Добавлено: 27.11.2017

Нить судьбы

12 ноября 2017 года войдет в историю Калуги, и не будет преувеличением сказать, в историю нашей страны двумя важными событиями.

Во-первых, открытием памятника собирателю русских земель Великому князю Московскому, Государю всея Руси Иоану III (1440-1505) – мы знаем, что в 1480 году знаменитым стоянием на реке Угре близ Калуги Русь была освобождена от ига ордынских ханов.

И, во-вторых, принесением в Калугу дивного мироточивого образа иконы Божией Матери «Умиление» (Локотская), история которой теснейшим образом связана с Калужской землей.

Впервые Локотская икона «Умиление» замироточила 18 лет назад. Чудо засвидетельствовал архиепископ Мелхиседек (Лебедев), управлявший в то время Брянской епархией.

В 2003 году в празднование столетия прославления преподобного Серафима Саровского образ Пресвятой Богородицы «Умиление» из поселка Локоть Брянской области несли перед мощами преподобного во время величественного крестного хода из Сарова в Дивеево. С этого момента к иконе пришла всероссийская, затем мировая известность. Только в пеших крестных ходах икона прошла дорогами Беларуси и России, Украины и Молдавии, Абхазии и Приднестровья – около 14 000 км. Перед этой иконой молились верующие из Чехии, Словакии, Румынии, Болгарии, Италии, Грузии, Армении, Греции, Сербии, стран Прибалтики.


В историческом центре Калуги, на левом берегу Оки расположена Николо-Козинская церковь. Первоначально по описи 1626 года храм стоял на городской площади в крепости.На нынешнее место, в Козью слободку, он был перенесен в 1779. Сегодня в нем ежедневно проводятся Богослужения, а по воскресеньям и праздничным дням совершаются две Божественные Литургии. В отличие от других, этот храм действовал большую часть советского времени и, как внешне, так и внутренне, хорошо сохранился, став одной из неповторимых исторических жемчужин Калуги. Он особо почитаем старожилами, под его сводами привычно собираются несколько поколений калужан из самых отдаленных уголков города. Молитвенное обращение к Богу, нашему Создателю, становится нитью, связывающей времена и поколения. И где же почувствовать это лучше, чем не в древних стенах храма, глядя на иконы, перед которыми молились наши предки?

В общей летописи Русской Православной Церкви у истории каждого храма есть свои уникальные страницы. Удивительные события произошли и в Николо-Козинском храме. В шестом номере журнала “Православный Христианин” за 2002 год (издание Калужской епархии) сообщается, что 4 ноября в праздник Казанской иконы Божьей Матери произошло чудо: в Николо-Козинском храме замироточила икона преподобного Серафима Саровского! Одновременно с ней стали источать миро еще две иконы – храмовая икона Николая Чудотворца и икона блаженной Ксении Петербургской. Если на них миро выступает понемногу, то икона преподобного Серафима Саровского мироточит очень обильно. Поначалу миро истекало струями, и за три недели истекло более двух литров драгоценной жидкости ...

Подлинное Божие Чудо - это сокровенный дар верующей душе, явление Его милости к Своим детям - помощь, утешение, предупреждение или ограждение. История этого Чуда связана с прошлым потомственного калужанина Виктора Владимировича Ремизова, ныне иеромонаха Иосифа. В 1964 году пятнадцатилетний подросток Виктор жарким летом спешил к друзьям, на песчаный берег красавицы Оки. У стен Николо-Козинской церкви путь ему преградил нетрезвый мужчина средних лет с неожиданной просьбой купить небольшую, размером примерно 10 на15 см иконку. Виктор было отмахнулся и собрался продолжить свой путь, но его поразил жалкий вид просящего и он уже не задумываясь выгреб из кармана и отдал этому человеку небогатую мелочь, заботливо положенную мамой на мелкие расходы. В благодарность ему насильно сунули в руки иконку, от которой он пытался отказаться, но так и не смог. Когда вернулся домой, прежде чем спрятать иконку подальше, он обратил внимание, что она под стеклом, обрамлена тоненькой рамочкой из багета и с обратной стороны залеплена пластилином. Изображение же на иконке какого-то незнакомого дедушки ему ни о чем не говорило, да и не заинтересовало тогда, о Серафиме Саровском он ничего не знал. А сама мысль, что отныне его жизнь станет неизменно связана с этой иконой, показалась бы тогда невероятной. Семья жила в старинном частном доме дореволюционной постройки, по улице Тульской 86. Историческая печать времени, которую несут такие постройки, придает старинным улицам неповторимый колорит, а люди, поколениями проживающие в таких домах, хорошо знают свою родословную. Виктор не был исключением.

