Добавлено:

НА СЛУЖБЕ ЦЕРКВИ И РОССИИ

Сотрудники редакции газеты "Русь Державная" от чистого сердца, с сыновней любовью поздравляют Вас, Ваше Святейшество, с 75-летним юбилеем! Желаем Вам многих милостей Божиих, стойкости в несении патриаршего креста и многая и благая лета – для Вашего самоотверженного служения на благо Русской Православной Церкви, всего народа нашего!

Пятнадцатый Патриарх Московский и всея Руси – Его Святейшество Алексий II родился 23 февраля 1929 года в Таллине, в благочестивой русской семье. Отец будущего Первосвятителя Михаил Александрович Ридигер, коренной петербуржец, учился в Императорском училище правоведения, но после октябрьской революции был вынужден покинуть Петроград и перебраться в Эстонию. Там он вступил в брак с Еленой Иосифовной Писаревой, уроженкой Ревеля (так тогда назывался Таллин), которая стала верной спутницей его жизни. В 1940 году Михаил Ридигер окончил пастырско-богословские курсы и принял священный сан, после чего двадцать лет служил на приходах Эстонской епархии.
 По милости Божией будущий Предстоятель Русской Церкви возрастал и укреплялся духом в истинно православной атмосфере – настоящей домашней церкви. С шести лет он нес церковные послушания: сначала разливал крещенскую воду, потом пел и читал в храме, в девять лет уже знал наизусть Божественную литургию. Семья Ридигеров каждый год совершала паломничества в Псково-Печерский и Пюхтицкий монастыри, вместе с родителями ездил и Алексей. Однако по-настоящему ощутил он соприкосновение с высшей иноческой духовностью на «пречудном острове Валааме».
 «Особенно мне запомнились паломнические поездки в Валаамский Преображенский мужской монастырь в 1938 и 1939 годах… На меня, девяти-десятилетнего мальчика, Валаам произвел неизгладимое впечатление. Архитектура монастыря и скитов, намоленность храмов, удивительная природа северного края, духоносные старцы и насельники обители, их трудолюбие, открытость, доступность для каждого паломника и особая их чуткость – все это поражало. Во многом эти два посещения Валаама определили мой жизненный путь», – писал об этом Святейший Патриарх Алексий.
 В четырнадцать лет Алексей Ридигер стал старшим иподиаконом у епископа Таллинского и Эстонского, в 1945 году готовил закрытый гитлеровцами кафедральный Александро-Невский собор к возобновлению богослужений, затем служил псаломщиком в храмах столицы Эстонии. В 1946 году он предпринял попытку поступления в Ленинградскую Духовную семинарию, но не был принят, поскольку ему не хватало нескольких месяцев до положенного восемнадцатилетнего возраста. Зато в следующем году он не только выдержал вступительные испытания, но и сдал экзамены за два года обучения и был принят сразу на третий курс семинарии. В 1949 году Алексей Ридигер поступил в Ленинградскую Духовную академию, уже на первом курсе был рукоположен во диакона, а через два дня – во пресвитера и направлен служить на приходы Эстонии. Академическое образование ему пришлось завершать экстерном. По окончании Духовной академии отец Алексий получил ученую степень кандидата богословия за сочинение «Митрополит Московский Филарет (Дроздов) как догматист».
 В 1959 году отец Алексий, уже в сане протоиерея, был назначен благочинным Тарту-Вильяндиского округа. В храмах своего благочиния он служил на славянском или на знакомом ему с детства эстонском языке. Тогда же он начал собирать материалы для своего будущего фундаментального исследования «История Православия в Эстонии».
 Святейший Патриарх Алексий замечает: «Несмотря на то, что большую часть жизни мне пришлось выполнять различные административные послушания в Церкви, пастырство было всегда для меня на первом месте. Именно в пастырской деятельности, в службе Божией, в Евхаристии, в молитвенном общении с Богом и с народом Божиим я черпаю силы для несения неимоверно трудного первосвятительского креста».
