Добавлено:

"Нас может объединить только Господь!"

 Во втором номере нашей газеты мы опубликовали материалы VIII Всемирного Русского Народного Собора, проходившего 3 – 4 февраля с.г. в Москве и Сергиевом Посаде. Большой читательский интерес, многочисленные отклики вызвал доклад митрополита Одесского и Измаильского Агафангела, постоянного члена Священного Синода Украинской Православной Церкви, названный словами владыки «России брошен вызов глобализма». Вопросы, затронутые в докладе, волнуют наш православный народ. Не будет преувеличением сказать, что их решением озабочены сегодня все здравомыслящие люди планеты.
 В связи с этим в редакции газеты состоялся Круглый стол.
 В разговоре приняли участие: Председатель Синодального отдела Московской Патриархии по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями протоиерей Димитрий Смирнов, благочинный 8-го округа Иваново-Вознесенской епархии, настоятель храма св. отрока Артемия Веркольского игумен Митрофан (Лаврентьев), настоятель храмов Покрова Пресвятой Богородицы и свт. Василия Великого в селе Чиркино Московской епархии, иерей Виктор Кузнецов, известный радиожурналист обозреватель радиостанции «Радонеж» Виктор Александрович Саулкин, писатель Виктор Николаевич Николаев, общественный деятель Людмила Васильевна Побединская, главный редактор газеты «Русь Державная», секретарь Союза писателей России Андрей Николаевич Печерский, заместитель главного редактора газеты Владимир Васильевич Танаков.
 Приглашаем к продолжению разговора и наших читателей. Ваши мнения мы постараемся опубликовать в следующих номерах.

 Печерский А.Н. Во втором номере «Руси Державной» мы вынесли в анонс одно из высказываний митрополита Одесского и Измаильского Агафангела: «Настало время говорить об истинном положении в стране и в мире. Молчание – это содействие лжи и потворство творящим зло. Молчанием зло стремительно усиливается и умножается. Православных христиан призывают ко греху. Призывают быть толерантными, терпимыми. Но терпимыми ко греху и богоборчеству быть нельзя! Это – измена Богу. Нельзя допустить, чтобы Православие использовали, как инструмент апостасии…» Вот и хотелось, поскольку это будут читать люди в большинстве своем нецерковные, маловерующие, построить разговор так, чтобы от него была польза, чтобы он не превратился в какие-то мелкие нападки на всякие нестроения, которые есть везде и всюду.
 Саулкин В.А. Приведу в начале нашего разговора еще одно примечательное высказывание владыки Агафангела из его доклада на Всемирном Русском Народном Соборе: «Обличая ложь глобализма, мы должны заявить, что глобализм – это антихристианская идеология. Это система мирового зла, от которой не только нельзя ждать каких-либо взаимовыгодных отношений, но и с которой невозможно мирное сосуществование. Любые компромиссы с этим злом будут использованы им лишь для расширения своего влияния в мире».
 Печерский А.Н. Его Святейшество, также как и Священный Синод, откликается на все острые события в мире, которые происходят, будь то события в Сербии, будь то война в Ираке, т.е. Церкви не безразлично то, что происходит вокруг нас. И именно в этом докладе митрополит говорит, что Церковь в лице своих пастырей дает духовную оценку всем происходящим в мире событиям. Наша газета на этом построена, основываясь на православном мировоззрении и миропонимании, она оценивает процессы, происходящие в обществе, в том числе и процессы глобализации.
Протоиерей Димитрий Смирнов О. Димитрий. Да, мы должны оценивать происходящее с православной точки зрения. У ислама тоже есть свой ответ на глобализацию. Но он для нас неприемлем.
 Глобализация, с одной стороны, это процесс абсолютно объективный. Если не будет глобализации, не придет антихрист. Если не придет антихрист, не придет и Христос. Мы должны это понимать. Но Церковь свидетельствует об истине, которая есть Христос. Это понятно. И то, что есть неправда, об этом надо говорить. Нужно вычленить ее, эту неправду.
 Печерский А.Н. Вот это, пожалуй, самое важное, потому что часто сталкиваешься с тем, что существует в среде так называемой православной общественности. Людям самого разного толка нужно обязательно поле для борьбы, не важно с чем. Есть такие любители. Им надо обязательно воевать, раньше шли на баррикады с красным флагом, теперь они идут с хоругвями, но обязательно надо бороться, толкать речи. Это с одной стороны. А с другой стороны, большая часть народа просто пассивна. Она пассивна даже к тому, что у нее отбирают последний кусок хлеба, что у нее отключают электроэнергию. Т.е. человек социально пассивен. А это больше всего меня как гражданина беспокоит.
