Добавлено: 23.09.2018

«Я шел с Евангелием и не боялся»

Если и волос с нашей головы не упадет без воли Божией, тем более - война. Это попущение Божие за нашу безнравственность, за наше безбожие, отступление. Господь попустил, чтобы это пресечь. Потому что пытались совсем задушить веру. Храмы все закрыты. Думали, покончили. Нет! Не тут-то было! Трудно идти против рожна.
Так и в будущем. Господь знает, чем смирить врагов. Попустил военные испытания, и вынуждены были вновь открыть храмы. Потому что этого требовал народ...

Сегодняшний хаос - это тоже, конечно, попущение Божие. И все эти войны на окраинах России - тоже. Если народ не опомнится, глубоко не раскается, не прекратится разложение нравов, то хорошего ждать нечего. Можно ждать только гибели.


Разговор с духовником Свято-Троицкой Сергиевой лавры архимандритом Кириллом, участником Сталинградской битвы, задумывался как воспоминания этого известного всему православному миру человека о войне. А в результате по глубинной сути духовного осмысления нашего прошлого, настоящего и будущего получилась скорее не беседа, а проповедь. Только счастливым слушателем ее был всего лишь один человек. Поэтому хотелось бы донести проникновенные слова почтенного старца Кирилла до вас, многоуважаемый читатель...

Эта великая страшная Отечественная война, конечно, явилась следствием попущения Божия за наше отступление от Бога, за наше моральное, нравственное нарушение закона Божия и за то, что попытались в России вообще покончить с религией, с верой, с Церковью. Перед самой войной не случайно почти что все храмы были закрыты. Их к этому времени оставалось на Руси совсем небольшое количество. У противников Церкви была именно такая цель - вообще все прикончить. По высказыванию Хрущева, они покончат с религией в России к 1980 году и покажут по телевидению последнего попа. Таков был вражеский замысел, чтобы всюду царил полный атеизм.

И когда Господь провидел эти вражеские планы, чтобы не попустить их осуществление, Господь попустил войну. Не случайно. И мы видим, что война действительно обратила людей к вере, и правители совсем по-иному отнеслись к Церкви. В особенности когда вышел декрет Сталина об открытии храмов в России.

Это, несомненно, подвигло милость Божию к нашей стране, к нашей Церкви, к нашим людям. По-человечески, конечно, можно сказать, что победил высокий воинский дух наших солдат. И надо отдать должное руководству страны, которое воздвигло такого гениального полководца, как Жуков.

В прежние времена Господь воздвигал для России Суворова, Кутузова. В наше время Георгий Жуков - это была милость Божия. Мы обязаны ему спасением.

Сразу же поднялась, окрепла и усовершенствовалась у нас военная техника. По-человечески мы все это относим к тому, что люди объединились и успешно работали на передовой и в тылу. Это правильно. Но силу, энергию и ум дал им Господь.

Когда я читал воспоминания маршала Жукова, мне бросился в глаза момент, где он пишет о том, как он поражался в начале войны гениальности стратегических планов немецких генералов. Потом он удивлялся тем ошибкам и просчетам, которые впоследствии они же совершали.

Это со своей стороны говорит Жуков. Я со своей стороны скажу: это все совершала премудрость Божия! Господь, кого хочет наказать, всегда лишает разума, ума... И тот человек, который вначале проявлял мудрость, когда благодать Божия отступилась, совершает ошибки.

Когда Господь решил уже дать помощь нашему народу, нашей армии, Он и омрачил умы фашистам, а нашим военачальникам дал мудрость, воинскую смекалку, мужество и успех. Господь давал силы, энергию, разум нашим конструкторам и инженерам для того, чтобы одержать победу. Как говорится: «Без Бога - не до порога!»
Беда в том, что мы не видим Промысла Божия и не воздаем Господу славу за то, что Он проявлял такое промышление, такую заботу. Это печально...

Собственно говоря, ведь Россия из ничтожества поднялась, выросла до великой державы только Благодатию Божией, только силою Божией, чудесами...И никто об этом не хочет сказать...