 В 1961 году протоиерей Алексий Ридигер принял в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре монашеский постриг с сохранением прежнего имени – Алексий. Но теперь его Небесным покровителем стал святитель Московский Алексий. Миротворчество, предстояние перед власть имущими, печалование о судьбе народа и государства, отличавшие служение великого святителя Земли Русской, всецело были восприняты будущим Предстоятелем Русской Церкви, ее пятнадцатым Патриархом – Алексием II.
 Через полгода после принятия монашества, 3 сентября 1961 года, состоялась архиерейская хиротония архимандрита Алексия (Ридигера) во епископа Таллинского и Эстонского. В 2001 году Русская Православная Церковь торжественно отмечала сорокалетний юбилей архипастырского служения своего Первосвятителя.
 Плодом многолетних изысканий архипастыря Эстонской земли по ее истории стал его труд «Очерки по истории Православия в Эстонии». В 1984 году митрополит Алексий (Ридигер) представил эту свою работу в качестве магистерской диссертации, но исследование оказалось настолько фундаментальным, что за него он был сразу удостоен высшей ученой степени – доктора богословских наук. В 1999 году этот труд, дополненный и переработанный автором, был издан под названием «Православие в Эстонии».
 Уже в самом начале своего архипастырства Владыка Алексий (Ридигер) был привлечен к делам общецерковного управления. Первым послушанием епископа Таллинского и Эстонского Алексия была должность заместителя Председателя Отдела внешних церковных сношений: обеспечение международных связей Церкви для защиты ее внутренней жизни. В 1964 году будущий Первосвятитель был назначен на ключевой пост в руководстве Русской Церкви – Управляющим делами Московской Патриархии.
 Ныне Первосвятитель Русской Церкви вспоминает: «В течение многих лет я был близок к Святейшему Патриарху Алексию I, личность которого оставила в моей душе глубокий след… С самого начала моей деятельности в качестве епархиального архиерея и заместителя Председателя ОВЦС, а затем и Управляющего делами Московской Патриархии Святейший Патриарх Алексий I относился ко мне с огромным доверием… На его долю выпали тяжелейшие испытания: революция, гонения, репрессии, потом - при Хрущеве - новые административные гонения и закрытие храмов. Скромность Святейшего Патриарха Алексия I, его благородство, высокая духовность – все это оказывало на меня огромное влияние».
 В середине 1980-х годов началась горбачевская «перестройка», и, надеясь на возможные благие перемены в отношении государства к Русской Православной Церкви, митрополит Алексий обратился к М.С. Горбачеву с письмом, в котором впервые поставил вопрос о перестройке церковно-государственных отношений. В письме он, в частности, писал: «У Церкви и государства есть общие задачи, ибо исторически Русская Церковь всегда была со своим народом – в радостях и испытаниях. Вопросы морали и нравственности, здоровья и культуры нации, семьи и воспитания требуют объединения усилий государства и Церкви, равноправного союза, а не подчинения одного другому». Перед руководителем государства был поставлен самый насущный для Церкви вопрос: о пересмотре устаревшего законодательства о религиозных объединениях. «Мое обращение было разослано Горбачевым всем членам Политбюро, – рассказывает Его Святейшество, – но Совет по делам религий счел, что поднимать такие вопросы не следует. Реакция властей еще соответствовала старым традициям: меня отстранили от ключевой в то время должности Управляющего делами и назначили на Ленинградскую кафедру. Это назначение я не воспринял болезненно и, более того, считаю четыре года, проведенные мною на ленинградской кафедре, когда происходило возрождение церковности в уникальной по своей истории епархии, одними из самых светлых в моей жизни.
 Всего четыре года возглавлял митрополит Алексий Ленинградскую епархию. За это время число действующих храмов в Ленинградской области возросло в полтора раза, на Новгородчине – вдвое. Среди событий тех лет – возвращение Церкви честных мощей святого благоверного князя Александра Невского и Соловецких угодников – преподобных Зосимы, Савватия и Германа. Но главной радостью для архипастыря стало начало восстановления Спасо-Преображенского Валаамского монастыря.
