Добавлено:

Кривое зеркало телеэкрана

О фильмах «Курсанты», «На безымянной высоте», «9 рота» и проч.

 Если совсем недавно в бой против нее шли, говоря языком героя знаменитого фильма Леонида Быкова, в основном кинематографисты-«желторотики», то ныне в него ввязались и маститые киношники-«старики» (или династические потомки таковых).
 Вряд ли кто не знает режиссера Петра Тодоровского – хотя бы по его фильмам «Верность» (1965), «Военно-полевой роман» (1984), где воссоздаются суровая атмосфера войны, пути и судьбы ею обожженных людей. Но потом пришло иное время, и потребовались уже иные песни – и о боевом прошлом нашем, и о сегодняшней армии. И как репетиция к чему-то очень большому, сокровенному у П.Тодоровского выходит на экран более чем сомнительный фильм «Анкор, еще анкор!» (1993), в котором уже не узнать ни армию нашу, ни людей ее…
 Оказывается, все это было лишь подступом к сериалу «Курсанты», представленному нашим телезрителям по НТВ как раз накануне Дня Победы.
 Заявка картины многозначительна: снята «по автобиографической повести Петра Тодоровского…» Автор сценария – Зоя Кудря, режиссер-постановщик Андрей Кван, продюсер – Валерий Тодоровский. Как видим, в фильме объединились юные таланты и деньги с боевым опытом с боевым опытом маститого кинематографиста, участника Великой Отечественной. Казалось бы, вот где явится возможность увидеть на экране правду, посопереживать людям, которым завтра идти в бой. Вникнуть в их мысли, в душевный настрой.
 Но… идут минуты и часы экранного времени, а перед нами все та же несуразица будней САУ (Саратовского артиллерийского училища) 1942-1943 годов. Хотя – и в этом надо воздать должное творцам фильма – внешняя атрибутика курсантского быта воспроизводится довольно правдиво: в части формы, знаков отличия, у бойцов из-под шапок не свисают длиннющие гривы волос, как это видим в иных фильмах; все подстрижены строго по уставу, «под нуль» – сама атмосфера внутриказарменных отношений представляется чем дальше, тем все страннее. Над всем воинским сообществом витает некий надрыв и напряг. Все непрерывно конфликтуют друг с другом, постоянно дерутся, в одной из серий не менее пяти драк. Курсантский командир лейтенант Добров заставляет своего подчиненного Рема Райского воровать с продсклада овес для своей возлюбленной. Далее этот овес красной нитью проходит через весь фильм. Им заняты все – от начальника училища до «особиста». На фоне этого и массы любовных сцен даже оброненная кем-то фраза о Сталинградской битве, которая в это время идет, никого не волнует.
 Боевая учеба? Есть и она – ведь готовят-то завтрашних лейтенантов, командиров взводов. Но только вот самым ответственным делом с ними – боевой стрельбой из минометов – занимается почему-то простой сержант, хотя в училище полон штат офицеров. Причем, чтобы вывести фигуру эту «посвирепей», служака этот изображен грубым «хохлом» со стальными зубами (с экрана так и сверкает аляповато наклеенная на челюсти фольга), который, говоря о фронте, не находит иных слов как «вот пошлют вас на передовую, дадут по одной винтовке на троих…» Всё видно перепутали создатели фильма: и что в 1943-м оружия под завязку уже хватало в РККА для всех, и что выпускники-лейтенанты получат не винтовки, а пистолеты «ТТ» (по одному на троих?). Обучая курсантов приему рукопашного боя пехотной лопаткой сержант Панасюк почему-то не знает, как она правильно, родимая, называется – именуя ее почему-то «сапёркой». Или что это за команда, подаваемая для строя: «На месте стой!».
 Вроде бы мелочи. Но они говорят о том, что люди, взявшиеся толковать с экрана о войне, имеют слабое представление о сем предмете.
 Сразу же хочется оговориться: для того, чтобы создать правдивый фильм о Великой Отечественной, совсем не обязательно быть ее участником. Лев Толстой, создавший эпопею о войне 1812 года, родился лишь через полтора десятка лет после нее, но показал людей и события так, словно сам в них участвовал. Потому что проник в глубинную суть противостояния России и наполеоновской Европы, постиг духовный настрой нашего сражающегося за свою землю народа.
 Закадровый голос Петра Тодоровского тоже пытается нам подсказать, в чем же был этот настрой – хотя бы через свое состояние. Оказывается, главное чувство «курсанта Пети» (под этим именем автор автобиографической повести, по которой снят фильм, выводит самого себя) – это злость: «на этот завод (где вынуждена работать Яна, влюбленная в него девушка), на этот паек (скудноватый, понятное дело), на эту войну». Вот и весь набор чувств защитника Родины, завтрашнего лейтенанта…