 О. Димитрий. Дело в том, что это специально селекционировалось. Всякая социальная активность у нас преследовалась законом. Более того, все активные люди еще и последовательно уничтожались. Поэтому многие уходили в мир иллюзий, уходили в водку, в основном. Поэтому, конечно, вдруг и сразу что-то возродиться не может. Если все более или менее соображающие люди займутся детьми, их рождением и воспитанием, тогда возникнет новый народ, и этот народ на почве нашей православной культуры сможет создать новую Россию. Только так. Вспомним библейское: Моисей сорок лет водил по географически маленькому треугольничку народ, пока все, кто вышел из Египта, не умерли. А те, кто народились в пути, в тяжелых, суровых условиях, в голоде, в жаре и холоде, без достаточной пищи, они и вошли в землю обетованную. Это уже был народ-воин, народ физически сильный, народ, который не помнил рабства. Так вот, нечто подобное, наверное, происходит и сейчас. А новые люди начнут детей рожать, начнут их воспитывать, начнут отцы не водку пить, а создавать гимназии, создавать детские сады, создавать кадетские корпуса. Будут не телевизор смотреть, а начнут работать. Причем работать не по 8 часов, а по 12–14. Вот тогда есть шанс. Если нет – эту нашу землю прекрасную заселят другие люди, активные. Наш народ испортила советская власть, это нужно постараться как-то выправить. Вот и будет наш ответ глобализации. То, что творится в мировом масштабе, с одной стороны, ужасает, а с другой стороны, это ведь тоже не дает основы для пессимизма. Пока у нас в стране есть ядерное оружие, пока есть хоть какая-то армия, у нас есть возможность выжить, у нас есть какое-то время. Рождаемость – только в этом наше спасение. Но это, собственно, и есть главная задача церковная – строить семью как домашнюю Церковь.
о. Виктор Кузнецов О. Виктор. Вот Вы говорили о Моисее. Но тогда была перспектива: эти не войдут, так другое поколение войдет в землю обетованную. Расскажу об одном совхозе. Это был один из трех или четырех в Подмосковье совхозов, самых видных. Горбачев два раза приезжал, Косыгин раза три приезжал. Самый перспективный. И сейчас он развалился. Ушел, сломавшись психологически, директор. Почему он это сделал? Потому что ему создали такие условия, при которых он вынужден был сдавать мясо дешевле, чем ему обходилось его производство. С зерном – то же самое. У молодежи практически нет перспективы. Учиться – денег нет: родители получают копейки.
 О. Димитрий. А я знаю одного американца, который в Дмитровском районе десять лет живет, приехал из Америки, парень русского происхождения. Выучил русский язык. И создал такое сельское хозяйство, что снабжает всю Москву продуктами питания. Он один. Ему тридцать с чем-то лет. Он никакой не миллионер, просто толковый парень. А совхоз и не может не рухнуть. Он был встроен в систему сельского хозяйства СССР, поэтому, естественно, все развалилось вместе с системой...
 О. Митрофан. 20 лет я живу в сельской местности, из Москвы уехал, и пытался сам что-то создать и помогать людям… Вот, допустим, армянскую школу открыть никаких проблем не было. А русскую школу попробуй открой… Приведу пример. Бывший главный инженер совхоза, с высшим образованием, кандидат наук, умнейший человек, стал фермером. В первый момент он развился замечательно. А потом его «задавили». Ту землю, которую ему дали в аренду, ему не продали. Но зато продают немцам, американцам. А ему – нет, ему только в аренду. Он вложил в эту землю огромный труд, пять лет вкладывал, а как только она начала давать прибыль, ему сказали: нет, эти земли нам нужны, на тебе другие. И подрубили его под корень уже одним этим решением.
 Печерский А.Н. Мне хотелось бы привести положительный пример хозяйствования на земле. Мы только вчера с Вами, отец Димитрий, встречались у отца Тихона Шевкунова, который получил премию, как лучший землепользователь. А я знаю эту историю, был у него в колхозе. К нему пришли нищие люди, которые уже детей кормили комбикормом, и сказали: батюшка, возьми нас к себе. И он взял этот колхоз, но сказал: будет земля принадлежать монастырю, и вы будете работать и за работу получать. И он заставил их работать. Люди сейчас получают зарплату. Начали уже кормить детей нормально. И это не потемкинская деревня. К чему это говорю? Говорю к тому, что, по-моему, самое главное, чего нам всем не хватает, это христианского отношения к труду. О чем мы и начинали говорить. Трудиться мы все перестали и разучились.
 О. Димитрий. Поэтому активные люди должны создавать сами структуры и сами работать. У нас страна богатая, деньги лежат под ногами. Почему все монастырские хозяйства процветают? Не только отец Тихон, взял отец Феофилакт, в Санаксарском монастыре – отец Варнава. Такую сделал лесопилку – на всю область… Конечно, это не наша вина, это наша беда, что мы такие вялые. Господь показал нам, что материализм разоряет, а не созидает. Только духовная жизнь может созидать.
 Печерский А.Н. Еще в чем, мне кажется, наша беда. В том, что мы все разобщены. Создали массу движений, партий с красивыми названиями, есть даже «Святая Русь». Каждый копает ржавой лопатой свой огород. Никто ни с кем не сотрудничает, не объединяется, не помогает. А зачем же тогда громкие слова произносить о христолюбии, о взаимной помощи? Вот армяне – они объединяются, азербайджанцы, другие нации. А мы нет. Иные даже готовы могилу другому выкопать. А объединиться, помочь какому-то определенному, конкретному делу – нет, нас на это не хватает. Каждый – генерал в своей епархии.
В. А. Саулкин Саулкин В.А. Митрополит Агафангел в докладе обращается к нам: «Мы собрались здесь, чтобы обсудить вопросы возрождения России. Это можно делать только на взаимном доверии. Если русские люди будут лгать друг другу, они погибнут от взаимного недоверия и предательства».
 И вот что получается: кто занимается военно-патриотическим воспитанием? Священник и офицер. Колхозы кто поднимает? Священник и какой-нибудь деятельный крестьянин. Получается, все понимают, что Церковь – ковчег спасения, где собираются единственные живые люди, которые пытаются детей сохранить и хоть как-то приобщиться благодати. Это островки спасения. Но все-таки отношение к Церкви в жизни России у государства остается как бы уважительно-отстраненное. Т.е. президент берет благословение, это очень хорошо. Вы, батюшка, на радио «Радонеж» присутствуете, по кабельному каналу выступаете. Но на центральных каналах телевидения жизнь Церкви, просто здоровую точку зрения на жизнь всего общества и государства мы зачастую донести не можем.
