Добавлено: 27.07.2019

На берегах озера Ханка

Ханка – широкое озеро. Разлилось как море за далекие горизонты. За северным горизонтом, за пределом страны нашей Российской коснеет в язычестве глубоком царство дракона, царство лунное… Чтобы мир и добро царили над ханкайскими берегами и горизонтами, над нашими границами, Россия должна твердо стоять во Христе. Должна стать Русью Святой, сиять светом Христовым и являть пример святости иным народам, живущим на других берегах.

Шум ханкайской волны. Ветер гудит в натянутом брезенте палатки, придавливает к белому песку тонкие ивы и травы. Ханкайские травы и благоухание приморского июля. Фиолетовые ирисы и желтые лилии, розовые цветы шиповника... Травами зарастает даже ханкайское мелководье. В озере можно долго брести к горизонту, всего лишь по колено в воде. Часто эти неглубокие просторы покрыты тростником, дикими кувшинками или лотосами. В давние годы, бывая на Ханке, мы заплывали на лодках, а то и на надувных матрацах в заросшие травой и водорослями мелководные заливы. Там у поверхности воды грелись большие и жуткие рыбы - змееголовы. Этих сильных, похожих на древних рептилий, рыб удавалось ловить на живца – на мелкую синявку или гольяна… На живца, нацепленного на большой «тройник», мы ловили крупных верхоглядов, щук, сомов и касаток. «Затягивали» небольшими бредешками в теплой ханкайской воде подлещиков и горбушек…

Почти вдоль всего ханкайского побережья с советских времен выращивают рис. Рисовые чеки до самой осени в воде. Переливаются большими озерами на ярком южном солнце. Осенью, в конце сентября, воду сбрасывают по каналам в Ханку. Пожелтевшие колосья риса комбайнами собирают с полей-чеков. А в обмелевших каналах остается много мелкой рыбы…

По Ханке проходит граница России с Китаем. И первое русское поселение на ханкайских берегах утвердилось на самой границе. Село Турий Рог – на устье реки, изогнутой словно рог тура. С окраины села хорошо видно нашу и китайскую пограничные вышки, склоны китайских сопок и распаханные поля желтолицых соседей. У самого села наша погранзастава. Турий Рог основан Константином Будогосским, подполковником царской армии, как военный пост в 1859 году. Это одно из самых первых поселений в только что обретенном Россией Приморье. Там был поставлен первый пограничный столб. На год раньше – в 1858 году - был основан военный пост в тихоокеанской бухте Ольга, открытой русскими моряками. Бухту и пост назвали в честь святой равноапостольной княгини Ольги. Военный пост Ольга находится на морском берегу, в восточной части Приморья. А Турий Рог – на западе, на берегу Ханки, на границе с Китаем. В этих местах были воздвигнуты первые православные кресты на земле Русского Приморья, поставлены первые церкви.

Наши предки уверенно шли с Божией помощью на восток и основательно поселялись в далеких неведомых местах. Вот как писал о заселении ханкайских берегов Руси на востоке путешественник-исследователь Николай Михайлович Пржевальский: «Весьма странно, что такое обширное и богатое рыбой озеро до прихода русских было чрезвычайно мало населено по берегам, где теперь, да и во время занятия нами края, раскинуто всего шесть-семь китайских фанз. Зато с водворением русских западные берега Ханка начали быстро оживляться…» (Пржевальский Н.М. Путешествие в Уссурийском крае. 1867 – 1869 гг.)

Переселение русских на восток, в Приморье первоначально проходило преимущественно через озеро Ханка или вдоль его притоков. Летом Ханка - теплая, тихая. А поздней осенью она становится совсем иной. Владимир Клавдиевич Арсеньев в своей знаменитой книге «По Уссурийскому краю» описывал предштормовую Ханку: «Грозный вид имело теперь пресное море. Вода в нем кипела, как в котле. <…> Черная мгла, которая дотоле была у горизонта, вдруг стала подыматься кверху. Солнца теперь уже совсем не было видно. По темному небу, покрытому тучами, точно вперегонки бежали отдельные белесоватые облака. Края их были разорваны и висели клочьями, словно грязная вата. <…> Дойдя до зарослей, я остановился, чтобы в последний раз взглянуть на озеро. Точно разъяренный зверь на привязи, оно металось в своих берегах и вздымало кверху желтоватую пену.»