Сколько милости получала наша страна во все времена, когда нападали на Россию. И только небесная помощь спасала от конечной погибели. А мы такие толстокожие, что не разумеем этой милости Божией, не хотим возблагодарить Господа. «Без мене не можете творити ничесоже». Мы все это относим к самим себе. Говорим: «я», проявляем гордость, а это как раз и пагубно. И за это Господь отдает нас врагам, чтобы смирить нас, чтобы не забывали Бога...

В первые месяцы войны наша страна входила в нее в тяжелом состоянии: поражение следовало за поражением. Противник дошел до Москвы, до Сталинграда.

Когда Церковь, верующие люди молились со слезами, просили Господа о победе русского оружия, молитва дошла до Господа. И Он вскоре переменил гнев на милость.

Москва была спасена чудом... Будь немцы посмелее - взяли бы ее голыми руками. Москва на волоске висела. Действительно, Господь страхом удерживал немцев...

И когда стали открывать храмы, такой был подъем в народе. Народ шел в храмы. И я сам был очевидцем этого...

После Сталинградской битвы, когда мы прибыли в тамбовские леса на отдых, в один воскресный день я пошел в Тамбов. Там только что открыли единственный храм. Собор весь был голый, одни стены... Народу - битком. Я был в военной форме, в шинели. Священник, отец Иоанн, который стал впоследствии епископом Иннокентием Калининским, такую проникновенную проповедь произнес, что все, сколько было в храме народа, навзрыд плакали. Это был сплошной вопль... Стоишь, и тебя захватывает невольно, настолько трогательные слова произносил священник.

Конечно, такой вопль, молитва простой верующей души до Бога дошла! Я в это верю на все сто процентов! И Господь помогал...

Простым людям кажется невидимой помощь Божия. Люди Бога не видят, не знают. Но связь невидимого мира с миром вещественным - непосредственная. Господь и нужных людей воздвигает, дает им опыт и мужество. Дает успехи в тылу и на фронте...

Я помню, как в начале войны наши танки, самолеты горели, как фанерные. Только появится мессершмитт, даст очередь – и наши самолеты валятся. Больно и печально было на это смотреть.

А позднее, во время Сталинградской битвы, я был прямо восхищен: «катюши», артиллерия, самолеты наши господствовали, и было радостно за страну, за нашу мощь. Чувствовался подъем в войсках. Все были воодушевлены. Это все-таки Господь помогал нам! И потом, слава Богу, прошли мы всю Украину, освобождали Румынию и Венгрию, Австрию...

После освобождения Сталинграда нашу часть оставили нести караульную службу в городе. Здесь не было ни одного целого дома. Был апрель, пригревало уже солнце. Однажды среди развалин дома я поднял из мусора книгу. Стал читать ее и почувствовал что-то такое родное, милое для души. Это было Евангелие. Я нашел для себя такое сокровище, такое утешение!..

Собрал я все листочки вместе - книга разбитая была, и оставалось то Евангелие со мною все время. До этого такое смущение было: почему война, почему воюем? Много непонятного было, потому что сплошной атеизм был в стране, ложь, правды не узнаешь. А когда стал читать Евангелие - у меня просто глаза прозрели на все окружающее, на все события. Такой мне бальзам на душу оно давало.

Я шел с Евангелием и не боялся. Никогда. Такое было воодушевление! Просто Господь был со мною рядом, и я ничего не боялся. Дошел до Австрии. Господь помогал и утешал. А после войны привел меня в семинарию. Возникло желание поучиться чему-то духовному...

В 1946 году из Венгрии меня демобилизовали. Приехал в Москву, в Елоховском соборе спрашиваю: нет ли у нас какого-нибудь духовного заведения. «Есть, - говорят, - духовную семинарию открыли в Ново-Девичьем монастыре». Поехал туда прямо в военном обмундировании. Помню, проректор, отец Сергий Савинский, радушно встретил меня и дал программу испытаний.

И я с большим воодушевлением начал готовиться. Ведь я же к церковной жизни не был приобщен. Вырос в крестьянской семье, родители были верующие. Но с 12 лет я жил в неверующей среде, у брата, и растерял свою духовность.

