Добавлено: 26.04.2016

«Неопалимая купина» Смоленского храма

«Тот, кто желает увидеть живого Бога, пусть ищет
его не в пустом небосводе
собственного разума,
но в человеческой любви».

Ф.М. Достоевский


Верующими православными людьми мы не рождаемся и можем ими стать, если найдём свой путь к храму. Для каждого человека эта дорога – своя узкая тропинка, протоптанная среди русских лугов и снегов или стёршая нашу обувь о городской асфальт. Эта тропка особенная, индивидуальная, проложенная во времени и пространстве терпеливой молитвой и упорными шагами.

Моя история воцерковления проста и, наверное, похожа на другие, и всё же я хочу рассказать её. И рассказ этот не обо мне, а о том человеке, который помог мне найти свой храм, куда так стремилась моя душа.

Моя семья родом из Кинешмы, купеческого городка на Волге, места действия гениальных пьес А.Н. Островского. Родня моя из зажиточных крестьян и купцов. Меня крестил мой дед Василий Захарович, пригласив в нашу деревенскую избу своего друга, единственного на всю округу священника. Крестили тайно, родителям не сообщили.
Это было в конце 50-х годов, и я по малолетству ничего не помню о крещении. К сожалению, у дедушки не было возможности привести меня в храм, так как все церкви были порушены, а на их месте стояли железобетонные идолы с вытянутой рукой, указывающей народу направление в «светлое» будущее под названием ад. Но я ясно вижу, как дедушка ставит меня на вязаный половичок перед красным углом с иконами и говорит: «Леночка, смотри на меня и повторяй». Я очень его люблю и прилежно повторяю крестное знамение, поклоны и, в меру своей «подготовленности», молитвы.

Дедушка вскоре умер, и моё православное образование прекратилось. Но он заронил в мою душу зерно Веры, и это крошечное не проросшее зёрнышко ждало момента, когда попадёт на него лучик Божественного света и капли слёз раскаяния для того, чтобы прорасти.

Я с родителями жила в Москве и училась в школе, окнами кабинета физики смотревшей на сказочно красивый Храм Николая Угодника в Хамовниках. Я, пионерка и комсомолка, иногда украдкой приходила в эту церковь, как будто пытаясь вспомнить что-то потаённое в моей душе, полученное с кровью от моих русских голубоглазых предков.

Долгое время московские храмы были для меня местом, где таинственно продолжалась истинная русская жизнь, существовала живая русская история. Я заходила в церковь, как в художественный музей, где вместе с восхищением изумительным русским искусством возникло чувство причастности к Вере предков и внутреннее духовное ощущение, что ты есть часть великого Русского Мира.

Жизнь моя мчалась по колее, обычной для девочки из хорошей советской семьи: одна из лучших школ Москвы, институт иностранных языков, замужество, дети, престижная работа… Но зёрнышко Веры должно было прорасти и показать мне тропинку к храму.

Мой муж крестился в 1991 году в храме Большого Вознесения у Никитских ворот, и с тех пор стали мы всей семьёй посещать богослужения. В эти годы Господь даровал нам радость встречи с Митрополитом Питиримом в Храме Воскресения Словущего на Успенском Вражке. Для моего мужа Владыка стал духовным наставником, без совета которого он не принимал никаких важных решений. В 2002 году произошло главное событие в нашей семейной жизни: мы с мужем венчались в Храме Николы в Хамовниках, том самом, куда я тайком заходила девочкой.

Будучи замужем, я старалась делить со своим любимым и радости, и горести. Когда я расстраивалась из-за чего-то, он мне говорил: «Не стоит печалиться, ведь мы сейчас очень хорошо живём. Когда-нибудь ты вспомнишь и поймёшь мои слова». Ах, как скоро я их вспомнила… Сначала погиб мой муж, а затем девятнадцатилетняя дочка.

