Добавлено:

Из выступлений на Рождественских чтениях

Епископ Меркурий – председатель отдела религиозного образования и катехизации

Начавшийся 2010 год – год Учителя. Этим самым руководители государства подчеркивают важность для страны сферы образования и ключевую роль учителя для ее дальнейшего развития. Президент Российской Федерации Д.А. Медведев, открывая в Санкт-Петербурге этот год, отметил, что главное сейчас – это повысить престиж учительского труда, не растерять тот опыт, который уже накоплен российской системой образования. О высочайшем духовно-нравственном достоинстве звания «учитель» говорит то, что Учителем именуют Господа нашего Иисуса Христа. Очень верное и точное определение учительского призвания дал и Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Он сказал: «само понятие «учитель» предполагает: это человек, передающий мудрость, знания, опыт предыдущих поколений… А без формирования нравственного начала в современном человеке не может существовать никакого образовательного процесса… Сегодня, как, может быть, никогда, нравственное измерение подвига учителя, служения учителя, является очевидным и категорически необходимым».

К сожалению, пока еще отечественный учитель не поставлен на подобающую его роли высоту в нашем обществе, однако, именно от него во многом зависит, станет ли Россия процветающим демократическим государством или вновь будет пожинать горькие плоды нравственного одичания, являющегося главным тормозом ее развития.

Прошлый год был непростым для жителей России. Экономический кризис усугубил многие проблемы, но еще раз продемонстрировал важнейшее значение духовно-нравственной доминанты в жизни большинства людей. Незыблемые ценности веры, патриотизм, жертвенность, трудолюбие, честность, благородство, порядочность – продолжают скреплять нашу огромную страну. Будущее России во многом зависит от того, сумеем ли мы передать эти знания и опыт предыдущих поколений молодежи. Потому вопросы духовно-нравственного воспитания молодого поколения – самые приоритетные для нашей страны.

Минувший год был судьбоносным и для Русской Православной Церкви. Поместный Собор содействием Святого Духа единодушно возвел на Престол Первосвятителей Русской Православной Церкви Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Этот исторический Собор, высоко оценивая труды, которые, по милости Божией, принесла Господу за последние восемнадцать с лишним лет наша Церковь, счел важнейшим делом для Русской Православной Церкви всенародное православное просвещение, определив, что духовное, нравственное воспитание личности, особенно детей и молодежи, должно встать в центр общецерковной деятельности и призвал пастырей и православных мирян приложить все усилия для того, чтобы люди не были оторваны от своих традиций, «знали основы православной веры, участвовали в Таинствах и богослужении, руководствовались в своей личной и общественной жизни нравственными нормами Евангелия Христова». «Только следование вечным и неизменным нравственным ценностям, данным в Божественном откровении, позволит преодолеть внутренний кризис личности, разлад в семье и нестроения в обществе… Именно поэтому мы должны сегодня иметь возможность нестесненно обращаться к юному поколению – через проповедь, школу, средства массовой информации», – говорится в Послании Поместного Собора, который обратился с призывом развивать диалог с окружающим обществом, включая, мир науки и культуры.

Стремительно меняется современная жизнь, и соответственно изменяются и многократно усложняются задачи, стоящие перед Церковью. По мнению Святейшего Патриарха, сегодня, когда в мире размываются грани между добром и злом, а зачастую зло даже ставится во главу угла на место добра, все люди должны услышать слово Евангелия, чтобы сориентировать на него свою жизнь. «Задача Церкви, – говорит Святейший Владыка, – состоит в том, чтобы современное человечество поняло: существование цивилизации во многом зависит от того, насколько люди примут в ум и сердце Божию правду».

Митрополит Воронежский и Борисоглебский Сергий, председатель Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению:
Обозначенные в программе нашей встречи темы, относящиеся к здоровью матери и ребенка, важны для всех матерей и детей. Но они имеют чрезвычайную актуальность, в тех случаях, когда мать и дитя нуждаются в медицинской помощи. Слова Спасителя «пустите детей приходить ко Мне и не препятствуйте им» (Мк. 10:14) имеют особенный смысл в медицинском контексте охраны материнства и детства, – в тех случаях, когда речь идет об абортах, о бесплодии, о невозможности родить здорового ребенка, о безвременной смерти новорожденного или его матери.

Ежедневно в мире около 5000 новорожденных и 1600 женщин умирают от медицинских проблем, связанных с беременностью. По мировой медицинской статистике на каждую женщину, которая умирает от связанных с беременностью причин, приходится еще около 20 женщин, страдающих от травматических повреждений, инфекций, осложнений, которые лишают их трудоспособности. На каждого новорожденного, который умирает, приходится еще 20 выживших младенцев, страдающих от последствий родовой травмы, осложнений, связанных с преждевременными родами или другими заболеваниями. Но разве в этом состоял замысел Бога о человеческом роде? Не болезни и смерть, а «умножение» человечества замышлял Творец. Благословенный Господом супружеский союз должен был стать средством продолжения и умножения человеческого рода: «И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею» (Быт. 1:28) . Как же случилось, что в наш век современных достижений и прогресса медицины мы оказались бессильны и не в состоянии защитить женщин, благодаря которым сохраняется человеческий род? Почему на канонической территории Русской Православной Церкви риск матери умереть в течение жизни в 10 раз выше, чем в странах ЕС? Каковы причины того, что в православной России смертность детей в возрасте до 5 лет в три раза выше, чем в большинстве европейских стран, а мертвые дети в нашей стране рождаются в три раза чаще?

+ + + К сожалению, многочисленные проблемы материнства и детства становятся подтверждением того, о чем Православная Церковь неоднократно предостерегала: общество, где под маской морального релятивизма прячется тоталитаризм идеологий, в которых нет места Богу и Евангелию, является обществом людей, обреченных на болезни и смерть. По словам Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, «истина – фундаментальная ценность бытия. Если в основе жизни неправда, заблуждение, то жизнь не состоится». Предстоя перед сложными проблемами, связанными со здоровьем матери и ребенка, настала пора признать: Церковь говорила и говорит правду о любви, семье и браке. Отвержение современным обществом этого здравого учения Церкви проходило поэтапно. Вначале была абсолютизирована романтическая влюбленность, которой чужда всякая ответственность и в которой интимное общение людей было отделено от брака. Позднее супружеская связь была отделена от чадородия и превращена лишь в способ получения удовольствия. Последний шаг состоял в том, что сексуальность человека отделили от самой любви и превратили ее в составную часть сферы потребления и услуг. И вот теперь, когда Церковь напоминает людям о том, что в замысле Творца сексуальные отношения неотделимо связаны с чадородием и браком, нам говорят, что это все «поповские выдумки», ограничивающие свободу человека. Горькие плоды такого поэтапного отказа общества от церковного учения о браке и семье мы уже пожинаем. Это – рост числа абортов, заболеваний, передающихся половым путем, личные драмы разрыва брачных отношений, домашнее насилие, дети, вырастающие без родителей, нежелание молодежи иметь детей, суррогатное материнство, рост числа врожденных пороков развития у детей и другие проблемы, которые мы будем сегодня обсуждать.

