иконы проходит весь этот год.

В одной из проповедей в Казанском храме в с. Коломенском, где находится Державная икона, мне запомнились слова о том, что царствует в России Владычица Небесная, Матерь Божия Державная. Невозможно не согласиться с этим утверждением. А те люди, которые находятся у власти на любом уровне, они подчас забывают, что не они сейчас владычествуют над миром и не они владычествуют над Россией, а есть какая-то другая — высшая сила. Хотя, может быть, для неверующего человека это и не совсем понятно.

Сегодня мы начали день с молитвы. Начали его в Коломенском у чудотворного образа Державной Божией Матери. И по счастливому стечению обстоятельств там же рядом находилась икона, которую пронесли верующие люди крестным ходом из Екатеринбурга, с места убиения нашего Государя. Мы молились у двух икон Державной Божией Матери. И служили два священника. Один из них, отец Николай Булгаков, строит в Жуковском храм во Имя Державной Божией Матери.

И мне кажется, что если бы при всем нашем усердии люди, которые облечены у нас властью, не забывали о том, что не они вершат судьбы России, не они вершат судьбы народа, что есть действительно высшие, духовные ценности, наверное, многое могло бы измениться в нашей державе.

Мы часто говорим о свободе совести, а я бы назвал ее «свободой от совести», потому что именно совесть — это единственная, может быть, скрепа, которая объединяет всех нас — верующих и неверующих. Почему? Поясню на примере разговора с моим духовным отцом, известным старцем Кириллом (Павловым). На мой вопрос: «А как же разговаривать с неверующим, батюшка?» Он ответил: «А ведь совесть у каждого есть». Просто и ясно.

Если мы будем больше думать о совести, а русский народ — это люди, как правило, совестливые, у нас будет больше получаться в любых делах — и экономических, и политических, а самое главное — духовных. Потому что, наверное, одними призывами мы мало чего добьемся. Много лет нас призывают: в 1917 году к одному, в 1991-м — к другому. Мы привыкли к говорящим головам, мы привыкли к тому, что кто-то к чему-то всегда призывает. Но мы почему-то не хотим подумать каждый о своем отношении ко всему этому, о своем осмыслении происходящего.

Как-то я прочитал книгу, которая как бы не имеет прямого отношения к нашему разговору. Это История преследования священников Нижегородской епархии. И именно почему-то после этой книги я понял истину, которая до этого не была мне открыта. Там везде писалось, что такой-то священник расстрелян за международный заговор, такой-то сослан. И я подумал: Господи, так ведь их же уничтожали совершенно не за то, что они призывали бороться против советской власти, их уничтожали за то, что они просто открывали людям глаза. Познавая Божественную Истину, люди сами учились понимать, что происходит вокруг них.

Я думаю, что и сейчас усилия всех людей, как раньше говорили, доброй воли, людей православных, совестливых, должны быть направлены именно на то, чтобы мы не проходили мимо той бесовщины, которая творится повсюду на улице, в метро, на телевидении. Здесь, несомненно, нужны государственные инструменты. И, я думаю, что именно для этого мы и собрались здесь, чтобы поговорить на эту тему, чтобы, рассуждая, вынести какой-то позитивный результат, чтобы это не осталось простым перетиранием слов.

В выступлении Святейшего Патриарха на торжественном открытии памятника равноапостольным Кириллу и Мефодию в 1992 году в Москве прозвучали слова, которые меня просто потрясли и продолжают потрясать до сих пор: «Во главе всех процессов в России должна стоять духовность!»

Бабурин С. Н.:

— Хотелось бы, продолжая мысль Андрея Николаевича, действительно еще раз предложить задуматься над тем, что грустно памятно это письмо Алферова, Гинзбурга и остальных, ведь оно продемонстрировало единение русофобских сил от крайне западных либералов до крайне левых коммунистических кругов. Что могло их собрать вместе? Как господин Зюганов сейчас будет работать со своими избирателями, говоря о том, что КПРФ — это патриоты?