Господь дал мне такую энергию, такое желание. Многое надо было на память выучить. Молитвы, чтение по-церковнославянски. Я, невзирая ни на что, работал, учил все с таким желанием. Горел.

На экзамене дали мне наизусть читать пятидесятый псалом... Только половину прочитал - хватит, спасибо. Прочитал по-церковнославянски. Тоже хорошо. Затем сочинение было на евангельскую тему. А я Евангелие хорошо знал. На «пять» написал сочинение. И мне прислали извещение, что я принят.

Тогда уже я шинель снял и в фуфайке поехал. И все мы, кто там тогда был: кто, как и я, с фронта пришел, кто с угольных шахт, были испытанные жизнью...

Одним словом, я считаю, что наше неверие, наше невежество, наше незнание Бога, а также нарушение нравственных законов не могут оставаться безнаказанными. Мы не ведаем, что Господь промышляет не только о каждом человеке, а вообще о всей стране. Поэтому и война была. И это не без попущения Божия.
Если и волос с нашей головы не упадет без воли Божией, тем более - война. Это попущение Божие за нашу безнравственность, за наше безбожие, отступление. Господь попустил, чтобы это пресечь. Потому что пытались совсем задушить веру. Храмы все закрыты. Думали, покончили. Нет! Не тут-то было! Трудно идти против рожна.

Так и в будущем. Господь знает, чем смирить врагов. Попустил военные испытания, и вынуждены были вновь открыть храмы. Потому что этого требовал народ...

Сегодняшний хаос - это тоже, конечно, попущение Божие. И все эти войны на окраинах России - тоже. Если народ не опомнится, глубоко не раскается, не прекратится разложение нравов, то хорошего ждать нечего. Можно ждать только гибели.

Разве допустимо, чтобы в нашей стране, на Руси Святой, сейчас дали свободу бесовщине. Колдуны, маги, экстрасенсы, секты различные... это, естественно, подвигает Божию правду на гнев. Господь с этим не может мириться. В Евангелии говорится: «Ибо открывается гнев Божий с неба на всякое нечестие и неправду человека, подавляющих истину неправдою».

Господь дает испытание: образумьтесь! Обратитесь ко мне. А то, что бесовщину допустили, - это страшное дело! И я не знаю, что и ожидать?

Потому что, согласно библейскому предсказанию, семь ханаанских народов были истреблены только за то, что они допустили поклонение бесам. Грехи человеческие - это по немощи. Но когда люди стали обращаться к темной бесовской силе, тогда Господь этого не потерпел. А у нас открыли им дорогу. Раньше колдунов сжигали на костре. И совсем еще недавно в нашем Уголовном кодексе за черную магию подвергали наказанию. А сейчас экстрасенсы кодируют людей. Это страшное дело. Мы стоим на грани жизни!

И если не образумимся, не раскаемся, не осудим себя, не обратимся к Богу, наказание неминуемо постигнет. Пока же Господь все это терпит за счет верующих. Церковь еще существует. Она молится и умоляет Господа: не попускай, молю Тебя! А всю нечисть Господь уничтожит!

Человек сам виноват в том, что отошел от Бога, от истины, ко лжи приобщился. А ложь никогда не дает человеку удовлетворения. Ложь есть ложь. Поэтому люди и задыхаются. Потому что во лжи пребывают. А если к истине обратятся, то почувствуют жизнь, радость!
«Русь Державная» № 7–9, 1995 г.


Эта беседа состоялась в начале мая 1995 года, накануне праздника Великой Победы. Перечитывая одно из первых публичных выступлений всемирно известного старца, я еще раз убедился в промыслительной мудрости и только приобретающих с годами новый глубинный смысл слов монаха и солдата…
Андрей Печерский


Ничто не отлучит нас от любви Божией


В последних числах декабря в беседе с архимандритом Кириллом (Павловым) я попросил горячо любимого батюшку сказать несколько слов для вас, дорогие читатели «Руси Державной», в связи с вступлением в новое тысячелетие.