Одно из самых серьезных последствий забвения истин христианской семейной жизни – это принижение роли отцовства. Рождение и уход за новорожденным ребенком требует огромных душевных и физических сил и знаний: как от матери, так и от отца. Не говоря уже о воспитании детей. Нередко в докладах, посвященных здоровью матери и ребенка, мужчины упоминаются лишь как пьяницы, лица, совершающие насилие, или как безответственные партнеры, которые не берут на себя обязанности по использованию методов контрацепции. Обращает на себя внимание тот факт, что в научной литературе, касающейся здоровья матерей и новорожденных, мужчины, как правило, вообще не упоминаются. В светском обществе серьезно деформировано представление об отцовстве. Между тем в церковной традиции рождение ребенка, особенно первого ребенка, является значительным событием в жизни мужчины, укрепляющим его любовь и формирующим у него ответственность за тех, о ком он Богом призван заботиться и ухаживать: ответственность за свою супругу и новорожденных детей, ответственность, которая, собственно, и делает мужчину мужчиной. Рождение человека не может рассматриваться лишь как физиологический акт изгнания плода из чрева матери. Это глубоко личностный процесс, к которому сопричастны оба супруга и который преображает их обоих. Поэтому считаю оправданным поддержку инициативы по развитию условий, создающих возможность присутствия отца при родах его ребенка. Материнство немыслимо без отцовства, питаемого чувством глубокой сердечной радости от того, что супружеская любовь Божьей милостью была воплощена в маленьком человеке.

+ + + Брак понимается в христианстве как онтологическое соединение двух людей в единое целое, соединение, совершающееся Самим Богом, в личности Иисуса Христа, Который и является главой семьи, равно как и главой Церкви. Без личности Спасителя, объединяющей мужчину и женщину в единое целое, брак и прочная семья невозможны. Поэтому неудивительно, что отрицание Бога в секуляризированном обществе и попытка изгнать Церковь из социальной жизни закономерно приводят к распаду семьи и брачного союза. Одно из проявления этого распада – это угасание внутрисемейных уз любви, без которых невозможно здоровье. Родители, которые присутствуют в полной мере в жизни своих детей: физически, эмоционально, психологически и духовно становятся все большей редкостью. Современные семьи сталкиваются с такими трудностями, как отсутствие одного или обоих родителей в связи со смертью, разводом, временным расставанием из-за работы. Но даже, когда родители пробуют сохранять культурную ценность общения в семье, процессы глобализации стимулируют конфликты между родителями и детьми, насаждая в детях идею порочной свободы, понимаемой как власть самоутверждения и эгоизма. Неудивительно, что современные дети зачастую менее своих родителей способны получать и отдавать любовь. Связь с родителями внутри семьи является ключом к нравственному и физическому здоровью детей. И все начинается в младенческом возрасте. К сожалению, процент детей до 3 месяцев жизни, находящихся на грудном вскармливании, в Российской Федерации почти на 70% меньше, чем в странах ЕС. А ведь установленный Богом порядок вскармливания младенца является еще и способом общения личностей матери и ребенка. Паисий Святогорец писал: «Питаясь от груди, младенцы впитывают в себя не только молоко: они впитывают любовь, нежность, утешение, безопасность и таким образом становятся людьми с сильным характером». Ребенок, не вскармливаемый грудью матери, фактически отстраняется матерью от общения, покинут ею с первых же месяцев жизни. О каком воспитании и здоровье тут может идти речь? «Разрушение семейных связей неизбежно сопряжено с нарушением нормального развития детей и накладывает долгий, в известной мере неизгладимый отпечаток на всю их последующую жизнь».

Церковь рассматривает свое служение семье, как одну из своих самых существенных современных задач. Сегодня необходимо говорить обществу о благой вести христианской семьи, о «Евангелии брака и семьи» ради решения сложной и многоплановой проблемы здоровья матери и новорожденного ребенка. Брак и семья должны быть обновлены на фундаменте евангельского благовестия и христианской веры, чтобы выполнить свое общественное и церковное предназначение – привести людей к полноте личной и христианской жизни и к рождению здоровых детей. Замысел Бога о человеке понимается Церковью как «призвание в любовь». Брачный союз двух людей в Церкви – это истинное выражение плодородности любви. «Вот наследие от Господа: дети; награда от Него – плод чрева», – восклицает Псалмопевец (Пс. 126:3). Православной Церкви есть что сказать о здоровье матери и ребенка. Лишь бы голос Церкви, возвышаемый ею в защиту материнства и детства, был услышан. Мы, священнослужители и православные врачи, готовы разделить вместе с государством ответственность перед матерями, жизнь которых можно было спасти. Общество в долгу перед тысячами беременных женщин, которые и сегодня, во время нашей конференции, рискуют жизнью во время родов. Мы все в долгу перед последующими поколениями детей, заслуживающих того, чтобы у них были мать, семья, вера и святое Отечество. Будущее России и человечества сокрыто в семье, более чем в предпочтениях государственного или экономического устройства общества.



Президент Российской академии образования Н.Д. Никандров:

Обсуждая сегодня проблему взаимодействия светского образования и духовного просвещения, сотрудничества церкви и государства, мы должны признать дату 21 июля прошлого (2009) года в полном смысле слова исторической. Многие значимые события в этом плане происходили и раньше. Но именно в тот день впервые во всей российской истории – причем не только истории нового времени – в символическом для нашей Родины месте – московском Кремле – Президент страны и высшие представители традиционных для России религий, прежде всего предстоятель Русской православной церкви, собрались для обсуждения первостепенной важности вопроса. Значение этой встречи, несомненно, выходит далеко за пределы тех – также несомненно важных – решений, которые были там приняты.