Его отец - Ремизов Владимир Степанович родился в 1926 году. В сорок первом году, когда немцы подступали к Калуге, он, пятнадцатилетний подросток, спасая коров, погнал их в Тулу, но по пути самолеты со свастикой безжалостно разбомбили стадо. Встреча с войной не испугала Володю, и в Туле, смело приписав себе три года, он добровольцем записался на фронт. Так начался его четырехлетний путь до Берлина, который он победно завершил девятнадцатилетним капитаном. 24 июня 1945 года пройдя жесткий отбор - учитывались не только подвиги и заслуги, но и вид, рост, все должно было соответствовать облику воина-победителя, - принял участие в параде Победы. Его грудь украшали орден Красной звезды, орден Отечественной войны второй степени, многочисленные медали. Послевоенный вал жестокого бандитизма капитан Владимир Ремизов встретил на передовой - в уголовном розыске родного города. Но сотрудник уголовного розыска - это не профессия, это призвание, потому что не считаться с личным временем, раскрывать убийства, разбои, грабежи, рискуя жизнью каждый день, может не каждый. Владимир Степанович смог. Дослужившись до звания подполковника он возглавил уголовный розыск, но, как и на фронте, не привыкнув прятаться за спины подчиненных, лично участвовал в самых опасных операциях.

Сколько же в Калужской земле монастырей, храмов, сколько святых она родила. Сколько достойных сынов Отечества воспитала! Здесь все дышит историей, освящено жизнью праведников. Вот одна из визитных карточек Калуги - бывший роскошный торговый дом купца-мецената Ракова Петра Степановича, украсивший центр Калуги в 1911 году. После революции 1917 года Петр Степанович добровольно отдал свой дом и ценности государству, а сам стал работать продавцом. Хотя его жизненный путь прервался в суровой Архангельской области, куда его выслали в 1932 году вместе с монахами Оптиной пустыни, память о нем живет в любимом калужанами магазине, который они, в память о его строителе, называют - Ракушка (с ударением на первом слоге). На этот магазин бандиты организовали налет. Зарезали сторожа и, решив, что уже никто не сможет им помешать, стали грабить ювелирный отдел. Но они просчитались, сотрудники уголовного розыска окружили преступников и после яростной перестрелки всех задержали. В этом бою Владимир Степанович был ранен в голову и в тяжелую битву за его жизнь вступили уже калужские врачи. Все решил один миллиметр - пулю с огромным трудом удалось извлечь, а вместо раздробленной кости черепа вставили пластину.

Дальше сражение за его жизнь продолжила любимая жена - Тамара Александровна Ремизова. Женщина удивительной судьбы, незаурядного мужества и необычайного милосердия. Потомственная калужанка, Тамара Александровна родилась в 1922 году, окончила медицинское училище и всю свою жизнь посвятила медицине. Практически всю войну, с 1942 года она работала в военно-санитарном поезде, в этом госпитале на колесах. Эти поезда связали медиков фронта и тыла, спасая жизнь миллионам раненых бойцов. Редкий рейс обходился без налета авиации или артобстрела. Случалось, что личному составу приходилось вступать в открытую схватку с врагом. Но настоящий ад человеческих страданий был внутри вагонов таких поездов. После жестоких сражений места хватало только тяжело раненым, и в отчетах графа «Всего поступило» делилась почти пополам между графами «Умерло» и «Доставлено в тыл». Медики утверждали, что тому, кто работал в военно-санитарном поезде, не страшно уже ничего. Войну Тамара Александровна закончила в Берлине, но еще три года Берлин был местом ее службы, только вместе с советскими солдатами она лечила и немецких. Вернулась в Калугу в 1948 году в звании подполковника медицинской службы, с орденом ВОВ 2-й степени, письменной благодарностью Верховного Главнокомандующего и множеством медалей. Она заслужила счастье, и любимый город помог ей найти свою родную вторую половинку, а в 1949 году в семье родился сын, Виктор, будущий иеромонах Иосиф.