Меркулов Д. Н.:

— Действительно, появившееся в конце июля письмо, по поводу которого уже многие высказались, мне кажется, несколько недооценено по своим интенциям, по своему содержанию. Его не стоит просто сводить к попытке выяснить отношения науки и веры, науки и православия. Тут очевидная попытка поворота нашего курса, нашего государства на путь атеистического или, я бы даже сказал, воинствующе-атеистического государства, того, которое было у нас в самом начале после 1917 года и которое привело к колоссальным жертвам нашу страну, прежде всего, жертвам среди православного русского населения. Сами слова, выбор слов, интонаций говорят о том, что люди, которые собрались для того, чтобы об этом говорить, одержимы некоей идеей, идеей устранить православие из общественной жизни.

Многие хотели бы этого поворота, но еще Тихомиров, великий русский политолог, говорил, что в России на протяжении тысячелетия существования наш народ выработал ясный нравственный идеал, идеал государства, происходящего от слова «государь» персонифицированного в образе помазанника Божьего, нравственного человека, на которого хотелось бы равняться всем его подданным.

Этот идеал живет глубоко в сердце русского народа. И то, что мы сегодня, может быть, находимся в одном из худших своих состояний исторических по состоянию нравственности, это еще не значит, что в сердцах людей и особенно людей простых, не связанных с сегодняшней повальной коррупцией, с повальным поиском чистогана, не живет этот идеал. Существует массовая сердечная преданность этому идеалу. Я это знаю на примере очень многих русских людей.

Священник Владимир Петров:

— Меня, например, как священнослужителя, это письмо не только не задело, а, может быть, даже и порадовало. Потому что, раз нападают, значит, жива вера. Если бы не нападали, значит, это было бы даже странно. Но здесь надо увидеть, почему именно нападают, куда сила бесовская бьет, там, где мы переступаем их границы.

Сегодня законодательно Церковь отделена от государства, в Конституции у нас есть свобода совести в хорошем ее понимании, не в том смысле, что мы освобождены от морали, а в том, что мы имеем право выбора: исповедание веры в той или иной конфессии. И это правильно, потому что люди разные, разные культуры, и в этом противоборстве — таком добром истина и проявляется. Каждый волен прийти к тому или иному учению. И заставлять никого нельзя.

Поэтому если мы сейчас будем стремиться ввести курс православной культуры в школах законодательно, это будет совершенно неправильно. Государство должно обеспечить свободу, право выбора родителям проводить этот курс, и не более, не запрещать. Это должен быть факультатив.

Мне пришлось работать в школах. И я и сегодня хожу в школы и беседую на темы и о морали, и о семье со школьниками. В нашем районе и руководитель гороно, и директора школ очень хорошо относятся к священникам. У нас очень добрые отношения. И всегда внеклассные часы нам предоставляют, мы беседы проводим с детьми. Почти все дети крещены.

Но почему они не ходят в Церковь? Спрашиваешь у родителей, когда и на родительских собраниях выступаешь. Нам никто ничего не объяснял. Очень длительный период священникам вообще было запрещено проповедовать. Это право родителей выбирать. Насильно все равно не впихнешь. Если дитю не интересно изучать этот предмет, если родители не хотят этому научить его, без толку его и преподавать.

Какова же вообще роль государства в системе нравственного воспитания? Мы знаем две основные заповеди, которые нам Господь преподнес, самые главные в законе. Он сказал: первая заповедь — возлюби Господа Бога всем сердцем твоим, а вторая заповедь — возлюби ближнего своего, как самого себя. Так ведь? Эта вторая заповедь и есть та область государства, в которой оно и должно участвовать и руководить. Первая заповедь — это уже область церковная, и там, где мы проповедуем, там, где людей мы учим православию, это наша область. И не надо их смешивать, потому что собственно и революция-то произошла из-за того, что государство полностью подмяло веру под себя, и священнослужители практически были государственными служащими. Это превратилось не в Церковь, а в идеологию, и стало вырождаться. Вот почему.