 О. Димитрий. Есть идея создания народного ориентированного на семью телевидения. Надо стараться продвинуть ее в эфирное поле. Возможно, что-то и получится. Я уже переговорил с полусотней человек. Все – за. Будем стараться. Это совершенно понятно, что без телевидения вообще невозможно дальше, иначе, что бы мы ни затевали, вихри враждебные все доброе из сознания народа сотрут.
 Саулкин В.А. На ТВ глобализация присутствует явно. Скажем, «Фабрика звезд» – проект глобализационный, все эти реалити-шоу – это же откровенная глобализация, т.е. построение нового человека. Оно все равно вторгается в каждый дом. И только на Пасху показывают, как куличи освящают, да отца Димитрия Смирнова, отца Митрофана когда-нибудь пустят на «Русский взгляд», который смотрит только Москва, да и то раз в неделю.
 О. Димитрий. Да, я понимаю. Но дело в том, что опять же, тут нужно шевелиться и продвигать. Одного депутата на свою сторону, второго, третьего, десятого, сотого. Потом одного министра, потом второго, потом третьего и так далее. Т.е. опять все время нужно быть в состоянии работы.
А. Н. Печерский Печерский А.Н. Хотелось здесь, батюшка, привести пример, как раз связанный с НТВ. Буквально несколько лет назад в Останкине стояние организовывали по поводу того, что НТВ фильмы антихристианские показывает. И что происходит ныне на Пасху? По НТВ прямая трансляция от Гроба Господня! Неискушенный, не верующий комментатор, но сама тема его возвышает. И он вынужден, тем более в диалоге с православным батюшкой, по-другому себя вести, и тот поднимает этого неверующего комментатора на христианскую высоту. Происходит, с моей точки зрения, чудо. Хотя по НТВ масса передач антихристианских есть, не хочу их перечислять.
 О. Димитрий. Нужно всем расшевелиться. Как мышка, упавшая в молоко, быстро перебирала лапками, оно превратилось в сметану, и она смогла вылезти, не утонула. Вот здесь так же. Выживем мы, нет ли, это Бог знает, но сопротивляться надо.
 Глобализм глобализму рознь. Что будет двигать этот глобализм и к чему он должен приходить? Как Интернет. Это ведь хорошее орудие. Но с его помощью людей и развращают, насыщают какой-то порнографией. А могли бы собрать лучшие лекции лучших лекторов мира по разным предметам. В связи с развитием транспорта, скоростей, современных технологий, это же не остановить. Но только нужно это все воцерковлять по возможности, заниматься миссией. Вот вы газету издаете – это же миссия. Ее же многие читают. Вот и хорошо.
 Саулкин В.А. В прошлом году на Всемирном Русском Соборе владыка Гедеон сказал, что глобализационные процессы – это объединение в антихристе, во зле современного мира. А мы должны проводить свою глобализацию – единение во Христе, в любви.
 О. Димитрий. Вот, в этом все и дело. С помощью тех же технических приемов. Больше ничего. Конечно, газета – носитель устаревший. Пока нам недоступно телевидение, но Интернет-то у нас есть. Мы в Интернете можем создать любое СМИ. И вот уже 12 миллионов россиян, которые существуют в Рунете, будут наши союзники.
 Саулкин В.А. Позволю себе нарисовать еще одну печальную картину, но в православном сознании она выглядит уже довольно реальной. Мы говорили о том, что ядерное оружие есть, поэтому и время пока у нас какое-то еще есть. Вы знаете последний договор нашего министра обороны Сергея Иванова с НАТО о взаимном присутствии войск на территории. Это очень напоминает ситуацию ХVII века, когда пустили поляков в Кремль, потому, что боялись Лжедмитрия II, тушинского вора. И вот, православные представляют, что если мы окружены базами НАТО со всех сторон, то происходит внутреннее предательство. Гипотетически представим эту ситуацию: пускают войска НАТО, берут стратегические объекты под контроль и ставят нам, нашему правительству условия, допустим, такие: прижмите православных; пусть они куличи святят на Пасху, и в то же время папа Римский, говоря гипотетически, пусть приезжает в Москву. Речь идет о такой глобальной новой религии, в новом глобальном мире. Возможен такой вариант для нас? Сколько остается времени? Многие православные, отец Димитрий, и думают о том, что в этом случае возможно гонение на Церковь, которая не захочет встраиваться в такой глобальный проект, когда Православие обставят, как этнографическое гетто.
 О. Димитрий. Зачем нам рассматривать какие-то «варианты», которые не только могут быть, они всегда и были, ничего нового в них нет. Для Церкви состояние гонения – это естественное состояние. Поэтому вся история – вдох, потом выдох. Так оно все в жизни и устроено. Если Господь попустит – это будет. Но надо немножко приподняться над землей. Мы с вами завтра умрем, а послезавтра придут войска НАТО. Но нам-то что с этого? Это не принципиально. Принципиально другое. Как мы умрем, и в Ком, и с Кем. Вот это принципиально. Все остальное – это попущено опять же для нашего спасения. Если для нашего спасения удобней войска НАТО, голубые каски, то Господь попустит. Если нам это неудобно – Господь желтую чуму нашлет и так далее. Тут надо больше доверять Богу. Не надо думать, что мы какими-то своими усилиями сумеем истину донести до сердца каждого россиянина, мобилизовать его. Вот сейчас в Ираке «непобедимая американская армия» воюет с народом. Еще немножко продлится, и выгонят их оттуда. Концепцию войны надо менять. Все можно сделать дешево. Новую концепцию войны, хотите? Раздаются всему мужскому населению автоматы Калашникова и ящики патронов. И пожалуйста, приглашай любого завоевателя… Все. Народ никогда не будет победим. Если Господь увидит, что есть у нас и покаяние, и добрые дела, он нам продлит время.