И такое озеро тоже доводилось видеть нашим русским людям, пришедшим из Воронежских, Астраханских, Тамбовских просторов на восток, на берега Ханки. Но не пугались христианские сердца, не поддавались тоске и страху. Строили, созидали русские люди Русь Державную у пределов Азии.

Позднее появился совершенно новый для простых переселенцев путь – морем. Был открыт регулярный пароходный рейс из Одессы по южным морям во Владивосток. Первый пароход вышел в 1883 году. А до этого чаще было так: шли до Амура, потом плотами вниз до устья реки Уссури. На плотах сплавлялись целыми семьями, да еще с коровами и лошадьми. Кто-то поселялся на заранее приготовленных местах на амурских берегах. Кто-то отправлялся дальше – на Уссури, на Ханку, на берега реки Суйфун и вплоть до морских заливов. Чтобы выйти на ханкайские берега и дальше – к морю, - подымались вверх по течению таежной реки Уссури. Оттуда по ее притокам до реки Сунгача. Сунгача – единственная река, которая вытекает из озера Ханка. По Сунгаче вверх… Государство помогало в пути, обеспечивало переселенцев всем необходимым на местах.

По Ханке уже в 1860-х годах ходили пароходы и крестьян-переселенцев доставляли на буксируемых баржах на противоположный берег. Там вырастали новые деревни и села, распахивались поля. Наши крестьяне научились выращивать даже арбузы и дыни. Климат в Приморье особый, субтропический. Здесь персики при хорошем уходе вызревают. А уж виноград и абрикосы – это обычное дело.

Наиболее основательно обживался западный берег Ханки. Русские поселения появлялись вдоль границы с Китаем до самого моря.

Николай Михайлович Пржевальский, посещая только что обретенный Россией Уссурийский край и побережье Ханки, писал о новых приханкайских селах - Турьем Роге, Астраханке и Троицком: «Быт крестьян здесь, на далекой чужбине, тот же самый, как и в России, откуда переселенцы принесли с собою все родимые привычки, поверья и приметы. Все праздники, с различными к ним приложениями, исполняются ими так же аккуратно, как бывало на родине, и каждое воскресенье в деревнях можно видеть наряженных парней и девушек, которые спешат к обедне в церковь там, где она уже выстроена. Затем в праздничные дни после обеда в хорошую погоду как те, так и другие, нарядившись, прогуливаются по улице или сидят на завалинах у своих домов. Однако песни случается слышать очень редко; видно, крестьяне еще дичатся на новой стороне. Что же касается до воспоминаний о родине, то крестьяне теперь уже нисколько о ней не тоскуют. «Правда, сначала, особенно дорогой, было немного грустно, а теперь Бог с нею, с родиной, - обыкновенно говорят они. – Что там? Земли мало, теснота, а здесь видишь, какой простор: живи, где хочешь, паши, где знаешь, лесу тоже вдоволь, рыбы и всякого зверья множество; чего же еще надо? А даст Бог, пообживемся, поправимся, всего будет вдоволь, так мы и здесь Россию сделаем», - говорят не только мужчины, но даже и их благоверные хозяйки.»
От Турьего Рога и до самого Японского моря каждое село или казачья станица вдоль границы были своего рода дозорами, заставами и укрепрайонами. Так было до революции. И так продолжалось в советское время. В советское время все приграничные поселения Дальней России тоже носили сторожевой, охранительный характер. Всегда в селе на границе была тесная связь с пограничниками. И граница закрывалась не только силами наших воинов. Помогали простые жители.

Школьниками в 1980-х годах мы нередко бывали на погранзаставах в Ханкайском районе Приморья. Там особый настрой. Пограничники жили дружно, как большая семья. На полном самообеспечении. Даже хлеб сами выпекали. Горячий свежий хлеб на пограничной заставе. И всегда весь личный состав в боеготовом состоянии. Постоянно тренировки, боевая подготовка. Охрана государственной границы.