Да, очень важно, что во многих регионах страны в экспериментальном порядке в школах вводится курс основ религиозных культур и светской этики. Да, очень важно, что теперь на самом высоком уровне принято решение, реально облегчающее верующим военнослужащим удовлетворение своих религиозных потребностей. Но выступления участников встречи показывают, что, по сути, обсуждался гораздо более масштабный вопрос: каким и светское государство, и верующие представляют себе нравственное развитие российского гражданина?

Уже в середине 1990-х годов (как теперь часто и по понятным причинам говорят – «лихих девяностых») интенсивно обсуждался вопрос о российской национальной идее. Вопрос и теперь не закрыт, такой идеи у нас по-прежнему нет. Ведь некий мозговой центр или мыслитель может лишь довести такую идею до удачной, иногда афористической формулировки. Сама же идея складывается годами, иногда десятилетиями и столетиями. Именно так возникла знаменитая триада С.С.Уварова, министра просвещения и президента Академии наук, в 1833 году – православие, самодержавие, народность. Подвергаясь критике и тогда, и позднее, она все же сыграла свою роль в укреплении российского национального духа. И в наше время мы медленно и трудно приближаемся к пониманию того, какие мы сейчас, какими мы хотим быть, что для нас важно. Мы поняли, – хотя об этом и раньше писали классики, – что надо уважать свою историю. Мы поняли и записали это в Законе «О свободе совести и о религиозных объединениях» (1997 год), что русскому православию принадлежит «особая роль … в истории России, в становлении ее духовности и культуры», при этом подчеркивается уважение и к другим религиям, составляющим «неотъемлемую часть исторического наследия народов России». Мы поняли, что рыночные отношения при всей их важности никогда не заменят человеческие, что им место именно и только в экономике. А последние годы нас научили, что духовность и нравственность немыслимы друг без друга, что, соответственно, стремясь воспитать гражданина, государство и церковь не могут не сотрудничать.

Это понимание не пришло само по себе, и встреча Президента страны и высших религиозных руководителей состоялась не случайно и не вдруг. Участвуя теперь в Рождественских чтениях, нам уместно вспомнить и об их роли в нравственном развитии нашего общества, в сближении позиций государства и церкви в этом вопросе. Уже восемнадцатый раз мы собираемся на этом форуме, организованном по инициативе и трудами Русской православной церкви. Мы слышали здесь выступления известных церковных деятелей, известных деятелей светской российской власти, руководителей образования, культуры, науки. И при всем различии конкретной тематики выступлений идея сотрудничества, как здесь часто говорили, соработничества государства и церкви в воспитании поднималась постоянно. Об этом не раз говорил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, об этом говорил сегодня Его Святейшество патриарх Кирилл.

Вспомним и еще одно важное событие – десять лет назад на юбилейном Архиерейском соборе были приняты Основы социальной концепции Русской православной церкви. Вопросы нравственности, воспитания духовной культуры, взаимодействия государства и церкви занимают в ней достойное место. Напомню, что руководителем группы по разработке этого документа был митрополит Смоленский и Калининградский, ныне Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Я хотел бы здесь сказать, что, имея в виду выдающиеся заслуги Святейшего Патриарха в деле нравственного воспитания россиян, на своем Общем собрании в декабре прошлого (2009) года Российская академия образования избрала его своим почетным членом.

И еще одно событие, значение которого, по моему мнению, до сих пор не оценено должным образом. В течение многих месяцев мы следили за телевизионным обсуждением темы «Имя Россия». По форме это было ток-шоу – жанр, который, скажу откровенно, сам по себе мне не очень нравится. Слишком часто он превращается в шумный, мало пристойный спор, в перебранку, в разбор интимных сторон жизни людей. Но нельзя не признать, что эта технология позволила включить в обсуждение очень многих и самых разных людей. Результат известен: имя России, по мнению самих россиян, олицетворяет Александр Невский. Все, надеюсь, помнят, что представил это имя Святейший патриарх Кирилл, тогда митрополит. Но дело не только и не столько в несомненном ораторском даре нашего Патриарха. Мне видится символичным то, что россияне, люди самые разные, выбирая среди высших руководителей страны, полководцев, ученых, деятелей культуры, других великих людей, которыми никогда не оскудеет земля российская, поставили на первое место человека, жившего семьсот лет назад, сыгравшего выдающуюся роль в защите нашего Отечества и его веры и причисленного к лику святых. Для меня этот общий выбор людей российских, общий выбор верующих и неверующих означает, что при всех издержках «лихих девяностых», при всех трудностях нашего времени в нравственном отношении Россия – на верном пути. Этот выбор означает глубинное единство и преемственность нравственных основ российского общества и государства. И в этой связи не случайно, что совсем недавно, на Рождество, встречаясь с детьми в одной из православных школ в Подмосковье (г.Видное), Президент страны Д.А.Медведев говорил о значимости христианских ценностей для воспитания.

Духовно-нравственные христианские ценности, которые близки основным положениям других великих исторических религий России, – это первое, что должно объединять усилия государства и церкви, светского образования и духовного просвещения. Это именно те ценности, о которых мы говорили и здесь, на Рождественских чтениях.

Это – ценности патриотизма, любви к своей стране, ее истории, ее обычаям. Конечно, религия, в том числе и православное христианство, всегда полагает себя как вселенскую ценность, не ограниченную пределами государств. Но и в истории христианства, и в современной церковной практике любовь к Родине, уважение к ней и ее власти, уважение к ее защитникам, ранее жившим и ныне живущим, считаются естественными качествами гражданина и христианина, о них говорится в богослужениях и церковных проповедях. В современной светской науке это часто называется российской идентичностью. Но задолго до появления этого иностранного термина история христианства, история православной Руси давала нам живые примеры патриотического чувства и действия. О тех, кто с вожделением смотрит прежде всего или только на чужое, забывая об отечественном, Иисус Христос с горечью говорил: не бывает пророка без чести, разве только в отечестве своем и в доме своем (Матф.13:57). Известен патриотический подвиг патриарха Гермогена, который предпочел мученическую смерть тому, что он считал предательством перед Отечеством в дни иностранного нашествия в начале XVII века. Через триста с лишним лет, – а в исторических масштабах это для нас почти современность, – в июле 1941 года митрополит Ленинградский Алексий, будущий Патриарх Алексий I, обратился к верующим с посланием «Церковь зовет к защите Родины». Сейчас, в год 65-летия великой Победы, вспомним, как в условиях официального атеизма и тяжелого положения церкви митрополит говорил: «Мы верим, что и теперь великий предстатель за землю русскую преподобный Сергий Радонежский простирает свою помощь и благословение русским воинам. И эта вера дает нам неиссякаемые силы для упорной и неустанной борьбы» (Мысли русских патриархов от начала до наших дней. – М., 1999. – С.345). Как важно, что в соответствии с решениями, принятыми в июле прошлого (2009) года, в армии теперь есть гораздо большие возможности для патриотического воспитания воинов, и не только верующих.

