Добавлено: 29.06.2019

Каждое дело нужно начинать с молитвы

Беседа с настоятелем афонского скита Крумица иеромонахом Николаем (Генераловым)


Эта беседа состоялась после моей последней поездки на Святую Гору Афон


– Дорогой батюшка, со дня нашей последней беседы уже прошло без малого два года. Хотелось бы с Вами продолжить беседу в вашем благодатном месте – афонском скиту Крумица, поделиться своими мыслями и услышать от Вас слова, которые, наверное, Вам хотелось бы выразить в связи с тем, что происходит в православном мире. А начать, если позволите, хотелось бы с последних событий, которые произошли не так давно в Екатеринбурге вокруг планируемого строительства храма святой Екатерины в честь ожидаемого через несколько лет 300-летия Екатеринбурга. Храм этот был заложен даже намного раньше, чем начал строиться этот город. Но те волнения, которые происходили вокруг него и недовольство граждан вылились в некое противостояние. Хотелось бы услышать Ваше слово в связи с этим.

– Во-первых, это происходит не впервые. Такое бывает часто, особенно в наше время, когда люди нецерковные в большинстве своем и просто их подвигает на это бес. Подобное было у нас в Салониках. Я еще был антипросопом где-то в конце 80-х начале 90-х годов, когда строился храм Кирилла и Мефодия. Тогда тоже восстали жители, за митрополитом Пантелеимоном гонялись люди с черепицей, чтобы убить его. Но прошло время, и храм построен в честь Кирилла и Мефодия, поскольку они были выходцами из Салоник. И сейчас те, которые воевали против, ходят в этот храм, воцерковляются потихоньку и думают, как же они могли такое сделать. Также и здесь в Екатеринбурге. Екатерина, как мы знаем из ее жития, была очень мудрая. Благодаря ей 50 или 150, не могу сейчас сказать точно, мудрецов того времени, философов обратились ко Христу, вошли в Царство Небесное, были крещены и усечены мечом. Поэтому это меч для демонов, они предчувствуют, что им будет плохо, если будет возведен храм и возбуждают людей. И я думаю, не с того начали. Надо было начинать с молитвы.

У меня был такой случай: был я в то время на другом скиту. Пришел один из Европы в большом сане человек и говорит:

– Отец, хоть вешайся. Храм опустеет, одни склоки, одни нервы и ничего путного нет.

– Сколько у Вас ходит в храм людей?

– В связи с тем, что открылась Россия, приезжают бывает и до 30 человек, может, и 40.

– Отлично! А есть среди них те, которые страдают бессонницей?

– Каждый второй.

– Отлично. Когда приедешь, объяви, чтобы читали Псалтирь. Скажи, и бессонница исчезнет, и дело доброе сделаете.

– Хорошо, благословите.

Я его благословил. Уже здесь был, будучи на Крумице. Мы сидим на балкончике, смотрим, подошла какая-то группа, все обгоревшие, жара была. И «отец Николай, благословите», – смотрю, это наши знакомые священники. Говорю: «Заходите». Раз приходит, бух мне в ноги. Я говорю ему:

– Да ты что, брат?

– Отец, ты спас мою душу!

– Что такое?

– Помнишь, ты благословил читать Псалтирь? Стали читать, все настроилось. Сейчас уже на втором приходе объявил то же самое, и там читают. Просто все наладилось.