И я думаю, что самое главное, конечно, Бога-то не надо защищать, надо Бога исповедовать. И радостно то, что сейчас и во всех учреждениях, в том числе и в Госдуме, если уж не впрямую, исповедуют веру, то, по крайней мере, очень добро относятся, уважают, помогают и понимают.

Осипов В. Н.:

— Я начну сразу с этой последней мысли, что не надо бояться письма 10 академиков. Безусловно, оно невежественное, глупое. Но они, академики, они своим саном академическим, среди них даже нобелевские лауреаты имеются, давят и на президента, и на элиту, и на общество в целом. Это, безусловно, продуманная акция либерального лобби, которое господствует у нас в стране. Это объявление войны. Это объявление войны русским, объявление войны православному населению, православной России.

Печально, что Алферов, знаковая фигура для КПРФ, а не просто рядовой коммунист, который постоянно в «Советской России» из номера в номер напоминает, что он один из ближайших сподвижников Зюганова, вдруг присоединился к этим людям, к буржуазным, кстати, людям. То есть получился альянс коммунистов и буржуазных либералов, скажем так, нечестивый альянс.

Я хочу еще напомнить следующее. Что три подписанта из этих академиков — Гинзбург, Абелев и Кругляков — одновременно являются подписантами другого, поистине зловещего документа, «Гуманистического манифеста». «Гуманистический манифест» издавался мировой закулисой трижды на протяжении XX века: в 1933 году, 1973 году (это был документ богоборцев, которые прямо заявляли, что религия несет вред человечеству), и последнее издание — в 2000 году. И вот под изданием 2000 года Гинзбург, Абелев, Кругляков подписались.

Что в этом документе? Там попросту отказ от морали. Там признание всей гадости и мерзости, которую сейчас Запад навязывает своим народам.

Там прямо сказано, что пора уже отдельным политикам, главам правительств передавать свои функции транснациональной власти, мировому правительству. Мы когда говорим о мировом правительстве, нас начинают упрекать: «Ну что вы болтаете ерунду, какое мировое правительство?». А они, эти подписанты, прямо требуют в «Гуманистическом манифесте» мирового правительства. Хватит, государство устарело, не нужны национальные государства, должно быть мировое правительство. И вот эти люди, лукаво, не говоря о своих подлинных взглядах, что они, по сути дела, враги государственности, враги национального самосознания, обращаются к президенту: «У нас многоконфессиональное государство, не надо навязывать нам православие». Они скрывают от президента и от общественности свою суть, в которой они расписались, повторяю, в 2000 году. Это, конечно, объявление войны, это пропускать нельзя, они должны знать, что мы не молчим, что мы это не стерпим. Мы должны помнить заявление митрополита Кирилла на Всемирном Русском Народном Соборе в прошлом 2006 году о дистанцировании от западной демократии.

Мы должны помнить, что у нас другая цивилизация — православно-русская, и она совершенно отличается от западной — романо-германской цивилизации. Им хочется пропадать — пусть пропадают, но мы за ними в пропасть не пойдем. Горбачев нас призывал к новому мышлению, к соединению, вот мы от этого нового мышления отказываемся. Вот это мы должны четко определить, что мы другая цивилизация и нам с ними не по пути. Мы должны отстаивать свои православно-христианские ценности. И в этой связи мы должны настаивать на обязательности предмета «Основы православной культуры». Нам не надо забывать, какое у нас население. Я, может быть, ошибусь, но примерно до 40 процентов населения нашей страны совершенно ничего не знают о православии.

Законодательное собрание Брянской области приняло решение об обязательности этого предмета. В Курской области, во всех школах Курской области этот предмет преподается. Во Владимирской, Белгородской областях он преподается уже практически во всех школах. То есть целый ряд регионов уже осуществляют это на деле, но нам надо добиться, чтобы на федеральном уровне это был обязательный предмет. Конечно, в районах компактного проживания мусульман или буддистов там действительно можно это проводить как-то факультативно, поскольку 10 процентов населения у нас неправославных. В отношении этих 10 процентов как-то можно решить эти вопросы, это не проблема.