 Печерский А.Н. Батюшка, когда мы анализировали десятилетний свой путь, мы перечитали все наши статьи и пришли к выводу, не очень утешительному о том, что где-то 10 лет назад православные люди в большинстве своем были более социально активны. И это проявляется и в тех высказываниях, в тех статьях, даже в письмах читателей. Т.е. в последнее время наблюдается среди православных людей некоторое уныние. Хотя с другой стороны, может быть, все должно быть по-другому.
 О. Димитрий. Андрей, это, во-первых, не совсем так. Дело в том, что та активность была вербальная. Людям открылась возможность говорить о том, что им дорого, что болит. О вере, о Христе. Но плодов еще пока больших нет. Сейчас эти люди уже все пристроены. Кто в храме старостой, кто уже давно батюшкой, кто колхоз основал, кто детьми занимается, им уже не до разговоров. Тому православному, который в деле, ему уже книги, статьи писать некогда. Наоборот, если смотреть по плодам, сколько отреставрировано храмов, сколько открыто семинарий, сколько появилось православных педагогов, количество радиопередач, количество телепередач, количество изданных книг. В начальный период только переиздавалось то, что было написано в XIX веке. А сейчас нет. Но вот Вы подумайте. За тысячу лет в России сколько было построено монастырей? Сейчас за десять лет половину этого количества уже построили – более 600. Было 1200 монастырей в Российской империи, сейчас уже 650. И туда идет молодежь – стариков не берут. Понимаете, чтоб идти в монастырь, какую нужно активность иметь. Супер-, гиперактивность. И она есть. Очень много появилось людей деятельных, серьезных. Я три года с армией плотно занимаюсь, за три года серьезнейшие сдвиги в армейской среде. Все совершенно по-другому. Даже наш министр Иванов, индифферентный сначала, сейчас уже организовал коллегию Минобороны по воспитательной работе, духовенство пригласил, интеллигенцию творческую. Раньше такая акция вообще была невозможна. Сдвиги есть, положительные тенденции есть. Даже взять наше телевидение. Если сравнить современное телевидение и ТВ пять лет назад. Очень многое изменилось. Появилась масса исторических передач, многие люди, которые только хаяли все вокруг, они как будто «перековались». То есть положительный процесс идет в нашей России. И патриотические видны тенденции, нравственные.
 Печерский А.Н. Перед Пасхой я встречался с Георгием Сергеевичем. Полтавченко. Это государственный деятель высокого уровня. И я был поражен: такая искренняя вера и такое изумленно трогательное отношение к Православию! И он убежденно в своем пасхальном интервью говорит: «Россия есть, была и будет великой державой!»
 О. Димитрий. И все уже устали, и все уже поняли: вот этот нигилистический либерализм, разъедающий все, одна только критика, – он не конструктивен. На самом деле все хотят уже каких-то положительных действий. В конечном счете только государственность, народность, Православие. Многие понимают, что нельзя идти против всего общества.
 Саулкин В.А. Был я в Оптиной Пустыни в это воскресенье. 18 апреля – 11 лет обретения венцов оптинскими новомучениками. Они были, если брать по мирскому, наиболее талантливые люди, одаренные многими дарами. Отец Василий – капитан сборной по водному поло, олимпийский чемпион. Ушли в монастырь: казалось бы закопали свои дарования. А народу было в Оптиной Пустыне в этом году еще больше, чем в прошлом году, на десятилетие, 45 автобусов. Тысячи людей на могилках были, тысячи три, многие из которых прочли книгу «Пасха красная». Первый раз перекрестились, первый раз исповедовались и пришли к вере. Это зримое свидетельство того, как три человека, три монаха, приводят к Богу тысячи людей по все России, из Сибири, с Украины…
 О. Димитрий. Вот сейчас наши батюшки ездят, крестят солдат. По 800 человек, по 500. Потому что солдатики едут со всех районов, там и церквей нет по-прежнему, в Сибири. Пожгли все, деревянные были, люди некрещеные все. Крестятся, крестики надевают, молятся.