Так и здесь. Если будет молитва читаться, в первую очередь, а не надеяться на князей и на спонсоров, то Господь поможет и вразумит этих и других, без всякого напряга и тем более без шума и кровопролития. А так не знаю. Как без молитвы может храм строиться? Сначала молитва, а потом уже все остальное. И наши предки тоже только на молитву уповали. Особенно в таких случаях помогает 12-й Псалом. Я даже взял с собой книжечку. Скажу даже, откуда это. Игумен Никон «Мои дневники», 1916 год. Он здесь шлет Троицкий листок святого Сергия Радонежского в благословение воинам русским, которые на фронте. И вот он говорит о 12-м Псалме и вспоминает: «Лет 30 назад хоронили в Одессе одного почтенного старца – генерала Петрова. Отпевал его известный проповедник архиепископ Никанор. И поведал святитель Божий в надгробном слове своем, что покойный участвовал в 160 боях под градом пуль и всяких смертоносных снарядов, перед лицом тысячи смертей и ни разу не был ранен. Вспомнил тогда святитель и о другом герое – графе Остене Сакине, который также участвовал в 100 почти боях и также ни разу не был ранен. Отчего? Откуда это чудо? А известно, что эти герои, становясь лицом к смерти, всегда с верой читали про себя дивный псалом «Живый в помощи Вышнего» и это и что это за чудный псалом. Какая сила, вера и крепость упования на помощь и охрану Божию слышатся в нем. Заучите его и вы [он обращается к воинам], воины православные, и читайте его каждый день утром и вечером».

И сейчас в наше время мои знакомые тоже употребляют этот псалом. Часто. Особенно те, которые либо привораживают, либо ведьмы появились и просто нашли себе успокоение. И здесь, я думаю, надо начать с молитвы. Потихоньку, потихоньку и без напряга и все встанет на место.

– Я тоже один из примеров сейчас вспоминаю о начале строительства храма Христа Спасителя. Ведь долгое время московские власти отказывали Московскому Патриарху святейшему Алексию в закрытии бассейна. Потом его все-таки закрыли. Но еще при открытом бассейне группа верующих людей во главе со скульптором Владимиром Мокроусовым построили небольшую часовенку. Установили там распятие и икону во имя Державной Божией Матери. Дважды в неделю по средам и воскресеньям там читался акафист. Я отчетливо помню: зима, люди стоят, молятся, а те, кто выходят из бассейна, с недоумением на них смотрят. Они такие вышли радостные, разгоряченные, поплавали в бассейне и думают, что за чудики тут стоят. И вот на Пасху в бассейне уже воду спустили, но все равно, насколько я понял, окончательного решения не было принято. Мы проводили как раз в Пасхальные дни молебен и крестный ход вокруг бассейна. И естественно, молились о том, чтобы храм был восстановлен. Но чуть не дошло до инцидента, потому что на дно бассейна кто-то по чьему-то распоряжению запустил не то что православных, а вообще каких-то содомитов, непонятных людей. И среди тех, кто участвовал в крестном ходе, видно, с провокационными целями начали раздаваться голоса: «Давайте их выгоним сейчас со дна бассейна». Но батюшка отец Владимир Ригин сказал: «Нет, мы туда не пойдем. Наше дело – это молитва». Как сейчас помню: у нас был «Христос Воскресе», а они там включили какую-то музыку на низких таких тонах и батюшка сказал: «Наверное, в аду вот такие звуки раздаются».

– Так и есть.

– А рядом, смотрю, в кустах сидит большая группа ОМОНа. Хотели, наверное, спровоцировав эту драку, сказать, кто такие верующие. И все решилось, благодаря молитве Державной Божией Матери.

– Вот так и здесь: побольше упования на Бога и на святую Екатерину, если она хочет, чтобы храм был там, ни одна сила не может устоять. Ни одна. Он будет. Если в другом месте, то в другом месте будет. Здесь особо переборщать нельзя. А эти люди, которые протестуют они просто подвергаются внушению. Сейчас перенимают помыслы через телевизор, и оттуда бес подходит к каждому и говорит: «Ты что, если построят здесь храм, что будет? Ты придешь с гулянки, с дискотеки, а тут звонит колокол. Тебе не поспать.» Из головы сделает целый улей. Поэтому тоже нельзя на них особенно негодовать. Они делают свое дело, а мы должны делать свое дело. Кто кого. Благодать Божия всегда побеждает.