Виктор мало чем отличался от своих сверстников, его биографию можно смело писать под кальку с миллионами судеб подростков советской поры. Окончил восемь классов среднеобразовательной калужской школы, прославленной тем, что в ней преподавал основатель космонавтики, верящий и теоретически доказавший, что человечество преодолеет силы тяготения и будет осваивать космос. После восьми классов устроился работать на автомобильную базу №9 учеником токаря, получил права водителя, а программу 9 и 10-го класса освоил в вечерней школе. В 1969 году был призван в армию, служба началась в соседнем городе Брянске, в воинской части, расположенной в Фокинском районе города, где молодые солдаты проходили учебный курс перед присягой. После присяги был отправлен в Москву, в учебный комбинат министерства обороны ЦУК 337. После трехмесячного обучения на командира отделения, как один из лучших курсантов, командованием был оставлен для помощи в организации процесса обучения. В последующем служил в Севастополе, принимал участие в секретной операции в одной из африканских стран. И неизменно, где бы он ни находился, с ним всегда была приобретенная в детстве, у стен калужской Николо-Козинской церкви икона Серафима Саровского. Почему же обычный советский парень, не верящий в Бога, разделяющий всеобщее комсомольско- патриотическое мировоззрение, всегда возил с собой икону? Может, это просьба родителей? Этот вопрос мы задаем непосредственно иеромонаху Иосифу, но он только разводит руками:
- Не знаю. Не помню. Полвека ведь прошло.

По опыту знаем, дальнейшие расспросы бесполезны. Что-то придумать или попытаться домыслить для достоверности отец Иосиф не станет. Невольно вспоминается из Евангелия: Иисус, увидев идущего к Нему Нафанаила, говорит о нем: вот подлинно израильтянин, в котором нет лукавства. (Ин 1,45-51) Характер отца Иосифа тоже позволяет утверждать: вот подлинно русский человек, настоящий калужанин, в котором нет лукавства. И, пожалуй, это главная заслуга родителей, воспитавших его - они не позволили времени наложить на него печать лукавства и лицемерия, не позволили исказить в его человеческом образе эту прекрасную черту, заложенную в первоначальную природу человека и так ценимую Создателем.

Навыки, полученные в армии, помогли Виктору найти работу гражданской профессии. В 1992 году в Калуге он женился на Наталье Николаевне Мурашкиной, и в 1994 году семья переехала на родину жены, в поселок Локоть Брянской области. Временно семья поселилась в доме мамы жены - Морозовой Евгении Федоровны, а рядом стали строить дом. Наталья Николаевна и ее мать оказались православными верующими людьми, духовными чадами почившего в 1981 году местночтимого уроженца здешних мест иеромонаха Мелетия. Где-то в 97 году Наталье Николаевне приснился сон: чтобы кого-то поддержать, кому-то сделать внушение о.Мелетий собрал всех своих оставшихся в живых духовных чад. Когда дошла очередь до нее, то она услышала:

- Хотя Виктора с вами сейчас нет, но он среди вас. Пока я не могу за него молиться такой же молитвой, как за вас, но так как вы полюбили его, он должен сделать следующее: поехать в Петербург в Иоанновский монастырь, где покоятся мощи святого Иоанна Кронштадтского, исповедоваться там и причаститься.
Причем батюшка сказал буквально следующее:

- Пусть исповедуется там, это я буду его исповедовать; и причастится, это я его причащу. И с этого времени буду молиться о нем как о своем духовном чаде.

Из-за круговорота мирских дел они смогли попасть в этот монастырь только спустя полтора года, и, почти сразу после возвращения, в доме началось мироточение икон. Сегодня об этом событии есть много информации в интернете, издана небольшая книжка, поэтому расскажем о неизвестных ранее фактах, связанных с Виктором Владимировичем. Тем более, что первое время, а точнее пять лет, до 23 апреля 2004 года, мироточение икон каким-то непостижимым сокровенным образом было связано именно с ним. Вот несколько примеров, свидетелями которых стали мы с женой.

Трапезная заполнена паломниками, входит припоздавший проголодавшийся Виктор Владимирович и сразу садится есть, потом неожиданно останавливается и с извинением обращается к окружающим:

- Я же не помолился!

Встает и начинает читать молитву перед вкушением пищи, и в этот же момент икона, освящающая трапезную, начинает обильно мироточить.

Был и такой случай. Издалека на автобусе приехала группа паломников. Почти все привезли с собой иконы, надеясь, что после молебна Господь в утешение и радость окажет милость и иконы замироточат. Но миро не сходит. Уже поздно, водитель автобуса нервничает, но люди не перестают надеяться и просят задержаться. Многие из них догадываются о сокровенной связи, которую Господь положил между этим Чудом и Виктором Владимировичем, и поэтому пытаются связаться с ним по телефону. Но телефон молчит, а Виктор Владимирович сейчас далеко, за сотни километров - в Калуге, потому что всегда, когда подступает болезнь и ему плохо, он возвращается на свою малую родину. Неожиданно всех накрывает волна благоухания, и все иконы начинают мироточить. Тут же сообщают, с Виктором Владимировичем связаться не удалось, но дозвонились до водителя, который только что выехал из Калуги и везет его, больного в Локоть.