В. Н. Николаев Николаев В.Н. Недавно вышла моя книга «Из рода в род», за четыре месяца разошлось 50 тысяч. Причем находятся и такие, кто скупает тираж и бесплатно раздает в тюрьмах. И оттуда ко мне сразу поступают звонки и приглашения. Вот, последний раз я был в тюрьме: 101-й километр, женская тюрьма, в которой сидели Властилина, жена Рохлина. Что я хочу сказать? Стремительно растет омоложение заключенных. Если, допустим, в начале 90-х годов средний возраст заключенного был 35–45 лет, то сейчас возраст опускается все быстрее и быстрее к 18 годам. Заключенных сейчас в России более миллиона. Это вот статистика ГУИН. Дело в том, что человек, даже побывавший в следственном изоляторе, и не осужденный, он уже деформирован духом и телом. Это ему грозит очень серьезными последствиями. Я встречался с разными заключенными. У меня были аудитории на встречах от одного человека, приговоренного к смертной казни, до полутора-двух тысяч в одном зале. Вы знаете, вообще есть польза от всего. Несмотря на всю трагичность тюремной системы, и на тяжелые последствия, приезд одного священника и его выступление перед аудиторией в полторы тысячи дает такой же результат, как, допустим, деятельность священника в миру в течение недели. Это очень здорово ощущается. И поэтому, несмотря на всю кажущуюся безбожность и злобность заключенных, как нам это подают, от этого есть польза. Однажды я был в детской колонии и задал вопрос, касающийся телевидения, которое мы сегодня тоже обсуждаем. Я спросил: с кого вы брали пример, что, повторив все его действия, оказались в тюрьме? Вы знаете, почти тридцать процентов этих детишек назвали фильм «Бригада». Среди актеров на первом месте назывался народный артист России А. Абдулов. Это они учатся его действиям, его поведению в различных фильмах и особенно в последнем, который идет сейчас по ТВ и который у братвы идет на ура. Если, допустим, речь касается воспитания, то здесь нужно направить усилия именно на упреждение, чтобы не совершен был грех, не совершены были повторные поступки, чтобы ребенок не оказался в тюрьме. Но это тема очень сложная. Вообще тема тюрьмы – самая сложная тема в мире, гораздо сложнее, чем война. Поэтому на эту тему нужно будет отдельно поговорить. Вот вчера у меня было прямое выступление на кабельном телевидении в Подмосковье, в Николо-Угрешском монастыре. Мне сначала дали 45 минут. А потом, по просьбе телезрителей, мое выступление было продлено на час двадцать. Вы знаете, вообще тема тюрьмы, тема этой беды касается всех. Сегодня у нас, наверное, нет ни одной семьи, которой бы тюрьма не коснулась прямо или косвенно. Отец, мать, брат, знакомые, близкие, соседи... Т.е. это всех коснулось в той или иной степени. Надо всецело поддерживать ГУИН. И они просят меня проехать по тюрьмам. Сейчас по моей книге «Из рода в род» хотят сделать фильм – примерно 8 или 12 серий. Я пока отношусь к этому настороженно. Так же, как относился настороженно, когда пытались сделать фильм по книге «Живый в помощи».
 О. Димитрий. Тут главное – режиссер. Актер сыграет то, что надо. Один клип показали по телевидению о том, как в армию хорошо идти. Тут же заполнились военкоматы желающими служить. Очереди стали. Вот как народ реагирует. Поэтому ТВ – инструмент прекрасный. Вот, взять с помощью телевидения научить людей добру, Закону Божию, любить жену, родину, детей. И все может пойти совершенно по-другому. А у нас этим инструментом пользуются для убийства души. Если даже совсем недавно показывали что-то дурное – взять, начать показывать что-то положительное. Сразу это сказывается.
 Печерский А.Н. Я, к примеру, первые передачи «Русского взгляда» в штыки воспринял, потому что я знаю этого ведущего, знаю, где он раньше работал. Это был человек совершенно неверующий, невоцерковленный. Прошло, примерно, с десяток передач и я увидел, что у него уже осмысленный взгляд появился, умные вопросы задает, т.е. на него влияет сама тема.
 О. Димитрий. Создать православный канал в Российской Федерации, полноценный, метровый, – это значит с человека собрать два с половиной рубля в месяц. С каждого. Сейчас МТС имеет уже 20 миллионов подписчиков. Т.е. эту цифру увеличиваем в пять раз – вот тебе 100 миллионов долларов, на которые вполне можно сделать полноценный канал.
 Печерский А.Н. Батюшка, также и с печатными СМИ. Вот, Вы говорите, что это XVII век, но большинство людей к печатному слову привыкли. Я говорю о том, что влияние на самосознание, о котором так часто сегодня говорят, и в правительстве, везде и всюду, оно может проявляться через печатное слово. Но реальность нашего времени такова: если у нас 85% называют себя православными, а подписчиками православных изданий, я не говорю, что только «Руси Державной», является, наверное, полпроцента населения. О чем мы тогда можем говорить? Если даже Распутин Валентин Григорьевич проводил исследование в Иркутской области с целью узнать, на что подписываются учителя средней школы. Оказалось: «Спид-инфо» и газеты типа «Московского комсомольца». О чем мы можем говорить? Мы бы уже на одной подписке процветали, если бы у нас был хотя бы 200-тысячный тираж. Потому что в этом случае расходы на типографию снижаются сразу в два раза. Получается, что народу ничего не надо? А письма приходят: «Мы газету вашу ксерокопируем и передаем из рук в руки». В церкви тоже отношение неоднозначное. Я не в осуждение это говорю, а просто часто с этим сталкиваюсь. Говорят: да, хорошая газета, но она много места на прилавке занимает. А как же духовное просвещение? Мы же для этого призваны.
Л. В. Побединская Побединская Л.В. Я расскажу о проблеме игорного бизнеса. Есть проблема наркотизации, проблема алкоголизации. Церковь этим вроде занимается. Но игорный бизнес – это страшная проблема. Сейчас все эти игорные заведения – на каждом шагу. Выходишь из метро – и сразу видишь казино. Либо это «Вулкан», либо это «Джек Пот», либо это казино типа «Короны» или еще какое-то. И вот эти игорные заведения очень привлекают не только молодежь, но и взрослых людей. Но у казино выиграть нельзя, его можно только купить, чтобы у него выиграть. Тем не менее все играют. И этот азарт поглощает настолько человека, что человеку уже нет обратного пути. Это хуже, чем наркомания. Но что важно? На рулетке казино от ноля до 36 цифр. Если сложить все эти цифры от ноля до 36, то это будет число 666. Т.е. зло даже не шифруется. Точно так же в карточной колоде 36 карт. Вот с чем должна бороться Церковь. Есть же попечительские центры. Скажем, центр Берестова, который оказывает помощь наркоманам, алкоголикам. Но никто еще не занимался помощью тем людям, которые попали в зависимость игорного бизнеса.