– Вы совершенно правы. Сейчас такое время и об этом все сейчас говорят. По сути дела, у многих слов подменяется значение. Я вспоминаю панихиду по приснопамятному архимандриту Кириллу Павлову на 40 дней со дня его кончины, когда владыка Феогност сказал: «Отец Кирилл как говорил, так и жил, а разве многие из нас могут этим похвастаться? Большинство же из нас живут совсем по-другому.» И действительно, сейчас многие люди научились говорить красивые слова, употреблять даже церковные термины в своих речах, в своих выступлениях, но стоят ли за этим дела?

– Да, за примерами далеко ходить не надо. Так что лучше надеяться на Бога, нежели на спонсоров. А то сейчас получается, что спонсоров нашли, компьютеры и пошло. А раньше так не строилось. Раньше строилась молитва. Еще и место выбиралось, какие-то знамения были. Посмотрите, любая наша обитель, где бы ни были, увидел свет или рабочие слышали колокола уже много лет. А мы сейчас облюбовали место – вот здесь будет храм. А хочет святой этого или не хочет - неважно. Мы его заставим – у нас деньги есть, все есть. Без скорбей не бывает храма, поэтому надо и поскорбеть, и потрудиться, и попотеть, и помолиться.

Еще в те далекие времена у нас одна сиротка была. Она у нас была как сестра старшая. Чтобы в колхозе ее не обидели или еще что-то, она читала 34-й Псалом, и он тоже помогал. Всегда выигрывала. Так что надо читать этот Псалом и другие. Делают ли они это, молятся ли Екатерине для того, чтобы там построить храм? Ходили бы туда, молились полегоньку. А то и литургию прямо под открытым небом почему не послужить? Пришел, раскинул шатер. Сейчас лето. Послужил. И вот уже большая помощь.

– А также, наверное, и в других делах. Я даже по себе знаю, бывает, бьешься, бьешься, пытаешься решить какое-то дело, а без молитвы ничего не получается. Я сейчас вспоминаю своего духовного отца архимандрита Кирилла. Он про свое детство рассказывал. Вот когда была, говорит у нас , крепкая молитва. Нет дождя. Вышли в поле, помолились, дождик пошел.

– Так было везде.

– Батюшка, хотел Вашего совета и благословения спросить. В прошлом году Россия отмечала столетие явления Державной иконы Божией Матери. И мы повторили крестный ход, который на 90-летие совершали, соединив Коломенское и станцию Дно, где наш император Николай Второй отречение принял от власти. Сейчас много исследований говорят о том, что отречения как такового и не было. Но не об этом речь. Речь о том, что мы на 90-летие установили там покаянный крест, а на столетие люди православные заложили там храм во имя царских страстотерпцев. Он продолжает строиться. А недавно из Брянской митрополии Железногорской епархии обратились ко мне с просьбой посодействовать и помочь строительству храма во имя Державной Божией Матери как раз в этой же Железногорской епархии. У людей, и прежде всего, у владыки Вениамина настрой такой серьезный построить храм именно во имя Державной Божией Матери.
– Здесь наоборот. Там народ не хочет храм, а здесь хочет. Голос Божий. Голос народа – голос Божий. Слава Богу. Поэтому пока еще за камни не взялись, надо спешить и начинать строить, раз есть такая возможность. С Божией помощью, с молитвой Божией Матери.


– Просим Ваших молитв.

– Наши молитвы выше потолка не проходят, так что не волнуйтесь.

– И тем не менее. В честь столетия Державной иконы моя хорошая знакомая Галина Ананьина издала книгу, как раз посвященную Державной иконе и я хотел бы Вам вручить эту книгу на память. Здесь она всю историю изучила и упоминания и о наших скромных делах.

– Слава Богу!

Так что пускай строится храм-то. Великое дело. Даже если один спасется, уже оправдает себя. А тем более, они желают.

А там много церквей или мало?

– Там есть храм. Я подробностей не знаю. Во-первых, у них там находится большая святыня, может быть, Вы слышали об этом, икона Божией Матери Умиление Локотская. Она явлена была на календаре много лет назад. А теперь она в киоте, постоянно мироточит и образ еще один проявился на обратной стороне иконы, то есть это двусторонняя икона. Они ее по всему миру возят. И она как раз в Железногорской епархии находится.

