Добавлено: 08.11.2015

«Каждый должен делать свое дело!»

– Ваше Высокопреподобие, мы впервые с Вами беседуем, несмотря на то, что наша газета существует уже 23-й год и очень благодарим Вас за то, что нашли время встретиться с нами. Хотелось бы начать с того, что путь к вере у каждого разный, и в зависимости от этого человек или приходит к вере, или начинает плутать и попадает в какую-то секту или вообще остается агностиком, как люди стыдливо себя называют и не приходит к вере вообще. А какой путь к вере был у Вас?

– Вспоминаю 60-е годы, у меня были верующие родственники и я думаю, что это в моем мальчишеском сердце отозвалось. Обычно люди ищут интересных историй, может быть, каких-то знамений особенных, либо каких-то событий в жизни. Ничего такого у меня не было, а вот так сердце молодого человека потянулось к Богу, к Церкви и таким образом я постепенно воцерковился. Это и хождение в храм, это и иподьяконство у епархиального архиерея, потом семинария, академия, Троице-Сергиева лавра и потом уже жизнь в монашестве.

– Вы упомянули Троице-Сергиеву лавру. Я вспоминаю свои первые поездки в Лавру и первые встречи с моим духовным отцом архимандритом Кириллом (Павловым). Конечно, Лавра для очень многих людей становится святыней, огнем, который не просто привлекает, а возжигает сердца. Хотелось бы, чтобы Вы рассказали что-то из своих воспоминаний, связанных с монастырем.

– Лавра, действительно, для многих православных христиан – духовный дом, место рождения, место движения к Богу. Я тоже помню свою первую поездку в Лавру. Это была осень, праздник Покрова. Красивое подмосковье, лаврские купола, эта святыня, которая возвещает миру радость, благолепие и зовет на небо. К преподобному Сергию приходит множество людей, и все рассказывают, что входя в Троицкий собор, получают ту великую духовную силу, которая ведет их потом по жизни.

Батюшка отец Кирилл при постриге меня и других братьев принимал от Евангелия. Евангельский отец. И, конечно же, мы слышали от него слова, которые нас питали евангельским духом. Мы видели его дела, его жизнь, как он служил Церкви и Богу, как он служил людям, и это до последних сил. Помню, приходишь к нему, как правило, уже вечером, он на тебя смотрит, но глаза его уже меркнут. Закончился день, кажется, уже все, нет сил, но он тебя терпеливо слушает. Это очень важно, когда ты видишь, что тебя любят такой деятельной любовью, не просто слова произносятся, а этот человек отдает тебе последние силы. Мы не знаем, во сколько он вставал. Мы видели его всегда утром, как солдата в строю. Его постоянно окружали люди, они приходили, приезжали со всех сторон, со всей необъятной России, из разных стран. На все вопросы батюшка давал ответ, на все давал упование, и люди из общения с ним черпали жизненные силы. Одна покойная монахиня говорила: «Отец Кирилл у вас не отец, а мать». Настолько было близко сердце батюшки к каждому. Один человек, занимающий большой духовный пост в Церкви сказал, что он знает многих людей, знает многих архиереев, которые прошли через Лавру, которые были у батюшки и получили его благословение. Отец Кирилл – это такой очень важный церковный столп, который неколебимо стоит.

Мы, конечно, сейчас с тревогой молимся за батюшку, видим, что его физические силы просто на исходе, но для нас очень важно, что он еще здесь, на земле. Он еще с нами. Душою он уже там, но тело его еще на земле. Это как-то греет, дает утешение, упование, что мы не одиноки. Конечно, если не станет батюшки, для нас это будет трагедия, но с упованием на Бога, мы молимся о нем, чтобы Господь, если угодно, дал ему еще дней, чтобы можно было бы его еще увидеть. Иногда люди спрашивают: можно ли задать вопрос батюшке, можно ли увидеться с ним? Но теперь это уже звучит так: можно ли приложиться к его руке. Мы знаем, что батюшка здесь, с нами, вот его рука, мы прикладываемся к ней, получаем у него благословение и чувствуем его молитвы. Знаем, что он всегда за всех молится. Мне очень запомнились слова, которые он сказал, когда был уже немощной, но еще мог говорить. Однажды в Великую пятницу он лежал и говорит: «Каждый должен делать свое дело!» И эти слова он повторил не однажды.
Они стали для нас девизом: каждый из нас должен делать свое дело, то, на которое он поставлен, на которое благословил его Бог и которое молитвами нашего отца мы совершаем. Мы молимся за молитвы батюшки «Господи, помилуй», за его благословение. Для нас очень важны не только слова. Важны дела, важна вся жизнь такого святого человека для нас, грешных и немощных.