Православие — единственная центростремительная конфессия. Все остальные конфессии центробежные, они разрывают пространство — культурное, языковое, какое угодно там, политическое пространство. Мы сейчас все-таки идем к такому более централизованному государству, мы не должны допустить развала его; центростремительная конфессия — это одно из средств сохранения целостности, в том числе территориальной целостности нашей страны.

Как только в 1991 году победили либералы, они заявили, что не должно быть никакой идеологии, в том числе морали. Мораль — тоже идеология. И вот весь ельцинский период — это формально якобы деидеологизация, на самом деле идеология была — идеология индивидуализма, наживы, растления, порока — это все навязывалось населению всеми возможными средствами, в том числе через телевидение.

В последние годы у нас все-таки, слава Богу, осуществляются какие-то шаги в сторону воспоминания воспитательной функции государства. Аристотель говорил, что государство должно воспитывать своих граждан. У нас, в Московской Руси, государство воспитывало граждан. На Стоглавом Соборе 1551 года говорилось, что важнейшая обязанность царской власти — религиозное воспитание своих подданных. Потом либерализм это все откинул. Мы должны снова вспомнить о том, что государство должно взять воспитательную функцию народа на вооружение.

Бабурин С. Н.:

— Владимир Николаевич, на мой взгляд, неожиданно высветил другую проблему. Мы привыкли говорить о том, что государство должно быть нравственным и власть должна быть нравственна. А сейчас, наверное, мы должны всерьез подумать и о том, что отношение к государству и признание государства являются элементом сегодняшней здоровой нравственности. Потому что нигилизм и разрушение основ государственности как таковой, призывание к уничтожению национальных государств и растворению всех народов в некоем таком общем всемирном месиве — это есть посягательство на нравственную культуру.

Священник Николай Булгаков:

— Смысл жизни русского народа, в том числе и его государственности, всегда был и остается в служении Богу, потому что главная цель жизни на Земле — спасение души, жизнь вечная. Это определяло все стороны жизни русского человека: государственную, военную, хозяйственную, культурную, семейную, воспитательную, потому что это определяло, что есть добро и зло, что хорошо и что плохо, что добродетель и что грех, что надо защищать, не жалея живота своего, а чему в жизни не должно быть вовсе места, по принципу «от греха подальше». То есть что нравственно и что безнравственно. Поэтому все наши великие государственные деятели-созидатели сами были верными чадами Православной Церкви и старались всеми земными, государственными средствами помогать Церкви воспитывать в нашем народе высокие нравственные качества, показывая в этом свой личный пример. Наш великий русский святитель Феофан Затворник писал: «Будущее России — в безупречной нравственности ее руководства». Воспитанные в таком евангельском, православном духе сыны Отечества служили безкорыстно Родине, а не своим страстям, не своему эгоизму, спасали страну от всех бед, спасали свои семьи и спасли свои души.

Безбожие не безобидно. Безбожие убивает миллионы детей во чреве, в суициде, в наркомании, в пьянстве, во всякого рода разборках. Безбожие приводит к разврату, разрушает семьи, государство. Безбожие лишает человека счастья любви, величайшей радости общения с Богом, его Творцом — в молитве, в Таинствах Церкви, — с вершинами мировой культуры и заставляет довольствоваться помоями псевдокультуры. Безбожие лишает человека истинной цели в жизни и устремляет его в погоню за миражами сребролюбия, властолюбия, гордыни, тщеславия. Безбожие плодит эгоистов, лишенных радости самопожертвования для высшей правды, для Отечества, для семьи, для ближнего. Поистине, источник всех наших бед — маловерие и неверие. Безбожие делает человека врагом самому себе, своему народу. Невозможно перечислить всех бед, которые принесло безбожие в нашей стране каждому человеку в этой жизни, а главное — в жизни будущей, главной для каждого из нас, которую безумно отрицает безбожие, отрицает неисчислимые факты жизни. Безбожие — это безумие, как сказал еще святой пророк Давид: «Рече безумен в сердце своем: несть Бог». Безбожие глубоко тоталитарно, оно есть главное насилие над человеком — над его душой, над доверчивым ребенком, над доверчивым взрослым. Оно лишает человека выбора в жизни — между правдой и ложью, лишает возможности даже узнать о главной правде жизни. Оно лишает человека правды его судьбы, правды его страны, ее истории, ее будущего.