Вначале отец Кирилл колебался, видимо, огромная скромность и высочайшая требовательность к себе этого глубокоуважаемого всеми православными людьми человека удерживали его от высказываний по столь важной теме.

И все же в этот день мне удалось записать краткие высказывания батюшки, которые и публикуются в самом начале его проповеди (по-другому не дерзаю назвать столь глубокие размышления отца Кирилла).
Рукописный текст проповеди он передал мне буквально через день после нашей встречи. Можно только догадываться, когда нашел батюшка время для ее написания.

Начиналась рукопись с краткого описания, которое многое может объяснить верующему православному сердцу: «Не имея никакого познания в себе и в то же время, чтобы не огорчить вас и не остаться в долгу перед вами, я скажу пару слов не от себя, потому что я невежда в познании, а основываясь на слове Божием, которое есть первоисточник и авторитет всякой Истины».

Суровые, но полные любви и заботы о нашем православном народе слова проповеди батюшка Кирилл благословил передать вам, братья и сестры.

Андрей Печерский


Сейчас надо, чтобы верующие настраивали и готовили себя ко всевозможным испытаниям и скорбям. К этому идет. Но надо, чтобы не паниковали, не унывали и не отчаивались. И если Господь попустит какие-то испытания, нужно безропотно, с радостью и надеждой, со спокойствием в душе сподобиться Царствия Небесного.

Надо ли говорить сегодня об этом? Как воспримут это люди? Я считаю, что об этом говорить надо.
Св. апостол Павел во втором послании к любимому своему ученику Тимофею пишет: «Знай же, что в последние дни наступят времена тяжкие. Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны. Непримирительны, клеветники, невоздержны, жестоки, не любящие добра. Предатели наглы, напыщенны, более сластолюбивы, нежели боголюбивы. Имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся. Таковых удаляйся. К сим принадлежат те, которые вкрадываются в домы и обольщают женщин, утопающих во грехах, водимых различными похотями. Всегда учащихся и никогда не могущих дойти до познания истины» (2 Тим. 3, 1-7).

Если же мир к концу времени должен прийти к такому нравственному состоянию, то верующие в Бога-Отца, Господа нашего Иисуса Христа и в Бога Духа Святаго, исповедующие Святую Троицу, должны, наоборот, жить во всяком благочестии и чистоте и быть солью земли, светом миру по слову Спасителя: «Так да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят ваша добрая дела, и прославят Отца вашего, иже на небесех» (Мф. 5, 16).
Облекшись в броню веры и любви и в шлем надежды спасения. «Как днем, будем вести себя благочинно, не предаваясь ни пированиям и пьянству, ни сладострастию и распутству, ни ссорам и зависти. Но облекаясь в Господа (нашего) Иисуса Христа, и попечения о плоти не превращайте в похоти» (Рим. 13, 13-14).

«Облекитесь, - говорит ап. Павел, - избранные Божии, святые и возлюбленные в милосердие, благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение. Снисходя друг к другу и прощая взаимно, если кто на кого имеет жалобу: как Христос простил вас, так и вы. Более же всего облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства. И да владычествует в сердцах ваших мир Божий, к которому вы и призваны в одном теле; и будьте дружелюбны. Слово Христово да вселяется в вас обильно, со всякой премудростью; научайте и вразумляйте друг друга псалмами, славословием и духовными песнями, во благодати воспевая в сердцах ваших Господу» (Кол. 3, 12-16).

«И не страшитесь ни в чем противников» ваших по вере, зная, что их нападения и гонения на вас за веру «для них есть предзнаменование погибели. А для вас спасения. И сие от Бога. Потому что вам дано ради Христа не только веровать в Него, но и страдать за Него!» (Фил. 1, 28-29).

Поэтому ап. Павел и восклицает, говоря: «Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? Как написано: «за Тебя умерщвляют нас всякий день; считают нас за овец, обреченных на заклание. Но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас» (Рим. 8, 35-37).

И что бы ни было с нами, все, что придется испытать, надо перенести с радостью, не отрекаясь… И никакие скорби, пусть даже и смерть, - ничто не должно отлучить нас от любви Божией…

И Спаситель в Евангелии от Матфея тоже утешает и укрепляет нас, говоря: «Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более Того, Кто может и душу и тело погубить в геенне» (Мф. 10, 28).