 Многое могли бы ожидать зрители и от фильма «9 рота», созданного Федором Бондарчуком, сыном великого кинематографиста. Но… одного таланта для этого (а он у создателя его, безусловно, есть) мало. Нужен еще и, как оказывается, «социальный заказ» по принципу «новое время – новые песни». Поэтому на экране во всю раскручивается тема «Афгана», тема крови, грязи, несправедливости. Порой думается, что воевали там не сыны Отечества нашего, а какие-то злые и жестокие наемники – которым лишь бы мучить и убивать. Своих ли, чужих. И при этом очень уж хочется показывать людей-упырей, людей-садистов. Вот на экране крупным планом от злости искаженное лицо советского капитана. «Подъем!» – яростно кричит он над спящими. Перед нами – строй растерявшихся, не пришедших в себя ото сна бойцов. «Для чего вы здесь?» – снова орет офицер. Строй четко, тренированно, словно автоматы, хором заученно ответствует: «Для выполнения своего интернационального долга!» Хам и истязатель доволен. И невдомек создателям фильма, что подобного рода садизм был просто невозможен в боевой обстановке тогдашней «афганской войны» – ввиду риска со стороны такого командира получить в подходящий момент пулю в спину.
 Чувствуется, что когда есть желание показать что-то нечистое и жестокое, то перестало уже быть грехом использовать для этого имена подлинных мучеников и страстотерпцев. Кто не читал правдивые, рвущие душу «Колымские рассказы» Варлама Шаламова, среди которых – «Последний бой майора Пугачева…»? А в фильме, который показали нам «по мотивам» этого произведения в канун Дня Победы, на нашем ТВ вместо повести о величии человеческого духа, оскорбленного несправедливостью, но не сломленного, мы вновь видим «страшилки»: озлобленных, теряющих свое достоинство людей, обстоятельства, в которых берет верх начало животное, низменное. Лишь бы на кого-то выплеснуть свою злобу, отыграться на виноватых и на тех, кто такая же жертва, как и ты сам. И не оставляет при этом чувство досады: а ведь сценарий этой картины написал не «новичок пера», а известнейший драматург Эдуард Володарский.
 Казалось бы, благороднейшую задачу поставил перед собой Вячеслав Никифоров, создатель фильма «На безымянной высоте», - показать характеры людей, которым предстоит взять сильно укрепленную позицию немцев. Но вся картина, в которой напряженность событий так и перехлестывает через край, почему-то строится на откровенных нелепостях. Для штурма, от исхода которого зависит крупная боевая операция, набирают команду «из дезертиров, бывших штрафников(!),самострелов и мародеров». Один из главных героев фильма, с ножом в зубах носясь по передовой, натыкается на двух затаившихся немецких снайперов, выхватывает у них из-под рук стакан шнапса. А они его «гонят»: «уходи, не мешай нам!» И он еще долго бегает по полю среди разрывов снарядов , оставаясь при этом совершенно невредимым, и люто, в истерике клянет врагов: «Разорву вас всех!» А за кадром, для усугубления издевки над всем этим, звучит мелодия песни «Эх, загулял, загулял парень молодой…» Другой герой этой киноленты, некий сержант, перед атакой принимает уготовленную ему над костром ванну и в совершенно голом виде встречает высокое начальство ,которое нимало не смущено этой несуразицей. Если к этой ахинее добавить еще «раскаявшихся хороших власовцев», ополячившегося русского бойца из армии Тухачевского , который не вернулся из «того» плена и теперь скрывается от наших, больную воспалением легких паненку, которую тоже почему-то прячут от «советских» , то даже это не даст полного представления о собранных в этом фильме провокационных, злых передержек, которые бросают откровенный вызов и правде о войне, и просто здравому смыслу.
 Невольно задумаешься: а что мешает нашим кинематографистам снимать фильмы с нормальными человеческими страстями? И сразу же находишь ответ, который, в сущности, лежит на поверхности. Да они снимают их не для нас. А для тех, кто хочет видеть в наших людях существа низменные, порочные, даже внешне отталкивающие, уродливые. Именно такими нас хотят видеть на Западе. Именно такое трактование нашей жизни там по душе. Вот почему их создатели – желанные гости на всех зарубежных фестивалях. За свою стряпню против своего народа они там и «признание», и награды получат.
 Только непонятно – причем здесь мы? Почему кинематографисты, ищущие признание на Западе, используют именно нас. Нашу страну, нашу жизнь. Нашу историю?

Валентин НИКОЛАЕВ
Фото с сайта victory.rusarchives.ru

от 19.09.2020 Раздел: Май 2006 Просмотров: 392
Всего комментариев: 0
avatar