Добавлено: 20.11.2016

«Меня волнует судьба моей Отчизны»

К 60-летию со дня рождения и к 25-летию со дня убийства поэта, певца, композитора Игоря Талькова


Сегодняшний день страшно обезличился и трудно сегодня найти сердце сочувствующее, душу болящую, разве среди людей поистине церковных. Игорь Тальков был таким страдающим, всё вместившим сердцем. Стоит только взглянуть на любое его фото – он весь раскрыт и светел. В одном из писем матери Игорь писал: «Когда я в разлуке с тобой, я скучаю по тебе, мама, и очень хочу видеть тебя, говорить с тобой…». Таким же его отношение было и к Родине.

Он невольно, не на показ переживал судьбу своей Отчизны от самых её истоков, один из первых всерьёз задумался о тяжёлой лжи, которая покрывала Россию в её советский период. Невозможно переоценить, какой урон государству нанесла борьба с Церковью и уничтожение целых сословий лучших людей, низведение до примитива русской культуры и истории. Игорь Тальков порой с молодецким задором писал и исполнял песни, обличавшие всё ложное в советской системе, но эта его позиция имела глубокую основу – знания, способность мыслить, оценивать происходящее. Сегодня многое видится нам с другого ракурса. И преступно было бы огульно отметать всё советское время как бездарность и чужебесие. Мы должны были бы защитить сегодня и разрушаемый до основания знаменитый завод ЗИЛ и всё, что было сделано на нём для страны, вернуть в школы лучшее в мире советское образование и лучшие в мире советские учебники, по которым теперь учатся на Западе…

Тальков много читал, доставал изданную в эмиграции литературу, работал в библиотеках. Имперская Россия постоянно вставала в его сознании как град Китеж. Он знал, что к 1917 г. население Российской Империи составляло180 миллионов. За время правления Государя Николая II население увеличилось в полтора раза. К этому времени относятся ключевые достижения науки, в которых мы обогнали Германию, к началу 1917 года крестьяне владели примерно 80% сельскохозяйственных земель страны. И многое другое.

«Русский исторический сборник» (№ 6, 2013) приводит данные, по которым потери Русской армии в Первую мировую войну составили не более 800 тыс. человек, (немцы и австрийцы потеряли 2,4 млн. человек). Эта война, завершившаяся русской победой, была переведена на рельсы гражданской войны. Исследователи утверждают, что Ульянов-Ленин лично ответственен за уничтожение не менее 10 миллионов человек мирного населения Российской Империи. Поэт, исполнитель своих песен, которому довелось жить на очередном переломе истории, пытался донести со сцены суть произошедшей в 1917 г. трагедии:

Тебя связали кумачом
И опустили на колени,
Сверкнул топор над палачом,
А приговор тебе прочёл
Кровавый царь – великий… гений.
(«Россия»)


Песни Игоря Талькова шли из его сердца прямо в сердца слушателей – уверенно, безошибочно, своевременно. Многие помнят концерты Талькова, когда перед тем, как начать исполнение песен он часами рассказывал о времени Екатерины Великой или о трагедии 1917 года. Тальков писал в своих потаённых тетрадях, которые теперь изданы: «Русский народ – самый несчастный в истории человечества, но и самый выносливый, терпеливый, мужественный, история Русской земли тому подтверждение, как и то, что мы до сих пор ещё живы».

Мы помним, как те, кто искал комфорта и спокойствия, шквалом рванули заграницу. Был бы там востребован и Игорь Тальков с его лирическими песнями, которые лучше него так никто и не смог спеть. Однако для таких, как он, вне Родины не было обитаемой земли. Ему не нужен был комфорт, он искал правды, силился понять, что происходит со страной, разгадать путь своей Родины!

Он мучительно думал над тем, как вернуть страну к жизни, как противостоять уничтожению народа. А цифры известны,– сколько людей гибло только от пьянства в «благополучное» советское время и сколько погибло в 90-е годы, когда из-под ног людей была выдернута идеологическая и социальная почва. Игорь Владимирович это предвидел. Своим природным умом он понял, что самое главное для сохранения народа – вернуть ему самосознание, его историю. Думал об этом и выдающийся скульптор Вячеслав Клыков, увековечивая в скульптуре славных героев Отечества. Благодаря Клыкову был создан и музей им. И. Талькова в Славянском центре в Черниговском переулке Москвы, крест работы Вячеслава Михайловича установлен на могиле Игоря на Ваганьковском кладбище.

Вся страна в какой-то миг услышала и восприняла песню Игоря Талькова, посвящённую бывшему царскому офицеру Филиппу Миронову – Георгиевскому кавалеру, герою Русско-Японской войны, который в 1917 г. изменил присяге и перешёл воевать за «народную» власть. Она же его и уничтожила, когда он выполнил то, что от него требовалось:

Бывший подъесаул уходил воевать;
На проклятье отца и молчание брата
Он ответил:
«Так надо, но вам не понять», –
Тихо обнял жену и добавил:
«Так надо!»