Будем знать и веровать, что нынешние временные страдания наши ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в будущем веке для любящих Господа, ибо написано: «Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его».

Посему с терпением будем проходить предлежащее нам поприще, и, подражая Богу, как чада возлюбленные будем жить в любви, «как и Христос возлюбил нас и предал себя за нас в приношение и жертву Богу, в благоухание приятное. А блуд и всякая нечистота и любостяжание не должны даже именоваться у вас, как прилично святым».

«Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только доброе для назидания в вере, дабы оно доставляло благодать слушающим. И не оскорбляйте Святаго Духа Божия, которым вы запечатлены в день искупления. Всякое раздражение и ярость, и гнев, и крик, и злоречие со всякою злобою да будут удалены от вас» (Еф. 4, 29-31).

Напротив, «вразумляйте безчинных, утешайте малодушных, поддерживайте слабых, будьте долготерпеливы ко всем. Смотрите, чтобы кто кому не воздавал злом за зло; но всегда ищите добра и друг другу и всем. Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите, ибо такова воля Божия о вас во Христе Иисусе. все испытывайте, хорошего держитесь. Удерживайтесь от всякого зла» (1 Фес. 5, 14-22).

«Все заботы ваши возложите на Него, ибо Он печется о вас. Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш, диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить; противостойте ему твердою верою...

Бог же всякой благодати, призвавший нас в вечную славу Свою во Христе Иисусе, Сам, по кратковременном страдании вашем, да совершит вас, да утвердит, да укрепит, да соделает непоколебимыми» (1 Пет. 5, 7-10).

Апостол Павел говорит: «Только будьте друг ко другу добры, сострадательны, прощайте друг друга, и Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух, и душа, и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа. Верен Призывающий вас, Который и сотворит сие» (1 Фес. 5, 23-24).
2001, № 1


Символ веры


Вот и ушел от нас в селения небесные архимандрит Кирилл (Павлов), великий православный старец, духовник всея Руси, как называют его в народе. Тяжело и трудно писать о человеке, который многие годы составлял значимую часть твоей жизни, был твоим духовным отцом и защитником. Без преувеличения можно сказать, что он сделал из меня другого человека. Это были поистине счастливые годы духовного становления, когда посчастливилось общаться с ним, получать наставления и мудрые советы, обсуждать насущные проблемы нашего земного бытия…

Сообщение о его кончине пришло вечером 20 февраля. И что примечательно, в коротких телефонных разговорах с людьми, близко знавшими его, звучала одна и та же мысль, что эта горестная весть – неправда, ошибка. Какое-то время не хотелось в это верить и мне, и моим близким, пока духовное чадо батюшки, протодьякон Николай не зарыдал в трубку в разговоре со мной…

Эта история произошла давно, наверное, сейчас трудно вспомнить в каком году. Отец Кирилл принимал тогда исповедь у всех желающих в крестильне храма Преображения Господня в Переделкино. Он тогда уже частенько болел, и Святейший Патриарх Алексий, чтобы оградить старца от лишних волнений и многочисленных посетителей, иногда забирал его в свою подмосковную резиденцию. И многие люди, кто нуждался в его совете, не знали, что есть такая счастливая возможность – просто приехать на электричке в Переделкино и увидеть батюшку.

Нина весь вечер прилежно готовилась к первой в своей жизни исповеди, аккуратно записывая свои прегрешения в ученическую тетрадку. Она старалась вспомнить все, что мучило и беспокоило ее душу…
Утром во дворе храма уже собирались люди. Одни стояли молча и сосредоточенно думали о чем-то своем, сокровенном, другие тихо переговаривались между собой. И вот наконец из ворот Патриаршей резиденции вышел улыбающийся своей широкой улыбкой батюшка Кирилл с крестом и Евангелием в руках. Вслед за отцом Кириллом все вошли в крестильню. Сравнительно небольшое помещение сразу наполнилось до отказа, но было как-то по-домашнему тепло и уютно.