Пережить, то есть переступить через эту гору горя и жить дальше, казалось невозможным. И тут я поняла, что значит древняя мудрость: «Бог не даёт человеку такого испытания, которого этот человек не может перенести». Спасла меня только молитва, особенно ежедневное чтение Псалтири. Я ходила в разные московские церкви, стараясь посещать храм не только в праздники, но и по будням, ездила в монастыри, беседовала с разными священниками, исповедовалась, причащалась. Я почувствовала, что я не одна: со мною всегда доброта и помощь Бога. Но свой храм и своего духовника я долго найти не могла: моё духовное зрение не видело ту самую узкую тропинку среди лугов и снегов, которая приведёт меня в мой храм. Но Господь всегда идёт навстречу человеку, ищущему Бога. Это чудо встречи произошло и со мной.

В Великий пост 2015 года знакомые из Зеленограда пригласили меня на соборование в Храм Смоленской иконы Божией Матери в посёлке Подолино. Так как между моим домом и деревней Подолино прямого маршрута нет, а надо добираться на перекладных, а также карабкаться в горку, я решила взять такси. Машина ехала быстро, я сосредоточенно перебирала в уме свои грехи и вдруг - стоп! Переезд через железную дорогу закрывается прямо перед нашим такси. Я звоню своим знакомым и говорю, что задержусь минут на пять. Поезда, явно довольные отсутствием преград, с торопливым свистом пробегают в Москву и в Питер, а очередь из легковушек и грузовиков на переезде уже уходит за видимый горизонт.

Наконец, я решаю выйти из машины, чтобы узнать, когда поднимут шлагбаум, и натыкаюсь на небольшую табличку, которая бесстрастно указывает, что переезд откроют через полтора часа. Я опять звоню знакомым и, извиняясь за то, что всех задержала, говорю, что не приеду. Вдруг слышу спокойный голос священника: «Если она едет, значит ей соборование необходимо, поэтому мы все будем ждать!» Это удивительно, что ради меня, чужого, неизвестного человека, даже не прихожанки этого храма, батюшка и все бывшие в храме пожертвовали своим временем и, может быть, семейными делами и вечерним отдыхом.

Я торопливо бегу по заснеженной тропинке, которую так долго искала, вхожу в небольшую церковь и вижу батюшку, который начинает соборование. Отец Георгий – среднего роста худощавый человек со строгим лицом святого со старой русской иконы. А карие глаза излучают любовь. Я много раз была на соборовании в разных церквях и монастырях, а в этом храме меня поразила какая-то особая внимательность к прихожанам. Думаю, что каждый верующий на соборовании ощущал, как будто служба проходит именно для него. Это сочетание соборной молитвы и личной встречи с Божественным откровением приносит истинную радость. После соборования люди долго не расходились. Кто-то задавал отцу Георгию вопросы, а он отвечал просто и кратко, то приводя отрывок из Евангелия, то рассказывая случай из своей жизни.

Нашёл он время и для беседы со мной, опоздавшей и задержавшей всех захожанкой. После соборования я уже не сомневалась, что на следующую службу приду только в этот храм. Господь услышал мои молитвы, привёл меня в этот храм и дал мне духовника.

Я иду на утреннюю воскресную службу по узкой заснеженной тропинке к моему храму иконы Смоленской Божией Матери, могу рассмотреть всё при солнечном свете. Небольшая белокаменная церковь стоит на холме, как бы парит ковчегом в зимнем небе. Где-то совсем недалеко отсюда пугает гулом и гарью ужасающих размеров мрачный город, который с трудом можно назвать домом для людей, но здесь об этом соседстве ничего не напоминает. Сельский, среднерусский пейзаж вызывает в сердце сладкое воспоминание о детстве. Всё видимое пространство, центром которого является храм – это бело-чистое от снега поле, а грунтовая дорога огибает зелёный ельник, идёт неторопливо наверх и теряется в небе. История этого храма трагична и радостна одновременно…

15 мая 1999 года иерей Георгий Трифоновский закончил вечернюю службу, закрыл храм и пошёл ночевать в сторожку рядом с церковью. Ночью он проснулся от гула и треска, подумал, что бушует гроза, но в оконце увидел объятую сверкающим огнём церковь. Первая мысль – спасти антиминс в алтаре, - кинулся к храму, но его удержали. Через час сгорело всё дотла: от большого храма с тремя престолами осталась гора дымного пепла, и под ней никем не замеченная, сохранённая Господом жизнь…

