Добавлено: 08.07.2021

И закипела партийная работа по открытию храма

Первый православный храм во Владивостоке — к Пасхе 1944 года


Весной 2021 года во Владивостоке вышла книга Игоря и Владиславы Романовых «Россия у Тихого океана». К ее написанию авторов побудила работа над рубрикой «Русь у Океана Великого», уже несколько лет существующей в «Руси Державной» и хорошо известной читателям. Значительная часть книги подготовлена на основе материалов из названной рубрики.

Авторы книги сердечно благодарят главного редактора газеты «Русь Державная» Андрея Николаевича Печерского и весь творческий коллектив редакции за их труды и поддержку рубрики.

Публикуем историю из книги «Россия у Тихого океана» о том, как во время войны во Владивостоке был открыт православный храм.


В 2000-х годах в один из праздников Преподобного Сергия Радонежского архиепископ Владивостокский и Приморский Вениамин (Пушкарь) приехал в Троице-Сергиеву Лавру. И во время свободных встреч с преподавателями академии и семинарии он повстречался с заведующим кафедрой патрологии МДА профессором Алексеем Ивановичем Сидоровым, который поведал ему одну интересную историю, касающуюся Владивостока и церковной жизни города в советское время.

Сам Алексей Иванович в молодости, еще до своих основательных занятий наукой — древнегреческой филологией и переводами трудов святых отцов — был инженером и механиком, ходил на советских судах в моря и бывал во Владивостоке.

Он поведал историю, услышанную от одного высокопоставленного дипломата советского Министерства иностранных дел. Историю о военных временах, когда через Владивосток морем доставлялась значительная часть грузов для фронта из Америки по ленд-лизу и далее шла в Европу по железной дороге.

— Владыка, а Вы знаете, как открывали первый православный храм во Владивостоке во время войны? — спросил Алексей Иванович.

— Нет.

— Тогда я Вам расскажу…

И он поведал такую историю. Один из высокопоставленных американских дипломатов, находившийся во время войны во Владивостоке (из-за регулярных поставок по ленд-лизу) был православным и захотел помолиться в церкви на праздник — на Пасху. Он стал обращаться к партийному руководству города и порта, чтобы ему посодействовали и помогли попасть на службу.

На все его просьбы отвечали, что это по каким-то причинам невозможно. И не обманывали. Это было невозможно. Только не говорили ему, что ни одного действующего храма в Приморье нет, что все они с великим тщанием и трудом были сначала закрыты, а потом разрушены или заняты под различные нужды. Что духовенства не только иерархии патриарха Тихона, но и фальшивой обновленческой «живоцерковной иерархии» во Владивостоке нет — все находятся в лагерях или ушли в Маньчжурию. Этих «высоких показателей» достигли с большими усилиями — православие на Дальнем Востоке было уничтожено почти на сто процентов, как ни в одном регионе России. Но американцам, от которых приходили необходимые фронту грузы по ленд-лизу, этого никто никогда бы не сказал.

Иностранец продолжал настаивать и просил организовать ему посещение праздничного церковного богослужения.

Партийное руководство оказалось в сложной ситуации и пришлось им звонить в Москву в Совет по делам религий, уполномоченному по делам Русской Православной Церкви Г. Г. Карпову, спрашивать, как быть. И дело дошло, говорят, до самого Сталина.

Иосиф Виссарионович, выслушал суть проблемы и сказал:

— Хочет помолиться?.. Нет храма?.. Так откройте, пусть помолится.

Это было начало 1944 года, уже после того, как в 1943 году Сталин встретился с митрополитами Русской Православной Церкви и началось открытие храмов по всей стране.

И пошла, закипела во Владивостоке партийная работа по открытию православной церкви и организации православного прихода.

В районе Первой речки, по адресу Океанский проспект 11, быстро сколотили из досок простой храм человек на 100 — в честь Святителя Николая; в лагере отыскали батюшку, рукоположенного еще при дореволюционном владыке Евсевии и отбывающего срок за антисоветскую деятельность, в срочном порядке выпустили его. Сшили облачение. Так и служил батюшка, отец Захарий на праздник — обритый, только из лагеря, с кадилом, которое, как могли, смастерили из консервных банок. Вот так впервые за многие безбожные годы отпраздновали Пасху во Владивостоке. Иностранец помолился и был доволен. И партийное руководство показало на международном уровне, что у нас свобода, и храмы православные действуют.

Это была Пасха 1944 года. А через год был победный май и победная Пасха — вечная победа жизни над смертью! И вновь звучало во Владивостоке, на берегу Тихого океана победное «Христос Воскресе!» и звонили колокола.

Игорь и Владислава Романовы.
Центр церковно-государственных отношений «Берег Рус»
от 22.09.2021 Раздел: Июль 2021 Просмотров: 438
Всего комментариев: 0
avatar