Не меньшее значение и для светского государства, и для верующих имеет понимание ценности семьи и воспитания детей. По социологическим опросам ценность семьи никогда не подвергалась сомнению, это показывают даже опросы 90-х годов. Но на практике и у нас, и за рубежом молодые все чаще откладывают вступление в брак, почти треть детей рождены вне брака. И хотя юридически дети из неполных семей равноправны с другими, не надо объяснять, что возможности полной семьи больше. Позиция православной церкви здесь совершенно определенна, как и в отношении однополых браков. Для сравнения напомню, что португальская католическая церковь две недели назад лишь мягко пожурила парламент страны, который принял решение о легализации однополых браков.

В условиях непростого перехода к цивилизованному рынку и в целом невысокого уровня жизни основной массы населения важны нравственные оценки церкви в отношении труда, собственности, помощи тем, кому приходится преодолевать серьезные материальные заботы.

О значении труда, его необходимости для жизни человека говорил еще апостол Павел. По его словам, «Если кто не хочет трудиться, тот и не ешь» (Сол. 2, 3, 19). При этом в христианской традиции под хлебом, пищей понимаются не только собственно хлеб и материальная пища, но и пища духовная. Как сказано, не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих (Матф. 4, 4). Сегодня, когда и средства массовой информации, и многочисленные книги и брошюры для стремящихся стать богатыми проповедуют часто прибыль, получаемую разными способами, а не собственно труд, уместно вспомнить некоторые факты из истории православной церкви. Она оставила нам немало примеров подвижнического труда и мирян, и священнослужителей, причем труда как физического (как раньше чаще говорили, телесного), так и труда умственного, духовного. Показательно, как об этом говорится в православном катехизисе, изданном более ста лет назад. Я цитирую: «Телесный труд необходим для человека ... Составляя необходимое условие жизни, телесный труд развивает и укрепляет тело... и сообщает ему естественную красоту. Напротив, держание тела в покое, сонливость, нега не только разстроивают здоровье человека, но разслабляют и душевные его силы» (Смирнов Петр, протоиерей. Учение о любви христианской. Опыт повторения катихизиса с дополнениями из Богословия. – Вып. 2. – Изд. 2-е. – Санкт-Петербург, 1892. – С.78).

Христианство не считает грехом и обладание собственностью, богатством, приобретение их. Автор того же катехизиса пишет: «Что приобретено честным свободным трудом (кстати, хотелось бы подчеркнуть эти слова: честным и свободным! – Н.Н.), то составляет неотъемлемую награду потрудившегося... Право собственности побуждает в человеке энергию, трудолюбие, уважение к трудам других и составляет необходимое условие общественного благоустройства» (там же, с. 62). А дальше в этом тексте разбирается все то, что является нарушением христианских заповедей: воровство и грабительство, обман, мздоимство, тунеядство, лихоимство.

Христианская традиция, – и это очень важно, – требует помогать всем, кому трудно, а не только христианам. Феодосий Печерский еще в XI веке в одном из своих посланий писал так: «Милостынею же милуй не только свою веру, но и чужую: аще же видишь нагого, голодного, зимою ли, бедою одержима, аще то будет жидовин ли, сорочин ли, болгарин ли, еретик ли, латинин ли, от поганых ли – всякого помилуй, и от беды избави, яко же можеши» (цит. по: Дьякова Е.А. Перед праздником. – М., 1994, с. 117). Насколько эти христианские идеи выше и гуманнее, чем идеи некоторых (разумеется, не всех) атеистов, легко увидеть, сравнив это высказывание русского святого XI века со словами на ту же тему – тему помощи: «Пусть гибнут слабые и уродливые – первая заповедь нашего человеколюбия. Надо еще помогать им гибнуть. Что вреднее любого порока? Сострадать слабым и калекам – христианство» (Ницше Ф. Антихристианин. – Ашхабад, 1990., с. 4). Эти слова принадлежат Ф.Ницше, создателю идеологии сверхчеловека, не связанного никакими моральными ценностями.

Людям состоятельным предписывается помогать ближнему, но христианской благотворительности не свойственны идеи насилия, принципа «грабь награбленное». Послушайте очень интересную цитату: «…христианская благотворительность совершенно свободна в своих действиях и руководствуется единственно духом любви, социализм же требует насильственного отнятия у богатых их имущества для раздела между всеми... И конец той и другого различен до противоположности: христианская благотворительность хотя и не может совсем уничтожить бедности, в значительной мере, однако же, облегчает ее; социализм … привел бы к поголовной бедности, ибо многие ли стали бы трудиться, зная, что завтра у них отнимут их приобретение, а при общем дележе достанется доля и им, хотя бы они и не трудились» (Смирнов Петр, протоиерей. Учение о любви христианской. Опыт повторения катихизиса с дополнениями из Богословия. – Вып. 2. – Изд. 2-е. – Санкт-Петербург, 1892. – С. 64).