 3 мая 1990 года отошел ко Господу Святейший Патриарх Пимен. Его преемник направлялся на Поместный Собор Русской Православной Церкви, даже не предполагая возможности своего избрания на Первосвятительский престол: «Я не ехал на тот Собор с чувством, что могу вернуться Патриархом. За четыре года управления Петербургской митрополией я слишком сроднился с ней… Только после Архиерейского Собора, состоявшегося накануне открытия Поместного, где я получил больше всех голосов архиереев, я подумал: есть опасность, что чаша сия меня может и не миновать. Опасность – потому что, будучи двадцать два года Управляющим делами Московской Патриархии при Святейших Алексии I и Пимене, я прекрасно знал, насколько тяжел крест патриаршего служения. Но я положился на волю Божию: если будет воля Господня на мое патриаршество, то, видимо, Он даст и силы», – вспоминает Святейший Патриарх Алексий.
 Поместным Собором Русской Православной Церкви на патриарший престол был избран Его Святейшество Алексий II. В Слове при своей интронизации, 10 июня 1990 года, Святейший Патриарх сказал: «На мое недостоинство возложено бремя Первосвятительского служения… Принимая его, я осознаю свои немощи, свою слабость, но нахожу подкрепление в том, что мое избрание состоялось Собором ничем не стесненных архипастырей, пастырей и мирян… В сей день, сознавая всю ответственность пред Богом и Его Церковью, со страхом и трепетом вступаю на Московский Первосвятительский престол, ибо сознаю, что не по делам и заслугам моим выпал мне сей жребий, но по воле промышляющего о нас Пастыреначальника Господа Иисуса Христа…»
 Вскоре после своего настолования Первосвятитель засвидетельствовал, что Русская Церковь освобождается от гнета безбожного режима: «Происходящие перемены не могли не произойти, 1000 лет христианства на Русской земле не могли исчезнуть совсем, ибо Бог не мог оставить свой народ, столь возлюбивший Его в своей прежней истории. Не видя десятилетиями просвета, мы не оставляли молитв и надежды – сверх надежды надежды, как говорил Апостол Павел. Мы знаем историю человечества и знаем любовь Бога к сынам Его. И из этого знания мы черпали уверенность, что времена испытаний и господства тьмы кончатся».
 Однако новоизбранный Предстоятель Русской Церкви уже тогда предвидел, что многострадальную Россию ждут новые тяжелые испытания: «Нам не воскресить нашей страны и нашего народа без пробуждения горячей, искренней веры в сердце каждого русского человека, без возвращения к исконной основе нашего бытия – Святому Православию… Чем дольше общество находится в состоянии духовного вакуума, тем глубже порождаемые им проблемы и тем острее духовная жажда, которая от безысходности принимает порой искаженные формы, понуждая людей в отчаянии пить из вредоносных, отравленных источников… Духовный вакуум неминуемо будет заполнен. И он уже заполняется разрушительными влияниями, могущими ввергнуть общество в пучину ненависти, порока, безумия и самоуничтожения. Вот почему Святая Церковь желает помочь людям выбраться из бездны духовной пустоты и обрести смысл бытия в истинной вере Христовой…
 Слова «Церковь служит России» предполагают некоторое противопоставление Церкви и России. На деле же есть часть, остаток России, которая продолжает служить Христу (это и есть Церковь), и та часть России, которой этот остаток может помочь своей верностью Христу и своим духовным трудом… Церковь всегда была рядом с народом, ей пришлось многое пережить: и поношение, и разграбление, и искусственно создаваемый раскол, и Голгофу. Но тверда была вера и нерушимо ее единство. Пока будет так, вратам адовым нашу Церковь не одолеть…
 В России люди по-прежнему страдают – страдают от нищеты, несправедливости, вражды, кровопролитных конфликтов и их последствий. Но ответом на «рознь мира сего» должен быть Христос… У России более чем тысячелетняя история, в которой основные события церковной и государственной жизни – практически одна плоть и кровь. И сегодня, как много веков назад, Русь собирается и созидается на основе отеческой веры. Именно так – и только так! – мы сумеем восстановить свои силы и красоту свою. Именно в верности нашему исконному духовному пути кроется надежда на лучшее будущее».