Этот деревянный храм когда-то нарисовал фломастером на оконном стекле сам отец Георгий, затем сделал проект и построил. Теперь этой церкви на земле не было. В субботу прихожане Смоленского храма собрались на молебен и вместе с отцом Георгием решили: «Храм должен возродиться на этом же месте!» Во время молебна на пепелище вдруг все почувствовали дивное благоухание, как будто бы Царица Небесная услышала наши мольбы о помощи. И чудесным образом всего через год усилиями отца Георгия, наших прихожан и благотворителей новый, теперь уже каменный храм во имя Смоленской иконы Божией Матери принял верующих на первую литургию.

Отец Георгий приходит в храм задолго до службы, чтобы поговорить с прихожанами об их делах и проблемах, помочь людям добрым словом и делом. Батюшка беседует с нами на разные темы: от житейских забот до архитектуры и этимологии слов церковнославянского языка. Иногда бывает сложно понять батюшкины наставления, так как он часто прибегает к иносказаниям и притчам или задаёт вопрос, на который не требует немедленного ответа, однако душа твоя вынуждена работать для того, чтобы понять, как надо поступить тебе в данной ситуации в соответствии с Заповедями Христа.

Волна житейского моря и горя прибила меня к Смоленскому храму и отцу Георгию, но не только меня. У многих прихожан Смоленского храма похожие истории.

Прихожанка Ирина: «Я пришла в Смоленский храм на соборование в Великий пост 10 лет тому назад в сложном душевном состоянии и не знала, примет ли он меня. А он спросил меня, приму ли я его. То, что говорит отец Георгий, не постичь сразу. Требуется большая работа твоей души и сердца, чтобы понять поставленную тебе задачу, сделать правильный вывод. Однажды, будучи за границей, я попала в затруднительные обстоятельства. Поговорить с батюшкой лично я не могла, поэтому я мысленно обратилась к нему за советом и получила его. Приехав в Москву, я пришла в храм к отцу Георгию и рассказала, что мысленно к нему обращалась за советом, и он меня услышал и помог. «Кто бы тебя не услышал?» - сказал батюшка, поведал мне о том, что со мной произошло, и повторил свой совет».

Исповедь – открытие грехов и покаяние. Батюшка проводит исповедь неспешно, он очень внимателен к каждому человеку. Очищающие слёзы и прощение грехов дают душе надежду на «благоприятный ответ на Страшном суде».
На первой исповеди я покаялась, что редко посещаю храм Божий. Вопрос батюшки: «Где написано, что человек должен шесть дней трудиться, а седьмой день отдавать Богу?» - «В десяти заповедях Божиих». – «Так если ты этот закон не выполняешь, то и другие заповеди нарушаешь!» Сначала я не совсем поняла, а потом до меня дошёл смысл этих слов. Без Бога в сердце и без соборной молитвы истончается в душе Вера и множатся грехи наши, особенно те, о которых сказано в заповедях: гордыня и зависть.

В храме всегда много детей. Родители приводят и чад, страдающих разными недугами. На моих глазах мальчик с диагнозом «аутизм» стал внятно разговаривать и хорошо себя вести.

По молитвам отца Георгия происходили исцеления тяжко болящих и онкологических больных. Был такой случай: у девочки десяти лет были проблемы с глазами, ей хотели делать операцию. Батюшка помазал ей глазки освящённым маслом, и девочка начала хорошо видеть без операции.

Наш отец Георгий обладает даром глубокого видения, что не раз подтверждали прихожане. У меня был сосед, который сильно болел. Я навестила его и спросила, крещёный ли он. Он сказал, что нет, но очень бы хотел креститься. Я обратилась к батюшке с просьбой окрестить соседа, он согласился и стал давать распоряжения помощнику, что надо всё взять для причастия умирающего (не для крещения!) Оказалось, что умирающий сосед, действительно, был крещённым, но сам об этом не знал, а вот батюшка знал.