 Печерский А.Н. Мне кажется, отец Димитрий правильно сказал, что все зависит от нового поколения, которое вырастет в России. Смотрю я на учащихся православных гимназий и убеждаюсь: этих детей казино не должно смутить. Они к одноруким бандитам не пойдут, они матом не умеют и не хотят ругаться. Это другая, это новая Россия.
 О. Димитрий. Бороться с этим надо. Нужно оповещать население, нужно готовить законодательство, нужно публиковать: вот такой-то депутат проголосовал за казино. Чтобы люди знали, кто за кого. Потом, когда он начинает в следующий раз баллотироваться, мы оповестим избирателей: вот за кого вы сейчас будете голосовать! И он встанет, и скажет: простите, больше не буду.
 Саулкин В.А. Что такое мир в семье? Это когда человек благодать получает. Там, где благодать начинает действовать, уходят распри, уходит злоба, уходит взаимное недоверие, клевета. И когда мы получаем благодать, как в Оптиной Пустыни, на могилках новомучеников, она нас начинает объединять и соединять. Почему князья в XIV веке перестали друг друга резать? По молитве преп. Сергия (хотя еще какое-то время резали). А потому, что благодать принесла любовь в сердца. Т.е. именно благодать начинала создавать страну. Не лозунги, князья не слушали лозунгов. И простые русские люди, почему же они стремились к преподобному Сергию? Просто хотели благодати получить немножко. Почему в монастыри шли за батюшкой? За батюшками уходили ученики преподобного, а люди – за ними. Почему? Благодать хотели, чтоб в семье был мир. Не только чтоб пшеница росла или рожь, а мир в семье был и радость. И вот эта благодать, мы сегодня, кстати, об этом говорили, это действительно вызов глобализации. Мы можем кричать: вот дескать они шестерки нам лепят, они враги, а вот вызов, как владыка Гедеон сказал, – объединяться в любви. А как объединяться в любви? Вот, владыка Агафангел сказал, можно делать только на взаимном доверии. И если русские люди будут ругать друг друга, они погибнут от взаимного недоверия и предательства. А мы все знаем, чего греха таить, что в православном патриотическом движении кого только масоном не обзывали, но распри между собой можно преодолевать только благодатью и любовью. А иначе не только земля рожать перестанет, но и вообще ничего не будет. Сейчас в Оптиной Пустыни, в Жиздре, вот такие вот рыбины появились. После смерти новомучеников земля осветилась, рожать стали леса грибы огромные, там невозможно ничего вырастить было с двадцатых годов. Земля стала освящаться. Чем? Молитвой новомучеников и той любовью, которую люди в Оптиной Пустыни получают. Поэтому мы действительно видим, что нас окружили базами НАТО со всех сторон. Но какая нам оккупация может грозить? Американцы придут. Да мы первые, кто здесь сидит, возьмем калашниковы, как отец Димитрий сказал, и начнем их отстреливать с большим умением и ревностью, чем в Ираке даже. Это же они понимают. А кто нам грозит? Враг внутренний. Вот эти игорные дома, вот эти клубы всякие, казино и прочее. Вот с них шестерки и начинаются. Те, кто в эти клубы ходит, в игорные дома, они, конечно, будут готовы любые чипы принять и православных снова на вышках охранять. Это как раз тот контингент антихриста, который (не надо и американцев) готов на все будет, лишь бы позволили грешить. Скажут, вот какой-то отец Митрофан или отец Виктор меня лишает казино моего. Да лучше я их перестреляю либо в лагерь отправлю. И сейчас решается, как отец Димитрий говорил, кто кого перетянет, кого больше в стране будет. Народ тянется к Православию. И я думаю, зерна, которые упали, дадут всходы.
 Я не представляю, зная многие армейские части, офицеров, не представляю, что их можно заставить стрелять в священников, стрелять в православных людей. Зерно упало, и сейчас американцы боятся этих всходов, поэтому базами и обкладывают. Ну, знаем, кто такие американцы, мировое правительство. Но все решать, наверное, будет конкретная душа каждого человека. Как старец Аристоклий когда-то говорил в 18-м году, что у Бога весы точные, а крыло мухи имеет вес. И когда наши добрые дела и молитвы хотя бы на крыло мухи наши грехи перетянут, Господь Россию помилует. Но важно, что владыка митрополит Агафангел такой доклад зачитал, потому что мы все понимаем, что владыка Агафангел, он с властью не комфортно живет. И он от Киева и от одесских властей не ждет никакого понимания, а ждет только, в лучшем случае, нейтралитета, а то и гонений на Церковь. И поэтому те владыки, которые оказываются в такой боевой ситуации, как сербская, они более остро ощущают и опасность. Мне кажется, что их голос на Всемирном Русском Соборе очень важен. И задача православных СМИ, Андрей Николаевич, радио «Радонеж», «Руси Державной» – донести голос Церкви, о котором владыка говорит: «глобализм – это антихристианская идеология», система мирового зла, с которой не только нельзя ждать каких-то взаимовыгодных отношений, но с которой не возможно мирное сосуществование. Любые компромиссы с этим злом будут использованы лишь для расширения сложившегося влияния в мире. Когда те, кто доверяет Церкви, услышат голос Церкви о том, что ожидает Россию, может, они определятся более четко в том, что с нами происходит сейчас. Имею в виду людей не воцерковленных, но верящих Церкви, как матери.