Ни один факт не подтвердил дарвинскую гипотезу об эволюции, и все-таки наших детей заставляют слепо верить в то, что они произошли от обезьяны, и не говорят правды о том, что есть Бог, что у человека есть безсмертная душа, что есть рай и ад.

Светское государство — это не значит безбожное. Это большевики, которые в результате теракта взяли власть в нашей стране, пытались навязать нашему народу именно такое понимание государства, навязать тотальное безбожие, в результате чего погибли десятки миллионов людей. А вера не погибла и не погибнет никогда, потому что христианство — это жизнь. Бороться с ним — такое же безумие, как бороться с самой жизнью. Миллионы мучеников по всему миру, во все века, включая наше самое недавнее прошлое, засвидетельствовали его истину.

Сенин А. А.:

— Откуда взялся этот поток безнравственности? Он заполонил все, а ведь у этого потока безнравственности есть носители. А кто эти носители? Это так называемая творческая интеллигенция. Эта творческая интеллигенция всегда была такой, по моим понятиям. А почему? Потому что Церковь была под запретом в советское время, и эти люди, так называемые творческие интеллигенты, присвоили себе функцию: «Духовные силы общества». Помните, как нам их всех представляли: кто великий актер, кто великий музыкант.

Раньше они изображали из себя духовную силу. И поэтому свое вот безнравственное нутро прятали. А когда началась перестройка, когда начались процессы возрождения, когда Церковь стала возвращать себе функцию духовной силы общества, когда настоящая духовная сила появилась, то произошел облом. И вся эта безнравственность выплеснулась.

И вот с тех пор нам по телевидению, в печати, особенно в шоу-бизнесе, в литературе, в музыке, в изобразительном искусстве одни и те же, в основном нерусские, лица показывают. И этим безнравственным бесовским силам совершенно наплевать, простите опять за грубое слово, на нравственное состояние русского общества. Их это не интересует. Поэтому я считаю, что мы должны поставить перед властями вопрос о введении нравственной цензуры. Они много говорят об этом, но ничего не делают.

Медунина В. А.:

— Внедрение предмета «Основы православной культуры» требует ежедневного, многолетнего, напряженного труда, поскольку мы обязаны рассматривать всю национальную систему образования, начиная с дошкольного воспитания. Перед обществом, которое осознает необходимость преподавания этого предмета, стоит целый ряд проблем. Среди них и такие, как обеспечение воспитанников детских садов, школьников, студентов качественными учебниками, а педагогов — учебными и методическими материалами.

Фонд «Андреевский флаг», который я здесь представляю, совместно с Курским государственным университетом издает учебник для школ Курской области, где как региональный компонент в программу обучения введен предмет «Основы православной культуры». Но это только один учебник. Тираж его десять с половиной тысяч экземпляров. Для его печати потребовалась существенная сумма. А сколько нужно напечатать учебников для средней школы, вузов?

Готово ли государство выделять необходимые суммы на издание учебников, когда мы видим совсем другие тенденции общественной жизни, которые сегодня государством поощряются через средства массовой информации, телевидение и кино. Так, в большинстве стран мира продажа и употреблении алкогольных напитков, и в том числе пива, для лиц, не достигших 21 года, является уголовно наказуемым преступлением. А у нас расцветает невиданный детский пивной алкоголизм. Мы лишили детей нормального детства, погрузив его в мир виртуального насилия, отобрав даже безопасные игрушки, завалив полки уродливыми монстрами зарубежного производства, изготовленными из опасных для жизни материалов. Будем надеяться, что в ближайшее время ситуация все же изменится.