– Вспоминаю свою первую встречу с ним, которая произошла в Лавре. Я к нему пришел со своими сомнениями, гореваниями, еще неукрепленный в вере, сравнительно молодой человек, который работал в газете «Правда». Он произнес удивительные слова на мои слабые оправдания: «Сейчас ты все это отложи! Сейчас надо Церковь нашу защищать и Россию». Это его наказ, и я стараюсь его выполнять. Наверное, батюшка у многих сыграл большую роль в жизни. Хотелось бы обратить внимание тех, кто будет читать эту беседу, на такие слова батюшки Кирилла, а он их неоднократно повторял, и уже когда был совсем немощный. Наверное, в последний раз когда я разговаривал с ним он слабеющим голосом произнес: «Евангелие – ежедневно читай! Хоть понемножечку». Почему он на этом настаивал?

– Да, батюшка считал, что Евангелие очень важно. Он говорил, что был из верующей семьи. Молодым человеком поступил в техникум, окончил его, и началась самостоятельная жизнь, вне дома, вне семьи, на Урале. Он говорит о себе: «Я распрудился». То есть, наверное, немножко человек стал жить жизнью обычной, а вот когда он нашел в Сталинграде Евангелие, то это перевернуло всю его жизнь. Он же совершил подвиг. Когда он, будучи кандидатом в члены партии, заявил, что уходит из этих рядов, его за это могло ожидать все, что угодно, но Бог сохранил его. Наверное, для нас, для Церкви. Но жизнь его изменилась.

Он всегда говорил: «Я шел с Евангелием». Всегда говорил: это такая мощь, Евангелие нужно читать. И в свободные минуты даже в алтаре, когда была пауза в богослужении, он его читал. У него всегда при себе было Евангелие небольшого формата.

– Скажите, пожалуйста, батюшка, как раз в этом году всем миром отмечали 70-летие Великой Победы. Отец Кирилл сам участник Великой Отечественной войны, но ведь и еще много других священников участвовало в этой войне, они были награждены орденами, медалями и, конечно, роль Русской Православной Церкви в Победе велика. Об этом очень мало говорится, а на самом деле ведь именно духовная составляющая, молитва и спасла, и предопределила Победу. Как Вы считаете?

– Несомненно. Потому что русский человек, его героизм, его патриотизм, были воспитаны на основе церковной, евангельской, даже когда это не провозглашалось. Тем не менее, мы знаем много примеров, когда провожали матери своих сыновей на фронт – благословляли, давали крестик. Много примеров из жизни церковных людей, когда крест спасал человека. Мы знаем, что Церковь возносила свои молитвы, что Патриарх Сергий обратился с воззванием. Все это очень важно. У нас подчас не хватает благодарности, и каждый, наверное, должен себе сказать: мы обязаны помнить, что это Бог защитил Россию.

Батюшка очень значимо относился к дню 22 июня – это и день его ангела, преподобного Кирилла. И всегда об армии, о воинах он говорил с большой трепетностью и с большой любовью.

– Мы находимся в стенах самого древнейшего и, наверное, самого первого монастыря в Москве, с которого, может быть, и началась столица. Я где-то прочитал, что князя Даниила называют даже строителем державы нашей…

– Это так. Он получил Москву как удел самый малый по сравнению с теми, которые получили другие сыновья Александра Невского. И вот, благодаря своей мудрости, которую ему дал Господь, и будучи человеком миролюбивым, он, хотя и мог и должен был держать меч в своих руках, защищать свое государство, но всячески старался избегать любых войн. И вот его миролюбие сыграло большую роль в том, что вокруг Москвы постепенно объединялась держава, объединялось царство, объединялась Великая Русь. Да, Данилов – первый монастырь в Москве, основанный в конце XIII века, он являлся южным форпостом столицы, и князь Даниил сам упокоился здесь. Сейчас мы к нему обращаемся с молитвой. Первым Данилов монастырь был открыт, последним закрыт в 1930-м большевиками и вновь в 1983 году он был первым из переданных Москве монастырей. И в стране после этого началось движение, которое было направлено на празднование 1000-летия крещения Руси. Великое значение имеет то, что Церковь после этого восстала. Сейчас в России 884 монастыря. Надеемся, что они будут множиться и укрепляться.

– Батюшка, я перед Пасхой был на Святой Горе в нашем Пантелеимоновом монастыре и беседовал с наместником этого монастыря схиархимандритом Иеремией, которому через несколько дней исполнится 100 лет. Я его спросил, что пожелать нашей молодежи. Меня удивили его краткие слова: «Пусть они забудут эти электронные игрушки».
Конечно, ни для кого не секрет: едешь в метро и видишь, что каждый второй человек не книгу читает и даже не газету, а копается в электронных игрушках. По сути дела, наверное, отец Иеремия был прав. Нашей молодежи сейчас намного труднее прийти к вере, чем нам было, по моему мнению. Несмотря на то, что открыты все двери, открыты монастыри и храмы, молодежи очень трудно сориентироваться. Как действовать нам, пытающимся привести людей к вере или хотя бы заставить их задуматься, о чем прежде всего нужно говорить человеку, который еще не дошел до дверей храма?