Можно было бы еще подробнее говорить о том идейном, нравственном богатстве, которое станет нашим общим достоянием при разумном сотрудничестве государственной системы образования и системы духовного просвещения. Но я лишь добавлю, что, по моему мнению, в ряде отношений христианские идеи серьезно обогатят светские нравственные принципы, идеи светского гуманизма. Так, например, хорошо, что сейчас пропагандируются идеи толерантности, терпимого отношения к образу жизни, мнениям, вкусам, привычкам других. Но уверен, плохо, если свобода толерантно мыслящего человека будет ограничена только юридическими нормами, соответствующими законами и кодексами. Именно это приводит к засорению средств массовой информации, особенно телевидения, а, значит, и душ молодых людей идеями вседозволенности, безнравственности, достижения материального успеха любой ценой. Понятие засорения я бы применил и к худшим образцам массовой культуры, которые в СМИ явно превалируют над лучшими. Жизнь дает нам немало тому примеров, которые каждый может вспомнить сам и которые именно поэтому я позволю себе не приводить. Лишь один из последних случаев нельзя не назвать – сериал «Школа». В нашей школе немало проблем, они серьезны. Но, по мнению всех учителей, с которыми приходилось обсуждать этот вопрос, в том числе на недавно прошедшей в Санкт-Петербурге Педагогической ассамблее, этот сериал – злонамеренная клевета на нашу школу. И здесь дело в совести каждого отдельного человека, а не в каких-то непреодолимых обстоятельствах или внешнем давлении. Просто напомню, как выразительно о подобных делах писал православный философ И.А.Ильин. Я цитирую: «жадный пустит в ход все средства, продажный все продаст, человек, в коем Бога нет, превратит всю жизнь в тайное и явное преступление…Никакой государственный строй не сообщит человеку ни любви, ни доброты, ни чувства ответственности, ни благородства» [9, с. 40].

Кроме определенной идейной общности, о которой шла речь выше, – и это, конечно, самое главное, – для сотрудничества светского образования и духовного просвещения необходима организационная поддержка. И вот в этом отношении первостепенна роль светской власти, роль государства и институтов гражданского общества. Только власть различных уровней может обеспечить мирное и спокойное проведение эксперимента по введению в школах курса основ религиозных культур и светской этики. Не хотелось бы быть плохим пророком, но определенные трудности я здесь предвижу. Причем менее всего я ожидаю межконфессиональных трений, о которых иногда говорят. Обсуждение вопросов и даже организационных подробностей введения экспериментального курса и в Министерстве образования и науки, и у нас, в Российской академии образования, в рамках межконфессиональной группы шло вполне в духе сотрудничества. Но, как показал опыт прошлых лет, на разных уровнях могут быть попытки еще и еще раз, вновь и вновь перетолковывать понятия светскости государства и образования, чтобы подорвать и сам эксперимент, и то, что как надежду выразил Президент Д.А.Медведев на встрече с религиозными деятелями. Напомню, он сказал о возможности позднее, после завершения эксперимента распространить изучение курса основ религиозных культур и светской этики на всю образовательную систему страны. Хотя воинствующих атеистов становится все меньше, хотя недавнее участие более миллиона верующих в московских церквах на Рождество само по себе говорит о тенденции, попытке исказить эту тенденцию, возможно, будут.

Серьезна задача создать хорошие учебники сначала для эксперимента, потом и для массовой школы. Опыт в этом отношении есть, и опыт неплохой и в количественном отношении, и в отношении качества. Сейчас во многих регионах страны изданы десятки учебных пособий по основам православной культуры для всех классов, есть немало пособий по другим традиционным для России религиям. Многие бумажные пособия дополняются электронными приложениями, записями церковных служб и песен духовного содержания. Теперь предстоит и в обсуждении, и экспериментальным путем решить, что лучше: ориентироваться на то, что делается в самих регионах, или стремиться создать немногие варианты в основном единого учебника. Как показал опыт создания учебников и учебных пособий по светской проблематике, большое количество вариантов изложения, особенно гуманитарных предметов, не всегда целесообразно.

Есть опыт и учебных пособий по светской этике. Подобные материалы для всех классов школы созданы в Российской академии образования и используются в Москве и некоторых других регионах уже несколько лет. Сейчас идет работа над справочными пособиями для учителей, а также подготовка пособий для эксперимента. При этом, как и предусматривалось, для каждой из традиционных религий выбор авторов определяется самой религиозной организацией. Так, применительно к православию это совместно с Минобрнауки и с учетом рецензирования в нашей Академии (РАО) решается в Отделе религиозного образования и катехизации Московского патриархата и в созданной по благословению Святейшего Патриарха Кирилла редакционной комиссии.

Разумеется, как во всяком новом деле, тем более таком, которое затрагивает интересы огромного количества и верующих, и неверующих, и семей, идут обсуждения, идут споры о подходах и вариантах. Но, помня общую конечную цель – цель возрождения и возрастания нравственности наших сограждан, хотелось бы пожелать всем нам действовать в духе сотрудничества. Еще в Древнем Риме говорили, что при согласии малые дела растут, при несогласии и великие гибнут (Concordia parvae res crescunt, discordia maximae dilabuntur). Еще короче и лучше об этом сказал почти семьсот дет назад наш великий подвижник и святой Сергий Радонежский (1321-1391): «Любовью и единством сохранимся!». Он имел тогда в виду защиту Отечества и веры. Но наше общее нравственное богатство, наши российские духовные ценности тоже надо защищать и развивать. Давайте все пожелаем друг другу успеха и помощи Божией в этом важном деле.

Архиепископ Екатеринбургский и Верхотурский Викентий:
Более 20 лет отделяет нас от того периода, когда Русская Православная Церковь в условиях прекращения гонений получила необходимую свободу и возможность просвещать и крестить. Тогда это воспринималось как чудо, вызывало радость по поводу возрождения Православия в нашем Отечестве.

В Церковь пришли тогда сотни тысяч, миллионы людей. Многие из них полностью связали с Церковью всю свою жизнь, стали священниками, монахами, церковнослужителями. Их трудами восстановлены и построены вновь храмы и монастыри, Церковь стала важнейшим участником общественных процессов. Их усердием ныне открываются многочисленные духовные учебные заведения – училища, семинарии, академии. Церковь активно представлена в современном информационном пространстве. Постепенно укрепляется институт военного духовенства, организовано плодотворное сотрудничество с армией, милицией и другими силовыми ведомствами. Церковь активно взаимодействует с высшими учебными заведениями: проводятся совместные мероприятия, осуществляются различные проекты. Одним из знаменательных событий является начало эксперимента по введение в общеобразовательных школах предмета «Основы православной культуры».