Однажды мы с женой задержались и заглянули в пристроенную к дому часовню, в которой находится Локотской образ Божией Матери «Умиление». Было поздно, все паломники уже разъехались, в часовне находился Виктор Владимирович, который, не заметив нас, продолжал начатую работу. Невольно перед нами раскрылся другой Виктор, которого мы не знали. Это был бесконечно одинокий человек, который со слезами благоговения на глазах, как самую большую в его жизни драгоценность украшал образ Богородицы, чистил подсвечники, убирал пол. Казалось, что весь смысл его жизни и все человеческое счастье сейчас было заключено в его работе. Заметив нас, он сильно смутился, потом, придав лицу привычное выражение, стал ворчливо оправдываться: вот приехали, уехали, а теперь все надо снова привести в порядок.

В 2003 году, в год столетия прославления преподобного Серафима Саровского, мироточивая Локотская икона Божией Матери «Умиление» участвовала в крестном ходе Курск-Дивеево. Тогда еще практически ни у кого не было опыта длительных переходов. Решение руководителя о том, что если кто-то пропускал более двух переходов, то лишался права идти дальше, казалось неоправданно жестоким. Даже здоровые, сильные мужчины, не стесняясь, плакали, когда из-за разбитых в кровь ног не могли идти дальше. Хранитель иконы Виктор Владимирович, старался никого не бросать и набивал свой полуразбитый автомобиль «Волга» такими людьми. Из-за этого у него возник конфликт с руководителем крестного хода, но на выдвинутые в свой адрес обвинения он ответил:

- Вам дают пожертвования, идите в аптеку, покупайте лекарства, помажьте людям раны, а главное, не считайте себя вправе решать, кто достоин идти дальше, а кто нет. Богу не жертва наша нужна, а милость!

Позже, в конце крестного хода, когда архиереи торжественно внесли святые мощи в закрытый город Саров, оказалось, что монашествующих, которые как самые достойные должны были их принять, в этот момент по какой-то причине на месте не оказалось. И в этот самый кульминационный момент празднества святые мощи преподобного приняли в свои руки братья из Курского крестного хода. За два месяца они так сильно поистрепались и заросли, что на фоне общего благочиния их приняли за бомжей, и они отчетливо слышали, как сотрудники охранных структур лихорадочно переговаривались по рации: “Откуда взялась эта публика? Что за бомжи несут мощи? Их тут не должно быть... кто отдал распоряжение?”. А крестоходцы уже не сомневались, что это распоряжение – Божие. Среди тех, кто удостоился этой великой чести, оказались и те, кто остался в крестном ходе благодаря Виктору Владимировичу. Локотская же икона Божьей Матери “Умиление” оказалась на самом почетном месте, перед мощами преподобного Серафима Саровского и прошла величественным крестным ходом Саров - Дивееево, подобного которому, по масштабу и значению, не было за последние 100 лет русской истории.

В апреле следующего, 2004 года Локоть посетила комиссия по описанию чудесных знамений, происходящих в Русской Православной Церкви. Так как я, по просьбе Натальи Николаевны, связывался по интернету с секретарем комиссии, мы с женой оказались причастными к подготовке и организации их приезда. Для Виктора Владимировича и Натальи Николаевны это был очень ответственный и волнующий момент. Дело в том, что события, не укладывающиеся в привычные рамки, всегда порождают много слухов и домыслов. Например, когда мы брали благословение у брянского священника на свою первую поездку в Локоть, он настойчиво просил обратить внимание на хрустальные шарики в люстре, потому что они могут быть накачаны некой благоухающей жидкостью, а о Викторе Владимировиче ходили слухи, что он изменил конструкцию пылесоса и теперь может распылять вязкую жидкость. Поэтому приезд комиссии воспринимался, в первую очередь, как возможность защититься от подчас унизительной клеветы. Мы выписали основные признаки, по которым православные эксперты прочертили границу между истинными и ложными чудесами и стали их анализировать. Но первый же пункт - истинное чудо не должно быть связано с одним человеком - привел нас в замешательство. Тем более, что как раз относительно недавно появились видеоматериалы о посещении Локотской иконы Божьей Матери “Умиление” женского Снетогорского монастыря Рождества Пресвятой Богородицы в Пскове, где монахини подробно на камеру рассказывали, что именно с появлением Виктора они начинали чувствовать благоухание и на иконах замечали миро.
Тогда иконы мироточили по внешней стороне стекла, и второй пункт нашего списка просто подводил итог окончательного обвинительного приговора, ведь он гласил: ложное чудо отличается мироточением по внешней стороне стекла. Поэтому, так как каждый из нас, соприкоснувшись через это Чудо с Божием милосердием и любовью не сомневался в его истинности, то мы обратились к Вседержителю: «Господи, Ты же видишь, что пишут богословы о канонах чудесных проявлений, Ты же Сам заповедовал соблюдать и законы, людьми положенные. Помоги нам ...»