Разными дорогами и тропинками приходят, приезжают и прилетают православные верующие на соборную молитву в Смоленский храм. В нашем приходе есть люди из многих городов России, Грузии, Украины, Канады, Франции. У каждого из нас свои горести и радости, семейные заботы и проблемы на работе. Выслушивает отец Георгий всех внимательно, с открытым сердцем. Обладая энциклопедическими знаниями в разных науках, ясным умом и прекрасной памятью, отец Георгий может свободно беседовать и с академиком-ядерщиком, и с бабушкой-огородницей.

Прихожанка Галина: «Наш отец Георгий имеет много даров от Бога. Главное – это то, что он в каждом из нас видит и любит образ Божий. Он имеет свой подход к разным людям. Обратите внимание на то, как к нему тянутся дети, а детей обмануть невозможно, они сразу чувствуют его доброту. Архитектор и художник, отец Георгий украсил русскую землю семью храмами – светильниками Православия, восстановил несколько порушенных святынь. Он не только создал проекты этих прекрасных церквей, но и строил их с «первого камня», писал иконостасы. Храмы возведены на средства верующих, которые считают отца Георгия своим духовником, а это, ведь, тоже итог трудов нашего батюшки на ниве Православия».

Отец Георгий – настоящий духовник, гармонично сочетающий мудрую строгость и искреннюю любовь. Батюшка никогда не поучает и не отчитывает нас, как провинившихся школьников, не навешивает ярлыки, не посягает на право свободного выбора, дарованное Господом каждому человеку. Верующий получает не указание, а совет, помогающий ему сделать свой выбор.

Прихожанин Евгений: «Я попал в Смоленский храм случайно 7 лет тому назад и был удивлён, что длинную службу в храме отстоял легко, хотя в других церквях мне было это в тягость. Я стал постоянно посещать литургию в этом храме. Батюшка ненавидит грех, но любит нас, грешников, поэтому ему легко исповедоваться. На исповеди он порицает грех, но никогда не унижает человека. Приводя примеры из Святого Писания, он говорит о том, что человек грешен по своей природе, но с этим можно бороться при помощи молитвы. Отец Георгий – человек, одаренный Творцом многими талантами. Строгая простота Смоленского храма или роскошная красота церкви Святителя Луки не просто ласкают наш взор, но доносят до нас истину о Бессмертном Боге».

Бог есть любовь. Эта любовь – строгая отцовская любовь к нам, своим детям. Поэтесса Марина Цветаева говорила, что «любить – это видеть человека таким, каким его задумал Бог, и не осуществили родители». Отец Георгий любит людей именно так, искренне видя в них высокий замысел Божий, несколько повреждённый греховной земной природой. А мы, прихожане Смоленского храма, обращаемся к отцу Георгию с любовью и благодарностью за его труды и молитвы о спасении наших бессмертных душ: «Батюшка, мы молим Бога о Вашем здоровье, благополучии и спасении, готовы делить с Вами радость и горе, ведь «мы одним миром мазаны».

Помните о спасённой Господом жизни под горой пепла на месте сгоревшего храма? Это были уцелевшие в огне корни куста шиповника. Теперь это огромный цветущий куст при входе в Смоленский храм. Он, как терновник из Библии, «Неопалимая купина», не сгорел в огне, а возродился буквально из пепла, так же, как возродился к жизни для служения Богу наш храм.

На Крещение Господне, 19 января 2016 года от Р.Х., отпраздновали мы 75-летний юбилей протоиерея Георгия Трифоновского, настоятеля храма Смоленской иконы Божией Матери в селе Подолино Солнечногорского района Московской области.

И вдруг отца Георгия выводят за штат, приходит новый настоятель, а нам, прихожанам, рекомендуют подыскать другой храм. Но где же наша «Неопалимая купина», живой символ Смоленского храма? Новые прихожане «поработали» над ним: от огромного куста шиповника осталось несколько торчащих из мёрзлой земли палочек.
Но мы верим: придёт лето Господне, разрастётся и зацветёт наша «Неопалимая купина», и будет наш отец Георгий Почётным настоятелем Смоленского храма!

Раба Божия Елена Н.,
прихожанка Смоленского Храма
от 23.09.2017 Раздел: Май 2016 Просмотров: 694
Всего комментариев: 0
avatar