– Наверное, о том, что человек должен задуматься: для чего он живет, как он живет, какова цель его жизни. Если это дети, юношество, то они должны в семье обретать устои, семья должна быть прочной. Семья должна иметь такие устои, которые служат примером для следующего поколения. И очень важно, чтобы молодые люди пребывали в целомудрии, тогда Господь даст крепость, даст силы. Это важно, потому что они сами создадут семьи. Важно, потому что они потом понесут свет в мир. Все эти устои жизни крепят нас, общество становится цельным, здоровым.
Любовь, терпимость друг к другу, высокие цели – к этому в меру своих сил все мы должны стремиться в жизни.

– Помню, ехал в Оптину пустынь на первой неделе поста. Это был День защитников Отечества, 23 февраля. В автобусе парень, лет 30, вел себя до такой степени непотребно, что все в автобусе страдали от этого. Вышел он в Козельске, то есть он живет в пяти километрах от великих святынь Оптиной пустыни. Я тогда подумал, почему этот человек, находясь рядом с такими великими святынями, живет вне церкви, вне веры, ведет себя так отвратительно. Когда я вошел в храм и увидел его же сверстников, которые стояли с ясными глазами, молились Богу, я еще раз осознал, что молодежь наша очень разная. Иногда даже полярно разная. Как сделать так, чтобы эти заблудшие люди хотя бы опомнились.

– Надо помнить, что все люди хорошие. Ведь мы с вами тоже пришли в свое время в Церковь, потому что имели какую-то основу, потому что у нас были примеры, потому что кто-то за нас молился. Есть люди совсем далекие от Церкви, такие люди говорят: очень тяжело открыть церковную дверь. Мы знаем, что это поначалу действительно очень сложно, трудно. Поэтому, как говорит батюшка, каждый из нас должен делать свое дело. Нас можно назвать людьми церковными, но вот насколько мы церковны, насколько мы служим Христу, Богу, своей России? От нас, конечно, требуется высокое служение, чтобы на нас исполнялись евангельские слова: «Тако да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят ваша добрая дела и прославят Отца вашего, иже на небесех».

Конечно, от каждого по мере его сил требуется это движение к Богу, и тот человек, который вел себя непотребно, в следующий раз может быть совершенно другим. Дай Бог каждому из нас этого.

– Часто приходится общаться с депутатами Государственной Думы, особенно с представителями Межфракционной группы в защиту христианских ценностей. Я вижу, как люди из года в год возрастают в вере, они начинают понимать основы. Во-первых, они грамотно излагают, по сути дела, церковную позицию и стремятся всячески учитывать ее в своей политической деятельности. Наше руководство уже на протяжении нескольких лет говорит о державе, о вере, о русском народе. Как мне кажется, у нас есть предпосылки для хорошего будущего. Но в то же время, может быть, я ошибаюсь, среди людей, которые ходят в храм, в последние годы наметилось какое-то охлаждение: люди меньше стали ходить в храм, больше судачить, больше влиять стали на них различные сплетни. Что это? Почему такая тенденция? Вместо поступательного движения вперед, есть какое-то охлаждение. Или я ошибаюсь, батюшка?

– Может быть, и так. Но каждый, наверное, должен рассуждать, прежде всего, обратясь к себе. Есть такие слова в Евангелии: «Кто не собирает, тот расточает». Но поначалу первый этап: «Кто не против вас, тот за вас». А затем второй этап: «Кто не собирает, тот расточает». Вот это важно нам – собирать. Замечательно, когда человек становится верующим, признает Христа, а второй этап – когда он становится церковным, то есть он начинает жить Церковью.
Мысли, чувства, которые Церковь освящает своими молитвами, своими канонами, становится им близкими и дорогими, и тогда вся жизнь человека исправляется. Это важно. Нужна молитва, молитва каждого из нас. Сейчас, например, вся Церковь молится за то, чтобы был мир на Украине, чтобы все эти сложности, трудности Бог милостью своей покрыл. Все эти беды и напасти даются нам промыслительно. Мы того достойны, заслужили, но мы молимся и сами стараемся исправить свою жизнь, чтобы мир вокруг стал другим. О мире мира молимся. Вот это важно, что человек становится на таком пути другим. Не исключено, что в течение жизни человек может по нарастающей идти, а потом где-то может расслабиться. Лукавый тоже не дремлет, всячески старается обольстить немощных людей. Но, надеясь на милосердие Божие, будем устремляться вперед.