– Ну и Слава Богу. Это все будет в помощь Державной.

– А мы как раз с хранителем иконы много лет дружим, поддерживаем связь. Хотелось бы, конечно, сделать это для людей, которые сейчас, к сожалению, находятся в растерянном положении. Я вот наблюдаю, что у нас как бы в 90-е годы началось возрождение православной веры, начали открываться храмы, строиться часовни. Люди начали креститься. Я вот так наблюдаю и по своему приходу, и вообще так по православным храмам, к сожалению, дальше крещения и редкого посещения храма и редкого причащения народ в большинстве своем не идет. В чем же тогда причина? Для многих это непонятно.

– В чем причина? Враг номер один для Церкви – это благоденствие и жизнь хорошая. И еще плюс – телевизор. Это просто враг всего святого. Еще 250 лет тому назад Святой Косма Этолийский говорил, что у христиан нашего времени в переднем углу будет дьявольский ящик, а рога его будут висеть на крыше и всех сведет с ума. Вот оно все и есть. Оттуда все. Кто не смотрит телевизор? Это редкость. У кого нет телевизора? Тоже редкость. А там же ничего хорошего не услышишь, не увидишь. Новости посмотрел, тут же неспокоен: там война, там кровопролитие, там взрывы – уже взбудоражен весь. Слава Богу, мы этого всего не видим, не слышим. И то, что слышим, иной раз думаешь, зачем мне это надо было слышать? А тем более, когда видишь все это. Кругом же кровь: там зарезали, там убили, там сожгли, там подвесили, там сгорели. Вот если хотят, чтобы вера была крепкая, пусть в первую очередь выбросят телевизор на свалку или отдадут своим врагам.
Как-то один проповедник говорит: Вот представьте себе, какой-то благочестивый хозяин, выйдя из своего дома, взял и опустил кусок хлеба в бак мусорный. Ты что, полезешь в этот мусор, зная, что там есть кусок хлеба? Нет, если не будешь голодный. Так и здесь. Есть в телевизоре что-то хорошее: документальные фильмы или о природе, а остальное – гадость, а люди лезут туда, их затягивает.

Вот мне позвонила на святого Предтечу в прошлом году, она мне часто звонит, куда едет, берет благословение – с Москвы. Говорит:

– А сегодня я причащаться не смогу.

– В чем дело?

– Я болела всю ночь.

– А, пила лекарство?

– Да нет, я болела за нашу сборную.

Наша сборная играла футбольный матч с кем-то там в России и проиграла. Она и болела.

– Так ты же могла умереть.

– А я запаслась валерьянкой и всеми лекарствами, пила лекарства.

Вот и все. После этого как она пойдет? Хорошо, что не причастилась. Как она болела, а это старуха уже. Представляете? А что же о молодежи тогда говорить?

Идолов надо повыбрасывать из дома. Мода. Мы говорили об этом. Эгоизм. А потом, много наши воцерковляются люди и ходят на катехизацию и учатся православию, читают что-то? Нет, так, по-своему в домашних условиях. Поэтому трудно что-то сказать. Ревность проходит, Господь посылает испытания, и люди сходят с пути своего, или становятся праздничные христиане, когда люди только в праздники приходят, или вообще не приходят. На Пасху появляются, как кометы: появилась и до следующего года.

– Да, или на Крещение прийти, святой воды набрать литрами, на Троицу веники освятить.

– Слава Богу, хоть так. Катехизация почти не работает. Раньше и в школе преподавалось православие, и везде, и катехизация проводилась, воскресные школы были и люди с детства обучались. И то это дошли до чего – до революции. А сейчас Слава Богу хоть так. Хотя бы люди, которые церковные хоть как-то между собой бы поучались в вере. Наша тоже разбивается вера. Господь дает, потом ты должен и работать над этим. Мы же этого не делаем.