…И носило его по родной стороне,
Где леса и поля превратились в плацдармы…
Бывший подъесаул преуспел в той войне
И закончил её на посту командарма.

…Природа мудра! И Всевышнего глаз
Видит каждый наш шаг на тернистой дороге.
Наступает момент, когда каждый из нас
У последней черты вспоминает о Боге!

Вспомнил и командарм о проклятье отца
И как Божий наказ у реки не послушал,
Когда щёлкнул затвор…
и девять граммов свинца
Отпустили на суд его грешную душу.


Не случайно день рождения Игоря Талькова пришёлся на 4 ноября (1956 г.) – День Казанской Божией Матери – заступницы России в смутные времена – прошлые и нынешние. А его убийство 6 октября (1991 г.) было совершено в день Зачатия честнаго славнаго Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна, тоже убиенного за слова правды, за вразумление нечестивых.

Игорь Тальков родился в Тульской области, поскольку после лагеря семье нельзя было вернуться в Москву. Дед Игоря Талькова по отцу был потомственным казаком, военным инженером, братья отца – офицерами царской армии. Мать Игоря – родом из Ставропольской губернии – дочь немца, перешедшие в подданство России, и кубанской казачки.

Родители Игоря, репрессированные по 58-й статье, в полной мере ощутили нелепость политической системы советской страны. Познакомившись в заключении в Кемеровской области, они видели, сколько неправедно осуждённых, нужных стране людей уничтожаются морально и физически. Поэтому песни Игоря Талькова основаны на реальных переживаниях семьи «врагов народа». И эта его офицерская шинель, что сейчас хранится в Музее им. И. Талькова в Славянском центре, не концертный наряд, но дерзновенное возвращение памяти и славы его предков.

Его выступление на «Песне года» в 1987 г. с песней «Чистые пруды» принесло ему всероссийскую известность.
Игорь Тальков говорил: «Меня волнуют проблемы мира, жизни и смерти, философские вопросы, любовь, но больше всего судьба моей Отчизны, какова судьба моей Отчизны, таковы и судьбы всех нас. И я не хотел бы, чтобы когда-нибудь меня это перестало волновать».

Работая с разными музыкантами, Тальков вынужден был сам быть режиссёром, сценаристом, продюсером, художественным руководителем. На нём была ответственность за каждое слово, которое он произносил со сцены, но он должен был думать об акустической аппаратуре, которую негде было достать, и ребята собирали её вручную из разного хлама. Музыканты, приходившие в группу, часто не знали нотной грамоты. Игорь мог всю ночь перед генеральной репетицией расписывать нотные партии, а утром выяснялось, что музыканты не могут читать с листа. На концертах бывало, что «случайно» отключали свет, ломалась аппаратура, и Игорь садился за рояль, пел свои песни. Имея дар слова, он откровенно разговаривал со зрителями, спешил донести то, что знал, и о чём болело его сердце.

«Мечтаю создать “Театр песни”, имеющий возможность оказывать реальную помощь начинающим неизвестным талантам, но, к сожалению, на сегодняшний день сам не имею даже самого необходимого для нормальной работы: качественной акустической аппаратуры, студии, инструментов. Я – не менеджер и не делец. Как ни крути, а реализация творчества, в том числе моего, находится в прямой зависимости от шоу-бизнеса, большинство представителей которого, к несчастью, не вникают, про что я пою и как пою. Их цель – выгоднее меня продать. Но кто же они, эти загадочные продавцы? В большинстве своём, как правило, – бывшие комсомольские работники, а как они «работали» в недалёком прошлом, сейчас уже знает вся страна…» (Из книги «Монолог». М. 2001).

Однажды, Игорь Тальков, возвращаясь поздно вечером через пустырь, где стоял заброшенный храм, увидел искорёженный крест, видимо, некогда сброшенный с купола. Он позже писал, что не мог спокойно вынести такого поругания святыни, и они с другом принесли крест к Игорю домой. Певец утверждал, что после появления в его доме креста, который он омыл святой водой, люди, окружавшие его резко разделились на тех, кто был ему верен и тех, кто вскоре предал его. Кто-то должен был взять этот крест. Так не бывает, чтобы не произошло расплаты за народный грех отступления от веры. Думаю, Игорь Тальков добровольно взял на себя какую-то часть наших грехов. Одному Богу известно – какую.