 Печерский А.Н. Мне кажется, есть один существенный момент, о котором я уже много раз в разных аудиториях говорил, еще раз повторюсь. Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн перед смертью не зря, наверное, такую фразу сказал, что пока мы не преодолеем в себе беса разъединения, России ждать нечего. А мы его действительно не преодолеваем, даже среди православных людей. И не обращаем даже на это внимания. И говорили сегодня об этом, что и там хорошо, и здесь хорошо, а вот, издавая газету и ведя передачи на радио, мы ощущаем, что этого единения нет. Вот какие-то уколы на беззлобные, может быть, ошибки своего брата да, они могут быть. А вот единение, взаимопомощь очень редко встретишь. И, мне кажется, враг это прекрасно чувствует, он и вбивает этот клин, и пока мы это не поймем, я думаю, вряд ли что можно сдвинуть.
 Николаев В.Н. Я возвращаюсь к своей теме. Что такое тюремный священник? Сидит полторы тысячи заключенных, большая часть из них инфицированные, и поддержки эти священники на периферии практически никакой не получают, просто никакой. У него свой приход, у него еще масса обязанностей, начиная от того же водопровода и заканчивая какой-нибудь бабушкой, которая к нему ходит ежедневно за помощью. А тут он приезжает раз в месяц или два раза в месяц в эту тюрьму. Что такое там провести службу? Ведь заключенные там стоят и исповедуются не так, как в миру. Они ждут его в течение месяца для того, чтобы ему высказать свою беду, зная, что они больше никому не нужны, и никто к ним больше не придет. Каждого надо выслушать минут 20–30, а их там стоит еще человек 20. Если батюшка кого-то недослушал, он уезжает, оставляя тяжесть на душе этого человека и во вторую очередь тяжесть на своей душе. Потом, что происходит сейчас в тюрьмах и в какой степени, особенно в женских, в детских! Чтобы об этом узнать и об этом говорить на уровне отделов, в тюрьме надо быть. В тюрьме надо быть не таким образом, чтобы туда приехал, с начальником тюрьмы пришел, по всем блокам осмотрел, на трапезе посидел и уехал. В тюрьме надо постоять на литургии от начала до конца. Особенно тюрьма женская, которая является более жестокой, более циничной, более страшной. Мужская тюрьма по сравнению с ней – это своего рода курортное место. Допустим, одна из тюрем Сибири. Приходят женщины, отряд человек сорок, заходят на обед и среди них есть две-три, которые инфицированы, их пока в блоках не содержат отдельно, но они идут с нами. Это люди, которые считаются мусором, они брошенные и падшие, они никем не признаются и к себе они не подпускаются. Подходит эта бригада к столовой, прошел дождь, грязь. Чтобы зайти, надо вытереть ноги. Под ногами ничего не оказалось. Этим трем женщинам говорят: «Ну-ка вы, стервы, под ноги». Эти женщины мгновенно ложатся, о них вытирают ноги и заходят. Такая же ситуация на выходе. Им в столовую заходить запрещается, общаться запрещается, если им что-то перепадет, так в лучшем случае при выходе бросят кусок. И ведь это не единичный случай. Поэтому, когда мы здесь сидим и рассуждаем о глобализации, об автоматах у каждого в руках, это все теория. Когда я приезжаю из тюрьмы, особенно из женской тюрьмы, у меня в течение дней двух-трех состояние контузии. Я почти дня два не разговариваю. Потому что надо все это переосмыслить.
Игумен Митрофан (Лаврентьев) О. Митрофан. Хотел привести пример. 5 тысяч заключенных у меня. Из них армян я не знаю ни одного. Мусульман там есть несколько человек, был даже негр у меня, один сидел. А 99,9 процента русских сидит. Они меня просят, последние письма присылают: батюшка, привези нам литературу патриотическую, привези православные газеты. Привези, потому что они знают все проблемы. Кроме того, идет геноцид русского народа. Кто мы такие, если мы не видим этого! Нельзя нам никогда повторять русофобскую ложь. Армяне объединяются, мусульмане, все объединяются против русских. Кто их объединяет? Бес, сатана их объединяет против Православия, против русских, потому что русские – носители Православия. А почему мы не объединяемся? Потому что нас может объединить только сам Господь. Мы должны, каждый, на Русском Соборе я говорил, если хотите называться русскими, хотите называться патриотами, начинайте день с молитвы, ни одного действия без благословения священника не делайте. Войдите внутрь Церкви, нам не надо никаких союзов, никаких не надо патриотических объединений, войдите внутрь Церкви, Господь нас объединяет. А чем мы можем объединиться? Объединиться только через тело и кровь Господню. Вот наше единение. Что касается глобализации, это уже много раз говорилось, что глобализация – это никакой не естественный процесс, это не процесс развития цивилизации, это процесс развития зла. Это захват сатаной власти над душами всех людей. Он начался еще при появлении Христа, но основное его развитие, глобальные проекты, они пошли перед революцией, когда мировое зло объединилось в мировом правительстве. Вот, когда началось зло. Вот о чем владыка Агафангел говорил: «С духовной точки зрения, не существует процессов, происходящих как бы неким «естественным образом». Признание существования так называемых «естественных» процессов является скрытым атеизмом, отвержением Промысла Божия над миром и человеком, поэтому мы утверждаем, что процесс глобализации не является естественным. Этот процесс является реализацией «тайны беззакония», о которой говорил святой апостол Павел. Мы заражены духом компромисса. А он нас губит. Идет откровеннейшая химическая, бактериологическая война против народа через Министерство здравоохранения. Главный санитарный врач министерства подписал указ по поводу новой программы хлеба. В хлебе должны быть биологически активные добавки и витамины. Притом в хлебе сейчас используются новые виды дрожжей. В России дрожжи начали внедрять в 1947 году. Раньше у нас была хмелевая закваска. А что такое дрожжи? Дрожжи – это нечистый продукт. Мы превращены в самогонные аппараты. Сахар попадает в организм – все, начинается брожение. Сейчас эти знания должны среди православных распространяться. Мы должны это знать обязательно.