Десятилетние приморские мальчишки, посещая заставу, держали в руках боевой автомат Калашникова, пробовали пройти по пограничной полосе препятствий, помогали расчищать и разрыхлять КСП – контрольно-следовую полосу, с трепетом в сердцах смотрели, как заступают на охрану государственной границы наши пограничники.

Как-то еще в 1980-х мы были в походе по ханкайским берегам. Стояли палаточным лагерем недалеко от поселка Камень-Рыболов. Камень-Рыболов появился на высоком берегу Ханки в 1863 году как военный пост. Село получило такое название, потому что в прилив за небольшую скалу часто заходило множество рыб. В отлив рыба оставалась на мели и не могла выбраться в озеро. Несколько раз местные жители вылавливали там больших калуг, с полтонны весом…

В Камень-Рыболове в советское время разместился большой пограничный отряд. Бывало, что по ночам у пограничников проходили тактические занятия и учебные стрельбы со сторожевых катеров. Издали с берега нам хорошо было видно светящиеся следы трассирующих пуль над ночной Ханкой, слышен гулкий грохот крупнокалиберного пулемета. На всю жизнь оставались у детей эти впечатления и особое чувство Родины на ее рубежах.

С 1990-х годов этот дух стал незаметно ослабевать. Стало растворяться это бодрое и собранное состояние, определяемое тем, что здесь - России рубеж. С первых дней освоения русским народом дальнероссийских рубежей, не наблюдалось среди дальневосточников такой расслабленности, нетрезвости и беспечности, как сегодня. Слова «здесь России рубеж» всегда звучали весомо. Сегодня народ как будто не помнит этих слов. «Приграничная торговля», «приграничное сотрудничество», «порто-франко» - вот привычные словосочетания. Торговля нашими национальными богатствами, сотрудничество по программам иностранного освоения российских территорий. И уже приханкайские поля обрабатывают китайские соседи.

При таком подходе «открытых дверей» трудно нашим Армии и Флоту защищать рубежи Родины. Для этого дела в народе должен присутствовать здоровый воинский дух. Этот дух присущ каждому христианину. Ведь Церковь наша на земле – воинствующая. Только брань ведут христиане не против плоти, а против темных сил безплотных. Но без христианского духа не бывает настоящего Русского воина. «Здесь Русский Дух, здесь Русью пахнет» - такой должна быть Россия, наш русский народ и мы, живущие здесь у пределов Азии. Здесь требуются не менеджеры, маркетологи и космополиты, а крепкие мужи государственные, готовые с честью служить Родине и живот свой положить за Отчизну родимую.

Но откуда взяться этим людям? Сейчас в Приморье старательно завозят мигрантов из других стран. Это делают те, кто смотрит на мир с позиции «дневной выручки» и «годового оборота». Вряд ли мигранты станут границу охранять и Россию защищать. Мы сами должны это делать. Россия нуждается в нас и в нашей защите. Только нам самим надо стать русскими. Стать православными. И начать Россию строить по образу и подобию Царства Небесного. Как строили ее те, кто пришел 160 лет назад на далекие ханкайские просторы, на таежные берега Амура и Уссури, на скалистые сопки залива Петра Великого.

…Звезды над водами большого озера. В июле и августе все небо мерцает, переливается желтыми, оранжевыми, красноватыми звездами. Большая желто-оранжевая луна. Тусклый свет ее лежит широкой мерцающей дорогой на темной золотистой воде. Широкая лунная «дорога» от мокрого прибрежного песка до самых кратеров небесного светила. Лунный свет переливается на тихой воде дремлющей Ханки. Ханка – широкое озеро. Разлилось как море за далекие горизонты. За северным горизонтом, за пределом страны нашей Российской коснеет в язычестве глубоком царство дракона, царство лунное… Чтобы мир и добро царили над ханкайскими берегами и горизонтами, над нашими границами, Россия должна твердо стоять во Христе. Должна стать Русью Святой, сиять светом Христовым и являть пример святости иным народам, живущим на других берегах.

Романов Игорь Анатольевич,
Центр церковно-государственных отношений «Берег Рус»
от 21.08.2019 Раздел: Июль 2019 Просмотров: 225
Всего комментариев: 0
avatar