Добавлено: 03.10.2020

Храм — памятник воинской славы

150 лет со дня освящения Свято-Никольского храма в Севастополе


Так же как столицу России невозможно представить без храмов Московского Кремля, Петербург без Исакиевского собора, Киев без Киево-Печерской лавры, так и Севастополь немыслим без доминирующего в архитектурно-пространственной композиции Северной стороны — храма Святого Николая.

5 сентября в Свято-Никольском храме-памятнике торжественно отметили 150-летний юбилей начала богослужений в этом храме на Братском кладбище.


После Божественной Литургии на площади перед храмом выстроились военнослужащие моряки и гвардейцы, а на ступенях храма духовенство и гости мероприятия.

После молебна о здравии воинства и моряков флота Российского, а также в память о тех воинах, которые погибли, защищая Отечество наше в Первую Оборону Севастополя, с поздравительной речью выступил настоятель храма-памятника во имя святителя Николая митрофорный протоиерей Георгий Поляков. Он рассказал, что 150 лет назад, в этот день состоялось освящение храма, и храм стал нести свою службу Святой Церкви Православной, народу православному, святому воинству. Долгих 13 лет (1857–1870гг) длилось строительство храма на пожертвования со всей России, по проекту академика архитектуры Авдеева А.А. В 1861 году император Александр II с семьей посетил Братское кладбище и «возносил слезные молитвы», как писали историки, о воинах, нашедших здесь упокоение. В 1870 году, когда храм был полностью отстроен, младший брат императора Александра II, великий князь Константин Николаевич прибыл сюда, чтобы засвидетельствовать своим почтением освящение Свято-Никольского храма-памятника на Братском воинском некрополе, не имеющем аналогов в мире. В 1886 году император Александр III c супругой и чадами, посетил Севастополь и первое, что он сделал, это помолился на могилах святых воинов, жизни свои положивших за Отечество наше. Император Николай II с императрицей и детьми не раз бывал в этом храме, молился о воинах, нашедших упокоение на Братском кладбище, и о России.

После отца-настоятеля с поздравительными речами выступили гости, хотя так их назвать сложно, потому что все они являются прихожанами храма, и каждый из них внес свою посильную лепту в восстановление и процветание Свято-Никольского храма-памятника.

Завершилось мероприятие торжественным прохождением воинов и всем присутствующим были вручены небольшие памятные подарки.

«Они отстояли честь нашего Отечества»


Свято-Никольский храм находится на Братском кладбище, размещенном на высоком холме, где погребено 127 583 защитника Севастополя, погибших во время Крымской войны 1853–1856 гг. Он является доминантой Северной стороны и виден из многих районов города.

Братское кладбище участников первой Севастопольской обороны — кладбище воинов, «не допустивших врагов отечества перейти за рубеж того места, где находятся их могилы»,— так гласит одна из надгробных надписей. Здесь 472 братские могилы, в каждой покоятся сотни безымянных героев — «нижних чинов». Есть 130 индивидуальных захоронений — офицеров и генералов.

Над некрополем возвышается пирамидальной формы церковь св. Николая — своеобразный памятник всем героям Севастопольской обороны, покоящимся в земле кургана.

В дни обороны Севастополя 1854–1855 гг., с первых ее дней, неотлучно на бастионах находились полковое и военно-морское духовенство. Вместе со своею паствой делили трудные и ратные моменты бастионной жизни. В каждом блиндаже заботливо был устроен уголок, где под Образами Святых теплилась лампадка и горели свечи, офицеры и солдаты в минуты затишья исповедовались и причащались Святыми Дарами, служили молебны, панихиды по погибшим товарищам, раненые воины укреплялись пастырским словом, умирающие получали последнее молитвенное утешение. Убитых и умерших от ран клали в одну шеренгу под образа в отведенном для сего месте (на каждом бастионе был свой покойницкий угол). У каждого убиенного в руке была горящая свеча — последний дар товарищей. Священник служил панихиду по убиенным воинам, душу свою положивших за Веру, Царя и Отечество. Воины, герои, готовые в любую минуту ринуться в бой, с горькой слезой прощались с товарищами и хриплыми надорванными голосами подпевали тихо священнику: «Со святыми упокой Христе, души рабов твоих, — священник громко называл имена погибших, лица скорбящих товарищей становились суровей, смахивая набежавшую скупую слезу, продолжали подпевать священнику, — идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная». Многие из них отдали жизни вместе с воинской своей паствой.