Несмотря на всю сложность общественной жизни, педагоги России ведут самоотверженную работу, пытаются внедрить новый и важный предмет — «Основы православной культуры». С 1996 года эта работа начала проводиться в Курской области по благословению правящего архиерея, в то время митрополита Курского и Рыльского Иувеналия. Администрация области поддержала педагогов и создала собственную областную программу. Открылась кафедра религиоведения, затем начали проводить семинары и конференции, готовить студентов. Сам владыка Иувеналий лично проехал по всем районам области, встречался с педагогами. И вот теперь, с 1 сентября 2007 года, по решению правительства Курской области «Основы православной культуры» будут преподаваться во всех школах. Весь процесс — от возникновения желания родителей и педагогов области ввести преподавание «Основ православной культуры» до внедрения этого предмета в учебный процесс — при благоприятных общественно-административных условиях занял десять лет.

Министерством образования сейчас ведется дискуссия с целью устранения регионального компонента из школьных стандартов образования. И если такое решение будет принято, то оно приведет к весьма негативным последствиям в масштабе всей страны. Ведь во многих областях России возникла та благодатная среда, когда учитель готов преподавать «Основы православной культуры». Но учителю необходим учебник, и не один, необходима и методическая литература, получившая грифы Министерства образования. А самое главное — учитель должен осознать особенность предмета, к которому он приступает. Преподавая предмет «Основы православной культуры», мы возлагаем на себя огромную ответственность как православные христиане, мы обязаны избежать схоластики, мы обязаны не потушить нетварный свет в нашем ученике, привести его, а также и его близких в православный храм.

По роду своей деятельности я с 1998 года занимаюсь вопросами духовного просвещения, пять лет была директором Всероссийского духовно-просветительного форума «Глинские чтения» и была свидетелем всех этапов пробуждения интереса к этому предмету со стороны общества и педагогов, которые трудятся в детских садиках, школах, вузах, местах лишения свободы, интернатах, в армии.

Говоря об «Основах православной культуры», мы говорим о православной вере и ее исключительного места в жизни Российского государства. Ослабление веры в народе ведет к катаклизмам, бунтам и революциям. Понимая важность воцерковления народа, важность жизни его в лоне Матери Церкви, мы не должны в то же время и проявлять поспешность и не вводить, скажем, этот предмет государственным распоряжением, например, с 1 сентября 2008 года. Необходимо подготовить и воцерковить педагогов, подготовить методические учебники, пособия на каждый день для всех классов — с первого по одиннадцатый. У нас нет права на ошибку при введении такого жизненно важного для нашего государства предмета, как «Основы православной культуры».

Перед нами стоит еще одна важная задача: ввести духовную составляющую во все предметы школьного образовательного процесса, начиная с литературы и кончая астрономией. Это требует глубокой веры учителя, как, например, учителя арифметики уездного училища, а затем учителя Калужского епархиального училища К. Э. Циолковского.

Очень рада, что сегодня идет такое важное и актуальное обсуждение, побуждающее нас к действиям практическим во славу нашего Отечества, вся история которого связана с православием.

У нас разработана Международная духовно-просветительская программа «Под звездой Богородицы». В соответствии с ней по всей России пройдут восемь крестных ходов. Крестный ход Владивосток—Москва преодолел уже две тысячи километров по Приморскому и Хабаровскому краям, Еврейской автономной области, Амурской области. Крестный ход Якутск—Москва преодолел тысячу километров. Молитвенные шествия встретились в городе Сковородино. Проведение этих крестных ходов показывает, что наши люди проявляют величайший интерес к православной вере.

Все участники крестных ходов подчеркивают, что они чувствуют Покров Пресвятой Богородицы над ними. А это и Покров Ее над всей Россией.