Но одновременно мы являемся свидетелями умаление духовной жизни, разгула страстей и падение нравственных устоев в окружающем нас мире, в нашем обществе. Почему это происходит? Как можно изменить ситуацию, которая угрожает самому существованию нашего Отечества? Его Святейшество, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл так отвечает на эти насущные вопросы: «Я не вижу другого пути для духовного возрождения нашего народа, кроме как перевести религиозный фактор исключительно из сферы фольклора, культуры в сферу реальных размышлений, в сферу реального творчества, чтобы религиозные истины помогали человеку справляться, в том числе и с кризисными явлениями, которые существуют в современной цивилизации и которые наверняка не исчезнут из этой цивилизации с окончанием текущего экономического кризиса. Другими словами, сегодня, чтобы сохранить себя, свою страну, свою культурную самобытность, чтобы нас не раздавил информационный поток, мы должны научиться сопрягать свои убеждения с реальностью».

До XX века религия была неотъемлемой частью повседневной жизни каждого: общество и государство не спрашивали человека, верует ли он, просто предполагалось, что человеку естественно верить, а неверие понималось как своего рода неестественное состояние души, обусловленное безнравственным поведением. Именно поэтому исторически сложилось так, что у Русской Православной Церкви не было опыта системной подготовки ко Крещению и другим Таинствам. Церковь сразу по Крещении Руси сделалась государственной, что способствовало воцерковлению всей культуры, люди жили в атмосфере христианских ценностей, естественным образом воцерковлялись с младенчества.

Однако именно тогда стали проявляться первые негативные тенденции. Уже в 1716 году выходит царский Указ который предписывал, чтобы люди всех чинов «у отцов своих духовных исповедывались повсягодно», а на нарушителей священниками подавались «имянные росписи» губернатору, налагавшему на них штрафы. То есть в обществе, где Православие было государственной религией, у слишком многих людей уже не было живого религиозного чувства, стремления трудиться над душой своей, прибегая к Таинствам Церковным! В 1737 году это требование подтверждается.

Почему это происходило? Вот что об этой проблеме говорит Его Святейшество, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл: «Можно прочитать много умных и полезных книг, но если у человека не сформировался свой собственный религиозный опыт, он не сможет быть эффективным в служении Церкви, его слово не будет убедительным, потому что если священник, даже получивший академическое образование, не имеет собственного глубокого внутреннего религиозного опыта, он будет говорить людям в проповедях не свои, а чужие мысли, он будет просто пересказывать то, что выучил. И народ это чувствует. Самое сильное слово – то, которое преломляет, отражает внутренний духовный мир проповедника».

В ХХ веке ситуация обострилась до предела. Россия первой испытала натиск не просто атеистической доктрины, а прямого богоборчества. При этом среди первых и ярых гонителей Православия на государственном уровне был Владимир Ульянов (Ленин), у которого по Закону Божьему в симбирской гимназии была оценка «отлично».

Последующее семидесятилетнее отчуждение нашего народа от христианской традиции, не прекращавшиеся, хотя и менявшие свою внешнюю форму гонения искореняли даже какую-либо возможность проповеди и подготовки человека к принятию Крещения. Так называемое советское общество стремилось жить только светской жизнью и одновременно стремилось вытеснить верующего человека из своей среды. В последние десятилетия XX века в силу активного влияния атеистической идеологии нормальным признавалась уже не вера, а неверие.

Эта тенденция сохраняется до сих пор, она все еще не преодолена, не смотря на все вышеприведенные перемены в жизни нашей Церкви, и поэтому многие скрывают свои христианские убеждения, а тем, кто решается жить по заповедям Божиими открыто, необходимы невероятное мужество и крепкая вера. В итоге с горечью приходится отмечать, что в народе нашем, даже среди церковных людей утрачена потребность поделиться радостью Благой вести, радостью жизни в Боге!



Показательно, что в современном мире религию уже не отвергают открыто, но всячески пытаются изгнать из публичной сферы – чаще всего её представляют как исключительно «частное дело человека», не имеющее никакого отношения к его общественной, политической и культурной жизни.

Еще страшнее то, что многие верующие поддаются духу времени, находя такой образ жизни вполне приемлемым. Такая позиция и устроение жизни происходят потому, что люди, ищущие решения своих проблем у Церкви, не встречают среди церковных людей горения Веры, свидетельства духовной жизни, выражаемое в отказе от соблазнов мира сего. Поэтому когда новый человек приходит в храм, часто ради земного благополучия, то он так и остается на уровне потребительского отношения к Церкви. В этом в первую очередь наша вина. Для того чтобы изменить такое положение вещей, нам необходимо поставить в основание всякого служения – слова Господа и Спасителя нашего: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф.6:33).

За решением различных задач по восстановлению храмов, выстраивания взаимоотношений с обществом и государством мы не должны упускать из виду главную задачу – создание крепкой христианской общины, способной свидетельствовать своей жизнью о своем опыте жизни с Богом. Сегодня зачастую в церковных общинах сильны обрядоверие, замкнутость, позиция индивидуального спасения, прихожане не знают, как зовут друг друга. Атомизация церковного общества свидетельствует о том, что таинственная жизнь не стала центром духовной жизни человека. Современный христианин зачастую не только не может свидетельствовать своей жизнью о своей вере, но и не имеет ясного понятия о ней, не говоря уже о христианском мировоззрении. И как результат мы видим отсутствие единства, невозможность противостоять вызовам современности, которые требует консолидации всех нравственных сил общества.

Потому таким актуальным является призыв Святейшего Патриарха Кирилла, который отмечает: «Данные статистических опросов показывают, что подавляющее большинство жителей нашей страны в той или иной степени ассоциирует себя с Православием. Это является их свободным личным выбором. Конечно, факт принадлежности к Церкви по Крещению не отменяет необходимости воцерковления, индивидуального осмысления своего места в церковной общине. Привлечение верующих к более активной церковной жизни в настоящее время составляет одну из главных задач нашей пастырской работы».

Таким образом, сегодняшней главной задачей является помочь братьям и сестрам нашим, как еще пребывающим за церковной оградой, так и тем, кто крестился, но еще не живет полноценной православной жизнью, обрести живой религиозный

• опыт Богообщения,

• опыт молитвы,

• опыт благоговения перед святыней,

• опыт исполнения заповедей Божиих,

• опыт дел добра и милосердия к ближним,

• опыт свидетельства, живого рассказа окружающим о той великой радости, которую дает человеку жизнь в Церкви Христовой.