 Так вот, почему эти биологически активные добавки? Дрожжи для этих добавок – как культура для бактерий, когда берут бактерии и выращивают на определенной культуре. Процесс такой идет. Дрожжи внутри организма как культура, которая не очень быстро размножается. Там есть определенные виды, отец Анатолий Берестов уже раскрыл эту проблему, определенные виды биологических добавок: самый главный удар – на детородные органы. Мне показали вчера статистику: 30% женщин и 40% мужчин уже не способны к деторождению. А это все процессы глобализации. Каждая добавка целенаправленно бьет по определенному органу. Одни разрушают печень, другие – поджелудочную железу… Они у нас все продукты вытеснили. Пойдите в любой магазин, вы не найдете нашего продукта. Действуют они через хлеб, через пиво, через кока-колу, пепси-колу, там наркотики в слабых дозах, особенно в пиве, консерванты все абсолютно, без исключения. А хлеб-то едят все абсолютно, без хлеба не может никто. По псалмопевцу, хлеб укрепляет сердце человека. Так вот что они сделали, чтобы не укреплял.
 Нас может объединить только Господь. И объединяет, и объединял всегда.
В. В. Танаков Танаков В.В. Мы говорим о глобализации, и здесь на нас надвигается столько грозных проблем, что мы не успеваем их ни разрешать, ни даже обсуждать. Попытаемся в этой ситуации сконцентрировать имеющиеся в нашем распоряжении силы на одном, но прорывном направлении. Война идет, и главным является духовный фронт. Главное оружие в духовной брани – молитва и пост. Мы вроде молимся и вроде постимся, но успеха не имеем. Следовательно, нам надо искать методы усиления поста и молитвы. И здесь активные православные могли бы объединиться. Санаксарский старец схиигумен Иероним говорил: «Молитесь ночью, с трех до пяти идет золото, с пяти до шести – серебро, с шести до семи – бронза. Один ночной земной поклон равен сорока дневным, один час ночного моления равен сорока часам дневного моления». По словам блаженной Матроны Анемнясевской, исповедницы ХХ века, три поклона в церкви заменяют триста поклонов дома. Таким образом, церковные ночные молитвы дают нам максимальный духовный результат. Также и крестные ходы, эти движущиеся храмы, среди которых выделяется Великорецкий крестный ход – тем, что на нем совершается именно ночная соборная молитва, причем молитва тысяч людей. В два часа ночи отправляются великорецкие паломники в путь.
 И вот мы слышим, что пошла уже по Руси соборная ночная храмовая или монастырская молитва, которая в сорок раз сильнее дневной. Мы слышим, что все больше и больше верующих русских людей становится в ряды покаянных пеших крестных ходов. Все больше священников облетает наши города на самолетах и кропит их с воздуха святой водой. Все больше совершается крестных ходов на автомобилях, водных и воздушных судах. Дай-то, Господи!
 О. Митрофан. Батюшка Кирилл нам сказал, когда мы первый раз к нему приехали по поводу ИНН в конце 1997 года: разъясняйте всеми возможными способами, какое страшное зло движется, не только верующим, но и неверующим, не только православным, но и неправославным. Понятно, что они все равно своего добьются, но от нас зависит, когда. И у нас есть возможность и силы это время продлить. Почему нам надо время продлевать? Не ради того, чтобы больше колбасы съесть, не ради этого, а ради того, чтобы как можно больше душ спаслось. Ради этого есть смысл трудиться.
 Саулкин В.А. Они убивают Россию весь двадцатый век, а кровь мучеников – это семя Христово. И как бы они биодобавками и проектами глобализации сейчас не били, они с русским народом ничего сделать не могут. Потому что все-таки в остатке своем народ живет со Христом. Бабушки наши на приходах, покаявшиеся разбойники, такие офицеры, как Константин Васильев, Женя Родионов. Чудо: крестик надел русский мальчик. Исповедовался, причастился раз в жизни. А стал мучеником за Христа. И поэтому, что бы они ни делали, они русский народ извести до конца все равно не смогут, потому что со Христом живем, со Христом и воскреснем. Какие испытания, что грядет – мы не знаем, но они посрамлены окажутся со своим НАТО и со своими замыслами, если мы будем со Господом. Народ все равно будет, и будут рождаться такие богатыри, как отец Ферапонт, отец Трофим, отец Василий. Еще больше их будет. Чем больше будут убивать православных, тем больше таких богатырей будет становиться. Мне кажется, это закон для России непреложный, Россия будет стоять до конца веков предстательством за грешных и немощных Заступницы Усердной.

от 28.10.2020 Раздел: Май 2004 Просмотров: 546
Всего комментариев: 0
avatar