Если в поисковике интернета набрать ключевые слова <чудеса Локоть> то откроется достаточно много информации, в которой будет непросто найти необходимую, поэтому приведем конкретный адрес с видеоматериалами этой комиссии: www.youtube.com/watch?v=LXiBwk1ae5A.

В состав комиссии входили доктор физико-математических наук А.В.Московский, профессор П.В.Флоренский и настоятель Никольского храма села Лямцино протоиерей Александр Трушин. В присутствии комиссии иконы впервые замироточили не только по внешней стороне стекла, но и по внутренней, и по самим образам. Многочисленные пробирки для забора проб миро были заполнены сразу, а когда протоиерей Александр Трушин для прихожан своего храма наполнял сосуд, то мироточение из небольшой бумажной иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша» наполнило его объем с миллиметровой точностью. Хотя лично для него главным подтверждением истинности этого чуда стало не мироточение икон, а его отсутствие. Правда, рассказал он об этом только через год на Рождественских чтениях:

- Положил я икону Николая Чудотворца и дерзнул, грешный, обратиться к Господу: « Господи, если это Твоя воля, то пусть одна икона, моя, останется сухой!».

Ну а для всех нас тогда единственная немироточащая икона вызвала недоумение. С этого дня изменился характер мироточения икон и перестала существовать видимая связь мироточения с присутствием Виктора Владимировича.

Калужская икона Серафима Саровского, с которой судьба связала Виктора в детстве, мироточила в Локте с 1999 года. В 2002 году к нему во сне обратилась монахиня:

- Скоро ты поедешь в Калугу. Отвези туда икону Серафима Саровского, которую ты купил на паперти храма, где тебя и крестили.

По этому случаю в Брянске был заказан киот, и к празднику Казанской иконы Божией Матери Виктор Владимирович повез икону в Калугу, в Николо-Козинский храм. Попал в церковь он к концу богослужения и обратился за помощью в свечной ящик. О его приезде никто предупрежден не был, поэтому был удивлен, услышав в ответ:

- А вас ждут, пройдите в алтарь.

В алтаре, перед престолом, стоял на коленях низко опустив голову священник. Не зная, что до престола дотрагиваться нельзя, Виктор поставил на него икону, а рядом оставил записку c разъяснением, откуда она привезена. Сообщив только, что привез икону, которую приобрел в детстве у стен храма. Священник, не поднимая головы, ответил:

- Это мне в утешение.

После этого Виктор вышел из храма и отравился в обратный путь, в Локоть. И только гораздо позже узнал, что у настоятеля храма, протоирея Михаила Бондаря, которому он передал икону, накануне в автокатастрофе погиб сын.

В 2005 году Виктор Владимирович принял монашеский постриг с именем Иосиф. С 2013 года он иеромонах архиерейского подворья в честь иконы Божией Матери «Умиление»( Локотская). Это подворье находится в Хомутовском благочинии Железногорской епархии Курской митрополии. Помимо монастырских служб, по благословению правящего архиерея, преосвященного епископа Вениамина, каждую субботу, в 12 часов дня он служит молебны о недужных в городе Железногорске, в епархиальном храме Покрова Пресвятой Богородицы.
Так удивительно трогательно в ткань человеческих судеб Господь, через икону Серафима Саровского, вплел нить Своей любви и милосердия. И хотя нам видна лишь изнанка этого небесного узора, и мы не можем видеть картину в целом, судьба иеромонаха Иосифа приоткрывает ее красоту и таинственность.
от 18.12.2017 Раздел: Ноябрь 2017 Просмотров: 630
Всего комментариев: 0
avatar