Хочется верить, что весь наш народ примет участие в этой программе: кто молитвой, кто пожертвованиями, кто личным участием на каком-то отрезке пути, кто каким-то другим образом.

Православие — государствообразующая религия России. Русский без православия жить не может, и государство существовать не сможет.

Сучков А. Ю.:

— Ни для кого не секрет, что в последние годы Россия начала отыгрывать те позиции в международной политике и экономике, которые были упущены в результате катастрофических событий 90-х годов. И также ни для кого не секрет, что это очень многим за рубежом не нравится. Если сейчас почитать серьезную влиятельную западную прессу — такие издания, как «Файнэншл таймс», «Нью-Йорк таймс», которые лежат на столах у любого крупного предпринимателя и финансиста, — то мы увидим, что смысл практически всей публицистики, относящейся к России, сводится к следущему: как смеет Россия таким образом отстаивать свои нынешние интересы, как она делает сейчас. Зарвались ребята.

И в этом смысле в вопросе, касающемся вроде бы религии и чисто религиозных вещей, скрыты достаточно очевидные вещи, актуальные для всей вообще жизни и в, первую очередь, для предпринимательского сообщества. Ведь православная культура — это то поле, в котором живут люди на территории страны, растет молодежь. Если даже молодые люди нерелигиозны, то религиозны их родители. И в значительной степени это является тем, что привязывает людей к земле, на которой они живут, а не заставляет их уезжать куда-то еще и искать лучшей доли. Поэтому способствование православному воспитанию и вообще православию — в интересах бизнес-сообщества, потому что это является основой жизни в стране.

Ведь достаточно приехать в Крым, допустим, в отпуск и поговорить с любым русским человеком, с любым таксистом или торговцем на рынке, и поймешь, что эти люди являются чуть ли не главными сторонниками России, и они очень высоко оценивают то, как Россия в последнее время начала отыгрывать свои позиции. А что является связующим звеном для этих людей, как не православие.

Поэтому любой, кто говорит в настоящее время о том, что православие не должно играть роли или должно быть отодвинуто, он, в первую очередь, является противником национального возрождения и экономического возрождения страны, которое сейчас происходит.

Поэтому целесообразно нашему бизнес-сообществу задуматься о том, чтобы объединяться во имя защиты православия, защиты интересов соотечественников за рубежом, и с тем, чтобы таким образом снять нагрузку и с наших руководящих органов, руководящих лиц, действуя по тому опыту, который уже проверен до нас.

Полетаев А. И.:

— В чем вопрос? Вопрос в национальной политике, вопрос в национальных интересах страны, вопрос в том, что Россия — это православная страна, тут нет, тут и не может быть других мнений. У нас православная вера, православная страна. И она должна заниматься национальными интересами.

Национальные интересы — это процентный состав во всех выборных органах, процентный состав по национальному признаку. Пока мы не поймем этого, мы будем всегда в сетях средств информации, в частных руках антинародной, антинациональной политики. Либеральные средства массовой информации — это в основном антинародная, антинациональная политика. И они сегодня должны быть только государственными и только национальными.

Вопрос национального самосознания — это серьезнейший вопрос, вокруг которого должны объединяться все национальные силы. Национальный интерес — это святая обязанность всякого здравомыслящего, всякого образованного человека. И тот, кто не владеет национальным самосознанием, не имеет права дотрагиваться до управления людьми.

Любой руководитель любого ранга, учитель должен начинать с национального самосознания. Если этого нет, тогда любой солдат — это не солдат, а бандит для охраны чужих интересов. После того как он научится рукопашному бою, он начинает защищать антинациональные, антинародные капиталы. А если он с национальным самосознанием, он воин. Воин, православный воин. Но только тогда, когда он понимает, зачем он родился, какова его миссия и что ему нужно делать в этой стране.