– А как, батюшка, работать? Простому человеку как это объяснить?

– Как учатся на компьютере работать? Работают. Как он права получает? Раз захотел, он получил. И раз не сдал, и два не сдал, и три не сдал, но добивается и водит машину. Так и здесь. Хорошо, я получил первые азы, а дальше? А что такое православие, что такое святые отцы, кто они такие и что они говорят, почему и как? Мы же в это не углубляемся. Мы уже все знаем. Попробуй скажи кому, скажут: «ох, мы это уже все знаем!». Знаем, как свечки поставить, с какой стороны подойти. Если поп идет, надо плюнуть или топнуть ногой как минимум. Вот и все. А раньше такого не было. Культура была православная, культура церковная, воцерковление. Сейчас этого нет. Бабульки уходят потихоньку старые, молодежь заступает. Вот так.

– Я помню, не так давно, пару лет назад, я разговаривал в Карее с отцом Гавриилом. Я задал ему прямой вопрос: «Как можно на современную молодежь повлиять?» Он просто ответил: «Никак не повлияешь. Повлиять можно только своим примером благочестивой жизни». А мы и этого не делаем.

– Поэтому предания. То , что получили от старших, мы должны передать, а передаем? Нет. Наши отцы, прадеды, как бы там ни было, передали нам церковную красоту. А мы что? А наше поколение следующее что будет? Еще хуже и хуже, и хуже. Придем к антихристу, вот и все. Вот же что творится.

– А какой-то свет в конце тоннеля есть?

– Свет – Христос. Свет у нас один – свет Господень, Иисус Христос: «Я есть свет миру, я есть жизнь, живот, воскресение». Все во Христе. Найти Его, идти за Ним, идти к Нему – вот наша задача, наша проблема, наша конечная остановка – Царствие Небесное. Как прийти? Надо самому немножко трудиться и головой работать и все нормально будет. Кто молодежи запрещает молиться? Никто. Кто запрещает читать, поучаться? Книги есть. Поучайся. Никого не заставишь. Потому что много других помех: надо посмотреть новости, надо сериал поглядеть, надо то, надо третье, пятое, десятое. Надо съездить отдохнуть. А вот в Церковь – это в последнее время – когда состаримся, тогда успеем, на смертном одре попа призову, скажу, согрешил. Прости меня. Дождешься ты этого? Сумеешь? Кто тебе это гарантирует? Так мало думаем об этом, потому что не знаем, что нас ждет. Если бы знали, мы бы к этому готовились день и ночь. А мы не знаем. А святые это знали и всю жизнь полагали для приобретения спасения души. В первую очередь Церковь, душа, а потом уже все остальное. Почитаем Жития святых. А у нас сейчас все наоборот. С ног на голову поставили.

– Да, я сейчас вспоминаю. Это давно было, в начале 90-х, тогда нынешний епископ Феофилакт, он сейчас игумен Андреевского монастыря в Москве. Он меня спросил, тогда он в Лавре, Черниговском скиту подвизался. Говорит: «Скажи, кому будет легче или труднее оправдаться на Страшном суде? Атеисту прошлых лет или атеисту нынешних?» Я не смог на этот вопрос ответить. И он тогда так начал рассуждать: «Ну, ты сам подумай. Атеист прошлых лет будет оправдываться: религия запрещена была по сути, Евангелие не купишь, храмы закрыты, разрушаются, атеистическая пропаганда, а сейчас? Сейчас все наоборот: все двери открыты, лекции, два телеканала, газеты, журналы. Наверное, все-таки современному атеисту тяжелее придется».

– И тому, и другому нелегко будет. Лучше быть верующим, быть со Христом и тогда еще с опаской оглядываться, правильно ли я все делаю. Поэтому Господь сказал: «Бдите и молитесь, да не внидите в напасть». Поэтому надо бодрвствовать и молиться и быть со Христом всегда. Он самое главное. Атеист в любом случае атеист. Надеяться на милость Божию хорошо, но надо и самому хотя бы пару шагов делать.