То есть сегодня, как никогда, важно непросто просвещать народ, а организовать полноценное и последовательное научение основам Веры и жизни в Церкви. Такая деятельность в истории Церкви получила название «катехизация». Понятием «катехизация» в церковном языке выражается «образ учения», который приводит интересующегося христианством к основным догматическим истинам Церкви, к духовной жизни в Боге, отречению от греховной жизни уже до принятия таинства Крещения. Об этом говорит апостол Павел в своем послании к римлянам: «Благодарение Богу, что вы, быв прежде рабами греха, от сердца стали послушны тому образу учения, которому предали себя. Освободившись же от греха, вы стали рабами праведности». (Рим. 6:17,18).

Епископ Гатчинский Амвросий, ректор Санкт-Петербургской духовной академии:
Одной из сложнейших проблем остаётся инерция богоборческого прошлого. Многие нынешние критики деятельности Церкви по-прежнему не могут допустить и мысли о том, чтобы Церковь заняла достойное место в обществе. В их представлении Церковь – это, прежде всего, клирики и священноначалие, Церковь – рудимент средневековья, ей не место в современном образовательном пространстве. Отсюда – стремление нейтрализовать Церковь, не допустить расширения ее взаимодействия с обществом и государством.

Это деструктивная позиция. Она прямо противоречит основоположениям Конституции, Национальной доктрины образования, полагающих во главу угла устойчивость ценностных доминант цивилизационного развития России, поддержание исторической преемственности поколений средствами образования и культуры. Она противоречит и сложившемуся общественному консенсусу. Церковь – это люди, и потому невозможно отделить Церковь от общества, состоящего, в значительной степени, из членов Церкви.

Светскость образования порой понимается как то, что государственное образование должно носить атеистический, или, по крайней мере, подчеркнуто нерелигиозный характер. Между тем по буквальному своему смыслу слово «светское» означает именно «не клерикальное». Действительно, подготовкой священнослужителей занимается церковная система духовного образования, но право получить богословское образование имеет любой гражданин Российской Федерации.



Сегодня проблемы православного образования стали общезначимыми и актуальными, как никогда прежде. Ныне мы можем говорить о достижении общественного консенсуса в понимании того, что Россия не возродится, если духовно-нравственные ценности не будут поставлены в основу современной системы образования и воспитания подрастающего поколения. Без обращения к традиционным основам жизни, благодаря которым мы некогда стали великой державой, невозможно дальнейшее развитие страны.

Общественная жизнь России на протяжении многих веков имела отличительную особенность. Государственная власть и Православная Церковь совместно ревностно заботились о просвещении народа и его духовном совершенствовании. Государство активно использовало содержащиеся в сокровищнице Священного Предания Церкви высочайшие духовно-нравственные истины, их зримые образцы в лице святых Православной Церкви, совершавших духовный подвиг, часто сопряженный с борьбой за государственные и национальные интересы России. Несмотря на сословную дифференциацию, в традициях российского образования отчетливо прослеживаются интегративные процессы, поддерживающие тесное взаимодействие образовательных учреждений духовных и светских. Достаточно сказать, что в XIX веке выпускники духовных училищ и семинарий составляли значительную часть студентов российских университетов.

В царской России существовало единое образовательное пространство, все его составляющие были тесно взаимосвязаны, служили общенациональным интересам и имели соответствующее правовое, экономическое и содержательное государственное регулирование.

В советское время духовное образование было сначала практически запрещено, а затем «допущено», но в замкнутой сфере. Единое образовательное пространство советской страны формировалось так, как если бы духовного образования не существовало вовсе.

Сегодня правовые реалии России допускают присутствие православного духовного образования в открытом образовательном пространстве, нет никаких правовых оснований замыкать его в тех или иных узких границах. Однако методология научно-педагогической мысли на сегодняшний день все еще в значительной мере подвержена инерции тоталитарных идей прошлого, она испытывает определенный дефицит подходов, категорий, идей, которые позволили бы решить вопрос интеграции образовательного пространства России, об интегральной мировозренческой основе воспитания, в подлинном виде реализующей принцип исторической преемственности в образовании и культуре.

Протоиерей Всеволод Чаплин, председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества:
... Нам нужно вместе порассуждать о том, как должно выстраиваться общественное служение православных христиан. Сегодня Церковь и общество в России, на Украине, в Белоруссии, в Молдове – это в значительной степени одно и то же, потому что общество в наших странах состоит по преимуществу из православных христиан. Значит, одни и те же люди в значительной степени составляют как Церковь, так и общество. У христиан есть общественное служение хотя бы потому, что они в большинстве своем являются профессионалами в разных областях жизни государства и общества.

У нас немало православных государственых служащих, православных спортсменов, православных политиков, православных предпринимателей, православных художников, рабочих, крестьян, то есть людей самых разных профессий, в силу которых они имеют определенные общественно значимые задачи. И когда мы говорим об общественной миссии православных христиан, это означает, что человек, трудящийся в любой сфере жизни общества и государства, должен себя проявлять как христианин, должен быть человеком веры, что бы он ни делал и в какой бы сфере общественной жизни он ни трудился.

Более того, у православных христиан есть некая соборная, совокупная общественная миссия, которую они могут осуществлять, будучи тружениками в тех или иных областях, координируя, объединяя свои усилия именно в качестве православных христиан, позитивно влияя на ту или иную сферу жизни общества и жизни государства. Нам нужно решительно отвергнуть известную идею, которая навязывается нам как со стороны некоторых светских сил, так и со стороны некоторых людей, которых мы встречаем внутри Церкви. Идея эта сводится к следующему: мы не должны мыслить чем-то единым свою церковную жизнь и свое общественное служение или свою профессиональную деятельность. Нам пытаются сказать: будьте христианами только в храмах, не будьте христианами там, где вы трудитесь или в целом в общественной сфере. Мы очень часто слышим подобные взгляды, и не только со стороны секуляристов и атеистов, что естественно, со стороны некоторых вольных интерпретаторов действующего законодательства, но и со стороны людей, присутствующих, как я уже сказал, в церковной среде. Нам пытаются подчас сказать, что не надо слишком много христианину рассуждать о политике, об экономике, о жизни государства, о законодательстве. Это разделение, которое навязано отчасти советским периодом, а отчасти новыми апологетами секуляризма, является, с моей точки зрения, очень странным для христианина. Не может устоять, как мы хорошо с вами знаем, царство, разделившееся в самом себе. Не может человек разделить себя на церковное существо и общественное существо. Не может социум, будь то местная община или народ страны, разделить свою духовную миссию и свою так называемую светскую жизнь.