Знаменитый русский богослов и церковный оратор архиепископ Херсонский и Таврический Иннокентий во время Крымской войны говорил своей пастве и солдатам сильные по патриотическому духу проповеди. Благословляя 25 июня 1855 г. Брянский егерский полк и представителей от других частей Севастопольского гарнизона, сказал: «Не поучение говорить вам мы прибыли сюда, нет, мы явились учиться у вас, славные защитники града, учиться, как исполнять заповедь Христа Спасителя: «оставь отца, матерь твою и дом твой, возьми крест и гряди по мне!» Впредь, поучая паству свою, мне не надобно далеко искать примеров добродетели: я скажу им: иди в град сей и поучись у первого встречного из братий твоих защитников веры и мест, откуда впервые разлилось православие на родину нашу: пади ниц, место бо сие свято есть». С глубоким умилением слушали Севастопольские воины эту высокую оценку своих подвигов и, возвратившись на бастионы, передавали товарищам благословение архипастыря.

К братскому кладбищу примыкает кладбище советских воинов, которые сражались на этом участке фронта и похоронены во время второй Севастопольской обороны. Здесь же — братская могила моряков линкора «Новороссийск», погибших при взрыве корабля в 1955 г. Над ней возвышается мемориал, в центре — 12-метровая фигура Скорбящего матроса с опущенным знаменем.

Настоятель Свято-Никольского храма-памятника протоиерей Георгий Поляков так однажды сказал об этом месте: «Вспоминаются слова, сказанные поэтом: «Чем ночь темней, тем ярче звёзды, чем глубже скорбь, тем ближе Бог». Сколько же на этой земле, где мы с вами стоим, было пролито слез, сколько было скорбей; но сколько же здесь во время обороны Севастополя было искренних, глубоких молитв, которые произносили перед сражением воины, за которых молились недалеко отсюда находившиеся их дети, близкие… Мы с вами сейчас имеем счастье и честь подойти к могилам этих воинов, поклониться им и отдать им со своей сыновней любовью молитвенное благодарение за то, что наши предки сделали для нас. Они не только отстояли честь нашего государства, они покрыли грядущие поколения подвигом славы. Они показали, как надо любить и отдавать жизнь за други своя и за Отечество, если это придется сделать. И проходя мимо их могил, не забывайте остановиться и мысленно произнести молитву, о которой и просили нас воины, умирая на бастионах».

История Свято-Никольского храма


Предложения о строительстве храма появились сразу после окончания Крымской войны. В сентябре 1856 года Александр II дал разрешение на сооружение храма на «добровольные пожертвования». Помимо М. И. Эппингера, приступившего к работе по благоустройству некрополя, князь В. И. Васильчиков привлекает к проектированию талантливого архитектора Алексея Александровича Авдеева (1819–1885).

В 40–50-х годах А. А. Авдеев много строил в России: обсерваторию Московского университета, особняки А. И. Кошелева и дворян Кротковых в Москве, церковь в византийско-русском стиле в имении А. С. Хомякова в Рязанской губернии. После Крымской войны А. А. Авдеев проектирует и строит свои известные творения: часовню на Инкерманских высотах близ Севастополя (1886 год) в память смотра русской армии, произведенном в 1855 году Александром II (окончена в 1886 году, но, к сожалению, не сохранилась), часовню на могиле князя М. Д. Горчакова, храм во имя Святого Покрова в Ореанде, памятник на могиле капитана 1-го ранга А. И. Казарского в Николаеве. Он же является автором проекта Владимирского собора, сооруженного на вершине Центрального холма в Севастополе.