– Батюшка, может быть, у Вас свои есть какие-то мысли или рассуждения, которыми Вы хотели бы с нами поделиться?

– Помоги Господи всем спастись. Вот. Времена сейчас тяжелые, все это знают. Даже неверующие чувствуют, что что-то не то идет в миру. Природа вообще вышла из строя: в Москве, например, 30, а у нас тут 20 с трудом. Такого никогда не было. Все пошло вверх ногами. Я в 70-х годах пришел с армии. Познакомился с одним архимандритом. Он ездил к карагандинским святым, Он говорит: если будет святое православие крепкое, как оно должно быть, тогда просто не придет антихрист, а надо все слить под ноги атеизма. И как никогда нужна молитва и бодрствование, бодрствовать надо. Об этом говорил и святой Серафим Вырицкий, что придет время и японцы будут на Дальнем Востоке, китайцы возьмут всю Сибирь, Урал, то же самое. Один к одному. Иерусалим станет столицей Израиля, потом и мировой столицей. Это все святые отцы говорят. Вот к чему мы идем, к чему приближаемся. Поэтому другие бы плакали, стенали и молились, в церковь бы ходили, а мы еще радуемся, смотрим всякую чушь. Там преподносят всякий обман и радуемся, веселимся, хотя до веселья далеко, особенно православным.

А наше поколение на предании: «Придет время, будут гонения, старайтесь уехать с первым поездом». Это же каждый слышал, Вы тоже наверняка слышали.

– Отец Кирилл говорил об этом.

– Ну вот, у меня даже папа малоцерковный, и то как подопьет немножко: «Вот, сынок, сынок, придет время, гнать будут за Христа, с первым поездом…» Откуда они знали? А друг от друга. Видишь, предание. Вот к этому и подходим. С этими же чипами. Столько веков заранее было предсказано.

– Отец Кирилл как-то сравнил человека, который принимает все эти цифровые технологии с человеком, который садится в отходящий поезд, а скорость потом поезд набирает и уже не соскочишь.

– Конечно, та оно и есть. Вот, нас уже приучили. Оставишь телефон, и о, телефон забыл, потому что там все. У меня записаны Евангелие и все прочее, на греческом и на русском языке. Иду на огород, слушаю. Без него как без рук уже. А у других там и кошелек в нем, и адреса, и телефоны, и газеты, и интернет, – все-все-все.

– Так, батюшка сложилось, что более чем за 25-летнюю работу и издание нашей газеты, отношение к ней неоднозначное. Вот она читательница из глубокой сибирской деревни написала как-то: «Получила “Русь Державную”, и хочется жить»

Другие говорят: «От корки до корки прочитал». А некоторые говорят: «А зачем ты вообще эту газету издаешь? Она ведь никому не нужна».

– Это всегда так было, есть и будет. Сколько людей, столько и мнений. Верующий человек, как верующий рассуждает. Безбожник, как безбожник. Поэтому каждая категория по-своему судит, рядит.

– Вроде тоже они себя верующими считают, кто говорит негативно.

– Разные верующие. Есть глубоко верующие, есть просто приходящие в храм, как кометы по праздникам только являются в храм: придет, причастится на Пасху и дальше до Пасхи. На это даже обращать внимание не надо. Слава Богу, что есть критика и за и против. Это хорошо, а то вы совсем раскиснете.

Молитесь, прежде всего, чтобы Господь благословлял ваши труды, был Покров Божий, Божией Матери. А то, что трудно, всем трудно. Без трудов ничего хорошего не получается. Только грехи одни. Поэтому не надо роптать. Делать, как есть и стараться, а там уже благодать Божия покроет, поможет. Так, я думаю.

– Спаси вас Господи дорогой батюшка !

Беседовал Андрей ПЕЧЕРСКИЙ

Фото автора
от 21.07.2019 Раздел: Июнь 2019 Просмотров: 151
Всего комментариев: 0
avatar