Когда мы говорим о разделении религиозных объединений и государства, мы прежде всего говорим, что управляющие органы государства и церковные канонические структуры не объединены в один организм. Между прочим, закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», который дает официальную трактовку принципу светскости государства и принципу отделений религиозных объединений от государства, трактует эти принципы очень четко, говоря о том, что они означают именно отсутствие общего управленческого механизма у государства и у религиозных объединений и в принципе ничего более. Согласно закону, государственные органы не руководят церковными процессами, а церковные органы не участвуют в руководстве государством. Но это абсолютно не означает, что мы можем разделить жизнь христианина или жизнь христианского сообщества на светскую жизнь и на церковную жизнь.

Итак, и христианин, и христиане, составляющие ту или иную общину, то или иное сообщество людей, могут проявлять свою веру в общественно значимых делах. И они это, слава Богу, делают. У нас сейчас, если почитать журнал «Фома», главный редактор которого только что выступал в этом зале, очень много людей, которые как христиане мыслят себя в искусстве, в бизнесе, в политике. Мы хорошо знаем имена этих людей.

Хорошо, что у нас есть сильные православные индивидуумы, ощущающие себя в качестве верующих людей в той или иной сфере жизни общества. Чего у нас пока мало – это скоординированного влияния православных христиан на все те сферы жизни общества и государства, в которых они трудятся. А такое влияние как раз и может осуществляться через координацию усилий. Мы должны ощущать себя Церковью, действующей в мире. Мы должны ощущать себя сообществом людей, которые вместе, именно вместе, соборно, а не поодиночке влияют на творческие процессы, на экономику, на государственное управление, на все сферы жизни, в которых мы трудимся. И не нужно бояться ставить перед собой именно такую задачу: если мы – большинство в своей собственной стране, в своих собственных странах – здесь присутствуют представители Белоруссии, Украины, Молдовы – то мы имеем полное право на то, чтобы наши нравственные принципы, наше видение настоящего и будущего были определяющими в тех сферах жизни общества и государства, в которых мы трудимся. А для этого нужно уметь формулировать свои цели. Для этого нужно уметь вырабатывать механизмы, которые позволяли бы христианам, в первую очередь мирянам, ставить перед собой христианские смысловые задачи во всех сферах жизни народа и страны.

К этому сегодня делаются первые шаги – создается объединение православных женщин, действует Совет «Экономика и этика» при Святейшем Патриархе Кирилле, думаю, что будут создаваться коллегиальные органы, которые будут кордиировать церковно-общественную деятельность в области искусства, начинаются достаточно активные контакты с миром спорта – это только несколько областей, но во всех этих областях нам нужно строить планы, нужно формулировать свои задачи, нужно ставить вопрос о том, как добиваться их исполнения.

Очень важно уйти от параллелизма. У нас сегодня много православных общественных организаций, послезавтра в рамках Рождественских чтений пройдет «круглый стол», на котором будет сделана попытка обсудить координацию усилий этих общественных организаций. Будут делаться и другие попытки объединения сил. Мне думается, что очень важно прийти не просто к формальным управленческим решениям – достаточно просто создать разные организации, разные объединения, координирующие органы, информационные структуры, которые помогут людям знать, что делают другие и что им лучше всего делать самим, – но нужно изменить наше самосознание в том смысле, чтобы православные христиане, в первую очередь миряне, находили бы свое место в тех сферах жизни государства и общества, в которых они трудятся – не поодиночке, не оставаясь людьми, которые по воскресеньям и праздникам являются христианами, а во все остальные дни, во все остальное время – людьми, живущими по совершено другим законам, по законам мира сего, – а живой и действующей общиной людей, поступающих как православные христиане в православной стране.

Протоиерей Владимир Воробьёв, ректор Свято-Тихоновского православного гуманитарного университета
В XXI веке никакое государство или общество, желающее иметь какое-либо влияние на окружающий мир, не может обойтись без собственной системы высшего образования.

Решение жизненно важной задачи, без которого никакие усилия, направленные к становлению сильной России, не могут дать положительных результатов, – это возвращение в национальную жизнь христианской нравственности. Оно возможно только при воссоздании христианского образования, т. к. без религиозного мировоззрения нравственное воспитание молодежи, как показывает опыт, в массовом масштабе практически невозможно.

Об этом сказал еще великий Гете: «Всякий, кто не верит в будущую жизнь, мертв и для этой». Советская эпоха с очевидностью доказала, что у русского народа не может быть никакой другой нравственности, кроме христианской. Чтобы вернуть нравственное воспитание в жизнь нашего общества, нужны совместные усилия Церкви, государственной власти, всех общественных институций.

При этом организация высшего православного образования должна предварять соответствующие реформы в школе. Совершенно очевидно, что нельзя идти в школу с неподготовленными кадрами, иначе будет скомпрометирована сама идея религиозного образования. Прежде всего, нужно подготовить преподавателей, узаконить необходимое взаимодействие школы с Церковью, разработать современные методики и программы. Необходимо широкое обсуждение всех значимых проблем, встающих на пути такой глобальной образовательной реформы, с полноценным участием православных специалистов. Только общие усилия могут привести к созданию полноценного православного образования, существующего не из милости, а на равных условиях с образованием безрелигиозным.

Н.А. Нарочницкая,доктор исторических наук:
Если у общества утрачено понятие греха и стыда, то порядок в нем не может поддерживать даже полицейский, который сам – прямое порождение общества, утратившего понятие греха и совести. Со всей беспощадностью нам явлены не только итог нравственного падения и духовного оскудения человека и общества, но и осознание, что без духовно-нравственного оздоровления нации у России нет будущего ни в экономическом смысле, ни как явления мировой истории и культуры.

Там, где нет ни веры, ни идеала, ни стремления к высшему смыслу бытия, где цель определяет простая потребность, а достижение цели не обременено оценкой нравственного содержания поступка, там возможна только «этика целесообразности», рождающая обезбоженное и неизбежно оскотинивающееся человеческое общежитие. В нем невозможно ожидать ни безусловной морали, ни побудительного импульса к нравственному целеполаганию жизни и истории.
от 20.01.2018 Раздел: Февраль 2010 Просмотров: 464
Всего комментариев: 0
avatar