Первоначальный проект Никольского храма был разработан архитектором Андреем Ивановичем Штакеншнейдером (22.02.1802 — 8.08.1865). затем летом 1857 года А. А. Авдеев дорабатывает проект храма на Братском кладбище и передает его князю Васильчикову. После одобрения Александром II, проект был утвержден.

Сохранившийся эскизный проект на Братском кладбище говорит о том, что он явно претерпел ряд изменений: пирамида стала выше, так как в ее верхней части разместили звонницу, крест — более массивным, в стенах появились узкие окна с сандриками. В проекте звонница предполагалась над порталом: барабан с проемами, увенчанный крестом.

5 сентября 1857 года были освящены и заложены первые камни храма во имя Святителя Николая Чудотворца. Под закладные блоки положили медали: «За защиту Севастополя» и «В память войны 1853–1856 гг.». В августе 1861 года в Севастополь прибыл Александр II. С императрицей Марией Александровной и младшими детьми — Павлом, Сергеем, Алексеем и Марией он посетил Братское кладбище и Херсонесский монастырь, где заложил первый камень и установил деревянный крест в основание будущего храма в честь Святого Равноапостольного князя Владимира.

Храм на Братском кладбище благословили назвать именем одного из самых почитаемых в Православии святых — Николая Чудотворца (Мирликийского).

А. А. Авдеев и члены комиссии, контролировавшие строительство всего комплекса Братского кладбища, рассчитывали возвести храм за три года. Никто не предполагал, что оно растянется на долгие тринадцать лет. Работа продвигалась крайне медленно и, в основном, из-за нехватки средств. Пожертвования поступали из многих городов и разных уголков России. Присылали деньги офицеры и чиновники, родственники погибших воинов в Севастополе, солдаты и матросы. Но денег катастрофически не хватало. Комиссия принимает решение о временном приостановлении строительства. Прекратили выплачивать жалованье А. А. Авдееву. Архитектор уехал в Петербург, а возвратившись, занимался некоторое время только возведением Владимирского собора. Критическое финансовое положение несколько спасла княгиня Татьяна Васильевна Васильчикова, пожертвовав в 1863 году двенадцать тысяч рублей и пообещав, что в последующие три года будет давать на строительство по столько же. Но уже в том же году комиссия приходит к выводу, что недостроенный храм требует ремонта. Из-за сырости местами отвалилась штукатурка, здание дало осадку, на стене появилась трещина, стали проседать гранитные ступени крыльца. Осенью 1860 года, когда был установлен крест весом в 1500 пудов, вырубленный из диорита, добытого в районе Аю-Дага, поперечная часть его обломилась. К счастью, жертв не было, не сильно пострадало и здание: повреждение получили только фронтоны. Новый крест водрузили в феврале 1864 года, завершив, в целом, строительство храма в виде усеченной пирамиды. Она квадратная в плане (20,5 м), сложена из местного крымбальского известняка.

Высота пирамиды храма — 27 метров. Ее основанием служит высокий цоколь, сложенный из квадров, обработанных крупным рустом. Квадры прочеканены свинцом, отлитым из пуль, собранных на местах сражений. С четырех сторон пирамиды находятся ризалиты. В них с севера на юг устроены окна вытянутых пропорций, в восточном ризалите, где помещается алтарь, окна отсутствуют. В толщину стен пирамиды врезаны узкие окна с сандриками, выше — арочные проемы с колоннами дорического ордера, ведущие в небольшую звонницу. На гранях пирамиды вмонтированы плиты из темного гранита с перечислением воинских соединений, принимавших участие в обороне, временем пребывания в осажденном Севастополе и понесенных потерь. Напоминая о важном событии в военной истории Отечества, они удачно вписались в памятник, подчеркивая строгую индивидуальность храма-пирамиды. 24 мемориальные доски с наименованиями частей войск севастопольского гарнизона установлены к 50-летию первой обороны и на церкви Святого архистратига Михаила. В 1870 году все строительные и отделочные работы были завершены, и в присутствии генерал-адмирала Великого князя Константина Николаевича — младшего брата Александра II, храм Святого Николая освятили.