– Вы затронули вопрос Украины. Для многих людей этот вопрос проходит через их судьбы, через их сердца, так же, как и в моей жизни. У меня папа украинец, по линии отца родственники живут на Украине, и я не совсем понимаю, как мог пойти брат на брата. Святейший Патриарх сказал, что эта гражданская война имеет религиозный аспект. Например, я видел такие эпизоды по телевидению: идет отчаявшийся человек где-то то там в Новороссии, у которого погибли близкие и он говорит: «Я буду молиться о правителях Украины за упокой». Это же грех. Мы берем да еще и по телевидению такие вещи показываем. То есть украинская проблема для многих людей стала сейчас вызывать просто смятение и горе. Я помню, разговаривал со схиархимандритом Илием. Он сказал: какой украинский и русский народ? Мы единая нация, мы единый народ. Как Вы считаете?

– Естественно. У каждого из нас и родственники, и близкие, знакомые, друзья территориально и на Украине, и в Новороссии. Для нас это дорого и близко, и, конечно, сердце отзывается болезненно на все события и вести, когда говорят, что кого-то убили, что-то сокрушили, взорвали. Поэтому мы молимся о том, чтобы Господь дал нам мир и вразумил умы и сердца людей и на той стороне, и здесь, чтобы мы имели соболезнование и сочувствие. Церковь отзывается и гуманитарной помощью, и всем, чем может. Приходят благодарственные письма о том, что таким-то приходам оказана помощь. Это важно, чтобы люди не теряли надежду, видели, что Бог не забывает о них.

– Я знаю, батюшка, что Ваш монастырь ведет большую работу среди молодежи. Как раз среди тех, кто со временем и будет представлять нашу страну. Это, наверное, самая важная Ваша задача. Расскажите немного об этом направлении деятельности монастыря.

– Да, самое первое – это воскресные школы. Когда Святейший Патриарх был еще митрополитом, он говорил, что детей надо просвещать через воскресные школы. Это работа с молодежью, с подростками. У нас есть Центр духовного развития детей и молодежи, там по разным направлениям проходит до десяти тысяч человек в год. Подростки собираются по интересам. Молодежь посещает тюрьмы, больницы, дома престарелых, вузы – те места, где перед многими людьми молодой человек может сказать свое слово. Выступают они и перед сверстниками. Святейший Патриарх отмечал, что очень важно, когда молодой человек говорит молодому, своему сверстнику. Это добрый пример, и такая работа ведется. Есть волонтерское молодежное движение «Даниловцы». Они приходят с тем, чтобы через Евангелие возвестить благую весть. Изучается Слово Божие – есть специальные кружки. Работа идет с престарелыми людьми, с детьми. Приходят целые семьи. Сначала дети, потом родители. Бывает и наоборот: родители приводят своих детей.

Несколько лет назад одна мусульманка привела к нам ребенка в детский лагерь. Ее спрашивают: почему же вы к нам? Она сказала: «У нас нет этого, а я знаю, что здесь плохому не научат». То есть прежде всего – добро, прежде всего любовь к людям. Когда люди чистое видят, доброе, они начинают изменяться сами, и это есть уже движение к Богу. Важна здесь и издательская деятельность, и просветительская. Со временем создаются семьи уже у этих людей, которые когда-то пришли в воскресную школу. Так создается целое поколение, которое идет ко Христу.

– Батюшка, хотелось бы услышать слова пожеланий нашей молодежи, потому что именно от нее будет зависеть будущее нашей страны, нашей державы, которая выходит сейчас на верный путь со Христом.

– Как человек церковный, я хочу сказать: «Приходите в Церковь. Это нестрашно». Иногда молодые люди думают, что им будут предъявлены особые требования: сразу их возьмут в оборот, сразу будут прещения, какие-то запреты, сложные благочестивые упражнения. Прежде всего, надо прийти в Церковь. Мы знаем, что хорошо поставить свечечку. А поставил свечечку, посмотрел на образ, увидел взгляд с Неба, и твой взгляд, и твои очи просветятся. Так что давайте будем все объединяться через слово Божие, через Евангелие в храме Божием. Вот это важно, и я думаю, что тогда жизнь будет другая. Сказать, что она будет безоблачная – нельзя. Но она будет с Богом, а это значит, она будет легче, будет более оптимистичной, это очень важно, я думаю, что так и должно быть.

Беседовал Андрей ПЕЧЕРСКИЙ
от 23.04.2018 Раздел: Ноябрь 2015 Просмотров: 691
Всего комментариев: 0
avatar