Бывший министр культуры, господин Швыдкой, который владеет агентством по культуре, решил ликвидировать оркестр «Боян», государственный академический русский концертный оркестр, которому 40 лет, который защищал честь державы во многих странах. И не где-нибудь в Бангладеш, а в Лондоне, Берлине, Токио и так далее. И нас решили ликвидировать. И если бы не вмешательство Президента Путина, который сказал: «Оркестр сохранить и поддержать», нас бы сегодня уже не было вообще.

Идет серьезная национальная борьба внутри страны за национальные интересы. Они тоже рассматриваются по-разному. Все олигархи кричат о великой России, говорят: «Мы построим великую Россию». А для кого? Для кого эта будет великая Россия? Кто в ней будет жить? По какой идеологии, по какой морали? И сколько будет китайцев на Востоке, сколько будет бельгийцев на Западе, в России. Православная Украина уходит в НАТО. Вот вам и православная страна.

Бражников И. Л.:

— Совершенно очевидно, что письмо академиков носит провокационный характер. Многие говорили, что это заказы, что за этим кто-то стоит. Собственно, сами некоторые подписанты признавали, что их подставили, грубо говоря, что их использовали. Возникает вопрос, что для чего нужна эта провокация. Я совершенно согласен с Владимиром Николаевичем, письмо это интеллектуально ничтожно. Те аргументы, которые приводят академики, извините, — это аргументы примерно XIX века, середины XIX века. Эти аргументы опровергнуты в трудах уже русских философов (Соловьева, Розанова) в конце XIX века. Но ставить вопрос о том, что вера противоречит науке или они несовместимы — это просто смешно для начала XXI века любому образованному человеку. Значит, получается, что нас совершенно намеренно искусственно втягивают в спор, который уже давно разрешен. То есть мы, чтобы вести здесь дискуссию, должны опуститься на полтора столетия назад и сказать: «Академики, может быть, вы что-то сделали в физике, но прочтите диссертацию Владимира Соловьева против позитивизма, где все эти вопросы уже рассмотрены, разобраны и доказаны».

Я думаю, что проблема здесь действительно заключается в государственной идеологии, а точнее сказать, в ее отсутствии или в ее невнятности. Или, скажем так, в наличии определенных сил во власти, либерального лобби, которое заинтересовано в том, чтобы эта государственная идеология никогда не стала внятной.

Дувалов А. Г.:

— Понятие «нравственность» — это духовная, идеологическая сфера. И здесь должны, прежде всего, стоять вопросы, есть ли у нас государственная идеология, что мы строим, какова стратегия государства. Илья Бражников сказал, что у нас непонятная государственная идеология. У нас в принципе понятия такого и быть не может по одной простой причине, потому что в России по Конституции запрещена государственная идеология.

Поэтому если ставить вопрос так, а какой должна быть государственная идеология, кто должен ее принимать и кто должен решать, то здесь волей-неволей встанет вопрос непартийного решения, встанет вопрос Всероссийского либо Земского Собора. Пусть решает народ. И тогда можно ставить вопрос о единой государственной идеологии, как идеологии на перспективу.

Должна быть стратегия национальных интересов, а стратегия государственного развития России не может быть в отрыве от православия. Вводить «Основы православной культуры» необходимо по одной простой причине, что история России невозможна без русской культуры, а русская культура невозможна без православия.

«Основы православной культуры» — часть русской истории, ее основание. Мы изучаем историю, и я, как аналитик, как социолог, как я могу объективно сделать анализ, сделать вывод, если я часть знаю, а часть не знаю? Как это так? Такого не бывает.

Бабурин С. Н.:

— Я хочу всех поблагодарить за участие в разговоре, потому что ту задачу, которую мы с Андреем Николаевичем Печерским ставили, я считаю, мы выполнили. Мы выходим сейчас на совместное понимание, что у нравственности нашего общества и у Российского государства есть очень важное общее — это православное содержание. Если убрать это содержание из нравственности, исчезнут русские, исчезнет русская культура. Убрать это содержание из государства — исчезнет Россия.

от 24.11.2017 Раздел: Август 2007 Просмотров: 143
Всего комментариев: 0
avatar