Неспешно, с какой-то особой торжественностью батюшка начал читать молитвы перед исповедью. «Верую во единого Бога Отца Вседержителя, Творца небу и земли…» – дивным и редким распевом произносил батюшка слова Символа Веры. И казалось, что его негромкий голос проникает прямо в сердце, в самые глубокие уголки души. Становилось тепло, радостно, у многих в глазах поблескивали слезы…

Подошла очередь исповедоваться и Нине. Дрожащей от волнения рукой она протянула батюшке свою сложенную вчетверо тетрадку. Отец Кирилл ласково посмотрел на нее, положил свернутые листочки в одну руку и накрыл сверху другой. Затем неторопливо стал отвечать на изложенные в них вопросы. Как впоследствии рассказывала сама Нина, батюшка ответил на все, притом именно в том порядке, как это было написано. С тех пор жизнь ее начала меняться. Символ Веры навсегда вошел в ее сердце.

Впоследствии я сам однажды столкнулся с подобной прозорливостью отца Кирилла, когда один патриотически, но чересчур решительно настроенный автор настойчиво уговаривал меня опубликовать в «Руси Державной» его статью. Положа руку на сердце, мне почему-то не хотелось этого делать. И я принес книжечку с этой статьей на суд отцу Кириллу. Он взял ее в руку, как бы взвешивая, и после некоторого молчания промолвил: тебе это не надо! Книжечку эту он даже не открывал…

В день прощания с батюшкой Троице-Сергиева Лавра была переполнена. Те, кто, не приехал с раннего утра, вообще не смогли войти на территорию монастыря. Плотно прижавшись друг к другу стояли люди в Успенском соборе, где служилась заупокойная литургия. Отпевал батюшку Святейший Патриарх Кирилл. Сослужили ему архиереи нашей Матери-Церкви, которые съехались со всех концов необъятной Руси. Многих из них в свое время батюшка постригал в монашество, исповедовал и наставлял.

Молча и сосредоточенно стояли в храме рядом седовласые священники и молодые семинаристы, скромные старушки, молодые парни и девушки. Русская Православная Церковь прощалась со своим великим сыном, подлинным воином Христовым. И, наверное, неслучайно эта последняя встреча происходила 23 февраля в день Защитника Отечества. Старец Кирилл Павлов, герой Советского Союза, всю свою долгую, наполненную глубокой молитвой жизнь защищал наше Отечество. Во время войны в окопах Сталинграда, а потом – в Церкви Христовой. Его прямой, как стрела путь так и прошел по видимым и невидимым фронтам борьбы со злом и защиты любви и добра.

Прощаясь с нашим дорогим батюшкой мы с супругой прикоснулись к его благословляющей руке. Она была поразительно теплой и мягкой. Казалось, что вот-вот сейчас батюшка встанет и скажет всем нам самые нужные для каждого слова…

Еще два с лишним часа после отпевания в собор шли и шли нескончаемым потоком люди, чтобы в последний раз припасть к отцу Кириллу…

Когда выносили из собора обитый белой материей гроб, пошел мягкий, пушистый снег. Он медленно падал на землю и на плечи сотен людей. Сама природа как бы утверждала выражение: «пусть земля ему будет пухом!»

«Вечная память, вечная память» – пели хор Троице-Сергиевой Лавры и все люди, кто стоял у могилы батюшки. Пели и мы с моим сыном. А в самом конце прощания хор запел вдруг пасхальные песнопения, и загремели по Лавре преподобного Сергия безсмертные слова: «Христос Воскресе! Воистину Воскресе!» Как бы подтверждая твердую уверенность православной веры: батюшка наш рядом, он не ушел, он всегда в сердце каждого из нас…

С портрета на письменном столе задумчиво смотрит на меня батюшка Кирилл. И я вновь слышу его дрожащий, проникновенный голос в крестильне Переделкинского храма. Он поет Символ Веры: «Верую во единого Бога Отца Вседержителя, Творца небу и земли…»
Андрей Печерский
2017, № 3
от 23.10.2018 Раздел: Сентябрь 2018 Просмотров: 110
Всего комментариев: 0
avatar