Отрадно, что есть священник, который несколько раз исповедовал Игоря Талькова – протоиерей Владимир Гамарис, ныне благочинный церквей Раменского округа Московской епархии. Он так вспоминает об Игоре Талькове:

«После Чернобыля тяжело переболел, с трудом поменял квартиру и по милости Божией перешёл из Киевской епархии под святительский омофор Митрополита Ювеналия. Пока оформлялись документы, ездил к маститому протоиерею, помогая ему исповедовать прихожан. Среди приходивших на исповедь был молодой парень, модно одетый, от которого пахло французским одеколоном. Волосы его держала повязка на голове. Мне это всё не понравилось, особенно после того, как он мне сообщил, что его главное занятие – играть с друзьями на гитаре и сочинять песни. Строго его исповедовал, хотя к нему располагала его искренность и какая-то чистая, светлая незащищенность. Я вначале подумал, что он где-то в подъезде бренчит на гитаре, выпивает и тратит время на пустоту и хотел ему даже запретить играть на его гитаре, но он взмолился, что в этом вся его жизнь, что он ездит играть по всей России. Тогда я смягчился, разрешил играть с друзьями, но постараться не просто веселить друзей и знакомых, а своим искусством служить Богу и России. Не более 10 раз я его исповедовал, он ко мне очень тянулся, начинал радостно улыбаться, когда меня видел. В скором времени я получил Указ о назначении на приход, больше Игоря не видел. В 1990 году поехали с маленькими детьми на прославление нашего любимого святого Иоанна Кронштадтского в Петербург. И в номере гостиницы, включив телевизор, увидели Игоря и услышали его песню “Россия”. Именно эту видеозапись. Я сказал супруге: “Какая сильная песня, а певец похож на того светлого душой Игоря, которого ты видела рядом со мной в церкви”. В 1991 году уже в своей квартире в Щербинке включили телевизор и узнали об убийстве Талькова. Показывали его портрет. Сомнений не было – это Игорь, который у меня исповедовался. Он очень любил своего маленького сына, которого сам нянчил, когда его мама и жена уходили на репетиции и оставляли Игоря с малышом. Семейные и бытовые проблемы очень угнетали его. Ему, видимо, нравилось, что священник понятия не имеет о том, что он, Игорь Тальков знаменит, что он восходящая звезда эстрады, что священник строго его наставляет и утешает по мере своих сил.

Считаю своим пастырским долгом молиться о душе убиенного Игоря и буду на Суде Божием свидетельствовать о его раскаянии в грехах на исповеди».

В мартовском номере «Исторической газеты» за 2001 г. была опубликована статья иеромонаха Иоанна (фамилию он пожелал не указывать) «Игорь Тальков достиг святости». Автор писал: «Делание Игоря было изнутри. Он шёл на смерть. Он ежедневно дерзал сражаться с бесами и со всеми тёмными силами целой страны, когда оттачивал фразы в своих песнях, делая их точными стрелами, бьющими прямо в цель смыслов, достигающими глубин человеческих сердец своей чистотой, правотой, самоотверженностью. Когда так пишет человек, он понимает, какой удар и урон наносит бесам и всем тем силам, которые враждебны христианским добродетелям, а потому и благополучию народа. Он видит перед собой эти силы. И чтобы так писать, нужно ежедневно преодолевать угрозы, нужно иметь дерзновение и горение сердца. Это возможно только с Богом в сердце…».

После этой публикации в редакцию газеты стали приходить письма читателей, которые сообщали, что Игорь Тальков для них – образец воина и защитника правды, что они обращаются к нему с просьбами, чтобы он молился о народе и о России. И получают помощь.

Мы не призываем здесь к общецерковному почитанию Талькова, но история показывает, что святыми становились даже гонители веры. А Тальков был защитником. Мы лишь свидетельствуем о народной любви к нему, о том, что его позиция сегодня, как и 25 лет назад, его социальные взгляды, сыновняя забота об Отечестве своевременны и необходимы. Народ невозможно обмануть, разве что на какое-то время. Он безошибочно определяет своих героев.

Разве враги поэта могли вынести такую народную любовь к нему?.. Такое чувство, что очередная пуля, которая летела в белого офицера, в казака, в крестьянина, в русского поэта во время красного террора, попала в Игоря Талькова. Такое точное попадание в сердце, как определили врачи, увидевшие рану Талькова, не бывает случайным.

За словом поэта шло дело, – тогда, с 1991 г. пошло возрождение казачества, прославление Царственных Страстотерпцев (портрет Государя Николая II висел у Талькова в комнате), осмысление преимуществ монархического правления, всплеск патриотических изданий, наконец, возвращение людей к православной вере. Тальков был одним из первых на этом пути – честных, смелых, думающих, готовых к самопожертвованию. Это пример для сегодняшней молодёжи, живущей якобы в безгеройное и безыдейное время.

Сегодня, вспоминая об Игоре Талькове, мы обязаны продолжать восстановление истории собственной страны и утверждаться в русской православной традиции, за которую заплачено жизнями наших дорогих соотечественников.

Ирина УШАКОВА
от 24.07.2017 Раздел: Ноябрь 2016 Просмотров: 1096
Всего комментариев: 0
avatar