Интерьер был расписан художниками академиками А. Е. Корнеевым, М. Н. Васильевым и A. Т. Марковым. Живопись, сильно поврежденная сыростью в 1887–1893 гг., была заменена мозаикой, выполненной в Венеции в мастерской Сельвианти по картонам, подготовленным художником М. Н. Протопоповым. При этом была сохранена композиционная основа прежней росписи. В нижней части внутренних стен установлены 38 плит, на которых высечены имена 973 генералов, адмиралов и офицеров, погибших при обороне города. Обнесена восьмигранной каменной оградой.

В августе 1898 года Братское кладбище и храм Святого Николая посетил Николай II с императрицей Александрой Федоровной и детьми. Произведя вместе с генерал-адмиралом Великим князем Алексеем Александровичем и Великим князем Михаилом Александровичем смотры судов возрожденного Черноморского флота и войск на Куликовом поле под Севастополем, 23 августа император с Графской пристани переправился на Северную сторону. В открытой коляске в сопровождении немногочисленной свиты императорская чета приехала к храму Святого Николая, где они слушали заупокойную литургию, которую совершал настоятель адмиралтейского собора, в сослужении протоиерея с яхты «Штандарт» и благочинного 13-й пехотной дивизии. При входе в церковь, их Величества были встречены священником, с крестом и святой водою. Окончилась литургия, и Государь Император с Государынею Императрицей, при выходе из храма, изволили пешком обойти вокруг кладбищенской церкви.

Затем Их Величествам имели счастье представляться севастопольские герои кампании 1854–1855 годов, в числе 34-х человек, с которыми Государь Император и Государыня Императрица милостиво беседовали о севастопольской защите, расспрашивая их, в каких делах они принимали участие и какие имеют знаки отличия. После этого их Величества изволили пешком проследовать по главной алее, ведущей к выходу, и по пути следования осмотрели памятники севастопольских героев: Тотлебена, Спицына, князя Горчакова, Хрулева и некоторые братские могилы.

В 1910-х годах отремонтировали ограду кладбища и некоторые памятники. Из Никитского ботанического сада привезли и высадили около 300 деревьев и 200 кустарников, в том числе роз. У дома священника соорудили ограду, устроили водоснабжение. В 1911 году симферопольский художник Николай Степанович Лапин промыл в храме мозаику. Но на этом работы на Братском кладбище завершились — и надолго, поскольку вскоре началась Первая мировая война, а затем и революция.

После революционных событий отношения атеистического Советского государства и церкви оказались сложными и подчас трагичными. Ликвидировались религиозные общины, закрывались храмы и монастыри, разрушались, стирались с лица земли ценнейшие исторические и архитектурные памятники русского культового зодчества. Храму Святого Николая повезло, его не снесли, как в Балаклавском Георгиевском монастыре — древнейший храм Святого Георгия Победоносца, в котором в сентябре 1820 года, при посещении обители, бывал Александр Пушкин, как храм Святого Николая в Инкермане, часовню Святого Георгия Победоносца в Кады-Кое…

Вторая оборона Севастополя


Наступила Вторая мировая война. Там, где в 1854–1855 годах стояли насмерть русские воины и шли кровопролитные сражения, словно шрамы на теле крымской земли, появились новые оборонительные рубежи. 29 октября 1941 года в Севастополе объявили осадное положение: на подступах к нему появился враг. Началась оборона города, продолжавшаяся долгих 250 дней и ночей. Братское кладбище оказалось в четвертом секторе Севастопольского оборонительного района. С декабря 1941 года на кладбище расположился командный пункт четвертого сектора, а звонницу храма артиллеристы облюбовали для корректировки огня. В 1942 году на территории некрополя находился «взвод разведки штабной батареи».

Истекая кровью, Севастополь сражался — час за часом, минута за минутой. 30 июня 1942 года все возможности организованной обороны города были исчерпаны. Но на мысе Херсонес и у 35-й береговой батареи севастопольцы еще держались несколько суток — до двенадцатого июля. Наступили долгие месяцы оккупации. Но ровно за год до великой победы над фашизмом, 9 мая 1944 года советские войска освободили город русской славы.