 Наступало время церковного возрождения. Святейший Патриарх Алексий II первым из Предстоятелей Русской Церкви XX века получил относительную свободу действий – теперь можно было начинать церковное созидание. В слове в день интронизации, 10 июня 1990 года, Святейший Патриарх наметил основные направления этого созидания: «Мы стоим на пороге третьего тысячелетия Пришествия в мир Господа нашего Иисуса Христа. В вихре совершающихся в мире перемен особенно важным представляется нам опора на вечное и незыблемое. Свое служение мы будем осуществлять, основываясь на Священном Предании, сохраняя верность догматам веры и церковным канонам, руководствуясь соборным разумом Церкви.
 Мы уповаем на то, что боголюбивая паства будет исполнена стремления содействовать этому возрождению во славу Христа Спасителя и Его Святой Церкви. Достижению поставленных целей будет содействовать также управление церковной жизнью…
 Перед нами стоит великая задача широкого возрождения монашества, во все времена оказывавшего столь благотворное влияние на духовное и нравственное состояние всего общества…Во множестве восстанавливаются храмы, возвращаемые Церкви, и строятся новые.Этот радостный для нас процесс еще только развивается и потребует от всех нас многих трудов и материальных затрат.
 Памятуя о своей обязанности научить Истине Христовой и крестить во имя Его, мы видим перед собой необозримое поле катехизаторской деятельности, включающей создание широкой сети воскресных школ для детей и для взрослых, обеспечение паствы и всего общества литературой, необходимой для христианского научения и духовного возрастания…
 Церковь наша – и мы это явственно видим – вступает на путь широкого общественного служения. На нее как на хранительницу непреходящих духовных и нравственных ценностей, исторической памяти и культурного наследия с надеждой взирает все наше общество. Ответить на это –наша историческая задача.
 Во времена трудных, судьбоносных преобразований в стране Церковь не остается безучастной свидетельницей происходящих событий – она поддерживает благие устремления нашего общества в решении нелегких задач построения жизни на началах законности и справедливости… Мы видим наш долг в развитии внутреннего миротворчества и общественного служения в свойственных Церкви формах, среди которых особое внимание будем уделять возобновлению служения милосердия и широкой благотворительности…»
 Годы патриаршего служения в полной мере проявили дарования, данные Господом Его Святейшеству Алексию II, – мудрость , духовную стойкость, глубочайшее смирение и истинное архипастырское достоинство. Его деяния свидетельствуют о себе сами: за десятилетие с небольшим в Русской Православной Церкви учреждено более шестидесяти новых епархий (сегодня их 131), восстановлены и построены более пятнадцати тысяч храмов, количество Духовных школ возросло до девяноста. Важнейшей частью церковного возрождения стало повсеместное восстановление монастырей - главных духовных центров Православия. За эти годы количество монастырей Русской Церкви возросло почти в 30 раз (с 21 до 614).
 Все это свидетельствует о том, что ныне совершается величайшее чудо нашего времени – Второе Крещение Руси. Народ повсеместно возвращается к святой вере. Святейший Патриарх часто повторяет: «Наша цель – не только реставрировать храмы, главное – реставрировать исковерканные человеческие души». И благие перемены совершаются во множестве человеческих душ. Святейший Патриарх видит это воочию, встречаясь со своей паствой в многочисленных поездках, которые он ежегодно совершает. Уже восемьдесят епархий принимали на своей земле Предстоятеля нашей Церкви, а многие и не по одному разу… «Объезжая города и села России, - говорит Святейший Патриарх, - я вижу, как десятки, сотни тысяч людей активно вовлекаются в церковную жизнь, изучают основы православного вероучения, участвуют в благотворительной, образовательной, издательской и иной церковной деятельности, в религиозно-общественных усилиях, в научных и культурных проектах Церкви. Вижу я и множество людей, осознанно, с душой участвующих в храмовом богослужении…»

от 20.09.2020 Раздел: Март 2004 Просмотров: 358
Всего комментариев: 0
avatar