Нелегко далась наша победа. Не щадя себя, не оглядываясь, тысячи советских воинов отдали жизнь на севастопольской земле. На местах их ратной доблести появились новые братские кладбища и могилы, обелиски и надгробные плиты, покоряющие своей простотой, сдержанностью и скупостью эпитафий. Вторая мировая война, забравшая жизни не менее чем 120 тысяч участников боев за Севастополь и несколько тысяч мирных жителей города, принесла неисчислимые бедствия и страдания. Практически полностью был уничтожен город, разрушены многие памятники, храмы, надгробия на некрополях. На Братском кладбище пострадали десятки надгробных памятников, исчезли мраморные бюсты в часовнях на могилах Э. И. Тотлебена, М. Д. Горчакова, решетка из якорей у памятника А. И. Спицыну, семь трофейных пушек, захваченных русскими в Балаклавском сражении, установленные у храма и два чугунных орудия при входе на кладбище. Но больше всего пострадал храм Святого Николая.

В июне 1942 года во время артобстрела и авиационного налета обрушилась верхняя часть пирамиды. Снаряд попал в верхнюю часть Свято-Никольского храма.

Огромный семиметровый диоритовый крест-исполин падал с тридцатиметровой высоты на глазах очевидцев так медленно, словно он был кленовым листом, парящим в воздухе!

Не удивительно, что крест сильно не пострадал. Отломилась только верхушка и нижняя часть, где он крепился к вершине пирамиды. Именно из-за его незначительных повреждений, реставраторам лишь пришлось чуть-чуть поработать, чтобы восстановить «героя обороны Севастополя» и воздвигнуть его на прежнем месте — на вершине выстоявшего в битве с врагом Свято-Никольского храма. И теперь любой приходящий на Братское кладбище человек может увидеть на храме Тот Самый Крест, который и был изначально установлен в далеком 1870 году, при его освящении.

Конечно, сейчас, спустя 75 лет после окончания Великой Отечественной войны невольно задаешься вопросом: «Каким образом был спасен крест?» Словно сам

Господь смягчил падение главного христианского православного символа. Вот и стал он в тот трагический момент легким, как кленовый лист…

Но получили большие повреждения мемориальные доски внутри и снаружи храма, иконостас. Из 644 кв. м общей площади мозаичной живописи было утрачено более половины — 357 кв. м. Предстояла огромная кропотливая работа по реставрации храма-памятника и всего мемориального комплекса Братского кладбища. Приближался 100-летний юбилей первой обороны города.

В 1981 г. была закончена реставрация экстерьера храма (архитекторы П. Л. Шмульсон, B. И. Майко). Никольский храм наконец-то был полностью восстановлен, братские могилы были приведены в порядок, и в 1988 году — в год 1000-летия Крещения Руси — впервые совершилось богослужение в восстановленном храме.

Сегодня храм Святого Николая стал одним из центров духовной жизни горожан, моряков и многочисленных гостей Севастополя, которых притягивает не только уникальность некрополя и храма-памятника, но и мощи святых — угодников Божиих — духовная связь времен и поколений.

В наши дни интерес к Севастополю не ослабевает, а усиливается. Он был, есть и будет в сердцах, душах и на устах многих народов. Город, в котором зерно христианства посеял первозванный из апостолов, — явил миру непоколебимую веру. Город, явивший в своей истории многие подвиги, образцы преданности, верности Отечеству. Город, который всегда будет рождать и воспитывать славных сынов Отечества нашего.

И да воплотится мечта архиепископа Иннокентия: превратить цветущий Крым в Новый Афон!

Прошло 150 лет со дня закладки
самого необычного церковного храма
на планете —
Свято-Никольского храма-памятника,
уникального в своем роде произведения зодческого искусства,
архитектурного комплекса, которому нет равного во всем мире.
И обладая таким богатством,
мы, ныне живущие,
должны помнить об этом
и приложить все усилия для того,
чтобы сохранить для следующих
поколений это святое место.


По материалам сайта
Никольского храма-памятника
и других СМИ
от 31.10.2020 Раздел: Сентябрь 2020 Просмотров: 236
Всего комментариев: 0
avatar